Правовые гарантии личности в уголовном процессе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Правовые гарантии личности в уголовном процессе.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ И ПОНЯТИЯ ГАРАНТИИ, ДОСТОИНСТВА И НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ

Уголовно-процессуальные гарантии

Свобода, достоинство и неприкосновенность личности

ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ: ИСТОЧНИКИ, НОРМЫ И ФОРМЫ

Международные правовые нормы и принципы как гарантии уважения чести, достоинства и неприкосновенности личности в уголовном процессе

Уголовно-процессуальный принцип уважения чести и достоинства личности

Уголовно-процессуальный принцип неприкосновенности личности

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

неприкосновенность личность гарантия

ВВЕДЕНИЕ

Права и свободы человека являются неотчуждаемыми естественным правами человека, и включают в себя ряд прав и свобод, в первую очередь — свобод индивидуальных, свобод личности. Защита свобод и интересов личности — является важнейшей задачей и ценностным ориентиром в праве, требующая необходимых правовых гарантий, принципов и наличия необходимых правовых норм и институтов, как форм их полноценной реализации.

Мы рассмотрим и развернём в рамках первой части данной работы понятие правовых процессуальных гарантий, а также процессуальных форм и принципов, личности и иных важных дефиниций. Во второй части мы обратимся к нормативно-правовым актам международного и национального права как источнику правовых гарантий и к их процессуальным формам в уголовно-процессуальном законе.

Свобода и неприкосновенность личности наиболее существенно ограничиваются государством в соответствии с законодательством РФ в ходе уголовно-процессуальных правоотношений, в случаях, когда это необходимо для осуществления уголовного судопроизводства. Таким образом, вопросы, связанные с правовыми гарантиями личности в уголовном процессе являются важнейшими и актуальными для исследования.

Задачами исследования являются рассмотрение понятий процессуально-правовых гарантий, принципов, понятия личности, а также её свободы и неприкосновенности, путём анализа трудов научных исследователей как уголовно-процессуального права так и иных значимых отраслей права для правовых гарантий в уголовном судопроизводстве. Также задачей является выявление и рассмотрение важнейших нормативно-правовых актов, содержащие правовые гарантии личности в контексте уголовного судопроизводства.

Объектом исследования являются правовые гарантии личности в уголовном процессе.

Предметом исследования являются нормы и принципы уважения чести и достоинства личности и неприкосновенности личности как в международном праве, так и в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации, и их процессуальные формы. А также — понятийные и сущностные определения в науке уголовного процесса относительно основных используемых в исследовании дефиниций.

Целью данной работы является выявление и рассмотрения основных источников правовых гарантий личности в уголовном процессе в международном праве и уголовно-процессуальном законе РФ по смыслу принципов установленных статьями 9 и 10 УПК РФ, а также процессуальных форм их реализации.

При написании работы применялись методы анализа, дедукции, юридико-технический и догматический методы.

При составлении исследовательской работы использовались научные труды таких известных деятелей юридической науки как: А. П. Кругликов, И. Л. Петрухин, И. Б. Михайловская, П. А. Лупинская, В. Н. Григорьев, А. В. Победкин, В. Н. Яшин, З. З. Зинатуллин, А. П. Гуськова, А. В. Ендольцева, А. Я. Сухарёв, Н. С. Колесова, Е. А. Лукашева, А. Н. Головистикова, Л. Ю. Грудцына, Ю. А. Дмитриев, В. Л. Кулапов, А. В. Малько, Т. Н. Радько, Е. Г. Васильева, Н. Б. Мезяев, Е. Ю. Бархатова, И. С. Дикарев, Р. С. Абдрахманов и др.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ И ПОНЯТИЯ ГАРАНТИИ, ДОСТОИНСТВА И НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ

1.1. Уголовно-процессуальные гарантии

Уголовный процесс предусматривает наиболее значительное ограничение прав и свобод человека и соответственно, ограничение неприкосновенности личности, а также ущемление иных интересов индивидов. Поэтому возникает необходимость установления чётких и действенных правовых гарантий защиты прав и свобод личности, а также такой системы принципов для уголовного процесса, которая бы в ходе осуществления уголовно-процессуальных правоотношений, обеспечивала бы соблюдение и реализацию этих гарантий.

П. А. Лупинская определяет процессуально-правовые гарантии как «содержащиеся в нормах права правовые средства, обеспечивающие всем субъектам уголовно-процессуальной деятельности возможность выполнять обязанности и использовать предоставленные права». Лупинская П. А., Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. [Текст]: учебник. / П. А. Лупинская. — М.: Юристъ, 2003. — с. 52. И далее высказывается мысль, что гарантии выражаются не только в виде предоставленных прав и возможностей участникам уголовного судопроизводства, но также их выполнение обеспечивается правами, обязанностями и санкциями за их несоблюдение государственных органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство. Там же. — с. 53−54.

А теперь обратимся к другому известному исследователю — И. Л. Петрухину, который в своих трудах понимая гарантию как средство достижения цели, разделяет гарантии уголовного судопроизводства на:

1) Обеспечивающие возможность достижения истины;

2) Обеспечивающие охрану законных прав и интересов граждан, участвующих в уголовном процессе. Петрухин И. Л., Михайловская И. Б., Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. [Текст]: учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. /И.Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. — М.: Проспект, 2010. — с. 11.

Мотивирует автор такую свою позицию разделения гарантий тем, что гарантии преследуют разные и противоположные тактические цели при осуществлении уголовного судопроизводства, в виду противоположности интересов сторон-участников уголовного процесса. Но при этом хочется с нашей стороны отметить, что общая цель уголовного процесса как и его системы гарантий и принципов одна, — осуществление справедливого правосудия, основанного на защите прав человека, реализации свобод и законных интересов личности.

Аналогичное мнение высказывают в свои трудах и В. Н. Григорьев, А. В. Победкин, В. Н. Яшин, которые основываясь на неоднородности назначения уголовного судопроизводства, в силу конфликта индивидуальных интересов участников уголовного процесса, разделяют уголовно-процессуальные гарантии также на две категории: 1) гарантии, имеющие основым назначением правильное установление обстоятельств дела (гарантий правосудия); 2) гарантии, обеспечивающие права и свободы личности (гарантии прав участников процесса). Григорьев В. Н., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / В. Н. Григорьев, А. В. Победкин, В. Н. Яшин.- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Эксмо, 2008. — с. 63 — 65.

Весьма широкое и развернутое толкование процессуально-правовым гарантиям даёт исследователь З. З. Зинатуллин: «Процессуально-правовые гарантии — это правовые средства, обеспечивающие назначение (задачи) уголовного судопроизводства, защиту прав и законных интересов его участников, возможность производства процессуальных мероприятий и принятия процессуальных решений». Гуськова А. П., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / А. П. Гуськова, А. В. Ендольцева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. — с. — 67.

Далее, этот исследователь выделяет целый ряд гарантий, таких как: гарантии законности; гарантии, обеспечивающие установление истины в головном процессе; гарантии, обеспечивающие права и свободы участников уголовного судопроизводства. Гуськова А. П., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / А. П. Гуськова, А. В. Ендольцева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. — с. 67 — 68.

Другой известный исследователь уголовно-процессуального права, А. П. Кругликов, также для примера стратифицирует процессуальный гарантии, и даёт им определение как «Они являются видом юридических гарантий и представляют собой всю установленную уголовно-процессуальным законодательством совокупность правовых средств, используемых в уголовном судопроизводстве для достижения его задач». Кругликов А. П. Уголовный процесс Российской Федерации. [Текст]: Учебник. / А. П. Кругликов — М.: Проспект, 2009. — с. 21.

Таким образом, как например гарантию осуществления правосудия, можно рассматривать всё целиком уголовно-процессуальное право, которое само по себе является и формой осуществления данной гарантии.

Так мы видим, что такая стратификация гарантий вполне совпадает с системой принципов уголовного процесса, которые представляют собой и гарантии, и фундаментальную форму для реализации гарантий в уголовном процессе. Принципы уголовного судопроизводства можно рассматривать таким образом как основные направляющие аксиологические рамки и ориентиры, цель и функции которых — создание фундамента для правовых институтов и их успешное функционирование как форм осуществления гарантий и целей уголовного процесса.

1.2. Свобода, достоинство и неприкосновенность личности

Личность, её честь и достоинство являются фундаментальной ценностью для права и естественным правом человека.

Так, Большой юридический словарь определяет личную неприкосновенность как «одно из фундаментальных и неотчуждаемых прав человека». Сухарёв А. Я., Большой юридический словарь. [Текст]: 3-е изд., доп. и перераб., А. Я. Сухарёв, — М.: ИНФРА-М, 2007. — c. 373. И это действительно так и является.

Вполне на наш взгляд хорошее и полное определение личных прав даётся исследователем Н. С. Колесовой: «Личные (гражданские) права являются неотчуждаемыми, естественными правами человека, принадлежащими ему от рождения и не зависящими от принадлежности к конкретному государству». Лукашева Е. А., Права человека. [Текст]: учебник. / Е. А. Лукашева, 2-е изд., перераб. — М.: Норма, 2009. — с. 153.

Далее, исследователь развивает идею личных прав и свобод как автономию индивида как члена гражданского общества, обеспечение приоритета индивидуальных и внутренних ориентиров развития каждой личности. И эта категория прав является гарантией «негативной свободы» (от государственного и частного вмешательства), потому их законодательное закрепление — должно служить гарантией возможностей выбора различных форм самоопределения и самореализации индивида в сфере личной жизни, таким образом, к личным правам и свободам относятся право на жизнь и достоинство личности, право на свободу, физическую и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, жилища, свободу мысли и совести, право определять и указывать свою национальную принадлежность, право на культурную самоидентификацию, свободу выбора языка, право на защиту чести и доброго имени, право на свободу передвижения и выбора места жительства, право человека на признание его правосубъектности в любой стране мира. Там же. — с. 153.

Право на достоинство, Н. С. Колесова определяет как «самоуважение, уважение и справедливую оценку человека другими лицами», «признание обществом уникальности и ценности каждой конкретной личности», Там же. — с. 155. а под правом на свободу и личную неприкосновенность — исследователь понимает «возможность самостоятельно определять свой образ жизни, сферы деятельности, располагать собой и своим временем». Там же. — с. 156.

Личность и её свободы и неприкосновенность — является важным вопросом для понимания уголовно-процессуальных принципов изложенных в ст. ст. 9 и 10 УПК РФ.

Обратимся к работам исследователей А. Н. Головистиковой и Л. Ю. Грудцына, которые считают, что личность с аспектов правоведения можно охарактеризовать посредством понятия правового статуса, в котором отражены такие основные стороны бытия индивида. Под правовым статусом личности понимается «совокупность прав, свобод и обязанностей индивида, устанавливающих его правовое положение в обществе, которыми он наделён как субъект правоотношений, возникающих в процессе реализации норм всей отрасли права». Головистикова А. Н., Права человека. [Текст]: учебник. / А. Н. Головистикова, Л. Ю. Грудцына. — М: Эксмо, 2006. — с. 97 В другой своей работе А. Н. Головистикова в соавторстве с Ю. А. Дмитриевым, выделяет следующие принципы правового статуса личности: принцип гуманизма правового статуса человека и гражданина; принцип неотчуждаемости прав и свобод человека и гражданина; принцип самостоятельного осуществления человеком принадлежащих ему прав и свобод; принцип гарантированности прав и свобод человека и гражданина; принцип равноправия; принцип взаимосвязи прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. Там же. — с. 380 — 385.

Исследователи В. Л. Кулапов и А. В. Малько дают следующее определение правовому статусу: «это юридически закрепленное положение субъекта в обществе, которое выражается в определенном комплексе его прав и обязанностей» Кулапов В. Л. Теория государства и права. [Текст]: учебник / В. Л. Кулапов, А. В. Малько. — М.: Норма, 2009. — с. 151.

Возвращаясь же опять к трудам исследователей А. Н. Головистиковой и Л. Ю. Грудцыной, мы видим в аспекте прав человека, что согласно их исследованию в юридической науке выделяют несколько определений понятий «свобода». Так, в узком смысле это физическая свобода, а в более широком смысле — свобода индивидуальная, в которой выражается вся система гражданских прав, и наконец, в самом широком смысле — свобода, которая воплощена во всей система прав человека. А право на личную неприкосновенность можно рассматривать как «недопустимость вмешательства извне в область индивидуальной жизнедеятельности личности.» Головистикова А. Н., Права человека. [Текст]: учебник. / А. Н. Головистикова, Л. Ю. Грудцына. — М: Эксмо, 2006. — с. 116 — 117., включающую в себя физическую и психическую неприкосновенность. Там же. — с. 117.

Однако, мы считаем, что следует выделить ещё духовную неприкосновенность, которая должна включать в себя доброе имя, честь и достоинство, и другие важные духовные составляющие личности, в то время как психическая неприкосновенность должна оберегать от внешнего воздействия нормальное протекание психических процессов человека.

Здесь можно привести в пример следующий аспект становления личности, содержащийся в трудах исследователя Т. Н. Радько: «Этот процесс сугубо индивидуален, поэтому, если в природе могут существовать два одинаковых человека (близнецы), то в обществе двух одинаковых личностей не бывает». Радько Т. Н., Теория государства и права. [Текст]: учебник. 2-е изд. — М.: Проспект, 2009. с. 684. Этот факт даёт основания признать то, что личность включает в себя и духовную составляющую человека, делающей его уникальным индивидом, личностью. Таким образом, мы считаем, что личность не приобретаемый, а уже имеющийся от рождения естественный феномен, независимый от наличия или отсутствия окружающего социума, однако, в процессе своего развития, подвержен и детерминируем внешними явлениями. Также, мы считаем, что с точки зрения юридической догматики, такие понятия как «индивидуальные свободы» и «личные свободы» следует рассматривать как синонимы. Ведь индивид — это конкретный человек, а не человек в общем. В то время, как личность — это тоже конкретизированный «уникальный» человек. Однако, вполне обоснованно предпочтение употребления значения «личность», когда речь идёт о духовных составляющих, когда нужно акцентировать внимание на духовно-моральной составляющей индивида.

Говоря о неприкосновенности личности в динамики, обратимся к трудам Е. Г. Васильевой, которая на наш взгляд достаточно полно и верно описала неприкосновенность личности: «Пока человек существует и действует в соответствии с собственной волей, без принуждения, он неприкосновенен. Но как только воздействие на него осуществляется принудительно (помимо его воли), неприкосновенность ограничивается (если принуждение правомерно), либо нарушается (если принуждение неправомерно). Васильева Е. Г. Принцип неприкосновенности личности в уголовном процессе. // Актуальные вопросы уголовного процесса современной России: Межвузовский сборник научных трудов. — Уфа: РИО БашГУ, 2003.

Понятие неприкосновенности личности излагается Е. Г. Васильевой как «Недопустимость (запрещение) любого противоправного посягательства на физическую, нравственную и психическую целостность, индивидуальную свободу, общую свободу действий и личную безопасность при осуществлении уголовного судопроизводства. Право на неприкосновенность личности — это такое гарантированное государством состояние человека, при котором его психофизическая целостность и автономия личности свободны от принуждения». Там же. С этим определением в контексте уголовно-процессуального права можно согласиться, но понятие «нравственной целостности» следует на наш взгляд заменить более общим понятием «духовная целостность» или «духовный мир».

ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ: ИСТОЧНИКИ, НОРМЫ И ФОРМЫ

2.1. Международные правовые нормы и принципы как гарантии уважения чести, достоинства и неприкосновенности личности в уголовном процессе

Права и свободы человека, включающие и подразумевающие собой свободы и интересы личности — являются естественными, фундаментальными и неотчуждаемыми правами. В соответствующей мере эти права и свободы закреплены в виде общепризнанных норм и принципов, как основополагающих императивных норм, в международных нормативно-правовых актах, имеющие высшую юридическую силу и подлежащие имплементации в форме прямого действия и трансформации в правовых системах демократических государств. Так, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ, являются частью правовой системы России. А согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров действуют непосредственно, если не требуют издания внутригосударственных нормативно-правовых актов, а в иных случаях — имплементируются через трансформацию. А в ч. 3 ст. 1 УПК РФ установлено, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью законодательства РФ, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Кодексом, то применяются правила международного договора».

Как верно по этому поводу замечает исследователь Н. Б. Мезяев, имплементация международных норм в уголовно-процессуальном кодексе осуществлена неудачно и неверно, так как в Конституции Р Ф говориться о нормах международного права как о части правовой системы РФ, а в УПК РФ как лишь о части законодательства РФ. Так как, понятие «правовая система» гораздо шире чем «законодательство», то правовая норма УПК РФ значительно и необоснованно сужает конституционную норму, и данное юридическое несоответствие следует решить в пользу Конституции Р Ф. Гуськова А. П., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / А. П. Гуськова, А. В. Ендольцева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. — с. — 548−549.

Итак, перейдём к рассмотрению основных источников правовых гарантий достоинств и неприкосновенности личности в международном праве. Если взять во внимание «Хартию прав человека: всеобщую декларацию прав человека», принятую Генеральной Ассамблеей ООН 10. 11. 1948 г., то мы видим в её преамбуле, что признание достоинства человека как и равных неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира, а пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам. А согласно ст. 7 Международного пакта «О гражданских и политических правах» от 16 декабря 1966 г., а также ст. 3 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 г. — «Никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть подвергнут медицинским или научным опытам без своего свободного согласия». Данная норма содержится также в «Конвенции против пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания» от 10 декабря 1984 г. Согласно ч. 2 ст. 2 упомянутой Конвенции, никакие исключительные обстоятельства не могут служить оправданием пыток, и, согласно ч. 3. ст. 2 Конвенции — никакой «приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток». А согласно ст. 5 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» и ст. 9 Международного пакта «О гражданских и политических правах» — каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в соответствии с процедурой, установленной национальным законодательством: а) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом; б) законный арест или задержание лица; в) законное задержание несовершеннолетнего с целью передачи дела на расследование, вынесения решения о наказания или в суд. Каждому арестованному при аресте сообщаются на понятном ему языке причины его ареста. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, в соответствии с национальным законодательством принадлежит право на разбирательство судом его дела относительно законности его ареста или содержания под стражей. Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности. Также, согласно данной статьи, лицу должны быть незамедлительно сообщены на понятным ему языке причины ареста и суть обвинения. Он должен незамедлительно быть доставлен судье, и иметь право на судебное разбирательство в течении разумного срока или освобождение до суда, а суд обязан безотлагательно рассмотреть правомерность помещения под стражу.

Итак, рассмотрев основные правовые источники и гарантий уважения, чести, достоинства и неприкосновенности личности, основанные в естественном праве и закрепленные в международных нормативно-правовых актах имеющих высшую юридическую силу, перейдём теперь к рассмотрению Конституции Российской Федерации.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции Р Ф «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы». Так, основные гарантии прав и свобод человека, смоделированные как ценности в форме норм международного права, отражены и в ст. 2 Конституции Р Ф: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Более подробно гарантии прав и свобод человека изложены в гл. 4 Конституции Р Ф «Права и свободы человека и гражданина». Нас же, в рамках объекта и предмета исследования интересуют ст. 21 и ст. 22 Конституции Р Ф. Рассмотрим эти конституционные нормы более подробно. Согласно ч. 1 ст. 21 Конституции Р Ф — «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основание для его умаления», а ч. 2. ст. 21 провозглашает: «Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Комментируя данную норму, Бархатова Е. Ю. определяет достоинство личности как исторически изменяющуюся юридическую категорию, к которой в развитых в государственно-правовом отношении странах следует относить не только обладание правовой свободой, но и минимальным набором социальных благ, для достойной жизни по стандартам современного общества. Например, — жилище, относительно высокая заработная плата, общедоступное здравоохранение и образование, социальное обеспечение и др. Бархатова Е. Ю. Комментарии к Конституции Российской Федерации. [Текст]: — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2007. — с. 35. Мы согласны, что такой аксиологический концепт социального государства с естественно-правовой точки зрения оправдан и разумен, так как к формальному правовому статусу личности, необходимы и возможности реализации.

Право на достоинство, более подробно уже рассмотренное нами в рамках настоящей главы ранее в трудах Н. С. Колесовой, Е. Ю. Бархатова в комментариях не разворачивает, а лишь отмечает, что это «право личной свободы, ничем не ограниченной». Там же. — с. 35.

Теперь рассмотрим следующую статью, относящуюся к гарантии личной неприкосновенности, так, согласно ч. ч. 1, 2 ст. 22 «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность» и «Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов».

В комментарии этой нормы, Бархатова Е. Ю. как и мы, признаёт личную неприкосновенность как право, принадлежащее каждому от рождения. Это право может быть ограничено решением судом, или действиями иных органов власти на непродолжительный срок, но в строго регламентированной законом процедуре с неукоснительным соблюдением временных и процедурных порядков. Бархатова Е. Ю. Комментарии к Конституции Российской Федерации. [Текст]: — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2007. — с. 36.

К гарантиям неприкосновенности личности и уважения чести и достоинства личности относятся также ст. 23 Конституции Р Ф, которая гарантирует неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и защиту своей чести и доброго имена, также тайну переписки и переговоров. А также ч. 1 ст. 24 Конституции Р Ф, которая запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

2.2. Уголовно-процессуальный принцип уважения чести и достоинства личности

Принцип уважения чести и достоинства личности закреплён в ст. 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Диспозитивное содержание данного принципа заключено в двух частях рассматриваемой статьи, где ч. 1 ст. 9 УПК РФ гласит: «В ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решения, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья», а в ч. 2 ст. 9 УПК РФ говорится: «Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению».

Весьма важным является, согласно мнения исследователя И. С. Дикарева, внешнее проявление уважения чести и достоинства в практической деятельности правоохранительных органов, а также необходимы эффективные механизмы для защиты сведений и обстоятельств частной жизни составляющих личную и семейную тайну, а также недопустимость незаконного задержания лица, так как это также предоставляет невиновному сильные моральные страдания. Кругликов А. П. Уголовный процесс Российской Федерации. [Текст]: Учебник. / А. П. Кругликов — М.: Проспект, 2009. — с. 71 — 72.

Далее, исследователь справедливо отмечает, что причинение ущерба чести, престижу, репутации и доброму имени в уголовном судопроизводстве может наступить в результате доведения до сведения общественности, что лицо подозревается, обвиняется или осуждено за преступление. Там же. — с. 73.

В свои трудах В. Н. Григорьев, А. В. Победкин, В. Н. Яшин сообщают, что «названный принцип служит преградой для выполнения действий, могущих причинить личности физический, моральный или иной вред». Григорьев В. Н., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / В. Н. Григорьев, А. В. Победкин, В. Н. Яшин.- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Эксмо, 2008. — с. 75. А исследователь Р. С. Абдрахманов под принципом уважения чести и достоинства личности признаёт «приоритет личности в уголовном процессе». Гуськова А. П., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / А. П. Гуськова, А. В. Ендольцева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. — с. — 87.

Приоритет личности путём становления принципов, несомненно, хорошо и необходимо. Но имеет также большое значение возможность реализации этих принципов.

Здесь мы обратимся к трудам исследователя И. Б. Михайловской, которая анализируя рассматриваемый принцип, отмечает, что данный принцип обращён к должностным лицам и адвокату, исполняющему свой долг. А что касается противоречащему принципу поведения других участников уголовного процесса, — то такое должно пресекаться должностными лицами, ведущими уголовное судопроизводство. И, конечно же, с чем мы также не можем не согласиться, и относим к наиважнейшему элементу правопорядка и правомерности — это правовая культура. Петрухин И. Л., Михайловская И. Б., Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. [Текст]: учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. /И.Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. — М.: Проспект, 2010. — с. 73. Ведь именно она, включая в себя правосознание, особенно в вопросах об уважительном отношении — имеет важнейшее значение.

В итоге мы можем согласиться также и с тем утверждением, что принцип уважения чести и достоинства личности является общеправовым требованием, соблюдение которого в уголовном судопроизводстве обязательно как для законодателя, так и для всех участников уголовного процесса. Там же. — с. 75.

Данный принцип осуществляется и обеспечивается рядом статей УПК и иных нормативно-правовых актов. Так, например, ч. 3 ст. 161 УПК РФ не допускает разглашение личных данных и обстоятельств частной жизни потерпевших без их согласия, а ч. 4 ст. 164 УПК РФ провозглашает, что: «При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создания опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц». А, например, огласно ч. 4. ст. 179 УПК РФ, следователь не должен присутствовать при освидетельствовании лица другого пола. И ч. 3 ст. 184 УПК РФ допускает производить личный обыск лицом и в присутствии лиц одного пола с обыскиваемым. А ч. 7 ст. 182 и ч. 2 ст. 183 предписывают следователю необходимость принятия мер, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска какие-либо обстоятельства частной жизни лица. Также, помимо ранее упомянутых статей Конституции Р Ф, данный принцип также гарантируется и ч. 2 ст. 50 Конституции Р Ф, а равно и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, согласно диспозициям которых, доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, недопустимы. Для реализации данного принципа также предусмотрен институт жалоб, которому посвящена гл. 16 УПК РФ.

Помимо вышеперечисленных форм обеспечения гарантий, в виде норм и институтов УПК РФ, честь и достоинство личности гарантируется также материально-правовыми нормами, закреплёнными в таких нормативно-правовых актах, как Уголовный Кодекс Р Ф, институты и нормы которого предусматривают уголовную ответственность за вред, причинённый чести и достоинству личности. Предусмотрен также ряд институтов, норм и мер обеспечения реализации рассматриваемого принципа, как например, федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей, и иных участников уголовного судопроизводства», в котором предусмотрен целый комплекс необходимых мер, направленных на обеспечение безопасности личности, принимающей участие в уголовном процессе. Ряд норм, в том числе как форм уголовно-процессуальной гарантии уважения чести и достоинства личности, содержится в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», которые предусматривают неразглашение каких-либо сведений о доверителе, в том числе о подзащитном в уголовном судопроизводстве, а также вежливое и уважительное отношение к подзащитному и остальным участникам уголовного процесса. Также, правовые гарантии уважения чести и достоинства личности имеют место в федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», в форме защиты прав и свобод человека. А также в федеральном законе «Об федеральной службе безопасности» ст. 5 и ст. 6 предусматриваются такие принципы деятельности как «уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина», «гуманизм», и гарантии «соблюдение прав и свобод человека и гражданина» предусматривающие в том числе и возможность обжалования. Также в федеральном законе «О милиции» первыми принципами деятельности милиции отмечены в ч. 1 ст. 3 «принципы уважения прав и свобод человека и гражданина», а также «гуманизма». Помимо прочего, федеральный закон «О прокуратуре РФ» также устанавливает в обязанность прокуратуры охрану прав и свобод человека и гражданина, под какую категорию подпадает и личность. Множество и иных нормативно-правовых актов Российской Федерации закрепляют и являются формой реализации уголовно-процессуальных гарантий уважения чести и достоинства личности.

2.3. Уголовно-процессуальный принцип неприкосновенности личности

Принцип неприкосновенности личности закреплён в ст. 10 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Диспозитивное содержание данного принципа заключено в трёх частях рассматриваемой статьи, где ч. 1 ст. 10 УПК РФ гласит: «Никто не может быть задержан по подозрению в совершении преступления или заключен под стражу при отсутствии на то законных оснований, предусмотренных настоящим Кодексом. До судебного решения лицом не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов», а в ч. 2 ст. 10 УПК РФ говорится: «Суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель обязаны немедленно освободить всякого незаконно задержанного, или лишенного свободы, или незаконно помещенного в медицинский или психиатрический стационар, или содержащегося под стражей свыше срока, предусмотренного настоящим Кодексом», и ч. 3 ст. 10 УПК РФ закрепляет, что «Лицо, в отношении которого в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, а также лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, должно содержаться в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровья».

Согласно содержания диспозиции рассмотренной нами статьи-принципа, речь идёт о личной свободе. Личная свобода, как и жизнь, является естественным правом человека и неотъемлемой частью всего его бытия.

Исследователь И. С. Дикарев прямо подчёркивает в своих трудах важность обеспечения свободы и неприкосновенности личности, так как оно «является одним из фундаментальных устоев демократического общества». Кругликов А. П. Уголовный процесс Российской Федерации. [Текст]: Учебник. / А. П. Кругликов — М.: Проспект, 2009. — с. 74.

Также на наш взгляд весьма верно и справедливо отмечает важность личной свободы исследователь И. Б. Михайловская, говоря о ней как высшей ценности человека, «В некоторых ситуациях она может стать более значимой, чем сама жизнь». Петрухин И. Л., Михайловская И. Б., Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. [Текст]: учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. /И.Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. — М.: Проспект, 2010. — с. 75.

Несомненно, личная свобода является высшей ценностью, и потому, гарантии её обеспечивающие, формы и механизмы крайне важны во всех аспектах, так как их можно отнести к смыслу права, к его предмету. Поэтому, мы рассмотрим далее основные правовые нормы и институты, являющимися формами реализации гарантии неприкосновенности личности в уголовно-процессуальном Законе Р Ф.

Для достижения назначения уголовного-процесса, личная свобода в ходе уголовного судопроизводства может ограничиваться в разных формах, таких как — задержание, мер пресечения, привод.

Задержание, представляющее собой кратковременное лишение свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, урегулировано гл. 12 УПК РФ. В частности, порядок задержания тщательно урегулирован ст. 92 УПК РФ, согласно которой в течении 3 часов с момента задержания орган дознания или следствия обязан составить протокол задержания с отметкой времени фактического задержания, в течении 24 часов с момента фактического задержания допросить подозреваемого (ч. 2 ст. 46 УПК РФ), и сообщить письменно о произведённом задержании прокурору. Также, предоставить неограниченное либо минимум 2 ч. время на свидание с адвокатом. А согласно ч. 2 ст. 94 УПК РФ, задержание не может длиться более 48 часов. На основании постановления судьи, согласно п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК РФ — срок задержание может быть продлён, но не более чем на 72 часа. Согласно ч. 4 ст. 94 УПК РФ — задержанных и подозреваемых необходимо содержать в условиях, исключающих угрозу его жизни и здоровья. Согласно же ч. 5 ст. 94 подозреваемому выдаётся по окончанию срока задержания справка, установленного в этой статье содержания.

В ст. 91 УПК РФ сформулирован весь перечень оснований задержания, а в ст. 97 УПК РФ и ч. 1 ст. 108 УПК РФ — перечень оснований мер пресечения. А согласно ч. 2 ст. 10 УПК РФ, лица, ведущие уголовное судопроизводство, обязаны освободить всякого, и немедленно, чья неприкосновенность была нарушена в нарушение закона и без законных оснований.

Следует также отметить помимо уголовно-процессуального закона РФ и иные нормативно-правовые акты, содержащие и имеющие отношение к гарантии неприкосновенности личности. В первую очередь, это Уголовный кодекс РФ, материальные нормы которого предусматривают уголовную ответственность за незаконное нарушение неприкосновенности личности, а также за вред, причинённый потерпевшему в следствии таких противоправных действий. Федеральный Закон «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» представляет собой институт жалоб по факту нарушения, в том числе неприкосновенности личности. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», обязывающий адвокатов действовать в интересах подзащитного, также предполагает действия адвоката на недопущение, пресечение и обжалование фактов незаконного нарушения неприкосновенности личности. Также, следует отметить и ФЗ «О прокуратуре РФ», и, в контексте системы принципов, формы процессуальных гарантий неприкосновенности личности предусмотрены и в ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», «О милиции», «О федеральной службе безопасности» и др.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотрев понятие уголовно-процессуальных правовых гарантий личности, мы пришли к выводу, что правовые гарантии личности — это правовые средства, обеспечивающие охрану законных прав и интересов граждан в уголовном процессе. Правовые гарантии могут осуществляться в уголовном процессе в форме принципов, норм, и институтов, как установленных уголовном законом, так и иными нормативно-правовыми актами материального и процессуального права, в том числе, и на международно-правовом уровне.

Права и свободы личности являются высшей ценностью в праве, так как они фактически тождественны правам и свободам человека. В ходе нашего исследования мы установили, что права и свободы человека можно разделить на индивидуальные и личностные. Индивид — это конкретный человек в физическом, материальном отношении. А личность — это человек в духовном, моральном отношении. Таким образом, говоря о свободах личности, понимается, прежде всего, честь, достоинство и духовный мир человека, индивида. Духовная составляющая человека также естественна, как и физическая, таким образом, в праве часто и оправданно дефиниции «личность», «индивид» и «человек» толкуются и понимаются как синонимы. Таким образом, помимо принципов уважения чести и достоинства личности и неприкосновенности личности, гарантиями личности являются и все остальные принципы, которые защищают естественные права и свободы человека. Система принципов имеет соответственно признаки системы, где каждый элемент важен для исправного функционирования всей системы. Таким образом, для реализации правовых гарантий, необходимо соблюдение целого комплекса принципов, а также правовых норм и институтов в смысле процессуальных форм.

Естественные права и свободы человека, и в том числе гарантии личности в уголовном процессе, закреплены и подробно изложены в ряде международно-правовых актах, нормы которых — являют собой аксиологическую и нормативно-императивную систему норм и принципов для национальных правовых систем государств, в которые данные нормы имплементируются путём трансформации и посредством прямого действия. Так, в ходе нашего исследования, мы установили достаточно чёткую иерархическую вертикаль гарантий прав личности в уголовном судопроизводстве. Иерархия правовых гарантий берёт своё начало в международно-правовых источниках, далее проходит через Конституцию, в виде конституционных норм и принципов правовых гарантий личности. И в результате, правовые гарантии трансформируются в уголовно-процессуальном законе в форме правовых норм, принципов и институтов, а также находят своё отражение в иных нормативно-правовых актах.

Итак, задачи выполнены, и цель исследования достигнута. Мы установили, что правовые гарантии личности осуществляются и обеспечены не только процессуальными формами в уголовном законе и иных федеральных законах, регулирующих уголовное судопроизводство, но и обеспечены на конституционном уровне Российской Федерации. Также обеспечены и закреплены на международно-правовом уровне, причём не только нормативно, но и институционально, например, с помощью Суда по Правам Человека, Комитета по Правам Человека ООН и других надгосударственных органов.

При этом, следует отдельно подчеркнуть, что международно-правовые гарантии личности являются не просто частью национального законодательства, но и правовой системы, то есть, и частью правовой культуры, правосознания граждан, без которого невозможно ни правовое государство ни гражданское общество. Нормами позитивного права невозможно охватить все аспекты жизни и поведенческие стороны субъектов. Также невозможно и недопустимо устанавливать всепроникающий контроль и принимать опираться на меры карательно-репрессивного характера, опираясь на страх и террор, ставя цель уважение свобод личности и права. Для успешной и правомерной реализации целей уголовного судопроизводства и соблюдения его принципов и норм, необходимо должное правосознание, правовая культура субъектов уголовного судопроизводства, основанная на принятии в первую очередь таких важнейших общеправовых принципов, как свобода и человеколюбие, гуманизм, выражающихся в уважении прав и свобод человека, уважения чести и достоинства личности. В таком обществе, где развито уважение к правам и свободам человека, достоинству личности, развита толерантность и гуманизм — правовые гарантии личности будут соблюдаться, и реализовываться наилучшим образом. А также гарантированы соблюдение законности и правопорядок, являющийся неотъемлемой частью и целью гражданского общества и правового государства.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Международные акты. Всеобщая декларация прав человека. [Текст]: [принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединённых Наций 10 декабря 1948 г.] // Российская газета. — 1995. — 5 апреля.

2. Международные акты. Международный пакт о гражданских и политических правах. [Текст]: [принят Генеральной Ассамблеей Организации Объединённых Наций 16 декабря 1966 года] // Бюллетень Верховного Суда Р Ф, N 12, 1994.

3. Международные акты. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. [Текст]: [ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), послед. ред. 11 мая 1994 г.] // Собрании законодательства Российской Федерации, 18. 05. 1998, N 20, ст. 2143.

4. Международные акты. Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания. [Текст]: [принята резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 39/46 от 10 декабря 1984 г. N 39/46 г.] // Российская юстиция, 1995, N 4, стр. 49.

5. Российская Федерация. Конституция Р Ф (1993). Конституция Российской Федерации [Текст]: [принята 12 декабря 1993 г.] // Российская газета. — 1993. — 25 декабря; Российская газета. — 2004. — 26 марта.

6. Российская Федерация. Законы. Уголовный кодекс Российской федерации. [Текст]: [от 13. 06. 1996 N 63-ФЗ, послед. ред. от 07. 04. 2010 г.] // Собрание законодательства РФ, 17. 06. 1996, N 25, ст. 2954.

7. Российская Федерация. Законы. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. [Текст]: [от 18. 12. 2001 № 174-ФЗ. Послед. ред. от от 22. 04. 2010 г.] // Парламентская газета от 22 декабря 2001 г. N 241−242, от 25 декабря 2001 г. N 243−244, от 26 декабря 2001 г. N 245.

8. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации». [Текст]: [от 15. 07. 1995 г., N 101-ФЗ. Послед. ред. от 01. 12. 2007] // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 29, ст. 2757.

9. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». [Текст]: [от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ. Послед. ред. от 23. 07. 2008] // Российская газета, от 5 июня 2002 г. N 100.

10. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации». [Текст]: [от 17 января 1992 г. N 2202-I. Послед. ред. от 28. 11. 2009] // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 20 февраля 1992 г., N 8, ст. 366.

11. Российская Федерация. Законы. Закон Р Ф «О милиции». [Текст]: [от 18 апреля 1991 г. N 1026-I. Послед. ред. от 29. 12. 2009] // Ведомостb Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР от 22 апреля 1991 г., N 16, ст. 503.

12. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон «О федеральной службе безопасности». [Текст]: [от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ. Послед. ред. от 25. 12. 2008] // Российская газета от 12 апреля 1995 г. N 72.

13. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон «Об оперативно- розыскной деятельности». [Текст]: [от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ. Послед. ред. от 26. 12. 2008] // Собрании законодательства Российской Федерации от 14 августа 1995 г., N 33, ст. 3349.

14. Российская Федерация. Законы. Закон Р Ф «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». [Текст]: [от 27 апреля 1993 г. N 4866-I. Послед. ред. от 09. 02. 2009] // Сборник законодательных актов Российской Федерации, выпуск VIII, 1993 г., ст. 117.

15. Бархатова Е. Ю. Комментарии к Конституции Российской Федерации. [Текст]: — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2007. — 256 с.

16. Васильева Е. Г. Принцип неприкосновенности личности в уголовном процессе. [Текст]: // Актуальные вопросы уголовного процесса современной России: Межвузовский сборник научных трудов. — Уфа: РИО БашГУ, 2003.

17. Головистикова А. Н., Права человека. [Текст]: учебник. / А. Н. Головистикова, Л. Ю. Грудцына. — М: Эксмо, 2006. — 448 с.

18. Григорьев В. Н., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / В. Н. Григорьев, А. В. Победкин, В. Н. Яшин.- 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Эксмо, 2008. — 816 с.

19. Гуськова А. П., Уголовный процесс. [Текст]: учебник. / А. П. Гуськова, А. В. Ендольцева. — М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2007. — 639 с.

20. Кругликов А. П. Уголовный процесс Российской Федерации. [Текст]: Учебник. / А. П. Кругликов — М.: Проспект, 2009. — 736 с.

21. Кулапов В. Л. Теория государства и права. [Текст]: учебник / В. Л. Кулапов, А. В. Малько. — М.: Норма, 2009. — 384 с.

22. Лукашева Е. А., Права человека. [Текст]: учебник. / Е. А. Лукашева, 2-е изд., перераб. — М.: Норма, 2009. — 560 с.

23. Лупинская П. А., Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. [Текст]: учебник. / П. А. Лупинская. — М.: Юристъ, 2003. — 797

24. Петрухин И. Л., Михайловская И. Б., Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. [Текст]: учебник. — 3-е изд., перераб. и доп. /И.Л. Петрухин, И. Б. Михайловская. — М.: Проспект, 2010. — 688 с.

25. Радько Т. Н., Теория государства и права. [Текст]: учебник. 2-е изд. — М.: Проспект, 2009. — 752 с.

26. Сухарёв А. Я., Большой юридический словарь. [Текст]: 3-е изд., доп. и перераб., А. Я. Сухарёв, — М.: ИНФРА-М, 2007. — 858 с.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой