Правовое социальное государство и национальные интересы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРАВОВОЕ СОЦИАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ

правовой государство территориальный административный власть

Проблеме правового государства в последние годы в юридической литературе уделяется пристальное внимание. Указывают ряд признаков, присущих такому государству, среди которых важнейшим является «связанность» государства установленными им самим правилами и законами. При этом письменные юридические документы должны быть правовыми. (О соотношении закона и права мы скажем ниже). Иначе мы вынуждены допускать необходимость исполнения дискриминационных нормативных актов. В то же время само по себе провозглашение прав и свобод не превращает государство в правовое по той простой причине, что от декларации до реализации норм может быть длинная дистанция. В этой связи очень важно избегать двух крайностей: слабой власти, не способной эффективно осуществлять свои внутригосударственные и внешние функции, и абсолютизации власти, нарушения баланса между ветвями власти, приводящего к подмене одной ветви власти другой.

Ведь правовое государство — это государство, в котором правовыми средствами реально обеспечены права и свободы человека и гражданина и вся публично-политическая деятельность государства осуществляется в строгом соответствии с правом и законом. С гражданским обществом связаны и принципы правового государства — его несущие конструкции: 1) господство права во всех сферах жизни общества и верховенство правового закона; 2) незыблемость, гарантированность и реальность прав и свобод человека и гражданина; 3) взаимная ответственность гражданина и государства; 4) принцип разделения властей как конституционный политический принцип и институциональный принцип; 5) принцип правовой экономики, а не командно-казарменной; 6) основой правового государства может служить только развитое гражданское общество, которое надежно осуществляет контроль за государственной властью, прежде всего исполнительной [1]. Основополагающим фактором правового государства (объединяющим его с гражданским обществом) является и то, что изначально его идея была связана с утверждением суверенности народа, подчинением государства обществу. Ценностный смысл идеи правового государства как раз и состоит в создании такой системы государственно-правовых отношений, которая обеспечила бы примат права во всех сферах общественных отношений, а не усмотрение чиновника. Господство права и верховенство правового закона предполагают в связи с этим соответствующую правовую организацию самой системы государственной власти. Речь идет о конституционно-правовом, законном учреждении различных государственных органов, определении их компетенции и предметов ведения, места в системе, характера отношений между собой, способов формирования, форм деятельности и т. д. В этом аспекте особо следует отметить неудачи административной реформы, которая проводилась в России с 2004 г. Данная административная реформа явила миру два основных изъяна. Первый — неэффективность трехуровневой системы управления, в которой верхний эшелон (министерства) не имели достаточных рычагов (в первую очередь финансовых) влияния и давления на нижние этажи в виде служб и агентств. Еще хуже эта вертикаль работала в направлении снизу вверх. При и без того неповоротливом бюрократическом аппарате дополнительные этапы документирования крайне замедляли прохождение бумаг и, следовательно, принятие решений на уровне и министерств и правительства в целом.

Никоим образом структура, порожденная административной реформой, не способствовала и излечению главной болезни национальной экономики — ее забюрократированности. Только за 2005 г., по данным Росстата, численность российских чиновников возросла сразу на 10,9%. А общее количество работников органов власти всех уровней достигло цифры застойных брежневских времен, когда, между прочим, и страна была другая, и население у нее было в два раза больше. Причем отдельные ведомства продемонстрировали просто феноменальный рост. Так, в Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору в 2004 г. работало 116 человек, а в конце 2005 г. — 20 469: увеличение штата в 176 раз [2]!

Второй изъян административной реформы, на наш взгляд, кроется в недостаточной способности адаптироваться к новой реалии отечественной экономической политики — появлению госкорпораций, которым передается государственное имущество и финансы и которые фактически подотчетны Президенту, а не правительству. Иными словами, госкорпорации сами становятся субъектами управления, отбирая значительную часть функций у Кабинета Министров. Таким образом, ставка на госкорпорации свидетельствует, с одной стороны, о неэффективности административной реформы, с другой стороны — о курсе на развитие госкапитализма (мы это уже проходили в советское время), с третьей стороны, государственная собственность отдается в управление группе чиновников, которые распоряжаются ею как вполне частной, т. е. фактически речь идет о безвозмездной приватизации. А это — уже не в духе принципов правового государства и гражданского общества. Тесно связан с рассматриваемыми государственно-правовыми явлениями и такой принцип правового государства, как принцип незыблемости, гарантированности и реальности основных прав и свобод человека и гражданина. Он означает, что государство не только признает, но и реально гарантирует (обязано гарантировать в лице своих органов и должностных лиц) права и свободы личности, признаваемые мировым сообществом в качестве естественных, принадлежащих человеку от рождения, а потому незыблемых, неотчуждаемых государственной властью, тем более что в цивилизованных государствах эти права и свободы закреплены в конституции страны. Не следует забывать и о том, что деформация общественного развития начинается там, где сдвигаются приоритеты, и во главу угла ставится государство как самодовлеющая ценность. Человеку же и его интересам отводится подчиненное место. Тенденция в смещении приоритетов в отношениях «государство-личность» неизбежно ведет к формированию тоталитарных режимов.

О том, что человеку и его интересам в России длительное время отводилось подчиненное место, свидетельствуют наглядные факты. Так, по данным Российской академии наук, за 15 лет реформ самые бедные стали в 2 раза беднее, а в целом 80% населения России в материальном плане от реформ больше потеряло, чем приобрело [3]. Недостатком борьбы с коррупцией является и то, что в России до сих пор не учреждены административные суды. В этом отношении многие постсоциалистические государства Восточной Европы опередили нас. А в таких старых европейских государствах, как например Германия, административные суды созданы были уже в период 1863—1878 гг. [4]. Кстати, создание административной юрисдикции означало построение к 1880 г. либерального, первого на немецкой земле современного правового государства [5, с. 64]. Что касается исследуемых нами трех государственно-правовых явлений, то получается замкнутый круг: основой правового государства может быть только развитое гражданское общество. Это же общество, в свою очередь, способно ограничить и контролировать бюрократию в рамках созданного им же и на его основе правового государства. Формирование же гражданского общества, ядром которого является средний класс (слой), тормозится той же бюрократией, которая налогами и административными ресурсами безбожно давит средний и мелкий бизнес в России. Нет достаточного среднего класса (50−60% от всего населения) — значит, не будет в стране ни экономической, ни внутриполитической стабильности, так как не будет сдерживающего начала. Все это делает насущной комплексную бескомпромиссную, наступательную борьбу с коррупцией как главным препятствием на пути плодотворного развития и процветания как российского государства и его многонационального народа, так и Союзного государства Беларусь-Россия. Выходящее из «колыбели» и становящееся на ноги гражданское общество, формирующееся правовое государство России ждут от нового Президента страны Д. А. Медведева — цивилиста «до мозга костей» — твердой целенаправленной политической воли в системной, фундаментальной, жесткой, а не фрагментарной борьбе с самым большим злом российской государственности — коррупцией, связывая с этим надежды прежде всего на улучшение «качества жизни», всесторонний прогресс, будущее многонационального российского народа и целевое плодотворное развитие Союзного государства Беларусь-Россия.

Ведь согласно п. 2 ст. 80 Конституции Российской Федерации Президент Р Ф является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти. Изложенное не исключает особых в силу статуса полномочий Главы государства. В президентской республике доминирует на политической сцене не Правительство, а Президент, в парламентарной — Правительство, в смешанной — Президент либо Правительство (в зависимости от расстановки политических сил). Система сдержек и противовесов служит такому функционированию государственной власти, которая не только эффективна, но и «безопасна» для правопослушных граждан. Цель, ради которой должна существовать сильная государственная власть, — создание демократического правового социального государства. В таком государстве обеспечиваются политические и экономические свободы, развито гражданское общество, народовластие, самоуправление, эффективная экономика. Определение белорусского государства как социального государства впервые появилось в пятой Конституции, принятой Парламентом 15 марта 1994 г. Напомним, что при обсуждении проектов Конституции это понятие не сразу было всеми позитивно оценено и поддержано. Более того, со стороны некоторых лиц, в том числе и руководства Верховного Совета Республики Беларусь, оно было воспринято настороженно, звучали отрицательные характеристики, суть которых состояла в отождествлении понятий «социальное» и «социалистическое» и что якобы авторы проекта пытаются закрепить в Конституции социалистический характер белорусского государства.

В таком государстве обеспечивается народовластие, политический плюрализм (многообразие взглядов, мнений, политических партий), внедрен принцип разделения властей, существует местное самоуправление. В таком государстве развиваются все формы собственности, создаются равные условия для их развития. Не затрагивая вопрос о соотношении социального и социалистического государства, все же подчеркнем, что основное различие состоит в политическом плюрализме, многообразии форм собственности, значительной свободе личности в условиях социального государства. Сегодня, к сожалению, ученые и практики мало уделяют внимания характеристике социального государства, принципиально отличающегося от государства социалистического. Более разработанными являются проблемы развития демократического правового государства. В нынешних условиях принципиально важной задачей ученых является внесение предложений о направлениях развития социального государства. При этом необходимо развивать теорию и практику таким образом, чтобы не допустить перерастания государства социального в государство, в котором превалирует иждивенчество, нет свободной инициативы, за всех все решают властные структуры, а политическая и экономическая системы упраздняют ответственность человека за собственное благоденствие. Понятие «социальное государство» закреплено в ряде конституций других стран, например Германии. Однако это понятие в Конституции ФРГ не раскрыто, и его суть может быть определена лишь посредством анализа конституционных норм в их совокупности. В литературе отмечаются следующие признаки социального государства: 1) оно ответственно за существование общества; 2) в нем индивид несет обязанности перед иными лицами и обществом в целом; 3) это такое государство, которое помогает человеку, обеспечивает его достойное существование. Одной из основных характеристик социального государства является гарантированность каждому человеку достойного прожиточного минимума.

В Конституции Республики Беларусь прямо предусмотрено право каждого на достойный уровень жизни, включая достаточное питание, одежду, жилье и постоянное улучшение необходимых для этого условий (ч. 2 ст. 21). Полагаем, что употребление термина «каждый» в данном случае не совсем удачно. Он явно нуждается в уточнении. С одной стороны, он позволяет предположить, что нормы Конституции в данном случае распространяют свое действие как на граждан Республики Беларусь, так и иностранных граждан, лиц без гражданства, по крайней мере, постоянно проживающих на территории Республики Беларусь. С другой, для нас очевидно, что речь может идти о «каждом», кто не в силах обеспечить свое существование. В немецком законодательстве предусмотрено, что только тот, кто не в силах самостоятельно добыть себе средства к существованию и не получает при этом никакой посторонней помощи, имеет право на личную и материальную поддержку, которая соответствует его специфическим потребностям, побуждает к самопомощи, обеспечивает участие в общественной жизни и гарантирует достойное существование человека (§ 9 Общей части Кодекса социальных законов ФРГ). Таким образом, обеспечивается сбалансированный подход государства и отдельного индивидуума к решению вопроса об обеспечении достойного существования, устанавливается грань, за пределами которой начинается иждивенчество; первична активность самого человека и только затем уже возможна помощь государства, задача которого — создать такую нормативную базу, которая способствует развитию личности, ее потенциала, использованию своих возможностей на практике. Законодательством предусмотрена правовая основа для определения прожиточного минимума, его использования при формировании и реализации государственной политики регулирования уровня жизни, а также при осуществлении мер социальной защиты населения Республики Беларусь.

Во исполнение закона Правительством приняты постановления, которыми утвержден бюджет прожиточного минимума и определены некоторые меры по социальной защите малообеспеченных граждан.

Достойное развитие личности, безусловно, возможно, когда государство уделяет внимание таким важнейшим социально-экономическим правам, как право на труд, на образование, на охрану здоровья, на безопасный труд и др. На государстве лежит обязанность устранять, насколько это возможно, причины плохого здоровья граждан. В этих целях должна создаваться общедоступная и развитая система здравоохранения, предусматривающая оказание медицинской помощи всему населению, специальную защиту здоровья детей, матерей и лиц преклонного возраста, предотвращение загрязнения окружающей среды и т. д. Таким образом, государство может распорядиться только имеющимися ресурсами. Их размер зависит от многих факторов, например, от собираемости налогов, системы налогообложения, насколько она эффективна и стимулирует рост производства, совершенствование экономических отношений. Опыт свидетельствует, что социальное государство и рынок (рыночные отношения) — явления совместимые. Более того, государства, основанные на рыночной экономике, добились больших успехов в социальной защите своих граждан, чем государства, в которых доминировала плановая экономика с главенствующей государственной собственностью. На определенном этапе перехода к рыночным отношениям их развитие иногда воспринималось как отрешенность государства от забот людей, безразличие к их нуждам. Это привело к тому, что отказ от тоталитарной идеологии, как явления позитивного, сопровождался утратой (ослаблением) государством своей функции по социальной защите граждан. Анализируя нынешнее состояние социальной защиты граждан в ряде новых государств, можно говорить об определенной слабости законодательного регулирования процессов приватизации, отсутствии экономических расчетов при разработке ряда законодательных актов, которые регулировали экономические реформы, что привело к их декларативности и оторванности от реальной жизни общества.

Не были разработаны механизмы экономической и правовой защиты граждан от социальных потрясений, резкого снижения уровня доходов и возможностей реального приобретения многих серьезно подорожавших товаров. Широкое распространение в некоторых государствах получила чрезмерная концентрация собственности у узкого круга людей, коррупция, неосновательное обогащение одних за счет других. Это означает широкомасштабные нарушения социально-экономических прав граждан. В этой связи Республика Беларусь, в которой проводится активная социальная политика, может спокойно и основательно учитывать опыт других стран. Практика многих стран свидетельствует о том, что государство должно устранять несправедливость, издержки перехода к рыночным отношениям. Ни одному современному государству не уйти от решения вопросов, связанных с социальной защитой его граждан. Не пожелает делать само государство и его институты, заставят его это делать сами граждане, общественные объединения. Социальное государство должно видеть и преодолевать недостатки рынка: эгоизм, индивидуальную замкнутость, снижение планки духовных ценностей. Выполнение государством функции социальной защиты не должно носить стихийный, вспомогательный и хаотичный характер. Велика здесь роль права. Для социального государства характерен баланс интересов человека, общества и государства, в том числе возможность их обеспечения не только нормами права, но и другими социальными регуляторами. Таким образом, в современном мире роль права, юридических правил остается весьма существенной. Право — основной регулятор общественных отношений. Уровень права, состояние в целом правовой системы позволяют судить о степени цивилизованности государства, о том, насколько гармонично развиваются отношения между государством, обществом и человеком. Каждый из этих субъектов имеет свои интересы, поэтому найти и обеспечить их баланс — важнейшая задача. К проблеме национальных интересов можно подходить с различных сторон: с точки зрения национальных интересов вовне, в мире и национальных интересов, воплощаемых внутри государства.

Если говорить о «внутренних» национальных интересах, то они являются общими для всех государств, больше различий в этой области при «выходе» государства на международную арену. Такие крупные и мощные государства или образования, как Россия, Китай, США, Европейский союз и др., выступают в качестве центров силы, они играют геополитическую роль. В этой связи вызывают интерес взгляды российских ученых на определение того, что составляет фундаментальные национальные интересы России. Так, Олег Арин к ним относит: «1. Обеспечение территориальной целостности страны; сохранение политического суверенитета государства. 2. Гарантия национальной безопасности, предотвращение нападения с применением ядерного, биологического, химического или иного рода оружия, недопущение пересечения границ вооруженными формированиями. 3. Предотвращение появления враждебных государств на границах России. 4. Предотвращение нанесения экономического ущерба со стороны иностранных государств, транснациональных корпораций, а также международных финансовых организаций.» [6]. Сильным и уважаемым на мировой арене можно быть только тогда, когда само государство экономически мощно, общество едино в своем стремлении отстаивать суверенитет, человек чувствует себя комфортно в родном Отечестве. Конечно же, право само не является средством производства, но оно может тормозить либо ускорять экономическое, социальное, политическое, духовное развитие государства и общества. Когда мы говорим о чувстве комфорта, то имеем в виду, что человеку обеспечен достойный уровень жизни. Правовые нормы содействуют реализации внутренних функций государства, среди которых выделяют: всемерное обеспечение реализации основных прав и свобод человека и гражданина; социальную функцию; функцию экономического регулирования; функцию укрепления правового порядка; экологическую функцию; демографическую функцию [7, с. 8]. Конечно, указанные функции важны, однако их следует дополнить и такими, как прогнозирование (планирование), организация, контроль, регулирование.

Как для федерации, так и для унитарного государства актуальной является задача создания единого правового пространства, которое обеспечивает верховенство федерального или общегосударственного акта (закона). В федеративном государстве в значительно большей степени, чем в унитарном, возникает много негативных последствий при отступлении от Конституции, так как в таком случае не только нарушается конституционный принцип равенства, другие права и свободы, что, конечно же, недопустимо в любом государстве, но и тем самым получают свое «законное» подкрепление центробежные силы. А это прямая угроза существованию суверенного государства. Государство призвано служить гражданам. Во многом от того, какая сформирована национальная правовая система, зависит, насколько комфортно чувствуют себя люди в таком государстве. Хотя именно право выступает в качестве основного социального регулятора. Мы выступаем за уменьшение его удельного веса среди иных социальных феноменов. В условиях объективно развивающегося процесса глобализации именно право как антипод силы может обеспечить гармонию интересов. Исходя из этого, исследователи современных тенденций общественного развития справедливо обращают внимание на объективный характер процесса интернационализации права, который выражается в сближении принципов права и национальных законодательств, углублении взаимного влияния различных правовых систем. Предсказуемость и разумная стабильность нормативного регулирования, учитывающая интересы государства, общества и отдельного человека, будет способствовать защите интересов этих субъектов, укрепляя при этом доверие граждан к государству.

Создатель кибернетики Н. Винер определял самоорганизующиеся системы как «такие системы, которые способны при изменении внешних или внутренних условий их функционирования и развития сохранять или совершенствовать свою организацию с учетом прошлого опыта, сигналы в которой поступают по каналам обратной связи».

Правовая система будет именно системой тогда, когда она будет настроена на самосовершенствование.

И основой для самовоспроизводства должна быть Конституция. Если в ней содержится соответствующий механизм самонастройки, значит Конституция выполняет свою миссию. Безусловно, очень важно, чтобы у народа была собственная национальная идея, которая могла бы сплачивать его (без посягательства на свободу мнений, взглядов, политических «пристрастий» и т. п.), мобилизовывать для решения задач во имя общего блага. В основе государственной идеологии должны находиться понятные и привлекательные не только для всего государства и общества, но и отдельного человека ценности. Формированию чувства гордости за свою страну способствуют ее успехи в самых различных областях: экономике, на международной арене, спорте, искусстве, здравоохранении, образовании и т. п. Например, успехи наших студентов, учащихся, музыкантов, участников других конкурсов способствуют самоутверждению не только тех, кто добился личного успеха, но и всего белорусского народа, который уже второе десятилетие строит независимое белорусское государство. Следует помнить, что важнейшей составляющей государственной идеологии является правовая идеология. Разработчиками концепции государственной идеологии это часто упускается из виду. Государство и право не отделимы друг от друга, они существуют вместе. Разумное правовое регулирование в итоге повышает эффективность деятельности государства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Баранов, П. П. Теория государства и права: учеб. пособие / П. П. Баранов, А. Н. Соколов. — Ростов н/Д, 2007. — С. 249.

2. Дымарский, В. Не очень исполнительная власть / В. Дымарский // Российская газета. — 2007. — 20 сентября.

3. Зорькин, В. Стандарт справедливости / В. Зорькин // Российская газета. — 2007. — 8 июня.

4. Соколов, А. Н. Современное правовое государство Федеративной Республики Германии / А. Н. Соколов. — Рига: Рижский авиационный ун-т, 1992. — 88 с.

5. Соколов, А. Н. Правовое государство. Идея, теория, практика / А. Н. Соколов. — Курск: Курский государственный технический ун-т, 1994. — 426 с.

6. Арин, О. Мир без России / О. Арин. — М.: Алгоритм-книга: Эксмо, 2002. — 480 с.

7. Борисов, Г. А. О развитии теории функций государства / Г. А. Борисов, Е. Е. Тонков // Право и образование. — 2005. — № 1. — C. 5−17.

8. Тихомиров, Ю. А. Управленческое решение / Ю. А. Тихомиров. — М.: Наука, 1972. — 288 с.

9. Лукьянова, Е. Г. Основные тенденции развития российского права в условиях глобализации / Е. Г. Лукьянова // Государство и право. — 2004. — № 7. — С. 84−89.

10. Винер, Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине: пер. с англ. / Н. Винер. — М.: Сов. радио, 1968. — 326 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой