Правовой режим и охрана государственной границы Ирана

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы исследования определена историческими и геополитическими факторами. История международных отношений свидетельствует, что в большинстве случаев основной причиной различных войн являются территориальные споры и пограничные конфликты между государствами. Исламская Республика Иран находится в окружении стран, характеризующихся этнической, демографической и региональной нестабильностью. Процесс формирования правового режима государственной границы Исламской Республики Иран можно рассматривать с точки зрения обеспечения безопасности страны на государственной границе и в прилегающих к ней приграничных территориях; и суверенитет Ирана, нормальное функционирование всех его институтов прямо или косвенно зависят от уровня защищенности государственной границы.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере защиты и охраны государственной границы Исламской Республики Иран. Предметом исследования является современное состояние правового режима государственной границы Исламской Республики Иран и механизма ее защиты.

Целью работы является научный анализ состояния правового режима государственной границы Исламской Республики Иран.

Данная цель определила постановку следующих задач:

1. определение факторов, оказавших влияние на формирование режима государственной границы Исламской Республики Иран;

2. раскрытие основных положений международно-правовых и внутригосударственных актов, регулирующих правовой режим государственной границы Исламской Республики Иран;

3. разработка конкретных рекомендаций по дальнейшему совершенствованию правового режима государственной границы Исламской Республики Иран и механизма ее защиты (в особенности морской границы).

1. Понятие государственной границы в международном праве и национальном законодательстве Исламской Республики Иран

Государственная граница устанавливает пространственные пределы осуществления государством его суверенитета, отделяет территорию данного государства от территории других государств или от международных пространств.

Режим государственной границы определяется международными договорами сопредельных государств и законодательством каждого из них.

В свое время исторически сложилось деление границ на естественные и искусственные, причем под первыми понимали природные рубежи (горы, реки и т. д.), отделявшие одно государство от другого, а под вторым — границы, проводимые искусственным путем.

В настоящее время такое деление устарело, потому что сейчас искусственные линии границ (установка пограничных знаков и т. д.) проводятся и при наличии естественного рубежа.

Различают границы орографические и геометрические. Под орографической границей понимают линию, проведенную с учётом рельефа местности (речное русло, горный водораздел и т. д.).

Под геометрической границей понимают прямую линию, которая устанавливается от одной до другой точки без учета рельефа местности.

В практике чаще встречаются комбинированные границы, т. е. такие, которые на некоторых своих участках проведены с учетом рельефа местности и являются орографическими, а на других участках проведены без учета рельефа местности и являются геометрическими.

В качестве особого вида границы может быть названа астрономическая граница. Астрономической границей называется геометрическая граница, совпадающая с параллелью или меридианом географической сетки.

Границы государства устанавливаются в договорном порядке путём делимитации и демаркации границ.

Делимитацией называется определение в договоре общего направления и положения границы. Договаривающиеся государства составляют краткое описание прохождения линии границы и наносят эту границу на карту.

Демаркацией называется проведение линии границы на местности. Для того чтобы провести демаркацию, договаривающиеся государства назначают смешанные комиссии. В такую смешанную комиссию входят представители договаривающихся государств, которые в соответствии с договором о делимитации обозначают прохождение границы на местности, для чего сооружаются специальные пограничные знаки и составляются документы о демаркации.

Этими документами о демаркации являются протоколы, в которых указываются места постановки пограничных знаков, описывается линия границы. К этим же документам относятся крупномасштабные карты, на которые нанесена линия границы.

Проверка существующей и демаркированной в свое время линии границы, а также восстановление при проверке разрушенных пограничных знаков называется редемаркацией.

Государственная граница на местности обозначается ясно видимыми пограничными знаками.

Режим государственной границы включает правила:

1) содержания государственной границы;

2) пересечения государственной границы лицами и транспортными средствами;

3) перемещения через государственную границу грузов, товаров и животных;

4) пропуска через государственную границу лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных;

5) ведения на государственной границе либо вблизи хозяйственной, промысловой и иной деятельности;

6) разрешения с иностранными государствами инцидентов, связанных с нарушением указанных правил.

Рассмотрим в соответствии с обозначенным правовой режим государственных границ на примере Ирана.

Исламская Республика Иран (перс. — Джомхури-йе Эслами-йе Иран, также используются названия Иран, или неофициально Персия) — государство на юго-западе Азии. Столица — город Тегеран.

На западе граничит с Ираком, на северо-западе — с Азербайджаном, Арменией и Турцией, на севере — с Туркменистаном, на востоке — с Афганистаном и Пакистаном. С севера омывается Каспийским морем, с юга — Персидским заливом.

Иран имеет дипломатические представительства в большинстве стран мира. В то же время, как и многие другие исламские государства, Иран не признаёт Израиль. В официальных заявлениях иранского МИДа Израиль именуется «Сионистским режимом». Нет дипломатических отношений и с США. Иран — член ООН (с 1945 года), ОИК, ОПЕК, SAARC, а также является наблюдателем при ШОС.

Существуют территориальные споры между Ираном и Объединёнными Арабскими Эмиратами в отношении трёх островов в Ормузском проливе, контролирующих вход в Персидский залив. В конце 1940-х островами попеременно владели правители Абу-Даби и Дубая, находившихся под британским протекторатом. В 1971 году, после ухода Великобритании из региона, острова должны были достаться ОАЭ, в состав которых вошли оба этих эмирата, но их захватил Иран. На островах по сей день содержится значительный военный контингент.

В основе организации силовых структур Ирана лежат военно-политические цели религиозного руководства Ирана, а также экономические возможности, национальные и религиозные особенности страны. Согласно Конституции Исламской Республики Иран «Основой и принципом деятельности оборонительных вооруженных сил страны являются вера и исламское учение. Армия ИРИ и Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР) создаются в соответствии с упомянутыми целями. Поэтому не только охрана границ, но и исламская миссия, то есть джихад во имя Бога, а также борьба во имя торжества Закона Божьего в мире лежит на их плечах». Таким образом, охрана границ Исламской Республики Иран является в соответствии с исламским законодательством священным богоугодным делом.

Рассмотрим регулирование пограничного режима на границах Ирана с различными сопредельными государствами.

Одной из проблем является граница Ирана с Ираком — река Шатт-эль-Араб (Авандруд) и прилегающая к ней территория имеют большое военное и экономическое значение для обеих стран, особенно для Ирака. Важнейший его порт Басра находится в 90 км от впадения реки в Персидский залив. Главный нефтеналивной порт Фао расположен в ее устье. Основные нефтепроводы проходят параллельно реке на небольшом удалении. Протяженность иракской береговой черты в Персидском заливе составляет около 80 км. Причем местность на побережье заболочена и малопригодна для строительства портов, Здесь находится единственный порт страны Умм-Каср, но подход к нему возможен по узким фарватерам, контролируемым Кувейтом. С иранской стороны на р. Шатт-эль-Араб расположен Хорремшехр — крупнейший торговый порт и железнодорожный узел на юге страны. Здесь же находятся центр нефтепереработки Абадан и военно-морская база Хосровабад. Транспортировка грузов через Персидский залив с их перегрузкой на железную дорогу в порту Хорремшехр считается экономически более выгодной, чем при использовании других портов на юге страны. Поэтому установление договором границы по восточному берегу р. Шатт-эль-Араб в большей степени отвечало жизненно важным интересам Ирака и в известной мере ущемляло интересы Ирана, который при любом удобном случае пытался добиться пересмотра договора и установления границы по линии тальвега (согласно международным правилам о пограничных реках, граница по реке, если иное не установлено соглашением между заинтересованными сторонами, проходит по тальвегу, если река судоходна, и по середине реки — в противном случае).

Предметом разногласий между Ираном и Ираком являются также небольшие участки вдоль их сухопутной границы. Всего насчитывается шесть таких участков общей площадью 370 км в районах севернее Хорремшехр, Фука, Мехран (два участка), Нефтшах и Касре-Ширин. В течение длительного времени остаются неурегулированными вопросы использования вод пограничных рек и выпаса скота в приграничной зоне. Дополнительный колорит проблеме приграничных территорий по Шатт-эль-Араб придавали обширные нефтяные поля по берегам реки.

Решив, что Ирак ослаблен внутренними проблемами (перевороты, война с курдами, экономический упадок), Тегеран 19 апреля 1969 года в одностороннем порядке денонсировал договор 1937 г., согласно которому граница с Ираком в районе реки Шатт-эль-Араб проходила по иранскому берегу. Теперь граница проходила строго по середине реки.

В 1971 году Иран захватил несколько островов: Абу-Муса, Большой и Малый Томб, находящиеся в Ормузском проливе. На них притязал и Ирак.

Израильский кризис октября 1973 года способствовал восстановлению дипломатических отношений. Это событие не привело к разрядке в отношениях между двумя странами — Иран по-прежнему поддерживал мятежных курдов. В марте 1974 года Иран открыл границы для курдских повстанцев, отступающих из Ирака под натиском правительственных войск. В Иране были созданы военные лагеря для обучения курдских бойцов. В качестве контрмеры в 1975—1978 годах вдоль границы с Ираном был создан так называемый «арабский пояс» шириной 25 км, куда переселялись иракцы арабского происхождения.

Но ОПЕК не было заинтересованно в обострении отношений между двумя крупными нефтяными державами и при посредничестве этой организации начались переговоры. В итоге, 6 марта 1975 года в Алжире (в дни работы конференции ОПЕК на высшем уровне) было подписано президентом Ирака генералом Аль-Бакром и шахом Ирана при посредничестве президента Алжира Хуари Бумедьена новое соглашение о границе в районе реки Шатт-эль-Араб. Было аннулировано соглашение от 1937 г. и восстановлена граница по тальвегу (середине фарватера) реки. В ответ Иран обязался прекратить поддержку мятежных иракских курдов. Оно было подкреплено 13 июня 1975 года договором о границах и добрососедских отношениях между Ираком и Ираном.

Иран должен был отвести свои войска из некоторых спорных районов. Ирак уступал Ирану 518 квадратных километров территории. Стороны договорились продолжить переговоры с целью урегулирования всего комплекса разногласий, включая пограничный режим и проблему депортированных Ираком лиц

Ситуацию изменила Исламская революция в Иране 1979 года. Нахождение у власти в Ираке и Иране двух антагонистичных друг другу режимов сделало накалившуюся ситуацию критической. В 1979 году Клерикальное правительство Ирана, возглавляемое Хомейни, потребовало от Ирака передать шиитские святыни, находящиеся в Кербеле и Неджефе, в иранский город Кум. В ответ на это 17 сентября 1979 года Ирак объявил об односторонней денонсации алжирского соглашения 1975 г. об установлении границы с Ираном в районе реки Шатт-эль-Араб по тальвегу. Эти территориальные претензии привели к пограничной войне 1980−1988 гг. В настоящее время формальный мирный договор не заключён, действует соглашение о перемирии (с 20 августа 1988 года), территориальных изменений не произошло.

Граница с государствами СНГ в настоящее время существует в соответствии с соглашением от 11 апреля 1957 года (по иранскому календарю — 22 фарвардина 1336 года) в г. Тегеране Смешанной Союза ССР и Ирана Комиссией по демаркации и редемаркации советско-иранской границы, а также в документах на стык границ СССР, Ирана и Турции и СССР, Ирана и Афганистана и договором о режиме советско-иранской границы и о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов (Москва, 14 мая 1957 г. или 24 ордибехешта 1336 года).

В отношении с государствами — бывшими союзными республиками в составе СССР Ираном признаны действующими в настоящее время обязательства по соглашениям в отношении пограничных рек и вод между Ираном и СССР. Эти обязательства закреплены в:

· Соглашении между Союзом ССР и Персией (старое название ИРИ) о взаимном пользовании пограничными реками и водами на протяжении границы от реки Гери-Руд (Теджен) до Каспийского моря от 20 февраля 1926 года;

· Протоколе к Соглашению между СССР и Ираном об урегулировании пограничных и финансовых вопросов от 2 декабря 1954 г. ;

· Договоре между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Шахиншахским Правительством Ирана о режиме советско-иранской границы и о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов, заключённом в г. Москве 14 мая 1957 года;

· Советско-Иранском Соглашении по пограничным рекам Аракс и Атрек заключенном в г. Тегеране 11 августа 1957 года;

· Соглашении между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Шахиншахским Правительством Ирана о составлении предварительных проектов по равноправному использованию пограничных участков рек Аракс и Атрек в целях орошения и производства электроэнергии заключенном в г. Тегеране 5 марта 1958 года.

Например, для ирано-туркменистанской границы в соглашении от 20. 02. 1926 г. записано: «Вся вода реки Гери-Руд (Теджен), начиная от моста Пуль-и-Хатун, вниз по течению на всём протяжении по границе между договаривающимися сторонами делится на десять равных частей, из которых три части поступают в пользование Персии и семь частей в пользование СССР».

В приложениях к указанным Договорам и Соглашениям детально рассматривались вопросы обеспечения устойчивости русел, определялись меры по недопущению русловых деформаций на участках, где осевая или береговая линия русел определяет границу. Также юридически закреплялись процедуры и ответственные должностные и официальные лица, несущие персональную ответственность за соблюдение условий Соглашения.

В соответствии с этими соглашениями, например, в 2009 году проведена делимитация границы Ирана и Азербайджана (при этом восстановлены почти все пограничные знаки).

Особого внимания заслуживает граница Ирана с Исламской Республикой Афганистан. Сразу же после свержения талибовского режима и прихода к власти в Афганистане переходного правительства Х. Карзая, Иран при участии Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC) стал оказывать новым афганским властям помощь в строительстве пограничных застав и обучении антинаркотической полиции, оснащении и перестройке полицейских центров. На всем протяжении ирано-афганской границы к 2005 году было построено 25 новых пограничных застав.

Ирано-афганское взаимодействие в этой области стало обретать более конкретные формы и содержание после того, как в 2006 году ИРИ посетила представительная афганская делегация министерства по борьбе с наркотиками и МВД, а в 2007 году в ходе ответного визита иранских силовиков в Кабул было подписано соглашение о сотрудничестве, в соответствии с которым стороны договорились открыть дополнительные совместные посты и контрольно-пропускные пункты в провинциях Герат, Фарах и Нимруз. Было принято также решение о создании ирано-афганской рабочей группы по линии МВД двух стран для совместных усилий по противодействию контрабанде наркотиков. К тому же, иранской стороне было разрешено открыть в Кандагаре представительство Штаба по борьбе с наркотиками дополнительно к уже функционирующим аналогичным представительствам в Кабуле и Герате. Афганское руководство позитивно отнеслось к предложению Ирана оказывать финансовую поддержку семьям афганских пограничников, погибших в столкновениях с наркоконтрабандистами в районе афгано-иранской границы.

На сегодняшний день с учетом сохраняющейся остроты проблемы наркобизнеса в Афганистане, Тегеран и Кабул при поддержке UNODC продолжают осуществлять тесное сотрудничество в противодействии наркотрафику через ирано-афганскую границу. На состоявшемся в начале мая 2009 года в Кабуле очередном совместном заседании представителей соответствующих ведомств Ирана, Афганистана и ООН была достигнута договоренность о дополнительном усилении пограничной полиции Афганистана, а также направлении афганских офицеров связи в Тегеран. Будет также продолжена практика подготовки (при поддержке Великобритании) афганских полицейских в Иране, где уже прошли обучение около 400 человек.

2. Правовой режим охраны сухопутных границ Ирана

охрана граница морской сухопутный

Охрана сухопутной государственной границы Ирана и побережья Каспийского моря, Персидского и Оманского заливов возложена на силы охраны правопорядка, входящие в систему МВД страны. Силы охраны правопорядка (СОП), в соответствии с законом ИРИ о вооруженных силах являющиеся их составной частью (аналог российских внутренних войск МВД; в европейской литературе СОП иногда называют жандармерией), предназначены для выполнения следующих задач:

борьба с наркобизнесом и контрабандой;

борьба с антиобщественными явлениями;

расследование преступлений;

задержание преступников и обеспечение их содержания под стражей;

осуществление контроля границ страны, выполнение пограничных протоколов и соглашений, а также защита интересов государства в морской экономической зоне;

обеспечение визового режима на пограничных постах и переходах, контроль за въездом и выездом из страны граждан ИРИ и иностранцев, а также за пребыванием последних на территории Ирана;

разработка правил, регулирующих дорожное движение, контроль за их соблюдением;

обеспечение призыва молодежи на военную службу; - сотрудничество с Интерполом;

обеспечение охраны государственных объектов и высших должностных лиц;

взаимодействие в случае необходимости с другими видами вооружённых сил страны.

Общее руководство силами охраны правопорядка осуществляет верховный главнокомандующий ВС ИРИ через своего заместителя по СОП — министра внутренних дел, а непосредственное — командующий СОП.

Пограничная зона устанавливается в пределах территории административного района, города, прилегающей к государственной границе на суше, морскому побережью, берегам пограничных рек, озер и иных водоемов, и в пределах территорий островов на указанных водоемах.

Въезд (проход) лиц и транспортных средств в пограничную зону осуществляется по документам, удостоверяющим личность, индивидуальным или коллективным пропускам, выдаваемым пограничными органами и пограничными войсками на основании личных заявлений граждан или ходатайств предприятий и их объединений, организаций, учреждений и общественных объединений. Устанавливаются места въезда (прохода) в пограничную зону. Могут определяться время въезда (прохода), маршруты передвижения, продолжительность и иные условия пребывания в пограничной зоне лиц и транспортных, средств.

СОП и КСИР, осуществляя защиту государственной границы в пределах приграничной территории, применяют оружие и боевую технику для отражения вооруженного вторжения на территорию ИРИ, предотвращения попыток угона за границу воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств без пассажиров.

Оружие и боевая техника могут применяться также: против лиц, воздушных, морских и речных судов и других транспортных средств, пересекших (пересекающих) государственную границу в нарушение установленных правил, в ответ на применение ими силы или в случаях, когда прекращение нарушения или задержание нарушителей не может быть, осуществлено другими средствами; для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни и здоровью, для освобождения заложников; для отражения нападения на военнослужащих, лиц, выполняющих непосредственно обязанности по защите государственной границы, членов их семей, когда их жизнь подвергается непосредственной опасности; для отражения нападения на подразделения и объекты пограничных органов.

Применению оружия и боевой техники должны предшествовать ясно выраженное предупреждение о намерении их применить и предупредительные выстрелы.

Без предупреждения оружие и боевая техника могут применяться при отражении вооруженного вторжения, внезапном или вооруженном нападении на военнослужащих, нападении с использованием боевой техники, воздушных, морских, речных судов и других транспортных средств, вооруженном сопротивлении, побеге с оружием задержанных лиц, для освобождения заложников.

Территориально СОП разделены на зоны, соответствующие административному делению страны на провинции. Кроме того, создана отдельная зона в г. Тегеран. Во главе каждой из них стоит командир, назначаемый министром внутренних дел. Он непосредственно подчиняется командующему СОП и взаимодействует с заместителем губернатора провинции по политическим вопросам и безопасности, который отвечает за координацию деятельности между дислоцированными в остане (провинции) подразделениями СОП, Корпуса стражей Исламской революции, министерства информации (безопасности) и Армии. Каждая зона состоит из районов, которые могут быть внутренними или пограничными. Как правило, границы районов СОП территориально совпадают с административным делением провинций на уезды.

В рамках КСИР действуют также Силы сопротивления «басидж», являющиеся, по сути, народным ополчением и одновременно подготовленным резервом, который подразделяется на резерв 1-й очереди и общий резерв ВС. В состав КСИР входит также структура, выполняющая стратегические разведывательно-диверсионные функции, — силы специального назначения (ССН) «Кодс».

В соответствии со статьей 110 Конституции Исламской Республики Иран, Верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами страны является духовный лидер нации, глава шиитской общины (факих), он же политический руководитель страны (рахбар), который обладает практически неограниченными полномочиями во всех военных и военно-политических вопросах. Он осуществляет назначение, смещение и принятие отставки начальника генерального штаба (ГШ) ВС, главнокомандующих КСИР, армии, командующих видами этих компонентов ВС, командующего силами охраны правопорядка (СОП). Духовному лидеру подчиняется Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) — важнейший консультативный орган по вопросам безопасности государства, обороны, стратегического планирования и координации деятельности правительства в различных областях.

3. Правовой режим морских границ Ирана

Как уже указывалось, морские границы Ирана должны на севере проходить по Каспийскому морю, на юге — по Персидскому заливу. Вместе с тем сохраняется их неопределённый статус.

Решение вопроса о правовом режиме Каспийского моря в значительной степени зависит от того, каким был правовой режим этого пространства до распада СССР. Не известно, объявлял ли когда-либо Иран, который, как считается, осуществлял господство на всем протяжении каспийского побережья до ХVIII столетия, какие-либо правовые притязания на водные пространства Каспийского моря или на его часть. Каких-либо исторических сведений на этот счёт нет. История международных отношений показывает, что государства заявляли свои притязания на те или иные обширные либо прилегающие к их побережью водные (морские) пространства, когда этому способствовали технические и иные возможности, прежде всего в области рыболовства и судоходства, а также военные, экономические и другие обстоятельства.

На основании советско-иранских договоров 1921 и 1940 гг. Каспийское море являлось совместным советско-иранским морем. Из этого следовало, что Каспийское море находится в общем пользовании (res communis) прикаспийских государств.

В соответствии с Кодексом торгового мореплавания СССР 1929 г. судоходные пути Каспийского моря были отнесены к морским, хотя это море и не имеет соединения с открытым морем. Поскольку оно омывает берега двух государств, то некоторые вопросы его использования приобретают межгосударственный характер. Государственная советско-иранская граница, которая делит Каспийское море на две части, включаемые, соответственно, в советскую и иранскую государственные территории, проходила по линии Астара — Гасан-Кули. В связи с этим вопросы захода иранских судов в советскую часть Каспийского моря, а советских судов в иранскую часть должны решаться на основании заключения договоров между СССР и Ираном. Несмотря, однако, на такие крайние точки зрения, преобладающим было мнение, которое в доктрине разделялось и впоследствии, что Каспийское море — это уникальный бассейн с особым режимом. Здесь уже не имело значение, называли ли это море закрытым либо внутренним. В связи с тем, что в отечественной литературе часто используется термин «закрытое море» применительно к Каспийскому морю, необходимо остановиться на том, что понимается под этим термином в международно-правовой литературе. Термин «закрытое море» появился в XVII в., когда в ответ на труд Г. Гроция «Mare Liberum» («Свободное море») Джон Сельден (Великобритания) в 1635 г. опубликовал работу «Mare clausum sive de Dominio Maris» («Закрытое море или о владении морем»). Однако термин «закрытое море» применительно к морским пространствам не получил своего закрепления в международно-правовых актах, а также широкого распространения в зарубежной доктрине. В доктрине, главным образом, в зарубежной, и в международной практике он использовался для обозначения озер и морей, полностью окруженных территорией одного или нескольких государств. В отечественной литературе под закрытыми или внутренними морями понимались моря, режим которых отличался от режима открытого моря. В качестве юридических оснований отнесения того или иного моря к «внутренним» обычно называли особую географическую конфигурацию морского берега (например, залив, глубоко вдающийся в берег) и принадлежность побережья ограниченному числу государств (например, Черное и Балтийское моря). Отличие правового режима закрытых морей от открытого моря состоит, в частности, в установлении запрета или существенного ограничения военного мореплавания неприбрежных государств.

Конвенция по морскому праву ООН 1982 г. использует термин «замкнутые и полузамкнутые моря» (в английском тексте конвенции «enclosed and semi-enclosed seas») применительно к заливам, бассейну или морю, окруженному двумя или более государствами и сообщающемуся с другим морем или океаном через узкий проход, или состоящему полностью или главным образом из территориальных морей и исключительных экономических зон двух или более прибрежных государств (ст. 122). В свете изложенного следовало бы подходить и к использованию термина «закрытое море» применительно к Каспийскому морю. В частности, в зарубежной литературе оно выделялось среди других водоемов, окруженных территорией нескольких государств, именно в силу своей величины и уникальных физико-географических особенностей. И не всегда применительно к нему использовался указанный термин. Так, Каспийское море согласно подходу Коломбоса может быть признано как море, окруженное сушей нескольких государств (land-locked sea). Прибрежные государства могут в таких морях осуществлять суверенитет в зоне территориальных вод, если только они не заключили соглашение о пределах своих соответствующих границ. В русском издании термин, использованный Коломбосом, переведен как «замкнутое море». Представляется, что применительно к Каспийскому морю термины «закрытое море», «замкнутое море» или «море, окруженное сушей» означают одно и то же, то есть море или озеро, не имеющее выхода к морю и окруженное сухопутной территорией двух или более государств. Поэтому и закон Ирана от 18 июня 1955 г. о разведке и разработке природных ресурсов континентального шельфа следует рассматривать, так как в нем указывается, что «в отношении Каспийского моря применяются принципы международного права, относящиеся к закрытым морям» (closed seas).

Необходимо, однако, отметить, что СССР и Иран после договора 1940 г. не заключили ни одного договора, касающегося правовых аспектов использования пространств Каспийского моря в иных, чем судоходство и рыболовство, целях. Соответственно, Российская Федерация и другие прикаспийские государства СНГ не имеют даже в порядке правопреемства соглашений с Ираном. Появление новых прикаспийских государств (Азербайджана, Казахстана и Туркмении) не повлекло за собой каких-либо изменений в правовом режиме Каспийского моря, установленном договорами 1921 и 1940 гг. Эти государства в силу норм общего международного права, Алма-Атинской декларации от 21 декабря 1991 г. и последующих актов Содружества Независимых Государств осуществляют правопреемство в отношении договоров бывшего СССР. Россия, в свою очередь, является продолжательницей СССР, то есть осуществляет континуитет. Все это предполагает, что любые шаги в отношении Каспийского моря должны предприниматься только с соблюдением действующего правового режима этого моря и норм общего международного права. Поскольку Каспийское море находится в общем пользовании, то есть под суверенитетом прикаспийских государств, какие-либо односторонние либо сепаратные акты (имеются в виду двухсторонние соглашения), направленные на притязания на осуществление особых прав, должны приниматься только с общего согласия всех прикаспийских государств.

Исламская Республика Иран предлагает два пути решения правового статуса Каспийского моря: принцип кондоминиума и раздел водоема на национальные секторы при выполнении особых условий.

Первый подход к разрешению правового спора на Каспии является приоритетным для Ирана и заключается в использовании моря, его акватории и всех морских природных ресурсов на равных условиях всеми прикаспийскими государствами на принципе равноправного кондоминиума. Согласно одобренному большинством государств региона (Россия, Казахстан и Азербайджан) принципу разделения Каспийского моря в соответствии с предложенной Россией методикой модифицированной срединной линии, Ирану отводится около 13% площади сектора моря. Ввиду того, что при существующем де-факто режиме использования ресурсов на Каспии и границ территориальных вод в акватории Каспия Ирану отводится 13% сектора водоема, в то время как основные нефтегазовые пласты лежат севернее границы Ирана, то режим кондоминиума является наиболее привлекательным для него. При действии данного режима, в соответствии с предложениями Тегерана, 20% всех ресурсов водоема отходят Ирану.

Правовой статус Каспия, согласно официальной позиции Ирана, считается определенным договорами между Ираном и Советским Союзом от 1921 и 1940 годов. Последний Договор фактически устанавливал на Каспии режим кондоминиума для двух прикаспийских государств в сфере судоходства и рыболовства, которые являлись основными видами деятельности на тот период времени. Тегеран, отстаивая правомочность вышеуказанных договоров, стремится распространить режим кондоминиума также и на нефтегазовую сферу и применить ее ко всем пяти государствам, таким образом, претендуя на 1/5 часть всех ресурсов водоема.

Второй вариант заключается в согласии разделения Каспия на национальные секторы, но при этом особо оговаривается недопустимость использования принципа модифицированной срединной линии, согласно которому Ирану отходит 13% Каспия, Казахстан получает 33%, Россия — 19%, Азербайджан и Туркменистан — по 18% и 17% соответственно. Тегеран настаивает на выработке такого проекта раздела, который бы позволил получить контроль за 20% бассейна Каспийского моря. При этом Иран ставит перед государствами региона обязательства по выполнению следующих условий:

· принцип единогласия при принятии решений, касающихся всех вопросов по Каспию;

· принцип равных прав прибрежных государств во всех вопросах — от суверенитета до использования морских ресурсов, ресурсов дна и недр моря;

· только один юридический режим должен распространяться на все море, недействительность двойного режима;

· беспрепятственный и недискриминационный проход судов;

· объявление Каспийского моря демилитаризованной зоной и использование его только в мирных целях;

· запрет на прокладку транскаспийских нефтепроводов;

· признание приоритета вопросов охраны окружающей среды Каспийского моря.

Иран не согласен на предложение Российской Федерации о разделе по срединной линии, в соответствии с которым Тегеран получает меньшую часть Каспийского шельфа и акватории. При этом Тегераном подчеркивается то, что к Каспию применимы только некоторые нормы международного морского права и его юридическая позиция подпадает под определение специальных режимов для некоторых водоемов, закрепленных в международных конвенциях по морскому праву. Иран настаивает на том, что поскольку Каспий является крупнейшим замкнутым водоемом в мире, он должен иметь свой собственный особенный правовой статус. Отстаивая свою позицию, Иран ссылается на нормы международного права, согласно которым при разделении водоемов должны быть учтены такие факторы, как параллели, меридианы, сухопутные границы государств и разницы глубин на различных участках водоемов. Тегеран при этом опирается на юридические прецеденты при разделе Балтийского моря Литвой и Эстонией, Северного моря Германией и Голландией и опыт раздела морских ресурсов между Камеруном и Нигерией. Исходя из этих аргументов, Иран добивается признания за собой права на 20-процентный участок водоема.

Надо отметить, что второй вариант определения статуса моря Иран был вынужден разработать из-за успешных действий правительств Азербайджана, Казахстана и России, которые смогли договориться между собой об условиях разделения Каспия. В 1998 году Россия заключила двусторонние соглашения с Азербайджаном и с Казахстаном по разделу Каспия на национальные секторы по принципу модифицированной срединной линии, в результате чего Северный Каспий получил правовую защищённость, и началась крупномасштабная разработка нефтегазовых месторождений.

Исходя из вышеизложенного, становится очевидным, что правовая неразрешенность вопроса о разделе дна и акватории Каспия в значительной мере вызвана позицией Ирана, который не согласен с принципом раздела Каспия на основании срединной линии и настаивает на праве владения 20% всех морских ресурсов либо в режиме кондоминиума, либо при разделе водоема на национальные секторы.

Территориальное море, исключительную рыболовную зону и континентальный шельф в Персидском и Оманском заливах охраняет береговая охрана Ирана, входящая в состав военно-морских сил страны. Данное направление является особо напряжённым из-за ряда территориальных претензий.

В 1984 г. Ирак, начавший в 1980 г. затяжную войну с Ираном, начал совершать в Персидском заливе нападения на танкеры, перевозившие иранскую нефть. В 1984—1988 гг. торговые и военные суда, в том числе нейтральные, подвергались в заливе нападению воздушных и морских судов и ракет и натыкались на мины обеих воюющих сторон. США считают, что ответственность за некоторые инциденты несет Иран, а Иран заявляет, что за них отвечает Ирак. Иран признает свою ответственность только за действия в отношении судов, отказывавшихся предоставить возможность их осмотра и обыска.

Чтобы защититься от нападений Ирана, в конце 1986-начале 1987 г. Кувейт зафрахтовал несколько кораблей у СССР и зарегистрировал их под флагами США (11 судов) и Соединенного Королевства (4 судна), а в июле 1987 г. США начали операцию «Решительная воля», предоставив эскорт всем судам, курсировавшим по заливу под флагом США. Несмотря на это с 1987 г. до конца ирано-иракского конфликта (лето 1988 г.) несколько кораблей подверглись вооруженному нападению или наткнулись на мины в заливе.

Особый интерес вызывают два нападения: 16. 10. 1987 кувейтский танкер «Sea Isle City» под флагом США был поражен ракетой недалеко от Кувейта; 6 членов экипажа были ранены. США обвинили в этом нападении Иран и 19. 10. 1987, сославшись на свое право на самооборону, разрушили находившиеся вне территориального моря Ирана платформы Р-7 и Р-4 комплекса «Решадат», который, правда, к тому времени уже не добывал нефть из-за ущерба, причиненного ему ранее атаками Ирака. 14. 04. 1988 военный корабль «Сэмюэл Б. Роберте» (США), возвращавшийся после сопровождения танкера, наткнулся на мину в международных водах недалеко от Бахрейна; 10 моряков были ранены. В ответ на это США, вновь используя «право на самооборону», уничтожили находившиеся вне территориального моря Ирана комплексы «Наср» и «Салман». В результате тяжело пострадала производственная инфраструктура платформ, их деятельность была приостановлена на четыре года.

Иран расценил атаки США как нарушение Договора о дружбе, торговле и консульских правах от 15. 08. 1955 (далее — Договор) между сторонами. США не только считали эти нападения законными с точки зрения права на самооборону, но и обвиняли Иран в нарушении Договора: атакуя суда в заливе с помощью мин и ракет и ведя другую военную деятельность, опасную и пагубную для торговли и мореплавания между территориями США и Ирана, последний вел агрессивную политику и несет ответственность за более 200 нападений на нейтральные суда в международных водах и в территориальных водах государств залива. Иран отрицает, что совершенные нападения могут быть вменены ему, считая, что они вменяются Ираку, который был заинтересован в интернационализации конфликта, и что поведение иранских властей и военно-морских сил имело исключительно оборонительный характер. Ирак, по мнению Ирана, был государством-агрессором в этом конфликте, получал дипломатическую, политическую, экономическую и военную поддержку от третьих государств (Кувейт, Саудовская Аравия и США), официально не участвовавших в конфликте.

Согласно решению Международного Суда ООН по делу о нефтяных платформах (Иран против США) от 06. 11. 2003 г.: изучив все доводы сторон, Суд счел, что США не доказали, что подверглись вооруженному нападению Ирана.

Суд установил, что нападения на Наср и Салман не были единичными акциями, направленными лишь против них, как это было пои нападении на Решадат. Эти атаки были частью более масштабной военной операции «Богомол», которую США вели против объектов, рассматривавшихся ими как «законная военная мишень». В ходе этой операции США применяли силу, ущерб был нанесен нескольким мишеням, в том числе были уничтожены два иранских фрегата и несколько военных морских и воздушных судов Ирана.

Через несколько дней после подрыва корабля США на мине в той же зоне были обнаружены несколько мин с иранскими серийными номерами, близкими к номерам на других иранских минах, в частности, обнаруженных на борту иранского военного корабля «Иран Аджр». Однако в этот период мины расставлял не только Иран, но и Ирак. Поэтому Суд счел, что этот довод также не может считаться доказательством вооруженного нападения Ирана на США. Следовательно, США и в этом случае не имели права на самооборону.

Суд постановил 14 голосами против 2, что действия США против иранских платформ не являются правомерными мерами, необходимыми для защиты жизненных интересов США в области безопасности в смысле п. «d» ч. 1 ст. XX Договора, истолкованного в свете норм международного права о применении силы.

Заключение

В основе организации силовых структур Ирана лежат военно-политические цели религиозного руководства Ирана, а также экономические возможности, национальные и религиозные особенности страны. Охрана границ Исламской Республики Иран является в соответствии с исламским законодательством священным делом.

В отношении с государствами — бывшими союзными республиками в составе СССР Ираном признаны действующими в настоящее время обязательства по соглашениям в отношении пограничных рек и вод между Ираном и СССР. В соответствии с этими соглашениями, например, в 2009 году проведена делимитация границы Ирана и Азербайджана (при этом восстановлены почти все пограничные знаки). В отношениях с остальными сопредельными государствами в ряде случаев нет двусторонних соглашений о границе, в основном они существуют как фактические, но не юридические. Это относится к границе Исламской Республики Иран с Ираком и с Афганистаном.

В Иране принята комбинированная система охраны границ, когда в зависимости от региона несения службы пограничная охрана одного государства может входить как в структуру органов безопасности, так и в состав вооружённых сил. Охрана сухопутной границы Исламской Республики Иран осуществляется входящими в систему МВД Ирана Силами охраны правопорядка. Территориальное море, исключительную рыболовную зону и континентальный шельф в Персидском и Оманском заливах охраняет береговая охрана Ирана. Морские границы Ирана не являются международно-признанными по ряду причин: отсутствие международного соглашения о правовом режиме Каспийского моря и территориальные претензии между Ираном и ОАЭ, а также нарушение зоны исключительных экономических интересов Ирана со стороны США.

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конвенция ООН по морскому праву. С предметным указателем и Заключительным актом третьей Конференции ООН по морскому праву. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк, 1982 — 316 с.

2. Договор между Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Шахиншахским Правительством Ирана о режиме советско-иранской границы и о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов. Заключён в г. Москве 14 мая 1957 года

3. Сборник договоров и соглашений СССР с иностранными государствами о морском торговом судоходстве. М.: В/О «Мортехинформреклама», 1983.

4. Конституция Исламской Республики Иран 1980 г.

Специальная литература

5. Баринова И. И.: Хейфец Б. С.: Гицу М. А. и др. Современное морское право и практика его применения. М.: Транспорт, 2005 — 264 с.

6. Бирюков П. Н. Международное право М.: Юристъ, 2008 — 328 с.

7. Бойцов Ф. С.: Иванов Г. Г.: Маковский А. Л. Морское право. М.: Транспорт, 2008 — 256 с.

8. Гуреев С. А. Международное торговое судоходство (Международно-правовые проблемы). М.: Международные отношения, 2005 — 224 с.

9. Гуцуляк В. Н. Морское право. М.: «РосКонсульт», 2006 — 368 с.

10. Исламский Шариат. www. psylib. ua

11. Калинкин Г. Ф. Режим морских пространств. М.: Юридическая литература, 2007 192 с.

12. Колосов Ю. М., Кузнецов В. И. Международное право М.: Инфра-М, 2007 — 432 с.

13. Политические системы и политические культуры Востока / Под ред. А. Д. Воскресенского. — М.: АСТ: Восток — Запад, 2007 — 400 c.

14. Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. — 3-е изд., перераб. и доп. (Отв. ред. докт. юрид. наук, проф. А. Я. Сухарев.). — М: Издательство НОРМА, 2003 — 814 c/

15. Словарь международного морского права. /Отв. ред. Барсегов Ю. Г.: М.: Международные отношения, 2005 — 254 с.

16. Сюкияйнен Л. Р. Концепция халифата и современное государственно-правовое развитие зарубежного Востока. Ислам: проблемы идеологии, права, политики и экономики. Сборник статей./ Под редакцией Ионова А. И. — М.: «Наука», — 1985 — С 139 — 160.

17. Сюкияйнен Л. Р. Шариат и мусульманско-правовая культура / Ин-т государства и права РАН. — М., 1997. — 44 с.

18. Ушаков Н. А. Международное право М. :Юристъ, 2006 — 304 с.

19. Хачим Ф. И. Конституционное право стран Ближнего Востока (Иран, Египет, Израиль, ОАЭ, Ирак); М.: РУДН 2001. -738 c.

20. Юрченко, В. П. Армия и власть на Ближнем Востоке: от авторитаризма к демократии. — М., 2002 — 236 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой