Правовое сознание и правовое государство

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования Российской Федерации

Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова

Кафедра философии

РЕФЕРАТ

На тему: «Правовое сознание и правовое государство«

Выполнил:

аспирант кафедры «Аудит»

I-го года обучения

Каланов А.Н.

Москва 2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • ВВЕДЕНИЕ 3
  • 1. КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА 5
  • 2. ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА 9
    • 2.1. Понятие, свойства и функции правосознания 9
    • 2.2. Классификация видов правосознания и формы его деформации 11
    • 2.3. Структура правосознания 14
    • 2.4. Правовая культура и правовая активность. Правовое воспитание 16
    • 2.5. Место и роль правосознания и правовой культуры в формировании правового государства 18
  • 3. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОСОЗНАНИЯ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ 21
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ 24
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 26

ВВЕДЕНИЕ

Предмет философии права, как и большинства других дисциплин и отраслей знания, является объектом постоянных методологических научных изысканий и дает почву непрекращающимся дискуссиям. Это обуславливается политическими и социальными особенностями исторического контекста, предъявляющего свои требования к философии права, а также развитием философии и смежных в данной случае с ней наук. Так, если в концепции Гегеля «философская наука о праве имеет своим предметом идею права — понятие права и его осуществление» («Философия права», 1820), то наш современник проф. С. С. Алексеев полагает, что в основе философии права лежит изучение «права в жизни людей, в человеческом бытии» и, таким образом, философия права как научная дисциплина «призвана дать мировоззренческое объяснение права, его смысла и предназначения, обосновать его под углом зрения сути человеческого бытия, существующей в нем системы ценностей» [1].

Кроме того, как и в любой другой науке, предмет философии права во многом определяется авторской концепцией видения ее целей и задач на том или ином этапе, например, В. С. Нерсесянц считает, что под предметом философии права следует понимать «право в его различении и соотношении с законом» [15].

Следует заметить, что само понятие философии как «любви к мудрости» на практике потеряло свое первоначальное значение практически уже с самого момента своего возникновения: наука как одна из высших форм деятельности не может существовать ради науки. Еще К. Маркс отмечал, что философы призваны не объяснять мир, а изменять его Это замечание, как и все, что связано с этим ученым, сейчас приводится в литературе преимущественно с негативной окраской — в контексте небезызвестных последствий реализации на практике его доктрины — и, на взгляд автора, совершенно безосновательно: опасно повторять свои же ошибки исторического максимализма (разрушая старый мир «до основанья» и лишь затем обдумывая строительство нового). В настоящее время исследования — практические исследования — в области философии права являются объективно назревшей, можно даже сказать, выстраданной, потребностью российского общества. Социальные, культурные и правовые проблемы в России достигли высочайшего уровня, что, на взгляд автора, требует мобилизации усилий всех научных кругов. Возможно, что в условиях развития таких отраслей науки, как правоведение, психология и социология, достигающего иногда чуть ли не борьбы за сферы влияния, решающую роль при этом сыграет именно философия права, призванная осуществлять рефлексию над правом в самом широком социально-культурном и культурно-историческом контексте.

Одними из главных задач науки в целом и философии права в том числе являются на данном этапе развития страны изучение уровня правосознания граждан и механизма влияния на него, укрепление позитивного права, формирование правовой идеологии России, и, в конечном счете — формирование правового государства.

В советское время понятия «правосознание» и «правовое государство» находились преимущественно за рамками научных исследований в силу того, что под правом понималось «возведенная в закон воля господствующего класса», а функция реализации это воли приписывалась исключительно «принудительной силе государства» [21]. Официальное отношение советской правовой и идеологической доктрины непосредственно к термину «правовое государство» было сформулировано Л. М. Кагановичем в 1930 году: «мы отвергаем понятие правового государства даже для буржуазного государства… Понятие „правовое государство“ изобретено буржуазными учеными для того, чтобы скрыть классовую природу буржуазного государства… Конечно, все это не исключает закона. У нас есть законы. Наши законы определяют функции и круг деятельности отдельных органов государственной власти. Но наши законы определяются целесообразностью в каждый данный момент» (цитата по [4]).

Вместе с тем, сказанное характеризует лишь отношение к самому термину «правовое государство». Не случайно даже в Конституции СССР 1977 года это понятие избегалось — СССР определялся как «развитое социалистическое общество», «общество подлинной демократии». В то же время, в эпоху т.н. «оттепели» произошла переориентация правовой идеологии, и для научной мысли конца 60-х — 70-х годов (Кудрявцев В.Н., Лукашева Е. А., Фарбер И. Е. и др.) была характерна определенная интенсификация исследований особенностей правосознания, правовой культуры и правового воспитания советского общества и граждан.

Более того, если быть объективным, то следует признать, что многие идеи, лежащие в концепции правового государства, в советскую эпоху не игнорировались, а были реализованы, оставаясь интегрированными в концепцию общества развитого социализма. Это касается надлежащего правопорядка, высокой степени социальной справедливости, стабильности, обеспечения многих прав и свобод советских граждан — всего того, что было впоследствии утрачено в процессе принятия радикальных шагов по созданию «правового государства». Именно ввиду того, что таких характеристик не хватало и не хватает российской системе, современная правовая система на взгляд автора, стала не намного ближе к идеалу правового государства, чем предшествовавший ей строй, несмотря на то, что в действующей Конституции Р Ф Россия провозглашена «демократическим федеративным правовым государством».

В постсоветскую эпоху был провозглашен курс на создание правового государства, но правовые реформы и на этот раз не учитывали особенности правосознания граждан, сформировавшиеся за долгое время. Новая идеология не укладывалась в полной мере в социальную и правовую психологию россиян, что в условиях радикальных реформ привело к кризису социальной сферы, политической нестабильности, разрыву идеологической и нравственной преемственности между поколениями, правовому нигилизму.

Вместе с тем, правовые, политические и социальные реформы продолжаются, и поэтому остается актуальным изучение и практическое применение теории правосознания и правовой культуры с целью совершенствования правотворческого и правореализующего процессов, установления законности и правопорядка, обеспечения прав человека, формирование гражданского общества и правового государства.

КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

Концепция правового государства имеет свою богатую историю. Исследование принципов правового государства началось еще в античности, что было связано с усложнением политических и правовых отношений. В зависимости от особенностей индивидуального и общественного правосознания древние мыслители или обращались больше к роли неотчуждаемых прав личности и необходимости их защиты государством (Протагор, Ликофрон), или исследовали преимущественно организационную и правовую структуру государственной власти с целью ее усовершенствования на справедливой основе (Платон, Аристотель, Полибий, Цицерон).

Средневековое государственное устройство не имело ничего общего с правовой государственностью, однако в то время появилось понятие божественного, священного закона, которое впоследствии легло в основу естественного права. В Эпоху Возрождения была заложена основная тенденция дальнейшего развития права — внимание к человеку, личности, принцип антропоцентризма. Все это стало предпосылками развития идеи правового государства.

Наиболее активно концепция правового государства впервые стала развиваться французскими мыслителями (Монтескье, Руссо, Вольтер, Дидро), которые исходили из важности законности в обществе, ограничения всевластия государства (принцип разделения властей) и наличия неотъемлемых естественных прав личности.

В немецком идеализме Канта, Фихте и Гегеля концепция правового государства получила основательную, фундаментальную проработку. Теория государства и права в результате их работ была поднята на новый уровень, и уже в полной мере образовалась как наука философия права. Концепция правового государства стала занимать важное место не только в исследованиях ученых-правоведов, но и, получив реальную политическую силу, стала определять политические платформы целых политических партий и движений, составила центр противостояния течений либерализма и этатизма, либерализма и консерватизма. Как показала история, наиболее жизнеспособными оказались тезисы либерального движения (Смит, Милль и др.): равенство всех перед законами, верховенство прав и свобод личности, конституционное ограничение политической власти, разделение властей, невмешательство государства в частную сферу, развитие частной собственности и свободной конкуренции, — и, как видно, многие из них легли в основу современной концепции правового государства.

Не смотря на объективные ограничения и трудности, свой вклад в развитие идеи правового государства, имеющий самостоятельное научное значение, успели внести и российские ученые-правоведы конца 19-го — начала 20-го века: Б. Н. Чичерин, П. И. Новгородцев, Б. А. Кистяковский, B.C. Соловьев, Г. Ф. Шершеневич и многие другие. Для этого периода характерно представление об этической природе права, и в зависимости от особенностей понимания ими природы права были сформированы целые философско-правовые школы: социологическая (С.А. Муромцев), позитивная (Н.М. Коркунов), психологическая (Л.И. Петражицкий) и др.

В современной концепции правовое государство основывается на органичном признании прав и свобод гражданина в их взаимосвязи с требованиями общества, оно призвано обеспечить не просто правопорядок, но справедливый правопорядок, система органов власти в таком государстве основана на признанной необходимости разделения полномочий, в нем существуют действенные процедуры контроля обществом за эффективностью действий власти.

Современные российские ученые определяют правовое государство, прежде всего, как государственно-организованное общество, в котором основные права и обязанности, свободы и ответственность человека высоко чтятся и защищаются конституцией (законодательством), институты публичной власти легитимны и легализованы, в котором существует разделение властей и независимость суда [13].

В соответствии со статьей 1 Конституции Р Ф (принятой на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) Российская Федерация есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. В Конституции Р Ф закреплены основные права и свободы человека, и они объявлены высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства (ст. 2). Государственная власть согласно Конституции Р Ф осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны (ст. 10).

Таким образом, формально необходимые качества правового государства налицо. Вместе с тем, по мнению автора, в российской правовой действительности Конституция Р Ф представляет собой не закон высшей юридической силы, имеющий прямое действие (п. 1 ст. 15), а, к сожалению, лишь носящий общий характер перечень декларативных норм, идеал, к которому, с точки зрения большинства субъектов права, в общем-то, и не обязательно стремиться.

Обоснуем свое мнение конкретными примерами, рассмотрев основные признаки правового государства.

Принципиальным признаком правового государства является верховенство закона (права). Под верховенством права (закона в общем смысле) понимается, прежде всего, безусловная обязанность всех субъектов права: как рядовых граждан и организаций, так и органов государственной власти и их представителей — подчиняться духу и букве закона. В правовом государстве признаются равными перед законом и судом как рядовой гражданин, так и должностное лицо, облеченной властью.

Положения Конституции о правах и обязанностях граждан выступают как общеобязательный правовой стандарт и требование к правовому качеству позитивного права в целом, к организации и деятельности всего государства, всех ветвей государственной власти и должностных лиц. По мнению Нерсесянца В. С. [14], именно в этом «общерегулятивном значении конституционные положения о правах и свободах человека и гражданина являются наиболее важными и, в конечном счете, единственным настоящим критерием наличия или отсутствия, соблюдения или отрицания права вообще, критерием правового характера действующего законодательства (законов и всех других источников позитивного права) и правового характера государства».

В современной России правовой нигилизм затронул не только и, может быть, не столько Правосознание рядовых граждан во многом определяется представляемым и действительным правосознанием представителей органов государственной власти: правовая культура личности невозможна без правовой культуры власти. граждан, сколько органы государственной власти: практически всех ее уровней и структур. Массовое неисполнение законов исполнительной властью не требует никаких пояснений и примеров. Даже законодательная власть не выполняет ею же установленные императивные правила нормотворчества (пример — порядок изменения налогового законодательства, определенный Налоговым кодексом, за несколько лет его действия был нарушен самими законодателями уже несколько десятков раз). Зачастую к праву относятся лишь как к средству политической игры, одной из форм политической рекламы (пример, предвыборные пакеты указов президента в 1996 году, масса социальных законов при отсутствии действительного финансирования бюджетом их реализации).

С другой стороны, под верховенством закона также иногда понимается приоритет Конституции над всей совокупностью нормативных актов (Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации — п. 1 ст. 15). Отношение представителей исполнительной власти к этому вопросу также известно, например, налоговый инспектор руководствуется, прежде всего, ведомственной инструкцией, а не законодательством и уж тем более не Конституцией, которая представляется ему лишь мифологией правовой жизни. О степени соблюдения Конституции Р Ф законодателями говорят также сотни решений Конституционного Суда Р Ф в отношении несоответствия тех или иных законов Конституции, принимаемые ежегодно (и это при том, что КС РФ принимает к рассмотрению лишь десятую часть исковых заявлений и ему подведомственны только законы, но не иные нормативные акты, соответствие Конституции которых никем не рассматривается).

Другим изначальным признаком правового государства является защита прав, свобод и законных интересов граждан, эффективное восстановление в правах. Вопросы соблюдения этих изначальных прав постоянно поднимаются даже в тех государствах, которые общепризнанно приближаются к правовым, и Россия не стала счастливым исключением. Постоянные нарекания вызывают проблемы соблюдения равенства граждан перед законом и судом, угрожающие масштабы в последнее время принимает расовые, межнациональные и межконфессиональные конфликты, осужденные лишаются права на жилище, что еще более усугубляет социальную напряженность, негативные последствия реформ ставят под сомнение само достоинство личности — можно утверждать, что ни одно из прав граждан, продекларированных Конституцией Р Ф, так и не было в полной мере обеспечено.

Разделение властей как основной принцип государственного устройства также реализован в Российской Федерации не в полной мере. Президент Р Ф оказывает существенное давление на исполнительные органы власти, имеет существенные законодательные полномочия, принадлежащие ему единолично, без согласования с номинальной законодательной властью (т.н. «указное» право). Федеральное Собрание нередко делегирует исполнительным органам власти законодательные полномочия, принимая т.н. «рамочные законы» (например, до недавнего времени было широко распространено введение новых налогов, ставки которых определяются Правительством РФ).

Независимость суда, продекларированная в Конституции Р Ф, в которой, безусловно, достигнуты определенные успехи, также иногда вызывает сомнение. Речь идет о ряде дел, откровенно решенных в пользу государства в последнее время КС РФ, ВС РФ и ВАС РФ, об известном феномене влияния региональных властей на региональную судебную систему (т.н. «телефонное» право). Кроме того, у ряда специалистов вызывает сомнение возможность независимости суда в отношениях с государственными органами в условиях финансирования судебной системы самим государством.

Важным признаком правового государства является принцип взаимного контроля. Это одно из самых слабых место в любом государстве, претендующем на роль правового, поскольку его организация вызывает объективные сложности. Еще М. Каддафи заметил, что демократия является формальным выражением прав народа, выборы и референдумы на практике позволяют сделать выбор лишь «из того, что предложено», а не «того, что нужно». В России контроль за государством со стороны граждан также осложняется особенностями правосознания (как историческими, так и образовавшимися за годы реформ) и невысокой правовой активностью — тогда как высокая правовая активность и развитое гражданское правосознание также являются важнейшими предпосылками и признаками правового государства, о чем писал еще И. Кант.

Существуют и другие признаки правового государства, такие как гласность права и приоритет международного права. Они также предусмотрены в Конституции Р Ф, и в их реализации также существуют проблемы. Вместе с тем, на взгляд автора, необходимо придерживаться позитивного, оптимистического взгляда на будущее становления правового государства в России, для чего есть некоторые основания. Существуют определенные положительные тенденции во всех отраслях права, и фактов, положительно характеризующих правовую систему России, можно привести не меньше, чем автором было приведено ранее отрицательных. «Приближение», а не «достижение» — вот что, на взгляд автора, характеризует процесс становления правового государства: не столько факты и результаты, сколько тенденции. Формирование структуры общегосударственной правовой культуры и оптимизация некоторых ее элементов, постепенная адаптация правосознания и зарождение правовой активности граждан — все это является предпосылками для дальнейшего приближения к воплощению концепции правового государства.

1. ПРАВОСОЗНАНИЕ И ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА

1.1. Понятие, свойства и функции правосознания

Правосознание является одной из форм общественного сознания, содержащей взгляды и убеждения, идеи и традиции, то есть совокупность мысленных и чувственных оценок, которые относятся к праву и связанным с ним явлениям. Правосознание представляет собой объективное непреходящее явление, свойственное любой правовой системе, любому политическому устройству общества, организованного в государство, при этом от их вида непосредственно зависит его уровень, а от его уровня непосредственно зависит их перспектива.

В правосознании отражается не только позитивное право, но и история и тенденции развития права в целом, а в условиях современной глобализации в немалой степени и правовые явления других обществ. Кроме того, правосознание взаимообуславливается не только с действительным, но и с желаемым правом. Поэтому существенная особенность правосознания заключается в том, что оно не только отражает окружающую правовую действительность, но и активно — прямо и косвенно — участвует в ее формировании и реализации. По большому счету, уровень развития права на конкретном этапе не может быть выше уровня развития правовой культуры и массового правосознания, поскольку они составляют его основу.

В различных теоретических учениях сущность правосознания выявлялась посредством подчинения его идее, главенствующей в той или иной концепции: характеристике права в его позитивистском понимании, классовой структуре государства в марксистской концепции, понятию социальной справедливости в естественно-правовом подходе и т. д.

На взгляд автора, такие подходы правомерны не при толковании сущности, а при анализе факторов, влияющих на конкретный уровень развития и характеристику правосознания — и только в совокупности и взаимодействии. Правосознание обуславливается как общими факторами: особенностями государственного устройства и правовой идеологии государства, политической обстановкой в стране и в мире, экономической ситуацией и т. д., так и индивидуальными: уровнем культуры субъекта, его классовым положением, благосостоянием, религиозными взглядами и т. д. Правосознание взаимосвязано и взаимодействует с политическим сознанием, моралью, искусством, религией, философией, наукой. Принципиально важно также не только текущее состояние этих факторов, но и историческое их развитие, а также его ожидаемые перспективы. По мнению автора, все эти факторы в перспективе имеют равновеликое значение и влияние на особенности правосознания и лишь в отдельные периоды под влиянием социальных, культурных, политических и т. п. воздействий один или несколько из них занимают преимущественное значение, становятся движущей силой права и могут характеризовать правовое устройство.

Из российских ученых, занимавшихся разработкой концепции правосознания, следует, по мнению автора, выделить, прежде всего, И. А. Ильина (1882−1954), хотя его концепция правосознания и отличается от широко распространенного понимания правосознания как рефлексии закрепленных в законодательстве правовых норм. В работах этого русского философа и правоведа правосознание выступало как важнейшая категория права. Поскольку мировоззрение этого ученого сформировалось в императорской России, то согласно его концепции здоровое правосознание российского общества неминуемо приведет — или должно привести — к реставрации монархии в стране. «Республику, все равно — унитарную или федеративную, мы не считаем государственною формою, способною восстановить Россию, дать ей творческую свободу и культурно-духовный расцвет» — писал он. Вынужденный к эмиграции, И. А. Ильин имел возможность анализировать политическое и правовое состояние в современном ему Советском Союзе. В 50-е годы он писал об антиправовом характере тоталитарного режима в стране, являющимся «социально-гипнотической машиной», о подавлении правосознания. «Правовое государство покоится всецело на признании человеческой личности — духовной, свободной, полномочной, управляющей собою в душе и в делах, т. е. оно покоится на лояльном правосознании. Тоталитарный режим, напротив того, покоится на террористическом внушении» [9].

Если абстрагироваться от политического аспекта его учения, не являющегося предметом нашего исследования, то с большинством его выводов относительно роли уровня правосознания в становлении правового государства можно, на взгляд автора, согласиться. По мнению И. А. Ильина, правосознание является «естественным чувством права и правоты», а «человек, имеющий здоровое правосознание, — есть свободный субъект прав; он имеет волю к лояльности (законопослушанию), он умеет блюсти и свои, и чужие полномочия, обязанности и запретности; он есть живая опора правопорядка, самоуправления, армии и государства».

Таким образом, И. А. Ильин указывал на естественный характер происхождения правосознания, и так как цель права в его концепции состоит «прежде всего в том, чтобы сделать возможным мирное сожительство людей» [10], то он подчеркивал непреходящую социальную, культурную и политическую ценность правосознания.

Рассмотрим остальные ключевые свойства правосознания и его особенности как одной из форм общественного сознания (помимо нравственного, национального, религиозного и т. п.):

ь Правосознание находится во взаимодействии с другими формами общественного сознания, моралью, политическими взглядами, они являются относительно взаимообусловленными.

ь Правосознание характеризуется устойчивостью и преемственностью.

Правосознание представляет собой довольно инертный механизм: для него характерно сопротивление новым идеям и принципам, для преодоления прочно вошедших в сознание правовых взглядов и предрассудков требуется гораздо больше времени, чем для обновления нормативно-правовых актов. Практика показывает, что даже при самой бюрократизированной схеме организации законодательного процесса трансформация системы позитивного права (законодательства как такового) может осуществляться в сравнительно более короткие сроки, нежели изменение уже сформировавшегося правового сознания.

Как пишет В. В. Сорокин, правосознанию «присуща некоторая константа, которая при всех изменениях экономики и политики воспроизводит некий тип отечественного правового мышления» [18]. Это свойство правосознания является одновременно и негативным, и положительным с точки зрения задачи реформирования правовой сферы. С одной стороны, инертность правосознания является фактором, тормозящим реализацию правовых реформ в правоприменительной сфере. С другой стороны, устойчивость и преемственность правосознания является стабилизирующим фактором, нивелирующим неблагоприятные последствия значительных колебаний в правовой сфере, характерных для переходных периодов.

ь Правосознание касается не только реализации правовых норм в общественной жизни, но и процесса их создания.

Правосознание не ограничивается правоприменительной сферой — оно активно воздействует на процесс нормотворчества (с эффективностью, зависящей от уровня развития правовой системы государства). Кроме того, следует помнить и о том, что у законодателя также есть свое правосознание. Как правило, оно по объективным и субъективным причинам отличается массового правосознания, что в значительной степени обуславливает трудности в правовой сфере. Здоровое правосознание представителей власти рассматривалось И. А. Ильиным в качестве необходимого условия создания правового государства. В его концепции идеальная государственная власть выступает в роли творца и хранителя позитивного права, в основу которого ли-шенным недугов правосознанием властвующего положено естественное право.

ь Особенность правосознания выражается также в способе вынесения суждений относительно явлений общественной жизни.

Для правосознания характерно осознание правовых явлений посредством специальных юридических понятий и категорий, таких как правомерность и неправомерность, правонарушение и юридическая ответственность, правоотношение и законность и т. п. Специфика правовой сферы требует от правосознания более четкого и однозначного вынесения суждений, чем это допустимо в других формах общественного сознания.

Выделяется три основные функции правосознания как направления его взаимодействия с общественными отношениями: гносеологическая, регулятивная, и оценочная.

Гносеологическая (познавательная) функция правосознания заключается в том, что посредством сознания субъект права (индивид, группа, общество в целом) приобретает знания (и на эмпирическом, и на научном или идеологическом уровнях) о явлениях в окружающей правовой действительности.

Оценочная функция связана с формированием у субъекта отношения к отражаемой правовой действительности: как психологического (на уровне правовой психологии), так и рационального (на уровне правовой идеологии).

Регулятивная функция правосознания двойственна. С одной стороны, она заключается в том, что субъект, пропуская окружающую действительно через призму своего правосознания, определяет конкретный вариант своего правового поведения в той или иной ситуации. С другой стороны, правосознание выступает в качестве относительно самостоятельного правообразующего фактора, являясь источником правовых идей, требующих закрепления в позитивном праве.

Иногда в теории права функции правосознания условно делятся на две категории. Это, во-первых, внешние или социальные функции, которые характеризуют основные направления и способы взаимодействия правосознания с окружающей правовой действительностью. И, во-вторых, это внутренние функции или функции механизма правосознания, где под механизмом правосознания понимается специфическая система обработки поступающей правовой информации и формирования правового поведения.

1.2. Классификация видов правосознания и формы его деформации

Правосознание представляет собой довольно объемную и многозначительную категорию, отдельные его особенности в теории и на практике могут существенно отличаться в зависимости от субъекта правосознания, от точки зрения, с которой проводится анализ. Это приводит к необходимости классификации видов правосознания для конкретизации понятий в исследованиях.

Основными применяемыми критериями видов правосознания являются: субъекты правосознания, его уровень, направленность и степень осознанности.

1. По уровню (глубине) отражения правовой действительности правовое сознание классифицируется на следующие виды:

ь Научное (теоретическое) правосознание характерно преимущественно для исследователей, научных работников, занимающихся концептуальными вопросами правового регулирования общественных отношений и, в частности, формированием (разработкой) правовой идеологии общества.

ь Профессиональное (специализированное) — характерно для профессиональных юристов, занимающихся практической деятельностью. Относительная близость этого слоя общества к вышеуказанному (характеризующемуся теоретическим правосознанием), возникшая в процессе профессионального образования, приводит, как правило, к доминированию правовой идеологии в таком типе правосознания. Впрочем, такое влияние не абсолютно ввиду важности психологической составляющей особенностей собственного профессионального опыта, а также тесного взаимодействия с представителями следующего слоя.

ь Обыденное (житейское, эмпирическое) — присуще, как правило, прочим представителям гражданского общества, основной массе людей. Этот тип правосознания формируется на базе повседневной жизни граждан в сфере правового регулирования и характеризуется знанием общих принципов права в их тесной связи с нравственными представлениями (о правах, обязанностях, справедливости и т. п.) и конкретным правовым опытом, соответственно в силу объективных причин основная роль в становлении и развитии такого типа правосознания отводится правовой психологии.

2. По субъектам правовое сознание классифицируется на следующие виды:

ь Индивидуальное — правосознание индивида, гражданина как члена общества, которое складывается под влиянием как внутренних (индивидуальных особенностей субъекта), так и внешних факторов, в т. ч. в немалой степени группового и общественного правосознания.

ь Групповое — представляет собой специфические особенности правовых представлений и чувств тех или иных явновыраженных социальных групп, групп по образовательному, профессиональному признакам. Кроме того, особо выделяется так называемое массовое правовое сознание, характеризующее особенности правосознания групп нестабильных объединений граждан, сплоченных на сравнительно более временной основе, но индивидуализирующих себя как группу и влияющих друг на друга.

ь Общественное — правосознание макроколлективов, выделяемых, как правило, на региональной основе, в историческом или национальном контексте. В общественном сознании более явно видна преемственность его содержания с далеким и недалеким прошлым, а также основные перспективы его трансформации. В условиях стремления создать правовое государство, характеризующееся преимущественным вниманием к человеку, а не обществу, т.н. персонализации, важно осознавать, что общественное правосознание является не самостоятельным и самодостаточным сознанием, а совокупным усредненным сознанием, воспроизводимым и, в той или иной мере, изменяемым сознанием множества индивидов — членов этого общества, каждый их которых представляет для него неизмеримую ценность.

3. По направленности правовое сознание классифицируется на следующие виды:

ь Ретроспективное

ь Адекватное

ь Перспективное

Как уже отмечалось ранее, конкретные характеристики правосознания обуславливаются не только действующей правой системой, но и историческим правовым опытом, ожидаемыми и (или) желаемыми перспективами ее развития, что в зависимости от степени влияния того или иного аспекта и формирует классификацию видов правосознания по его направленности.

4. По степени осознанности правовое сознание классифицируется на следующие виды:

ь С преобладанием сознательного

ь С преобладанием бессознательного

Данный критерий классификации правосознания предполагает изучение принципиальных мотивов соблюдения (или несоблюдения) правовых норм гражданами и характеризует, как правило, не правовое сознание в целом, а правовое сознание применительно к отдельным, конкретным правовым нормам. По мнению автора, существенное значение имеет и дальнейшая классификация, например, правосознание с преобладанием сознательного следует классифицировать в зависимости от мотивов правовых или противоправных действий субъекта (например, соблюдение требований права может быть обусловлено нравственными соображениями или же опасением правовых последствий правонарушения, установленных законодательством и т. п.).

Правосознание может быть также классифицировано по степени его адекватности действующей правовой системе, по оценке роли права в жизни общества и правовых отношениях граждан. Существенные отклонения уровня правосознания от его идеала, неизбежно возникающие в процессе развития права и являющиеся его актуальным состоянием, называются деформацией правосознания и классифицируются в зависимости от причин и проявления такой деформации на правовой нигилизм, «перерождение» правосознания, правовой негативизм, правовой инфантилизм и правовой идеализм.

Формы деформации правосознания отличаются в зависимости от распространения юридической некомпетентности (отсутствия правовых знаний), особенностей неадекватной оценки права (его позитивной роли как способа регулирования общественных отношений), степени распространенности навыков и стереотипов неправового и противоправного поведения.

Промежуточным состоянием правосознания является правовой инфантилизм, представляющий собой несформированность и пробельность правовых представлений применительно к новым правовым условиям, недостаточность правовых знаний и установок. Впоследствии такое правосознание в достаточно короткий срок трансформируется в другую форму, зависящую от внешних факторов и индивидуальных особенностей субъекта.

Правовой нигилизм представляет собой скептическое и негативное отношение к праву, закону и правовым формам организации общественных отношений вплоть до полного неверия в их потенциальные возможности решать социальные проблемы. Важно, что речь идет именно о потенциале права, а не об актуальном его состоянии, хотя недостатки действующего законодательства и могут стать причиной правового нигилизма

Основная опасность правосознания, характеризующегося правовым нигилизмом, заключается в его способности к перерождению или, более конкретно, к «вырождению». Если при правовом нигилизме исключается преступный умысел, то в «переродившемся» правосознании наблюдается не только негативное отношение к позитивному праву, но и осознанное игнорирование принципов права, других социальных норм и общественной морали.

В качестве деформации правосознания выделяется также правовой негативизм. На взгляд автора, эта форма правосознания заслуживает отделения ее от правового нигилизма. Если правовой нигилизм связан с отрицанием социальной ценности права как таковой, то при правовом негативизме правонарушитель осознает ценность правового регулирования для общества, но в силу ряда причин не соблюдает те или иные правовые предписания. Здесь также выделяются несколько подвидов правового негативизма в зависимости от причин противоправных действий. Во-первых, они могут быть обусловлены расхождением в данном конкретном случае личных интересов субъекта с общественными интересами. Во-вторых, осознанное игнорирование правовых норм возможно ввиду соблюдения новых правовых идей, пока не закрепленных в нормативно-правовых актах. В последнем случае правовой негативизм становится одной из форм правового идеализма.

Правовой идеализм, называемый также иногда правовым фетишизмом или правовым романтизмом, заключается в преувеличении реальных регулятивных возможностей права, переоценке роли и места права в жизни общества. Такая форма правосознания характерна для начальных этапов многих реформ. Положительная черта правового идеализма заключается в том, что он поддерживает уважение к праву и правовой системе в целом, раскрывает резервы творческой активности субъектов правовой деятельности. Основная же опасность правового идеализма прямо пропорциональна степени идеализации возможностей права: чем больше разрыв между ожидаемыми результатами от реформы и ее фактическими результатами, тем в большей степени возможен рецидив правового нигилизма впоследствии.

1.3. Структура правосознания

Правосознание как сложное структурное образование включает в себя несколько категорий, являющихся одновременно неотъемлемыми элементами и уровнями правосознания: правовую идеологию, правовую психологию, индивидуальные знания о праве, личностные ценности индивида и субъективную волю индивида. Основными из этих категорий являются правовая идеология и правовая психология (в рамках последней большинство специалистов и рассматривает индивидуальные знания о праве, личностные ценности индивида и субъективную волю индивида).

Правовая идеология в соответствии с традиционным подходом представляет собой систематизированное, научное выражение правовых взглядов, требований, идей субъектов правосознания, которые выражаются в юридических понятиях и категориях. Правовая идеология это научно-теоретический концептуальный уровень правосознания, основанный на осмыслении правовой действительности, она дает обоснование установленных или предполагаемых юридических отношений, роли права, законности и правопорядка.

Основная роль в разработке правовой идеологии принадлежит специалистам соответствующей квалификации: ученым-правоведам, практическим работникам юридических учреждений, и, в немалой степени, политическим деятелям, которые, опираясь на накопленные знания и обобщая наличный опыт правовой жизни общества, анализируют потенциальные позитивные и негативные последствия принимаемых юридических актов, структурных изменений в системе правовых органов, в их функционировании при определенных показателях в социально-политической, экономической и культурной жизни общества. Источниками для соответствующего анализа при надлежащем подходе являются статистические данные о состоянии экономики, материалы социологических исследований, сведения о демографических процессах в обществе, а также характеристика общественного мнения, настроений в отдельных социальных группах, картина и динамика правонарушений, состояние нравственности и этики — максимум данных, характеризующих текущие и перспективные особенности правовой психологии общества.

Правовая психология в соответствии с традиционным подходом представляет собой крупный сложно структурированный слой правосознания, объединяющий в себе духовный комплекс чувств, настроений, эмоций, переживаний, иллюзий, воли, фантазии, воображения, совести, интуиции, связанных с осмыслением и обратным влиянием на правовую деятельность. Правовая психология это практическое правосознание, основанное на правовых чувствах, переживаниях, она связана с элементарным знанием правовых фактов, явлений, их оценкой, выражаемых и в правовых чувствах, и в правовых навыках, привычках.

Этот уровень правосознания в существенной степени определяется привычкам, традициями, предрассудками, убеждениями, свойственными отдельным социальным группам и индивидам, а также обществу в целом, накопленными на определенный момент времени в результате непосредственного опыта участия людей в правовых отношениях, практического участия в правовой сфере жизни общества.

В формировании правовой психологии социальной группы или общества принимают участие все члены этой группы, всего общества, и, по большому счету, от конкретного уровня правосознания этих членов, как правило, не зависит степень такого участия и влияния (функция зависимости правового сознания общества от правого сознания индивида значительно сложнее или является предметом сложнейших исследований).

В процессе реализации нормативно-правовых актов происходит выявление существенной функции правовой психологии: правовая идеология и (или) законодательная воля в этом случае соизмеряются с психологическим правосознанием субъектов права. Будучи проведенным через призму правовой психологии с ее конкретными особенностями позитивное право может в определенной степени изменить свои функции, а иногда и вовсе потерпеть неудачу в своей реализации.

Приведенный подход к определению правовой идеологии и психологии был назван автором традиционным, поскольку именно он развивался советской правовой мыслью изначально, что было обусловлено традиционным идеологическим преимуществом общественного правосознания над индивидуальным. Впоследствии была проанализирована структура и индивидуального правосознания. Ей были приписаны те же два уровня: правовая идеология и правовая психология, но в силу изменения субъекта изменились и эти понятия.

Правовая идеология в контексте индивидуального правосознания представляет собой рациональный компонент структуры правосознания. Это отражение правовой действительности в форме систематизированных взглядов, идей, принципов, понятий и т. п., осуществляемое на рациональной основе, то есть правовая идеология связана с логическим мышлением, а не с чувственным опытом.

В отличие от правовой идеологии, правовая психология представляет собой эмоциональный компонент структуры правосознания. Она отражает правовую реальность при помощи проявлений нравов, чувств, эмоций и представляет собой совокупность настроений, чувств, переживаний, в которых выражено отношение к праву. Правовая психология связана не столько с логикой и теорией, сколько с эмоциональной составляющей права и особенностями его практической реализации.

Правовые эмоции являются одной из важнейших характеристик психологического правосознания. Так, например, в концепции права известного российского правоведа Л. И. Петражицкого, изложенной в его работе «Теория права и государства в связи с теорией нравственности» [16], именно правовые эмоции выступают основой действительного права. Под правовыми эмоциями понимаются переживания субъекта права (индивида как человека и общества как совокупности людей) по поводу права, законодательства, правотворческой, правоприменительной, правоохранительной деятельности государственных органов, существующих преступности, правонарушений и системы борьбы с ними и т. п. — то есть всего, что составляет правовую культуру в широком смысле. Ввиду неминуемого наличия таких эмоций, различной их степени и способа выражения, эмоциональная составляющая правосознания оказывают существенное влияние на правовую систему общества.

1.4. Правовая культура и правовая активность. Правовое воспитание

Безусловно, правосознание, независимо от уровня его развития, не является достаточным условием для формирования правового государства Правосознание, будучи элементом правовой жизни общества, активно взаимодействует с другими элементами правовой системы: юридическими нормами, принципами, институтами, совокупностью правовых учреждений; процессами правотворчества и правореализации; правовыми отношениями. В совокупности все эти ценности, созданные обществом в области права, формируют правовую культуру.

Основой правовой культуры является правосознание, но как самостоятельная категория она включает в себя также юридически значимое поведение членов общества, правовую деятельность в виде правотворчества и его результатов, традиции правотворчества, практику функционирования правовых институтов в целом.

Ввиду особенностей правовой культуры как категории, характеризующей различные аспекты правовой организации общества, можно выделить семь основных элементов ее структуры: 1. правосознание; 2. позитивное право; 3. правовые отношения; 4. законность и правопорядок; 5. правомерная деятельность субъектов; 6. государственно-правовые институты; 7. юридическая наука.

Как и правосознание, правовая культура классифицируется по уровням (обыденный, профессиональный и теоретический) и по субъектам. Наибольший практический интерес представляет классификация правовой культуры по субъектам: на правовую культуру личности и правовую культуру общества. В этом важная особенность правовой культуры, двойственность ее понятия.

Правовая культура личности характеризует знание, понимание, уважение и сознательное выполнение требований права человеком в процессе его юридически значимого поведения.

Правовая культура общества представляет собой показатель уровня и особенностей правового развития общества, характеризующий всю сферу материального и духовного воспроизводства права, специфику общественного правосознания, систему массовой правовой информации, уровень развития законодательства, правопорядок и состояние законности в стране.

Механизм действия правовой культуры вызывает к жизни такое понятие как правовая активность, которую можно в общем виде охарактеризовать как степень энергичности деятельности индивида или общества в сфере права и правовых отношений. Правовая активность связана с сознательной, свободной, внутренне необходимой, детерминированной высокими потребностями и интересами деятельностью граждан в отстаивании тех ценностей, которые складываются под влиянием социальных и психофизиологических факторов. Правовая культура и правовая активность взаимообусловлены, так как от уровня правовой активности зависит направление и скорость развития правовой культуры, а развитие правовой культуры, в свою очередь, накладывает свой отпечаток на возможности для появления и проявления правовой активности.

Поскольку само понятие «культура» несет в себе определенную положительную оценку, то нередко и в юридической и философской литературе категория «правовая культура общества» выступает как положительная характеристика уровня его правосознания, совершенство законодательства, эффективность деятельности юридических учреждений, высокое качество юридической практики и т. п., а «правовая культура личности» понимается как позитивное состояние ее правосознания и соответствующее правомерное поведение. На взгляд автора, такой подход допустим в публицистике, но он не является научным. Аналогичный вывод можно сделать и в отношении понятия «правовая активность».

Кроме того, по мнению автора, излишним является избыточное обогащение научного языка новыми терминами (преимущественно иностранного происхождения), особенно если их смысловая квалификация с уже устоявшимся понятийным аппаратом не является однозначной и требует дополнительного согласования. Речь идет о попытке введения в юридическую науку понятия «правовой менталитет» или «правовая ментальность», произошедшей в 1993 году. Согласия о соотношении понятий правовая культура, правосознание и юридический менталитет с тех пор так и не было достигнуто (см., например [8]).

Высокая правовая культура и лояльное правосознание присущи не любому обществу, они не являются лишь следствием объективной потребности. Правовая культура повышается в процессе целенаправленной деятельности по правовому воспитанию субъектов права, обязанность осуществлять которые лежит на государстве и всех остальных институтах политической и правовой системы общества.

Правовое воспитание предполагает осуществление комплекса мероприятий воспитательного, учебного и информационного характера, направленных на создание надлежащих условий для обретения гражданами определенного объема правовых знаний и навыков в их применении, необходимых для реализации гражданами своих прав и свобод, а также выполнения возложенных на них обязанностей.

Правовое воспитание как целенаправленные действия по повышению правовой культуры и укреплению правосознания, формированию комплекса специфических качеств личности в правовой сфере жизнедеятельности призвано решить три основные задачи.

Первая задача — формирование системы правовых знаний. Безусловно, такая составная часть правовой культуры как знание гражданами своих прав и свобод, своих обязанностей перед государством и обществом, общих сведений о позитивном праве имеет критическое значение. Однако этим правовое воспитание не исчерпывается.

Вторая задача — формирование правовой убежденности у гражданина в том, что он найдет у государства, его органов помощь в защите своих прав, законных интересов, что государство справедливо требует от него выполнения возложенных обязанностей и что он равен перед законом и судом в правах с другими гражданами.

Третья задача — формирование мотивов и привычек правомерного социально активного поведения. Эта задача является стратегической и состоит в культивировании у граждан правовых потребностей, интересов, установок, ценностной ориентации, которые в значительной мере будут предопределять выбор соответствующих действий и поступков, то есть в правовой мотивации.

Правовое воспитание осуществляется в разных направлениях и имеет богатый инструментарий. Можно выделить следующие основные направления и средства правового воспитания.

ь Непосредственное правовое воспитание органами государственной власти. Так, например, для воспитания высокой правовой культуры граждан в налоговой сфере были созданы отделы информации и общественных связей при инспекциях Министерства по налогам и сборам, аналогичная структура была создана и при Федеральной службе налоговой полиции.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой