Правовой статус подозреваемого в уголовном процессе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: ///

http: ///

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. Понятие подозреваемого в уголовном процессе

§ 1. Институт подозреваемого в российском уголовном процессе: история и современность

§ 2. Основания появления подозреваемого

§ 3. Период существования подозреваемого

Глава 2. Процессуальные права и обязанности подозреваемого

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Неотъемлемым содержанием правового государства является охрана и обеспечение прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, и в частности, подозреваемых.

Проблемы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого, совершенствование деятельности органов уголовного преследования, прокуратуры, суда и адвокатуры являются актуальными. Нельзя бороться с преступностью, не уделяя должного внимания правам личности, и, в частности, правам подозреваемого в уголовном процессе. Лишь при этом условии открывается возможность подвергнуть виновного справедливому, соответствующему тяжести преступления и его личности наказанию и оградить невиновного от неосновательного привлечения к уголовной ответственности и осуждения, ибо изобличить и наказать только виновного значит не допустить привлечения к ответственности и осуждения невиновного. Реальное обеспечение прав личности, в первую очередь подозреваемого, является критерием оценки демократизма, гуманизма уголовного процесса.

Мало кто из процессуалистов осмелится заявить о невысокой значимости уголовно-процессуального института подозреваемого. Теоретическая, да и практическая важность уяснения одного лишь понятия «подозреваемый» объясняется тем, что обычно именно в отношении этого лица впервые в уголовном процессе осуществляется уголовное преследование. А как следствие этому он наделяется правом на защиту и комплексом иных прав, предусмотренных как ст. 46, так и некоторыми другими статьями УПК РФ. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2001. — N 52 (часть I). — Ст. 4921.

Правовой статус подозреваемого в уголовном процессе исследовался и ранее. Но продолжают вызывать интерес, как ученых, так и практиков, как следователей (дознавателей и др.), так и не наделенных процессуальным статусом граждан, следующие вопросы: кто такой подозреваемый; с какого момента человек наделяется статусом подозреваемого и как долго он таковым обладает; какие у него есть права; что от подозреваемого может требовать следователь (дознаватель и др.); что подозреваемый вправе ждать от следователя (дознавателя и др.)?

Знание правильных ответов на поставленные вопросы позволяет гражданам требовать от должностных лиц правоохранительных органов не нарушать предоставленных им законом возможностей и отстаивать законные интересы в вышестоящих учреждениях, а равно в органах судебной власти. Подробное разъяснение положений ст. 46 УПК РФ, которая содержит перечень основных характеристик, отличающих рассматриваемого субъекта уголовного процесса от аналогичных участников, могло бы способствовать осуществлению правоприменения в соответствии не только с буквой закона, но и с его духом.

Таким образом, вопрос о правовом положении подозреваемого в уголовном процессе имеет большое практическое и теоретическое значение. Этим и объясняется выбор темы.

Цель настоящей работы — рассмотреть уголовно-процессуальный статус такого участника уголовного судопроизводства как подозреваемый.

Задачи, решаемые в процессе работы:

— исследовать институт подозреваемого в российском уголовном процессе в истории российского уголовного процесса;

— рассмотреть основания появления и период существования подозреваемого;

— определить права и обязанности, которыми подозреваемый наделен Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

В работе использованы нормативно-правовые акты, учебная и научная литература, мнения ученых-правоведов по исследуемой проблеме.

Глава 1. Понятие подозреваемого в уголовном процессе

§ 1. Институт подозреваемого в российском уголовном процессе: история и современность

Процессуальная фигура подозреваемого всегда представляла интерес с научной и практической точки зрения, как в мировой практике уголовного процесса, так и в России, где становление данного субъекта было весьма длительным и сложным.

Исторически подозреваемый как участник уголовного процесса появился в XIX в., когда в Указе, изданном императором Александром II 8 июня 1860 г., «Об учреждении судебных следователей» был закреплен перечень оснований, в соответствии с которыми лицо могло быть признано таковым. Подозреваемым считалось лицо, «захваченное на месте совершения преступления; когда преступление совершено явно и гласно; в случае, если очевидцы преступления прямо укажут на лицо, совершившее преступление; в случае обнаружения на подозреваемом или в его жилище очевидных следов преступления или вещественных доказательств; в случае, если подозреваемый совершил покушение на побег или был пойман после побега». Вышеупомянутый Указ отличался явной прогрессивностью своего правового содержания. Действующая в настоящее время ст. 91 УПК РФ в качестве оснований задержания подозреваемого предусматривает аналогичные положения. Необходимо отметить, что предпосылки становления подозреваемого существовали и ранее, но четкого понятия и отграничения от статуса обвиняемого не происходило. В результате судебной реформы 1861 г. правовое положение подозреваемого все более тщательно регламентировалось. В целях защиты от произвольного задержания следователям предоставлялось право контроля за законностью задержаний. В качестве дополнительной меры пресечения был введен домашний арест, а отсутствие у подозреваемого постоянного места жительства стало дополнительным основанием его задержания.

В советский период развития уголовного процесса изначально подозреваемый представлял собой самостоятельного участника процесса. Подозреваемый мог быть задержан рабоче-крестьянской милицией. При его задержании составлялся протокол с обозначением места, дня, часа и основания применения этой меры. УПК РСФСР 1922 г. не устанавливал, каким образом должно оформляться появление подозреваемого в уголовном процессе, не регламентировал порядок его допроса, не определял его прав при производстве следственных действий. В связи с чем весьма трудно было отделить подозреваемого от свидетеля и обвиняемого. Свидетели и обвиняемые, зачастую, находились необоснованно в статусе подозреваемого, что приводило к лишению их процессуальных прав, предоставляемых данным субъектам уголовного процесса. Сманов К. Д. Процессуальное положение подозреваемого, потерпевшего и обвиняемого в советском уголовном процессе. — Фрунзе, 1971. — С. 8. Однако УПК РСФСР 1922 и 1923 гг. все же закрепляли процессуальный порядок, сроки, основания задержания подозреваемого, право на участие в дознании, в некоторых случаях — в следствии. Подозреваемый не обладал достаточными правами и обязанностями в уголовном процессе, а поскольку до предъявления обвинения (которое предъявлялось обычно в самом конце расследования) лицо подвергалось допросу, это значительно ущемляло его права в силу отсутствия времени и возможности для какой-либо защиты от обвинения на стадии предварительного расследования. Зайцев О. А., Смирнов П. А. Подозреваемый в уголовном процессе. — М., 2005. — С. 15.

Мнения советских ученых по поводу процессуального положения подозреваемого были различными. Так, И. Байрон считал, что допрос лиц в качестве подозреваемых — недопустим, С. А. Голунский утверждал, что подозреваемый может существовать и быть допрошенным только при задержании и применении к нему меры пресечения. Е. О. Житков предлагал подозреваемого заменить лицом, дающим объяснения. Н. Кондратенко опровергал возможность появления нового процессуального участника взамен подозреваемого и отмечал, что практика применения допроса к лицу до предъявления обвинения верна. Сманов К. Д. Указ. соч. — С. 6.

Неустойчивое и неурегулированное положение подозреваемого в уголовном процессе привело к многочисленным нарушениям прав и свобод лица, вовлеченного в орбиту уголовного судопроизводства. В связи с этим Генеральный Прокурор СССР издал Циркуляр от 5 июня 1937 г. N 41/26 «О повышении качества расследования». Данным Циркуляром понятие подозреваемый исчезло из уголовного процесса. Отныне не допускалось при допросе именовать лицо «подозреваемым». Таким образом, проблема правового положения подозреваемого не была устранена, а был исключен лишь термин.

Многие ученые, такие, как М. С. Строгович, А. Я. Вышинский, М. А. Чельцов, Д. С. Карев, В. З. Лукашевич, и др. утверждали, что исключать подозреваемого из уголовного процесса неверно. Но были и сторонники исключения подозреваемого в уголовном процессе (Г.Р. Гольст).

Принятие Основ уголовного судопроизводства 1958 г. разрешило существовавшую проблему: подозреваемый был признан участником процесса. Статьи 32 и 33 устанавливали, что подозреваемым является лицо: задержанное по подозрению в совершении преступления; при избрании в отношении лица меры пресечения до предъявления обвинения. Союзные республики в своих Кодексах также закрепили подобные определения подозреваемого. Например, УПК Народной Республики Болгария определял, что подозреваемый — лицо, в отношении которого вынесено постановление о предъявлении обвинения, т. е. подозреваемый — это обвиняемый на предварительном следствии.

После принятия Основ уголовного законодательства 1958 г. ученые высказывались как за представления подозреваемого в свете норм, установленных Основами, так и против. Так, по мнению Э. Боровского, «подозреваемым в советском уголовном процессе является лицо, которое следователь или орган дознания в любой стадии расследования на основании собранных доказательств, указывающих на это лицо, как возможно совершившее преступление, но которых еще недостаточно для предъявления обвинения, в установленном законом порядке признает подозреваемым, и к которому в связи с этим применены меры процессуального принуждения или которое необходимо допросить по поводу его личного участия в совершении преступления. Подозреваемый имеет установленные законом права». Л. М. Корнеева утверждала, что для признания лица подозреваемым следователь должен вынести определенное процессуальное решение, коим является возбуждение уголовного дела. К. Д. Сманов признавал данные определения неверными, чересчур расширенными, противоречащими действующему законодательству. «Если принять такое определение понятия подозреваемого, — утверждал он, — то в положение подозреваемого могут попадать лица вовсе не причастные к делу, и это повлечет серьезные нарушения социалистической законности». Там же. — С. 10.

Несмотря на некоторые несовершенства формулировки понятия подозреваемого в уголовном процессе, Основы уголовного судопроизводства 1958 г. стали возрождением института подозреваемого, положив начало его реформированию и совершенствованию, дальнейшее развитие которого было осуществлено в УПК РСФСР 1960 г. «Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости В С РСФСР. — 1960. — N 40. — Ст. 592.

Позже, Федеральным законом от 20 марта 2001 г. N 26-ФЗ Федеральный закон от 20. 03. 2001 N 26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией конвенции о защите прав человека и основных свобод» // Собрание законодательства РФ. — 2001. — N 13. — Ст. 1140. было внесено еще одно основание, при наличии которого лицо признается подозреваемым — возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица в порядке, установленном законом. Кроме того, подозреваемый был наделен такими правами, как право знакомиться с протоколами следственных действий, задавать вопросы участнику очной ставки, собственноручно записывать свои показания и т. д. В дальнейшем, в процессе реформирования, объем прав подозреваемого продолжал расширяться, ему было предоставлено: право на защиту, право знать, в чем он подозревается; давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения; заявлять отводы и т. д.

В отношении периодизации становления института подозреваемого существует несколько точек зрения. Например, О. А. Зайцев, П. А. Смирнов выделяют три периода:

предпосылочный — принятие Екатериной II «Учреждения для управления губерний», где впервые фигурирует проблема лица, содержащего под стражей без предъявления обвинения, принятие Свода законов 1833 г., появление предпосылок подозреваемого при производстве предварительного следствия;

формальный — законодательное закрепление оснований привлечения лица в качестве подозреваемого в Указе от 8 июня 1860 г. об «Учреждении судебных следователей», «Наказ судебным следователям», «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущем заключать в себе преступление или проступок»;

качественных изменений — период введения в действие УПК РСФСР 1961 г. Зайцев О. А., Смирнов П. А. Указ. соч. — С. 26.

Ю.Б. Чупилкин Чупилкин Ю. Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2001. — С. 9 — 10. выделяет шесть основных этапов.

Первый — зарождения и развития — был связан с принятием «Краткого изображения процессов и судебных тяжеб» 1715 г. и длился до 1801 г. Данный этап характерен тем, что только к лицу, находящемуся под подозрением в совершении преступления, с целью получения его показаний о совершенном преступлении применялись очистительная присяга, допрос с пристрастием и пытка. Основным способом получения доказательств являлась пытка.

Вторым этапом, по мнению Ю. Б. Чупилкина, следует считать период с 1801 г. по 1860 г. В это время пытка официально была отменена, и с принятием Свода законов законодательно закреплен вид приговора об оставлении в подозрении.

Третий этап — период с 1860 г. по 1937 г. Знаменуется он тем, что в законодательных актах о подозреваемом имеются уже упоминания как о лице задержанном или в отношении которого избрана мера пресечения до предъявления обвинения. Все это время законодательство фактически не наделяет подозреваемого комплексом процессуальных прав.

Четвертый этап начинается с 1937 г. и длится по январь 1959 г. Характерен данный этап тем, что на предварительном следствии лицо, подозреваемое в совершении преступления, перестало именоваться подозреваемым, в связи с принятием Прокуратурой СССР Циркуляра N 41/26 от 5 июня 1937 г.

Пятый этап — с января 1959 г. по 1990 г. — примечателен тем, что подозреваемый в это время наделяется некоторыми процессуальными правами, дающими возможность защищаться от выдвинутого подозрения. Практически в это время подозреваемый становится полноправным субъектом уголовно-процессуальных отношений.

Шестой этап — с начала 90-х гг. по настоящее время — знаменуется расширением прав подозреваемого и доведением его статуса до мировых стандартов. Там же. — С. 9 — 10.

Несмотря на заметную эволюцию правового положения подозреваемого в уголовном процессе, на приобретение им прав, позволяющих стать полноценным субъектом уголовного судопроизводства, все же некоторые действующие законодательные положения, по нашему мнению, являются дискуссионными.

Необходимо, в первую очередь, обратить внимание на процессуальные документы, закрепляющие статус подозреваемого. В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК в качестве таковых признаются постановление о возбуждении против подозреваемого уголовного дела, протокол задержания, постановление о применении меры пресечения. В ФЗ от 6 июня 2007 г. Федеральный закон от 06. 06. 2007 N 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2007. — N 24. — Ст. 2833. внесено еще одно основание признания лица подозреваемым — им является лицо, которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ. Данное основание этимологически является наиболее близким к понятию подозреваемого, но вряд ли его можно назвать удачным. Основная проблема заключается в природе данного акта. Все уголовно-процессуальные документы можно условно разделить на две группы: протоколы следственных и судебных действий, которые отражают содержание и результаты проведения процессуальных действий, а также являются важнейшими источниками доказательств; и процессуальные решения, принимаемые в форме постановления (п. 25 ст. 5 УПК РФ), определения (п. 23 ст. 5 УПК РФ), вердикта (п. 5 ст. 5 УПК РФ) и приговора (п. 28 ст. 5 УПК РФ), которые являются правоприменительными актами, содержащими ответы на правовые вопросы, возникающие при производстве по делу, и властные предписания о правовых действиях. Вандышев В. В. Уголовный процесс. Общая и Особенная части: учебник для юридических вузов и факультетов. — М.: Контракт, Волтерс Клувер, 2010. — С. 51. Ответа на вопрос, что же есть уведомление о подозрении в совершении преступления, законодатель не дает, к числу процессуальных решений его также не относит. Если исходить из того, что слово «уведомить» означает «сообщить кому-либо что-либо, довести до чьего-либо сведения», то можно сделать вывод о том, что вышеупомянутый акт не имеет правового значения как протокол или постановление, он лишь ставит в известность лицо о том, что оно находится под подозрением. Это подтверждается и тем, что при вручении копии уведомления составляется протокол с отметкой о вручении и с разъяснением прав, предусмотренных ст. 46 УПК РФ. Анализируя нормы УПК РФ, можно сделать вывод о том, что уведомление — это не самостоятельный процессуальный документ, а лишь средство, служащее способом доведения определенной информации, содержащейся в процессуальных документах.

Кроме того, положения УПК РФ, регламентирующие порядок уведомления о подозрении, содержат и ряд иных противоречий. Во-первых, в п. 1 ч. 4 ст. 46 не указано право на получение копии уведомления о подозрении в преступлении, что, на наш взгляд, должно быть устранено, так как у подозреваемого есть такое право в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ. Во-вторых, ст. 223.1 устанавливает возможность допроса лица по истечении лишь 3 суток с момента вручения копии уведомления. Исходя из того, что дача подозреваемым показаний является одним из способов реализации его конституционного права на защиту, на наш взгляд, следует этот срок сократить до 24 часов. Кроме того, появление подобного основания признания лица подозреваемым подчеркивает необходимость вынесения постановления о признании его таковым, поскольку для того, чтобы предъявить лицу уведомление о подозрении в совершении преступления, должностными лицами проводятся процессуальные действия проверки сообщения о преступлении, установления необходимых фактов. Таким образом, до предъявления уведомления лицо может быть вовлечено в орбиту уголовного судопроизводства, не ведая об этом.

Резюмируя все вышеизложенное, можно прийти к выводу о необходимости вынесения «самостоятельного» процессуального акта, признающего лицо подозреваемым. Таким актом могло бы стать постановление о признании лица подозреваемым, подобно признанию лица обвиняемым. С момента задержания лица до возбуждения уголовного дела могут осуществляться некоторые процессуальные действия, проведены проверки, в том числе и в отношении конкретных лиц, какими же правами они будут пользоваться, если они еще не подозреваемые и не обвиняемые и т. д. Кроме того, когда решается вопрос о применении меры пресечения, каким статусом будет пользоваться лицо, еще не признанное подозреваемым.

Если говорить об определении подозреваемого в уголовном процессе, необходимо отметить, что в УПК РФ отсутствует так называемый этимологический признак признания субъекта таковым — подозрение. К тому же перечисленные в п. 1 ст. 46 УПК основания признания подозреваемого таковым, являются узкими, формально юридическими. Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Уголовный процесс РФ. — СПб., 2004. — С. 131. Поскольку Конституционный Суд Постановлением от 27 июня 2000 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой В. И. Маслова, установил, что понятие «подозреваемый» должно использоваться в широком смысле слова, там «где имеет место факт уголовного преследования» Постановление Конституционного Суда Р Ф от 27. 06. 2000 N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно — процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» // Вестник Конституционного Суда Р Ф. — 2000. — N 5., применение в отношении лица любых обвинительных действий, осуществляемых в целях его изобличения. Подобное широкое толкование дает право подозреваемому воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса. Например, при задержании подозреваемый появляется не с момента составления протокола о задержании, а с момента фактического его лишения права передвигаться, следовательно, с этого момента он и пользуется правом на защиту. Однако время фактического задержания и время, указываемое в протоколе задержания, не совпадает, следовательно, нарушаются права подозреваемого. Весьма верным является мнение некоторых авторов Рудацкая Е. А. Обеспечение права подозреваемого на защиту при фактическом задержании // «Черные дыры» в российском законодательстве. — 2003. — N 4. — С. 1. относительно времени фактического задержания — «когда сотрудник милиции оденет на задержанного наручники» и должно отражаться в протоколе задержания вместе с представленным рапортом сотрудника милиции.

УПК РФ предоставляет право подозреваемому на дачу объяснений, показаний относительно выдвинутого подозрения, что, несомненно, является одним из важнейших способов защиты прав данного субъекта уголовного процесса. Подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов с момента его фактического задержания в соответствии с требованиями ст. ст. 46, 189, 190 УПК РФ. Перед допросом ему предоставляется право свидания с защитником. Данное право было введено ФЗ от 24 июля 2002 г. Федеральный закон от 24. 07. 2002 N 98-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2002. — N 30. — Ст. 3015. и было направлено на укрепление права на защиту подозреваемого. Необходимо отметить, что в УПК РФ отсутствуют нормы, регламентирующие порядок допроса подозреваемого, что имело место в ранее действующем УПК РСФСР (ст. 123). «Обязательно должно быть указано, что перед началом допроса подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК, а также должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, и об этом должна быть сделана отметка в протоколе его допроса, удостоверенная подписями подозреваемого и дознавателя или следователя». Быков В. Подозреваемый как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты // Российская юстиция. — 2003. — N 3. — С. 87.

Участие защитника при допросе подозреваемого является весьма важным с точки зрения допустимости доказательств, полученных при допросе, так как в случае дачи показаний в отсутствие защитника в дальнейшем в суде при допросе лицо может отказаться от них, не мотивируя подобный отказ, и суд признает подобные доказательства недопустимыми. Таким образом, законодатель изначально придает формальный характер таким доказательствам, заранее устанавливая их силу. Кроме того, суд в данном случае не исследует данные доказательства на предмет их истинности. Однако вместе с тем подобное положение служит гарантией того, что доказательства, например полученные под физическим воздействием на подозреваемого, будут признаны недопустимыми. Как было ранее отмечено, п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК РФ предусматривает возможность иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально, однако только до первого допроса. Представляется, что после первого допроса свидания могут проводиться и в присутствии должностных лиц, например следователя.

§ 2. Основания появления подозреваемого

подозреваемый уголовный процессуальный право

Из содержания ч. 1 ст. 46 УПК РФ следует, что подозреваемым является лицо:

1) в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ;

2) которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ;

3) к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ.

Из анализа содержания приведенной нормы, возможен вывод о том, что понятие «подозреваемый» в ней является собирательным, поскольку оно охватывает три категории лиц. Основанием их деления на эти категории является период появления подозреваемого в уголовном деле. Это обстоятельство затрудняет возможность разобраться и уяснить окончательно, как и на какой стадии уголовного процесса в нем появляется подозреваемый.

Механизм возникновения подозреваемого включает:

1. Возбуждение уголовного дела, т. е. участие в уголовном процессе заявителя, дознавателя, следователя, прокурора.

2. Собирание и оценку доказательств, наличие которых дает основания считать причастным к преступлению определенное лицо. Следователь не вправе принять решение о задержании (аресте), не располагая хотя бы минимумом достоверных доказательств соответствующего характера.

3. Признание следователем лица подозреваемым и объявление ему о принятом решении.

4. Применение в отношении подозреваемого лица меры принуждения (ст. 91 УПК РФ) либо меры пресечения (ст. 100 УПК РФ).

Таким образом, данный механизм обязывает следователя на основе материалов уголовного дела признать лицо подозреваемым и сообщить ему об этом его правовом статусе (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК). Использование слова «признается» вместо «является» указывает на то, что момент появления подозреваемого находится за пределами уголовного дела. И. Л. Петрухин утверждает, что термин «является» обеспечивает правовой статус лицу с момента фактического задержания (захвата) независимо от того, признано оно подозреваемым или нет. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: Юристъ, 2009. — С. 180. По этой причине фактическое задержание (захват) следует признать не следственным, а иным процессуальным действием Назаров С. Задержание — «иное» процессуальное действие // Российская юстиция. — 2003. — N 7. — С. 48., проведение которого допускается и до возбуждения уголовного дела.

Возбуждение уголовного дела — это первоначальная стадия уголовного судопроизводства. В ней осуществляется деятельность органов уголовного преследования, в сферу которой вовлекаются многие лица. Однако возбуждение дела как самостоятельная стадия уголовного процесса не может иметь развития во времени и пространстве. Поэтому в данный период недопустимо производство следственных действий, в особенности ограничивающих права и свободы участников уголовного процесса. Нет здесь места и принципу состязательности, поскольку закон не предусматривает участия потерпевшего и защитника. Здесь наиболее важна сама суть юридических действий, связанных с получением сообщения о преступлении и проявлением соответствующей активности правоохранительных органов. На момент подачи заявления, являющегося всего лишь поводом к возбуждению уголовного дела, уголовное судопроизводство только мыслится как таковое, которое, возможно, начнется, а потому у правоохранительных органов одна задача — проверить сообщение о совершенном или готовящемся преступлении и на основании этой проверки принять по нему одно из предусмотренных ст. 145 УПК РФ решений. Иной задачи перед правоохранителями уголовно-процессуальный закон и не ставит. На этой стадии не мыслится появление и потерпевшего. Таким образом, требование об обеспечении безопасности потерпевшего на данной стадии не просто отходит на второй план, но и не предполагается даже. Действительно, как можно гарантировать права и безопасность потерпевшего от воздействия подозреваемого, когда самого потерпевшего и нет вовсе? Такое развитие возможно на последующей стадии уголовного процесса — стадии предварительного расследования.

По смыслу ст. 146 УПК в стадии возбуждения уголовного дела могут быть произведены такие следственные действия, как осмотр места происшествия, освидетельствование, экспертиза. В ряде случаев подозреваемое в совершении преступления лицо нередко подвергается фактическому задержанию именно в этой стадии. Но в таких случаях оно оказывается не в состоянии без профессиональной помощи уяснить правовые нюансы своего положения и избрать оптимальную линию поведения. «Поэтому уголовно-процессуальный закон, — отмечает А. В. Васильев, — должен содержать нормы, обеспечивающие в данной стадии уголовного процесса право подозреваемого на получение квалифицированной юридической помощи». Васильев А. В. Следственная тактика. — М.: Юрид. лит., 1976. — С. 12. В указанной стадии уголовного процесса такие нормы отсутствуют, так как подозреваемый не является участником данной стадии. Данный факт свидетельствует о неопределенности понятия подозреваемого, изложенного в п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ (лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело), как реально не существующего.

Раскрывая содержание данного понятия, Л. Н. Башкатов утверждает: «При всей разнородности решений о возбуждении уголовного дела в отношении определенного лица, о задержании и о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения у них есть общее. В них впервые в материалах уголовного дела находит определенное документальное выражение возникшее в отношении лица подозрение (как предположение о причастности к преступлению)… Лица, в отношении которых имеются оперативно-розыскные или иные данные о причастности к преступлению, не признаются подозреваемыми, если они не задержаны или не арестованы или в отношении их не возбуждено уголовное дело. Не считаются подозреваемыми также лица, позволяющие их заподозрить в совершении преступления, но недостаточные для задержания и заключения под стражу». Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. — М.: Проспект, 2002. — С. 89.

Его «появление» сопровождается вынесением (составлением) специальных процессуальных документов: а) постановления о возбуждении уголовного дела против конкретного лица (ч. 2 ст. 146 УПК); б) протокола задержания определенного лица (ч. 1 ст. 92); в) постановления об избрании меры пресечения подозреваемому до предъявления обвинения (ст. 100 УПК). Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: Спарк, 2002. — С. 106 — 108.

Таким образом, в уголовно-процессуальной деятельности задержание лица по подозрению в совершении преступления разделялось на фактическое и юридическое. Подозреваемым как участником уголовного процесса лицо становилось со времени не фактического задержания, а юридического его оформления.

Таким образом, материальным основанием появления в уголовном судопроизводстве подозреваемого являются доказательства, указывающие на возможную причастность лица к совершению преступления, а процессуальным — соответственно постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания лица в качестве подозреваемого, постановление о применении меры пресечения или уведомление о подозрении в совершении преступления.

§ 3. Период существования подозреваемого

Кроме определения момента появления правосубъектности, учитывая то, что подозреваемый является кратковременной и исключительной фигурой, важным было бы определить обстоятельства, при которых лицо перестает быть таким участником.

Анализ действующих норм УПК РФ позволяет сделать вывод, что лицо утрачивает статус подозреваемого в следующих случаях:

1) при вынесении постановления о прекращении уголовного дела (ст. 24, 25, 213 УПК РФ);

2) при вынесении постановления о прекращении уголовного преследования (ст. 27, 28, 213, 439, 443 УПК РФ);

3) при вынесении постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ) либо при составлении обвинительного акта (ст. 225 УПК РФ).

Однако наряду с указанными случаями некоторые ученые указывают на то, что момент прекращения нахождения лица в качестве подозреваемого должен быть связан еще и с прекращением применения к нему задержания или какой-либо из мер пресечения, когда данные меры послужили основанием для признания лица подозреваемым. Навасардян В. Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. — Санкт-Петербург, 2000. — С. 27; Рыжаков А. П. Подозреваемый: понятие, права и обязанности. Научно-практическое руководство. — Ростов-на-Дону, 2006. — С. 46 — 49. Однако с данной позицией нельзя согласиться, так как прекращение осуществления задержания и применения меры пресечения в отношении подозреваемого не исключают в дальнейшем возможности предъявления ему обвинения в совершении преступления. «Ограничение срока пребывания в положении подозреваемого тремя, десятью или тринадцатью сутками способно в отдельных случаях превратиться в непреодолимую преграду на пути успешного осуществления задач уголовного судопроизводства». Бекешко С. П., Матвиенко Е. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. — Минск, 1969. — С. 40; Зайцев О. А., Смирнов П. А. Подозреваемый в уголовном процессе. — М., 2005. — С. 80 — 81.

Кроме того, истечение сроков задержания или применения мер пресечения без вынесения постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования как основания для снятия статуса подозреваемого с лица лишает его возможности реализовать в уголовном судопроизводстве право на реабилитацию. Это обусловлено тем, что орган уголовного преследования должен вынести обоснованное решение, признающее факт нарушения прав подозреваемого при применении в отношении его соответствующей меры принуждения.

В соответствии с действующим законодательством (гл. 18 УПК РФ) у подозреваемого появляется право на реабилитацию с момента наступления процессуального основания возникновения права на реабилитацию в конкретном процессуальном документе: постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования «по реабилитирующим основаниям».

Таким образом, нельзя отождествлять сроки нахождения подозреваемого в уголовном процессе со сроками применения в отношении его мер уголовно-процессуального принуждения, которыми он был вовлечен в процесс.

Глава 2. Процессуальные права и обязанности подозреваемого

Теоретическая разработка прав и обязанностей подозреваемого и их законодательное закрепление позволят создать необходимые условия для достижения назначения уголовного судопроизводства.

Подозреваемый имеет право на защиту, которое он, как и обвиняемый, может осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 1 ст. 16 УПК). Дознаватель, следователь и прокурор обязаны разъяснить подозреваемому его права и обеспечить ему возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами (ч. 2 ст. 16 УПК).

Подозреваемый вправе (ч. 4 ст. 46 УПК):

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела (ст. ст. 145, 146 УПК), либо копию протокола задержания (ч. 1 и ч. 2 ст. 92 УПК), либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (ст. 101 УПК);

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний (ст. 51 Конституции Р Ф; ч. 2 ст. 46, ч. 4 ст. 92, ст. ст. 189 — 190 УПК). При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от этих показателей, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК);

3) пользоваться помощью защитника:

а) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица (п. 2 ч. 3 ст. 49 УПК);

б) с момента фактического задержания (п. 15 ст. 5 УПК) лица, подозреваемого в совершении преступления, в случае, предусмотренном ст. 91 и ст. 92 УПК (т.е. при задержании лица по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из оснований, указанных в ст. 91 УПК — см. пп. «а» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК);

в) с момента фактического задержания (п. 15 ст. 5 УПК) лица, подозреваемого в совершении преступления, в случае применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК меры пресечения в виде заключения под стражу (пп. «б» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК);

г) с момента объявления подозреваемому постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы (п. 4 ч. 3 ст. 49, ч. 3 ст. 195 УПК);

д) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК);

4) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК). При задержании лица по подозрению в совершении преступления (см. п. 11 ст. 5, ст. ст. 91 — 92 УПК) дознаватель, следователь до начала допроса обязаны обеспечить подозреваемому по его просьбе свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше двух часов может быть ограничена дознавателем, следователем, прокурором с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее двух часов (см. ч. 4 ст. 92 УПК);

5) представлять доказательства как лично, так и с помощью защитника или законного представителя (ч. ч. 2, 3 ст. 86 УПК).

6) реализовывать права при назначении и производстве судебной экспертизы: знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы; заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении; ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении; ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту; присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта (ст. 198 УПК);

7) заявлять ходатайства (ст. ст. 119 — 122, 159 УПК) и отводы. Подозреваемый вправе по указанным в УПК основаниям заявить отводы судье, прокурору, следователю, дознавателю, секретарю судебного заседания, переводчику, эксперту, специалисту, защитнику, представителю потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика (ст. ст. 61 — 72 УПК);

8) давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет; бесплатно пользоваться помощью переводчика (ч. 2 ст. 26 Конституции Р Ф; ч. 2 ст. 18, ч. 3 ст. 132 УПК). Процессуальные документы, которые в соответствии с нормами УПК подлежат обязательному вручению подозреваемому (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК), должны быть переведены на его родной язык или язык, которым он владеет (ч. 3 ст. 18 УПК);

9) знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания (см. ст. ст. 166 — 167 УПК);

10) участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;

11) приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя (ст. 46 Конституции Р Ф; ч. 1 ст. 19, ст. ст. 123 — 127, ч. 11 ст. 108 и др. УПК);

12) защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК.

Кроме того, в ч. 1 ст. 11 УПК РФ содержится указание на необходимость разъяснения подозреваемому его обязанностей. Реализовать названную норму представляется затруднительным, поскольку уголовно-процессуальный закон не закрепляет в концентрированном виде обязанности подозреваемого. Так, ст. 46 УПК РФ содержит только перечень прав подозреваемого, но не его обязанности. К сожалению, отмечает А. Карцев, законодатель посчитал необязательным закрепление в ст. 46 УПК РФ основных обязанностей подозреваемого. Карцев А. В. Уголовно-процессуальный статус подозреваемого: понятие и содержание // Уголовное судопроизводство. — 2007. — N 4. — С. 72. М. Рагимов также указывает на уязвимость правовых предписаний, содержащихся в ч. 4 ст. 46 УПК РФ. Рагимов М. Г. Правовое положение подозреваемого в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. — 2008. — N 23. — С. 72. Заметим, что обязанность — это определенный круг действий, возложенных на кого-нибудь и безусловных для выполнения. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. — М., 1989. — С. 355.

Тем не менее, несмотря на законодательное «молчание», важным с точки зрения теоретического осмысления статуса подозреваемого и его практического воплощения является вопрос о систематизации обязанностей последнего в уголовном процессе.

Обращение к разделу 2 УПК РФ «Участники уголовного судопроизводства» показывает что законодатель применяет формулировку «не вправе». В отношении подозреваемого соответствующего указания в анализируемом разделе нет. Однако процессуальные обязанности подозреваемого просматриваются в иных нормах уголовно-процессуального закона. Например, в соответствии со ст. 102 УПК РФ, подозреваемый обязан не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя или суда.

Процессуальную обязанность подозреваемого необходимо воспринимать несколько шире, чем законодательно закрепленный перечень запретов после слов «не вправе». Важно отметить, что нарушение процессуальной обязанности участником уголовного судопроизводства создает право следователя, дознавателя принять меры для наказания соответствующего лица путем обращения к судье для применения меры принуждения в виде денежного взыскания. При таком понимании основанием применения мер принуждения должен быть, как нам представляется, точный критерий — утверждение следователя, дознавателя, судьи о наличии процессуальной обязанности (ее законодательное закрепление) и ее нарушение.

В связи с приведенной информацией возникает потребность в устранении неясности в понимании наличия или отсутствия процессуальной обязанности подозреваемого. Полагаем, что во избежание двусмысленности в понимании статуса подозреваемого целесообразно в уголовно-процессуальном законе закрепить именно обязанности рассматриваемого участника уголовного процесса.

Ученые-процессуалисты также отмечали необходимость обращения к категории «обязанности» для разработки статуса участника уголовного процесса. Так, С. П. Бекешко, Е. А. Матвиенко указывали, что «процессуальное положение участника — это его правовой статус в производстве по уголовному делу, определяемый правами и обязанностями данного участника». Бекешко С. П., Матвиенко Е. А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. — Минск, 1969. — С. 44. М. С. Строгович полагал, что в содержание правового статуса должны включаться такие элементы, как права, обязанности, правовые гарантии прав, правовая ответственность личности за неисполнение своих обязанностей. Строгович М. С. Избранные труды. — М., 1990. Т. 1: Проблемы общей теории права.- С. 240 — 244

Потребность в формулировании процессуальных обязанностей подозреваемого и их законодательном закреплении объясняется следующими факторами: законодательное закрепление обязательного поведения подозреваемого создаст гарантию решения задач уголовного судопроизводства; важнейшая категория уголовно-процессуальных отношений — обязанности — должна быть разработана и законодательно закреплена, что устранит двусмысленность в понимании уголовно-процессуальных понятий; формулирование обязанностей подозреваемого позволит дознавателю, следователю реализовать положения ч. 1 ст. 11 УПК РФ о разъяснении подозреваемому его обязанностей; введение в уголовно-процессуальный закон обязанностей подозреваемого позволит создать основания для его ответственности в случае их нарушения.

Важно отметить, что 39% опрошенных следователей, дознавателей сочли необходимым закрепление в УПК РФ обязанностей подозреваемого. Такой результат позволяет как минимум теоретическое осмысление системы обязанностей подозреваемого, а как максимум его законодательное закрепление.

Как было отмечено, УПК РФ в разрозненном состоянии содержит указание на должное поведение подозреваемого. Такое положение мы предлагаем заменить прописыванием в уголовно-процессуальном законе категории «обязанности подозреваемого».

Обратимся к процессуальным обязанностям подозреваемого.

1. Являться по вызову. Указанная обязанность означает необходимость прибыть в указанные время и место, к названному адресату, иметь при себе документы, подтверждающие личность.

В ряде норм УПК РФ закреплена обязанность подозреваемого явиться по вызову, например в ст. 112 УПК РФ, ч. 3 ст. 188 УПК РФ.

Названная обязанность влечет должное поведение подозреваемого в части создания возможности для следователя, дознавателя выполнить свою процессуальную функцию при прибытии подозреваемого (например, ознакомить с постановлением о назначении судебной экспертизы). Кроме того, нарушение подозреваемым своей обязанности позволяет принять следователю решение о применении мер процессуального принуждения, например привода.

2. Не уклоняться от явки по вызову. Уклонение означает отказ от выполнения чего-нибудь. Рассматриваемая обязанность подозреваемого позволит реализовать положения ст. ст. 113, 117 УПК РФ в части реализации неблагоприятных последствий при нарушении своих законодательно закрепленных обязанностей.

3. Сообщать о невозможности явки в установленные сроки, дату, место. Уполномоченные лица приглашают подозреваемого с целью выполнения своих обязанностей и предоставления последнему возможности реализации своих прав. Процессуальная самостоятельность следователя и дознавателя, максимальная их информированность по уголовному делу объясняют причину вызова подозреваемого в назначенные дату, время, место. И игнорирование подозреваемым данного установления недопустимо, так как может снизить результативность уголовного судопроизводства, повлечь невыполнение процедур.

Своевременное информирование уполномоченных лиц позволит им перепланировать производство по уголовному делу, рассмотреть возможность прибытия дознавателя или следователя к подозреваемому с целью решения сформулированной задачи.

Отказ подозреваемого от информирования уполномоченных лиц о невозможности явиться по вызову позволит следователю, дознавателю продолжить процессуальную деятельность, зафиксировав создание ими реальной возможности для реализации подозреваемым своего права.

4. Не разглашать данные предварительного расследования, судебного заседания. Статья 161 УПК РФ закрепляет обязанность подозреваемого не допускать разглашения данных предварительного расследования.

Однако уголовно-процессуальный закон допускает участие подозреваемого и в судебных заседаниях (например, подозреваемый может участвовать в судебном заседании при разрешении его жалобы, при решении вопроса о заключении под стражу), содержание и результат которых также влекут необходимость сохранения в тайне полученной информации.

5. Сообщать о наличии оснований для отвода судьи, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, защитника. Основания отвода различных участников уголовного процесса — это важнейшая составляющая законного и обоснованного производства по уголовному делу. Однако уполномоченные лица не всегда владеют необходимой информацией в этой части, а получают ее от различных лиц. И закрепление обязанности своевременного информирования о наличии основания для отвода позволит принять надлежащее решение, исключив в дальнейшем нарушения уголовно-процессуального законодательства, возможность признания полученных результатов недопустимыми.

6. Сообщать об источнике получения письменных документов и предметов, представленных подозреваемым для приобщения к уголовному делу. Согласно законодательству (п. 4 ч. 4 ст. 46 УПК РФ) подозреваемый вправе представлять доказательства. Приведенную формулировку закона мы считаем некорректной, поскольку придать объекту статус доказательства — это удел уполномоченных лиц. При таком понимании мы предлагаем названное право подозреваемого изменить на право представлять дознавателю, следователю объекты, могущие иметь значение для уголовного дела. В таком случае подозреваемый должен сообщить об источнике получения представляемых объектов.

7. Не скрываться от органов дознания, следствия, прокуратуры, суда. Выполнение рассматриваемой обязанности означает исключение тайного исчезновения лица. В данном случае подозреваемый осуществляет ряд умышленных действий с целью исключить явку к субъектам уголовно-процессуальной деятельности.

Согласно ч. 1 ст. 108 УПК РФ одним из оснований заключения под стражу подозреваемого является то, что он скрылся от органов предварительного расследования или от суда. В соответствии со ст. ст. 208, 209 УПК РФ, если подозреваемый скрылся, то производство по уголовному делу приостанавливается и он объявляется в розыск. С другой стороны, в ч. 3 ст. 78 УК РФ предусмотрено, что течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной. Столь значимые последствия влекут необходимость введения в УПК РФ названной обязанности подозреваемого.

8. Прекратить преступную деятельность. Среди значимых обстоятельств, влекущих различные процессуальные последствия, — поведение подозреваемого. Например, среди элементов предмета доказывания обстоятельства, характеризующие личность, смягчающие и отягчающие ответственность; среди оснований избрания меры пресечения — продолжение преступной деятельности.

9. Не препятствовать производству по уголовному делу. В статье 102 УПК РФ предусмотрено обязательство подозреваемого не препятствовать производству по уголовному делу. В п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ указано одно из оснований избрания меры пресечения — возможность воспрепятствования производству по уголовному делу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой