Правовой статус холопа

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВОРОНЕЖСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра теории и истории государства и права

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему «Правовой статус холопа»

выполнил:

слушатель 1 курса факультета

заочного обучения

специальность 30 505. 65

«Правоохранительная деятельность»

со сроком обучения 3 года 6 месяцев

капитан милиции Бодров Д. Н.

Руководитель:

Воронеж — 2011

Содержание

  • Введение
  • 1. Холопство — исконный институт обычного права
  • 1.1 Общая характеристика и источники возникновения холопства в домосковский период
  • 1.2 Институт холопства в течение московского периода
  • 2. Юридический статус холопов
  • 2.1 Особенности юридического положения холопов по Русской Правде
  • 2.2 Соборное Уложение последний крупный законодательный акт о холопстве
  • 3. Отпущение холопов на волю и исчезновение института холопства
  • 3.1 Попытки смягчения нравов рабовладельцев
  • 3.2 Влияние реформ налогообложения на исчезновение института холопства
  • Заключение
  • Список используемых источников

Введение

Холопство — исконный институт обычного права, игравший весьма важную роль в общественной организации русских земель.

О существовании холопства известно относительно мало потому, что на протяжении большей части советского периода господствовавшая доктрина утверждала, что рабство совершенно не соответствует духу русской истории, и поэтому едва ли существовало.

В русском государстве было много холопов. Но оно не стало основой общественного производства. В конкретных исторических условиях рабство оставалось лишь одним из укладов жизни, первенствующее значение получили феодально-производственные отношения.

До настоящего момента в литературе нет единого взгляда о том, кем же на самом деле были холопы: действительными рабами или полузависимой частью населения. До сих пор непонятно, когда в России зародилось холопство, и какое влияние оно оказало на дальнейшее развитие общественной системы нашего государства.

Только значением холопства можно объяснить тот факт, что древнейшие юридические памятники Руси содержат сравнительно значительное число норм, посвящённых выяснению различных сторон этого института, хотя и не исчерпывают его во всей полноте. Больше всего указаний и правил даёт Русская Правда

Современные концепции о холопстве позволяют говорить, о том, что отдельные элементы данного правового института сохранялись достаточно долго на протяжении истории России и на самом деле все эти проблемы до сих пор мало изучены.

Объектом исследования выступает холопство как правовой институт.

Предметом исследования настоящей работы являются правовое положение холопа.

правовой статус холопство

Цель работы — комплексное исследование общетеоретических положений о холопстве.

Исходя из цели, настоящей работой ставятся следующие задачи:

дать общую характеристику холопству и определить источники возникновения холопства;

определить правовое положение холопов;

охарактеризовать попытки освобождения холопов и проанализировать причины исчезновения холопства.

Структура работы обусловлена целями и задачами, поставленными в данном исследовании.

1. Холопство — исконный институт обычного права

1.1 Общая характеристика и источники возникновения холопства в домосковский период

Рабство — это в первую очередь и, прежде всего, правовой институт, и почти повсеместно закон уделял ему значительное внимание. Русское государство не составляет здесь исключения. Более того, в России начала нового времени закон вообще — важнейший символ и инструмент: непрерывно усиливающаяся центральная власть использует его для достижения своих целей.

В.О. Ключевский Ключевский В. О. Русская история / В. О. Ключевский. — М.: Эксмо, 2005. — С. 45. писал, что первоначальным основанием сословного деления русского общества было, по-видимому, рабовладение. Поэтому на ранних этапах развития институт холопства был достаточно устойчивым, так как порабощение шло интенсивно по мере развития феодальных отношений

В холопстве в чистом виде проявилась внеэкономическая зависимость холопа-челядина от своего феодала. Поэтому холопство как правовой институт на начальном этапе своего существования представляло устойчивую систему обязанностей холопов и их взаимоотношений с субъектами русского права.

Как пишет Ричард Хелли Хелли Р. Холопство в России 1425−1725 / Р. Хелли. — М., 1998. — С. 41., перед лицом перспектив экономически ненадежной жизни свободного человека или экономически безопасной жизни раба, выбор в пользу несвободы может показаться вполне разумным. Намного легче было переносить стабильную жизнь в рабском состоянии, работая на хозяина, не обеспечивать свои обязательства, не отвечать за проступки, поскольку за них нес ответственность по большей мере хозяин холопа. Во-вторых, не все рабы были несчастны, и отнюдь не все они жаждали освобождения. Не все рабы обязательно занимали самые низкие ступеньки социальной лестницы. Привилегированные рабы могли иметь чуть ли не самый высокий — после правителя и его приближенных — социальный статус; даже самый обычный раб мог пользоваться в обществе более высоким уважением, чем простой свободный человек, если его хозяин обладал высоким социальным статусом. Социальный статус холопа мог определяться и тем положением, которое холоп занимал в хозяйстве своего хозяина. И, наконец, в-третьих, рабство редко (если вообще когда-либо) означало абсолютно ничем не ограниченную власть хозяина над его рабом. Холопы могли, наравне со своими хозяевами вести хозяйство, совершать определенные действия в отношении имущества. Говорить об абсолютно неограниченной власти хозяина над его холопом в целом невозможно потому, что в сфере гражданских правоотношений холопы могли играть важную роль при распоряжении имуществом. Хозяин мог назначить своего холопа управляющим хозяйством. Вследствие этого некоторые холопы были своеобразным прообразом экономов в помещичьем хозяйстве.

Холопство могло возникать разными путями. Русская Правда перечисляет всего три случая возникновения обельного холопства (102−104), но, кроме них, указывает ещё особо несколько других (50, 52, 57, 93). Однако её указания неполны: она не говорит, например, о плене. Все известные случаи происхождения холопства можно разбить на две группы Русская Правда и Псковская Судная грамота: материалы для изучения истории государства и права России / Сост. С. А. Бердникова, О. П. Подосёнов. — Красноярск, 2002. — С. 17.:

1. когда холопство возникало помимо воли лица;

2. когда оно устанавливалось с согласия самого поступающего в холопы.

К первой группе (насильственное обращение в холопство) относятся: Исаев И. А. История государства и права России / И. А. Исаев. — М.: Юристъ, 2005:

1. Плен. Это исконная и всеобщая причина рабства. На Руси в историческое время летопись неоднократно упоминает о захвате пленников во время войн с иноземцами или одних русских земель с другими, причем, иногда отмечает, что пленников приведено «много», иногда указывает их число, а иной раз не может и перечислить их великого множества и тогда сообщает лишь баснословно дешёвую цену, за какую продавались пленники. Например, в 1169 году новгородцы, отбив суздальское ополчение и преследуя отступающих, захватили такое множество пленных, что «купляху суждальц по 2 ногаты». Если принять во внимание, что в ту пору коза и овца ценились по 6 ногат, свинья в 10 ногат и кобыла в 60 ногат, то цена пленника в 2 ногаты должна быть объяснена, лишь крайней нуждою поскорее сбыть чересчур обильный товар. Характер древних войн вообще и в частности обычная цель военных походов — захват возможно большей военной добычи — не оставляют сомнения, что плен был одним из самых обильных источников холопства А. Юрганов. Холоп в средневековой Руси // Юрганов А. Л. Категории русской средневековой культуры. М.: МИРОС, 1998, с. 216−239.

2. Преступление. Русская Правда упоминает о таком последствии только для закупа, совершившего кражу или тайно убежавшего; но современной Русской Правде смоленский договор с немцами 1229 года содержит общее указание, что разгневавшийся на русина князь мог отнять «всё, жену и дети в холопы». В другой редакции этого памятника стоит иное правило, что князь в гневе на русина «повелит разграбити его с женою и детьми». Здесь бесспорно имеется в виду наказание, известное и Русской Правде под именем потока и разграбления и назначавшееся за убийство при разбое, поджог и конокрадство. Последствием этого наказания также могло быть обращение преступника в холопы. Даже в XIV веке у московских князей были холопы, доставшиеся им «в вине» Зимин А. А. Холопы Древней Руси / А. А. Зимин // История СССР. — 1989. — № 6..

3. Несостоятельность в уплате долга. Русская Правда говорит лишь о торговой несостоятельности, причём различает причины её: только несостоятельность, происшедшая по вине торговца (пьянство, расточительность), ставила его в полную зависимость от усмотрения кредиторов: «ждут ли ему, а своя им воля, продадят ли, а своя им воля» (50). Не подлежит сомнению, однако, что всякий недобросовестный должник подвергался той же участи. Это подтверждается проектом договора Новгорода с Готландом, XIII века Русская Правда и Псковская Судная грамота: материалы для изучения истории государства и права России / Сост. С. А. Бердникова, О. П. Подосёнов. — Красноярск, 2002.

4. Рождение от несвободных родителей. Русская Правда «плод от челяди» наравне с приплодом от скота причисляет к составу движимого имущества наследодателя (93): это был естественный прирост господской челяди Русская Правда и Псковская Судная грамота: материалы для изучения истории государства и права России / Сост. С. А. Бердникова, О. П. Подосёнов. — Красноярск, 2002.

Во вторую группу (добровольное обращение в холопство) относятся случаи возникновения холопства по доброй воле поступающих. Их всего три вида, и они перечислены Русской Правдой как троякое обельное холопство: Исаев И. А. История государства и права России / И. А. Исаев. — М.: Юристъ, 2005:

1. продажа себя в присутствии свидетеля хотя бы за пол гривны;

2. женитьба на холопе или челяди;

3. поступление на службу тиуном или ключником.

В двух последних случаях особым договором, возможно, было установить и иные отношения в отмену обычных правил.

Перечисленными видами источников холопства едва ли исчерпываются все известные практике случаи его установления. Например, во время нередкого в ту пору голода родители отдавали даром своих детей («одьрен из хлеба гостем») и отдавались сами на тех же условиях. Такие сведения имеются от XI, XII и даже XV веков. Быть может, подобные случаи имела в виду Русская Правда, говоря о вдачах, которые, однако, не причислялись Правдою к холопам и подлежали освобождению, если проработали год за полученную милость (105) Колычева Е. И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV—XVI вв. / Е. И. Колычева // Исторические записки. — Т. 85−1970. Такое ограничение практики могло возникнуть не без влияния духовенства, которому хорошо было известно постановление Закона Судного о человеке, отдавшемся другому «у тошна веремени»; по закону, «дервь ему не надобе». Тенденция господ порабощать нуждающийся люд очевидна и из статьи о вдаче. С другой стороны, в ту пору господства силы и бесправия приют в составе челяди богатого господина сулил для многих избавление, по крайней мере, от грозящей голодной смерти.

1.2 Институт холопства в течение московского периода

В течение московского периода институт холопства претерпел ряд существенных перемен. Наряду со старыми типами холопства (государственные и церковные крестьяне, т. е. полные, и неполные: докладное, закладники, закупы) с середины XVI века появляется новая форма кабального холопства от еврейского слова кабала, когда закладник, заёмщик, обязывался собственной службой погашать не основную суму долга, а только проценты по займу. Крепостными «ростовые» холопы не являлись, т.к. за ними сохранялось право выкупиться, неволя прекращалась смертью кабального или волей господина в отличие от полного холопа, право на которого передавалось потомственно.

В отличие от податных слоёв населения холопы не платили подати, что служило «социальным убежищем» служилым и тяглым людям, не хотевшим ни служить, ни тянуть тягло. Чтобы не допустить сокращения источника ратных сил (из служилых людей, в том числе — дворян) и числа податных плательщиков, т. е. государственного дохода, законодательство Михаила прикрепляет людей к состояниям, в которых заставал их закон, и лишает права отказываться от личной свободы, Т.о. служба и тягло становились повинностями по рождению для всех слоёв общества. Запрещались закладничество и приём в холопы (Указ 1641г), покупка вотчин, посадские прикреплялись к своим посадам и т. д, для крестьян была установлена вечная крестьянская, т. е. безвыходность. Приказ от 25 апреля 1597 г. постановил кабальным людям со своими жёнами и детьми оставаться в кабалах до смерти их господ, а господам разрешил выкупных денег не принимать Колычева Е. И. Холопство и крепостничество (конец XV—XVI вв.ек). — М.: Наука, 1971..

Источники обельного холопства в этом периоде мало-помалу суживаются. Так, например Зимин А. А. Холопы Древней Руси / А. А. Зимин // История СССР. — 1989. — № 6.:

1. Плен уже не играет прежней роли, как ввиду постепенного объединения Московского государства, так и потому, что пленников обыкновенно выкупали и даже взаимно выдавали без выкупа. Остались только пленники от международных войн по западной, южной и восточной границам. Но и относительно их состоялся указ 1556 года, по которому пленник оставался холопом до смерти господина, «а детем его не холопом» Колычева Е. И. Холопство и крепостничество (конец XV—XVI вв.ек). — М.: Наука, 1971. Таким образом, плен становился источником лишь временного холопства.

2. Холопство из преступления совсем не существует по московскому праву, так как за все важные преступления вводятся уголовные наказания Исаев И. А. История государства и права России: Учебник. — 3-е изд. — М.: Юристъ, 2005..

3. Правило о последствиях торговой несостоятельности заимствовано из Русской Правды целиком в Судебник 1-й: задолжавшие по своей вине торговцы отдавались кредиторам «головою на продажу», то есть в полное рабство. Но уже с начала XVI века в этой практике наблюдается смягчение, закреплённое Судебником 2-м: несостоятельные должники отдавались кредиторам не на продажу, а «головою до искупа», то есть до отработки долга. В Уложении (X, 266) определена и норма зачёта работы в уплату долга отданных головою до искупа должников: работа взрослого мужчины ценилась в 5 рублей за год, женщин — в половину Судебник 1497 года: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т, Юрид. ин-т; сост. С. А. Бердникова. — Красноярск, 2005..

4. В полной силе в течение всего периода сохранило значение источника полного холопства рождение от холопов.

Что касается возникновения холопства по доброй воле поступающих, то:

1. Продажа самого себя и родителями детей признаётся всецело Судебником 2-м; в нём сказано, что холоп не может продавать своего свободного сына, родившегося у него до холопства, а «продастся он сам кому хочет»; подобное же правило установлено и относительно чернцов. Далее Судебник предоставляет крестьянину продаваться с пашни в полные холопы без соблюдения срока перехода и без уплаты пожилого. Но имеется уже и ограничение относительно служивших людей: как их самих, так и их не служивших ещё детей запрещено было принимать в холопы, кроме лишь отставленных от службы. После Судебника состоялись новые ограничения. Так, по указу 1560 года несостоятельные должники не могли продаваться своим кредиторам в полные и докладные холопы, а их велено было отдавать кредиторам головою до искупа; по указу 1597 года предписано кабальных людей, которые стали бы выдавать на себя полные и докладные, отсылать к постельничим. В Уложении во всех случаях поступления в холопы подразумевается не полное, а кабальное холопство; по одному частному поводу приведена даже ссылка на государев указ, по которому «крещёных людей никому продавати не велено» (XX, 97).

2. Поступление на службу тиуном и ключником удержано в числе источников полного холопства по обоим Судебникам, но с некоторыми отступлениями от Русской Правды: в них вовсе не упомянуто, что особым договором можно было оградить свободу при поступлении в тиуны, а по Судебнику 2-му тиунство без полной или докладной грамоты и вообще не влекло за собой холопства. Холопство по городскому ключу совершенно уничтожено; осталось только холопство по сельскому ключу, причём это последнее возникало по Судебнику 1-му с докладом или без доклада, а по Судебнику 2-му — непременно с докладом Судебник 1497 года: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т, Юрид. ин-т; сост. С. А. Бердникова. — Красноярск, 2005. Наконец, прибавлена оговорка о детях, из которых следовали в холопы за родителями только те, которые были записаны с ними в одной грамоте или породились в холопстве. Однако кабальная служба постепенно вытесняла и эти формы поступления на службу полных и докладных холопов. Судебник 2-й запрещает принимать в холопы дворян и их сыновей во избежание уклонения от службы.

3. Наконец, правило Русской Правды о холопстве вследствие женитьбы на робе без ряда формулировано Судебниками и Уложением в категорической форме: «по робе холоп, по холопе роба». От этого строгого правила сделано было, однако, существенное отступление в Уложении: беглые посадские и крестьянские девки или вдовы, вышедшие в бегах за чьих-либо холопов, отдавались с мужьями и детьми в посад или помещикам; но беглые холопы, женившиеся в бегах на посадских девках или вдовах, не зачислялись в посад, а отдавались прежним господам, с жёнами и детьми. По этим статьям состояние супругов определялось состоянием беглого. Помимо этого указного ограничения правила «по робе холоп, по холопе роба», и практика допускала отступления от него по специальным условиям.

Вместе с указанными видоизменениями в источниках холопства московское право выработало и более точные формы укрепления прав на холопов. С развитием грамотности стали составлять на поступающих в холопство записи.

2. Юридический статус холопов

2.1 Особенности юридического положения холопов по Русской Правде

Юридическое положение холопов определяется тем основным положением, что они составляют собственность господ. В отношения между господами и их челядью древнерусское светское право вовсе не вмешивалось; поэтому надо думать, что они определялись единственно усмотрением господ. Такое усмотрение шло весьма далеко: господа могли безнаказанно убивать своих холопов. Об этом можно заключить из того, что даже посторонние лица отвечали только за убийство чужих холопов «без вины». Значит, за вину можно было убить и чужого холопа безнаказанно; надо было только на суде доказать виновность убитого. За убийство собственного раба некому было даже, и привлечь к ответственности убийцу, ибо он не нарушал ничьих интересов, кроме собственных.

Говоря о холопстве, нужно заметить, что правительство Русского государства стремилось всячески закрепить бесправное положение холопов, чтобы максимально урезать их в правах и превратить фактически в объектов правоотношений. Отсюда можно сделать вывод о многообразии источников законодательства о холопстве, которые создавались по мере необходимости и в соответствии с требованиями исторической ситуации в Русском государстве Колычева Е. И., Холопство и крепостничество (конец XV—XVI вв.), М., 1971.

Впервые нормы о правовом положении холопов, встречаются в Русской Правде Русская Правда и Псковская Судная грамота: материалы для изучения истории государства и права России / Сост. С. А. Бердникова, О. П. Подосёнов. — Красноярск, 2002. (в Краткой и Пространной редакциях). Первоначально государство не вмешивалось в отношения рабства; в период Русской Правды нет ясных следов укрепления государственной властью прав господина на новоприобретенного раба: известно только, что приобретение раба посредством купли требовало особого условия в формах заключения договора, но это не означало еще вмешательства государства. А сами холопы не являлись субъектами правоотношений. Скорее, они были объектами, хотя это отнюдь не отражается в Русской Правде.

Древнее право берёт под свою защиту рабовладельческие права от посягательств со стороны посторонних лиц, но ничем не ограждает интересы холопов. Самым главным ограждением прав господина над рабом было правило Русской Правды о закличе: о скрывшемся холопе объявлялось на торгу, и если в течение 3 дней холопа никто не приводил, то господин мог взять его у всякого, хотя бы добросовестного владельца. В позднейших памятниках формулировано и правило о вечности исков о холопстве, сроком давности не обладавших: «А в холопе и робе от века суд». Кто убьёт холопа без вины или окажет содействие его бегству, уплачивает господину стоимость раба.

С другой стороны, господин отвечает за действия своего раба перед третьими лицами. Русская Правда в нескольких статьях и весьма казуистично решает вопрос об ответственности господ за своих рабов Колычева Е. И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV—XVI вв. / Е. И. Колычева // Исторические записки. — Т. 85 (1970). Общий смысл этих постановлений тот, что за все действия холопа, совершённые по уполномочию господина, последний отвечал полностью во всех убытках, причинённых третьим лицам: «выкупати его господину и не лишитись его». Если холоп собственными действиями без ведома господина причинял ущерб третьему (украл, вылгал деньги), то господину предоставлялось или уплатить убытки, или выдать холопа потерявшему.

Труд холопа находил широкое применение в домашнем хозяйстве при городских и загородных дворах и в сёлах, принадлежавших князьям, боярам и монастырям. Летопись не один раз упоминает о княжеских и боярских сёлах, сплошь населённых челядью Зимин А. А. Холопы Древней Руси / А. А. Зимин // История СССР. — 1989. — № 6..

Челядь не только исполняла земледельческие и иные черные работы, но и обучалась разным ремеслам: Русская Правда резко различает обыкновенных холопов, «рядовичей», от «ремесленников», оценивая последних значительно дороже Русская Правда и Псковская Судная грамота: материалы для изучения истории государства и права России / Сост. С. А. Бердникова, О. П. Подосёнов. — Красноярск, 2002. — С. 17… Ещё выше стояли холопы, которым поручались в заведование отдельные отрасли хозяйства: это были ключники и тиуны сельские, ратайные, огнищные, конюшие и пр. Они были самыми приближёнными людьми своих господ, не исключая и князей, и являлись важными органами государственного управления в сфере суда и особенно финансов, так как в то время нельзя было отличить частного княжеского хозяйства от государственного. Поручить такую щекотливую отрасль управления, как хозяйство, было всего удобнее несвободному человеку, именно потому, что свободный не был ничем связан с князем, кроме своей доброй воли, тогда как холоп был вечно верен господину.

На основании этих фактов можно определить ряд особенностей юридического положения холопов, закрепленных в Русской Правде. Во-первых, холопы официально не являются субъектами права, поскольку не обладают правоспособностью, а участие в правоотношениях за них осуществляют их хозяева Исаев И. А. История государства и права России: Учебник. — 3-е изд. — М.: Юристъ, 2005. Во-вторых, учитывая, что холопы могли осуществлять мелкие сделки и даже приобретать имущество, нельзя говорить о том, что они были объектами правоотношений. Возможно, объектами холопы являлись применительно к конкретным ситуациям, например, при покупке холопа.

Таким образом, Русская Правда положила начало закрепления положения холопов как участников правоотношений, пусть даже в неопределенной форме.

В 1497 году появился первый Судебник, краткий свод из 67 статей, в основном касавшихся процедуры судебного разбирательства; действующие правовые нормы были представлены в нем достаточно слабо. Говорить об указании правового положения холопов не приходится, поскольку они выступают в данном судебнике лишь в качестве участников процессуального права. Однако здесь впервые дается определение холопа как такового Судебник 1497 года: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т, Юрид. ин-т; сост. С. А. Бердникова. — Красноярск, 2005. — С. 34.

Служба холопов в домашнем хозяйстве господ явилась прототипом государственной службы; из отдельных обязанностей холопов при княжеских дворах возникли важнейшие государственные должности. Так это было не только на Руси, но и в других регионах средневековой Европы.

Незначительная часть холопов, пользуясь особым доверием господ, несла обязанности тиунов, ключников и приказчиков, то есть управляла отдельными отраслями господских хозяйств. Другая небольшая часть со времени возникновения обязательной службы сопровождала своих господ в походы. Эти так называемые «большие» холопы стояли совершенно обособленно от других «меньших». Если и в домосковское время они занимали весьма самостоятельное положение, то в московский период оно ещё более упрочилось.

К ним по преимуществу относятся указания памятников о том, что у холопов было недвижимое имущество, подаренное им господами и даже приобретённое на собственные средства; что они имели собственных холопов, занимались торговлей, ссужали капиталы под залог дворов и лавок. Уложение внесло некоторые ограничения в эту практику: холопам было предписано вотчин и лавок не покупать и в заклад не принимать; имеющиеся у них лавки продать, не держать никого по служилым кабалам, а только по записям на урочные годы.

Что касается Судебника 1550 года Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. / Под общей ред. — О. И. Чистякова. — М., 1984−1994 с. 189 в вопросах о холопстве, то здесь по большей части повторяются нормы Судебника 1497 года, но более подробно регламентируется порядок оформления холопства и его прекращения. Другой отличительной особенностью Судебника 1550 г. в отношении к холопству было ограничение и сокращение некоторых источников холопства. Все это заложило начало сокращения холопства, которое осуществлялось различными путями Панеях В. М. Холопство в XVII веке / В. М. Панеях. — Л., 1984. — С. 196−227.

Таким образом, в Судебниках конца XV — середины XVI вв. была заложена тенденция к постепенному сокращению холопства и началу превращения части из них в крепостных крестьян.

2.2 Соборное Уложение последний крупный законодательный акт о холопстве

Холопство в целом занимает важное место в Соборном Уложении 1649 года. Согласно подсчетам А. И. Яковлева, оно регулировалось 213 статьями из 967.А. Г. Маньков снижает эту цифру до 164 Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII века / А. Г. Маньков. — СПб: Наука, 1998. — С. 75. Так или иначе, и общее количество, и удельный вес статей с упоминаниями о холопстве велики. Уже одно это обстоятельство выдвигало задачу изучения холопства как бы через призму Уложения 1649 г.

Правовое положение холопов Русского государства было закреплено в главе XX Соборного Уложения «Суд о холопех». Холопы и кабальные люди по своему правовому положению начинали все больше сближаться с крепостными крестьянами. Выделяют, что в конце XVI века полных холопов в России было уже немного. Широкое распространение получило кабальное холопство. Еще начиная с Судебника 1550 года, законодательство стремилось оградить служилых людей от служилой кабалы и превращения в холопа Кутулько А. М. Судебник 1497 года / А. М. Кутулько // Вопросы истории. — 1999. — № 3. Об этом, в частности, говорится в «Суде о холопах». Землевладельцы переводили часть своих холопов на «землю», и положение переведенных мало, чем отличалось от крепостного крестьянстваИстория государства и права России: Учебник / Под ред. Ю. П. Титова. — М.: Проспект, 2000. — С. 93..

За холопами признана законом личная честь, которая у «добрых» холопов оценена в пять раз выше чести крестьянской. Но преимущества такого положения ничем юридически не были обеспечены и вполне зависели от милости господ. Уложение даже запрещает давать суд по жалобам вольноотпущенных на жён и детей их умерших господ об имуществе, «для того, что они отпущены без животов» (XX, 65).

Остальная, самая значительная группа холопов составляла в хозяйстве чернорабочую силу, с помощью которой в значительной мере удовлетворялись несложные, но иногда обширные потребности натурального хозяйства в крупных и средних боярских дворах. Это были конюхи, псари, повара, хлебники и всякая домашняя прислуга, далее кузнецы, плотники, хамовники, скатерницы, тонкопрядицы и иные ремесленные люди Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII века / А. Г. Маньков. — СПб: Наука, 1998. Приставленные к разнообразным текущим делам, они обыкновенно назывались деловыми людьми. В числе их и наряду с ними упоминаются бортники, пастухи, коровники и рядовые земледельцы под именем страдных людей или страдников.

Организация труда холопов в сельском хозяйстве была довольно разнообразна: они могли обрабатывать боярскую пашню в качестве рабочей челяди, под надзором ключника или приказчика, на полном господском иждивении, проживая в особых челядинных дворах; или же могли проживать в господских или специально им отведённых людских дворах, получая месячину или даже жалованье; или же, наконец, содержались не на господский счёт, а собственными силами, на отведённых в их пользование участках земли, работая на барской запашке и отбывая иные виды барщины, нередко совместно с крестьянами Колычева Е. И. Холопство и крепостничество (конец XV—XVI вв.ек). — М.: Наука, 1971..

Таким образом, главное отличие правового положения холопов по Соборному Уложению заключается в следующем: права холопов существенно расширились, что делало возможным участие холопов в различных правоотношениях и уже не в качестве объектов (вещей или предметов рассматриваемых гражданских сделок или уголовных преступлений). Соборное Уложение предусматривало достаточно широкий спектр деятельности холопов в различных сферах их повседневной жизни. Они были активными участниками гражданского оборота, могли заключать сделки и даже отчуждать имущество Исаев И. А. История государства и права России / И. А. Исаев. — М.: Юристъ, 2005. Раб (холоп) мог становиться субъектом уголовных правоотношений, если совершил преступление по указанию своего господина.

На основании вышесказанного, можно говорить о том, что положение холопов существенно изменилось с принятием Соборного Уложения Колычева Е. И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV—XVI вв. / Е. И. Колычева // Исторические записки. — Т. 85−1970. Во многом это было определено тем, что уже в начале XVII века холопство перестало быть однородным. Естественно, это создавало почву для изменения статуса некоторых категорий холопов. Профессор Исаев, к примеру, видит связь кабального холопства и крепостного крестьянства, поскольку издание нескольких документов (в 1555 и 1597 году) определило своеобразное закрепощение кабальных холопов и превращение их в зависимых крестьян Исаев И. А. История государства и права России: Учебник. — М.: Юристъ, 2005. — С. 115−116..

Соборное Уложение было последним крупным законодательным актом о холопстве и последним перед полным исчезновением холопства как правового института.

Судя по вышеприведённым данным, строгое право на холопов в практике значительно смягчалось, и холоп из объекта прав мог оказаться в положении правомочного субъекта. Такое превращение нисколько, впрочем, не колебало господских прав, так как было возможно лишь с соизволения самих господ. Однако такая практика должна была мало-помалу подготовлять почву и для улучшения юридического положения холопов.

Правовой институт холопства складывался в Русском государстве достаточно длительный период: фактически с момента появления государства Киевская Русь с последующим развитием в течение долгого времени. Этот правовой институт достаточно прочно закреплялся в социально-политической жизни государства и в последующем видоизменялся различными способами. Холопство хотя и было одним из видов рабства, но имело, в отличие от других рабских систем свои особенности. Главным образом, как мы указывали выше, это проявлялось в том, что холопы имели множество прав и не полностью зависели от своих хозяев. Свидетельством того, что холопство прочно укреплялось в обществе и государстве, является обилие норм в древних правовых документах, в которых прослеживались малейшие изменения, касающиеся правового положения холопов. Именно на основании всего этого можно говорить о том, что правовой институт холопства устойчиво входил в русло всеобщего развития русского общества.

3. Отпущение холопов на волю и исчезновение института холопства

3.1 Попытки смягчения нравов рабовладельцев

Смягчению нравов рабовладельцев энергично способствовала христианская церковь, представители которой взяли на себя нелёгкую задачу смягчения рабовладельческих нравов. Против института холопства церковь, по существу, не только не возражала, но даже в первое время разрешала обладание холопами отдельным представителям клира; по крайней мере Русская Правда упоминает о чернеческих холопах. Но в своих заботах о спасении пасомых церковь не могла не признать и в челяди образа и подобия Божия, ибо рабы такие, же люди, только господам в услужение данные Богом.

Однако увещания церковных поучений едва ли часто трогали рабовладельческую совесть; для воздействия на неё необходимы были более внушительные средства. Их и применяла церковь к жестоким господам, которые томили свою челядь наготою, ранами и голодом и желали затем успокоить свою совесть богатыми приношениями и вкладами на пользу церкви за упокой своей души: от таких господ запрещалось принимать дары и рекомендовалось лучше помогать пострадавшим и «сотворить их беспечальными» Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII века / А. Г. Маньков. — СПб: Наука, 1998..

Особенно настойчиво церковь боролась против произвольного убийства рабов и против торговли рабами. Весьма вероятно, что под прямым влиянием Закона Судного или Градского закона составилось ещё более категоричное правило так называемого «Белеческого устава» или «Заповеди» митрополита Георгия, где сказано: «аще кто челядина убьёт, яко разбойник епитемью приимет» Обзор истории русского права / М. Ф Владимирский-Буданов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. — с. 386. Но такое строгое правило церковного права долго не проникало в общественные нравы.

Далее, духовенство стремилось провести в практику правила об обязательном в некоторых случаях отпущении холопов на волю по желанию и перед лицом общественной власти. О такой торжественной форме отпущения упомянуто в Русской Правде Колычева Е. И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV—XVI вв. / Е. И. Колычева // Исторические записки. — Т. 85 (1970). Здесь же указан и случай обязательного после смерти отца освобождения детей, прижитых им от своей рабыни: дети такие не получали наследства, но освобождались вместе с матерью.

О другом случае освобождения на волю упомянуто в договоре Новгорода с немцами 1195 г.; именно изнасилованная рабыня получала свободу. Хотя смысл статьи и ясен, но редакция её возбуждает ряд сомнений: необходимо допустить, что она не полностью переписана. Единственно возможное толкование её сводится к тому, что здесь подразумевается изнасилование чужой рабыни; иначе статья и не могла бы попасть в договор.

Наконец, церковь оказывала содействие холопам Я. Н. Щапов. Голос древней русской церкви об улучшении быта несвободных людей. — 1859, стремившимся выкупиться на свободу, как материальной поддержкой, так и устранением препятствий к осуществлению этих стремлений; она боролась, например, с обычаем брать «изгойство на искупающихся на свободу» и проповедовала, что если кто выкупается на свободу, то должен дать за себя, столько, сколько заплачено за него.

Памятники упоминают о состоящих во владении церковных учреждений «селах со изгои». Более мягкая, но отнюдь не менее производительная эксплуатация труда прежних рабов, сделавшихся свободными, могла послужить прекрасным примером для рабовладельцев, доказывая возможность подобной утилизации рабского труда без ущерба для собственных хозяйственных интересов. Хрестоматия по истории государства и права России / Сост. Ю. П. Титов. — М.: Проспект, 2000. — 472 с..

Вообще в московском праве заметна тенденция ограничить господский произвол, и наложить на рабовладельцев ряд обязательств по отношению к холопам. Так, право на жизнь собственных холопов, робко признанное Двинской грамотой, позднее было совершенно отвергнуто. Уложение предписывает при отдаче господам беглых их людей «приказати накрепко, чтоб он того своего беглого человека до смерти не убил, и не изувечил, и голодом не уморил» (XX, 92); при выдаче должников головою до искупа с тех, кому они выдавались, бралась порука с записью, «что их не убити, не изувечити» (X, 266). В этом нельзя не признать торжества церковной проповеди против жестоких рабовладельцев. И в московское время эта проповедь не прекращалась Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. / Под общей редакцией О. И. Чистякова. — М.: Юридическая литература, 1984−1994. — Т. 6. — С. 175..

Не оставалось глухо к церковной проповеди и законодательство. Впервые при Борисе Годунове указом 1603 года на господ возложена обязанность кормить свою челядь в неурожайные и голодные годы.

В 1607 году был издан указ, регулировавший половые и семейные отношения среди холопов, в силу которого на господ было возложено обязательство не держать рабынь-девок свыше 18 лет, вдов долее 2 лет после смерти мужей незамужними, а парней свыше 20 лет холостыми. При нарушении этого требования холопы могли приходить к казначеям и получать отпускные.

Кроме указанных случаев освобождения из холопства, ещё подлежали в силу закона отпущению на волю: холопы, взятые в плен, но спасшиеся из него бегством; все холопы господина, изменившего государю и отъехавшего в другое государство; крещёные холопы, если их господа продолжали оставаться некрещёными История государства и права России: Учебник / Под ред. Ю. П. Титова. — М.: Проспект, 2000. — С. 93.

Все эти заботы правительства об улучшении положения несвободных далеко не всегда достигали цели, и в практике нередко оживала домосковская старина. Гораздо важнее правительственных мер, направленных к тому, чтобы обеспечить несвободному населению сколько-нибудь сносное существование и оградить его от произвола рабовладельцев, были те законодательные перемены, которые были вызваны исключительно государственными интересами и привели к совершенному уничтожению самого института холопства. Этот перелом возник под влиянием той роли, какую сыграло холопство в хозяйственной истории Московского государства.

3.2 Влияние реформ налогообложения на исчезновение института холопства

Количество сельских холопов стояло в тесной связи с общими условиями землевладельческого хозяйства и зависело как от размеров боярской запашки, так и от наличного количества крестьянских рабочих рук. При господствовавшей системе сошного обложения, когда боярская запашка включалась в оклад наравне с крестьянской пахотой, увеличение размеров первой не могло доставлять особых выгод землевладельцам; поэтому у них и не было прямых побуждений к её расширению и вместе с тем к увеличению сельской челяди.

Со времени царя Федора Иоанновича наблюдается тенденция правительства облегчить положение служилых людей и монастырей обелением, то есть выключением из тягла собственной их запашки целиком или в некоторой части, или же понижением сошного оклада Исаев И. А. История государства и права России / И. А. Исаев. — М.: Юристъ, 2005. По указу этого государя, относящемуся до служилых людей, обелению подлежала боярская пашня, обрабатываемая холопами на землевладельца; людская же пашня, которую холопы пахали на себя, а не на помещика, включалась в оклад наравне с крестьянскими. Эта мера, несомненно, способствовала увеличению сельской челяди на боярской запашке, но в довольно тесных рамках, так как обелению подлежала не вся боярская запашка, а лишь до известных пределов.

Гораздо более важное значение имела реформа в системе обложения при замене сошного оклада живущей четвертью. На основании этой реформы величина оклада определялась не размерами распаханной пашни, а единственно количеством крестьянских и бобыльских дворов.

В связи с этой переменой в порядке обложения наблюдается всё более заметное возрастание в составе сельского населения поместных и вотчинных хозяйств задворных и деловых людей.

По переписным книгам половины XVII в. можно уже изучать состав задворного населения: туда входили полные и кабальные холопы, порубежные выходцы и всякие разночинцы, проживавшие в задворных людях добровольно или бескабально, в том числе и выбившиеся из своего положения элементы тяглой среды — обедневшие крестьяне и бобыли или их дети и сироты. По итогам этой переписи задворное население могло обратить на себя внимание правительства с фискальной точки зрения, так как по переписным книгам и с дворового числа стали взимать новый оклад полоняничных денег.

Перепись 1677−1678 года предпринята была с очевидным намерением ввести новую окладную единицу обложения — двор, так как вслед за её окончанием указами 1679 года предписано было взимать все прямые сборы с дворового числа. Вследствие этого в составе плательщиков податей, то есть тяглых людей, наряду с крестьянами и бобылями оказались и задворные люди, и те из деловых, которые проживали в особых дворах. Таким образом, все полные и кабальные холопы, поскольку они входили в состав задворного населения или жили в деловых людях, поселённых особыми дворами, сделались тяглыми людьми Хелли Р. Холопство в России 1425 — 1725 гг. / Р. Хелли. — М., 1998.

С этого времени между ними, с одной стороны, и крестьянами и бобылями — с другой, нельзя провести никакой разницы, так как и кабальные холопы сделались вечно крепкими своим господам по переписным книгам в качестве их задворных людей или деловых, если они проживали в особых дворах. Разница осталась, но не между холопами и крестьянами, как было раньше, а между крестьянами, бобылями, задворными и деловыми людьми, с одной стороны, и дворовыми людьми — с другой, причём в составе последних значились не только полные и кабальные холопы, но также и взятые в господские дворы крестьянские и бобыльские дети; дворовые же люди и после этого оставались нетяглыми вплоть до Петровских указов о ревизии Обзор истории русского права / М. Ф Владимирский-Буданов. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1995. — с. 386.

По указу 26 ноября 1718 года предписано было «взять сказки у всех, чтоб правдивые принесли, сколько у кого, в которой деревне душ мужеска пола». Указом 22 января 1719 года было разъяснено, что в переписях необходимо было показать «сколько, где, в которой волости, селе или деревне крестьян, бобылей, задворных и деловых людей (которые имеют свою пашню) по именом есть мужеска пола, всех, не обходя от старого до самого последнего младенца»; деловых же людей, которые своей пашни не имеют, а пашут на помещиков своих, предписано для ведома писать особою статьёй.

Из этого указа видно, что Петр имел сначала в виду положить в подушный оклад лишь те группы сельского населения, какие положены были в тягло по переписным книгам. Лишь вследствие злоупотреблений, когда государю стало известно, что в сказках пишут только крестьян, а людей дворовых и прочих не пишут, он приказал Сенату подтвердить указом, «чтоб всех писали помещики своих подданных, какого они звания ни есть» Колычева Е. И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV—XVI вв. / Е. И. Колычева // Исторические записки. — Т. 85 (1970).

Сенат при объявлении этого указа предписал, «буде кто в поданных сказках дворовых людей и прочих подданных своих не писали, дабы о тех всех своих подданных, которые живут в деревнях, а именно: о прикащиках и о прочих мужеска пола дворовых людях, какого они звания ни есть, подавали сказки» Акопова Е. М. Правовое опосредование отношений найма труда в России / Е. М. Акопова // Государство и право. — 2001. — № 9. — С. 29. Этим самым городские дворовые люди исключались из оклада, что подтверждено и в разъяснительном указе сената 1 июня 1722 года, где сказано, что «всякого звания слуг и служебных и прочих людей, которые живут у помещиков в Петербурге, Москве и прочих городах во дворах, а на себя и на вотчинников пашни не пашут и имеют пропитание только денежною и хлебною дачею, тех в расположение не класть, а только переписать их для ведома; а которые всякого ж звания люди хотя на себя пашни и не пашут, а на вотчинников пашут; а которые хотя и не пашут, а живут в деревнях, таких в расположение класть, не выключая никого, какого б звания ни были».

Таким образом, по указам 1720−1722 гг. из дворовых людей должны были попасть в подушный оклад все проживавшие в деревнях без исключения, а из городских дворовых — лишь те, которые обрабатывали пашню на себя или на господ. С этого времени все дворовые без всяких изъятий включены были в состав плательщиков подушного оклада. Холопство как особый юридический институт прекратило своё существование, а холопы разных категорий вместе с крестьянами и бобылями образовали общую массу крепостных людей.

Заключение

На основании выше приведенного исследования можно сделать ряд выводов. Холопство формировалось из различных источников, причем почти все из них можно выделить и в других рабских системах. Последовательное проведение в практику взгляда на холопа как на объект права было, однако, невозможно и для самой древней эпохи. Что раб не скот — это вполне понятно и Русской Правде (33). Холопы, пользовавшиеся в такой мере доверием своих господ, что им поручались в управление важные отрасли хозяйства, жили в соответственной их положению обстановке: отдельным хозяйством, в особых дворах.

Московское право выработало более точные формы укрепления прав на холопов. Изменились источники возникновения холопства. С развитием грамотности стали составлять записи на поступающих в холопство.

Холопство всесторонне контролировалось и охранялось государством, поскольку холопы составляли важное звено сословной системы русского общества.

Правовое положение холопов отличается последовательным расширением прав данных лиц с течением времени и с развитием общественной системы Русского государства.

Правовой институт холопства складывался в Русском государстве достаточно длительный период: фактически с момента появления государства Киевская Русь с последующим развитием в течение долгого времени. Этот правовой институт достаточно прочно закреплялся в социально-политической жизни государства и в последующем видоизменялся различными способами. Холопство хотя и было одним из видов рабства, но имело, в отличие от других рабских систем свои особенности. Главным образом, как мы указывали выше, это проявлялось в том, что холопы имели множество прав и не полностью зависели от своих хозяев. Свидетельством того, что холопство прочно укреплялось в обществе и государстве, является обилие норм в древних правовых документах, в которых прослеживались малейшие изменения, касающиеся правового положения холопов. Именно на основании всего этого можно говорить о том, что правовой институт холопства устойчиво входил в русло всеобщего развития русского общества.

Исчезновение холопства является, процессом закономерным, поскольку появились дальнейшие перспективы для развития крепостничества, которые были намного выгоднее для государства. Холопство уже в XVII веке значительно отличалось от того холопства, которое существовало во времена Киевской Руси: холопы в Московском государстве получили много свободы.

Подводя итог проделанной работе, хотелось бы сказать, что холопство сыграло неоценимую роль для всего Русского государства. Холопство было самобытным видом русского рабства, отличающимся своими национальными особенностями. И поскольку оно все же исчезло, его необходимость была продиктована временем.

Список используемых источников

1. Акопова Е. М. Правовое опосредование отношений найма труда в России / Е. М. Акопова // Государство и право. — № 9. — 2001. — С. 29−36.

2. Беляев, И. Д. История русского законодательства: для студентов вузов / И. Д. Беляев. — СПб.: Лань, 1999.

3. Владимирский-Буданов, М. Ф. Обзор истории русского права / М.Ф. Владимирский-Буданов. — Ростов-на-Дону.: Феникс, 1995.

4. Зимин А. А. Холопы Древней Руси / А. А. Зимин // История СССР. — 1989. — № 6.

5. Исаев И. А. История государства и права России: Учебник. — 3-е изд. — М.: Юристъ, 2005. — 797 с.

6. История государства и права России: Учебник / под ред. Ю. П. Титова. — М.: «Проспект», 2000. — 544 с.

7. Ключевский В. О. Русская история / В. О. Ключевский. — М.: Эксмо, 2005. — 912 с., ил.

8. Колычева Е. И. Русская Правда и обычное право о полных холопах XV—XVI вв. / Е. И. Колычева // Исторические записки. — Т. 85 (1970).

9. Колычева Е. И. Холопство и крепостничество (конец XV—XVI вв.ек). — М.: Наука, 1971.

10. Кутулько А. М. Судебник 1497 года / А. М. Кутулько // Вопросы истории. — 1999. — № 3.

11. Маньков А. Г. Законодательство и право России второй половины XVII века / А. Г. Маньков. — СПб: Наука, 1998.

12. Панеях В. М. Холопство в XVI веке / В. М. Панеях. — Л., 1983.

13. Панеях В. М. Холопство в XVII веке / В. М. Панеях. — Л., 1984.

14. Российское законодательство X—XX вв.: В 9 т. / Под общей ред. — О. И. Чистякова. — М., 1984−1994.

15. Русская Правда и Псковская Судная Грамота: материалы к изучению истории государства и права России / Краснояр. гос. ун-т; Сост. С. А. Бердникова, О. П. Подосенов. — Красноярск, 2002. — 146 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой