Правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных учреждениях

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава I. Правовые основы осуществления надзора за осужденными

1.1 Исторические аспекты надзора в России

1.2 Правовое регулирование осуществления надзора в исправительных учреждениях на современном этапе

1.3 Понятие и содержание осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях

Глава II. Организационно-правовые проблемы обеспечения надзора в местах лишения свободы

2.1 Организационно-правовое обеспечение надзора

2.2 Обеспечение безопасности в исправительных учреждениях, как одна из форм надзора

2.3 Структура надзора

2.4 Организационно-правовые проблемы обеспечения надзора и пути их решения

Заключение

Библиографический список

Приложения

Введение

В Российской Федерации активно проводится правовая реформа, в том числе реформа законодательства, регулирующая исполнение наказаний.

Принятие Уголовно-исполнительного кодекса позволило не только расширить предмет правового регулирования, но и кодифицировать ранее действовавшие разнородные акты, регулирующие исполнение разных видов наказаний.

Уголовно-исполнительный кодекс закрепил важнейшее положение уголовно-исполнительной политики Российского государства о направленности законодательства и практики его применения на решение задачи первостепенной важности, а именно на нравственное совершенствование личности осуждённого, его исправление. Достижение именно этой цели, при всех трудностях воспитательного процесса, позволяет с большей степенью вероятности рассчитывать на правопослушное поведение осуждённого во время отбывания наказания, и после освобождения от него.

Актуальность темы дипломной работы заключается в том, что в трудах учёных проблемы надзора за осуждёнными исследованы не полностью. Реформы в сфере экономики, социально-политической системе Российского государства, повлекшие изменения в пенитенциарной системе, требуют изменение правовых и функциональных основ, совершенствования теоретических и прикладных аспектов различных видов профессиональной деятельности по исполнению наказания в виде лишения свободы.

Целью дипломной работы является выявление правовых и практических проблем организации надзора за осужденными и выработке конкретных предложений, направленных на совершенствование механизма организации надзора и его правовой регламентации.

Достижение цели осуществляется путём постановки и решения следующих задач:

— проведение исторического анализа правового и организационного аспекта службы надзора в исправительных учреждениях;

— уточнение понятия, содержание и роль надзора за осуждёнными в исправительных учреждениях;

— выявление и исследование основных факторов, оказывающих влияние на организацию осуществления надзора за осужденными в исправительных колониях;

— раскрыть значение обеспечения безопасности в исправительных учреждениях как одной из форм осуществления надзора;

— провести анализ статистических данных по проводимым надзорным мероприятиям и их результатам.

— выявить проблемы обеспечения надзора и наметить пути их решения.

Объектом исследования являются проблемы организационно-правовых отношений, возникающих в сфере осуществления надзора за осужденными в исправительных колониях Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации.

Предметом — правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных колониях.

Гипотеза исследования заключается в том, что уровень правового регулирования и результативность реализации мер и средств обеспечения надзора за осужденными в исправительных колониях находятся в опосредованной зависимости от степени разработанности данного правового института в общетеоретическом и отраслевом плане, обуславливаются значительным рядом факторов исторического, социального, экономического и иного характера, учет которых предполагает возможность его законодательного совершенствования и повышения эффективности деятельности исправительных учреждений.

Поставленные задачи решаются общими и специальными методами теоретического исследования, сущность которого состоит в анализе нормативно-правовых актов, научной и учебной литературы, а также публикаций в средствах массовой информации, раскрывающих выбранную тему дипломной работы. Кроме этого в дипломной работе широко используются элементарно-теоретический и структурный анализ и синтез, ситуационное моделирование.

Методологической основой данной работы является диалектическая логика, позволяющая рассмотреть исследуемые явления во взаимной связи, движении и саморазвитии.

С практической точки зрения данная работа призвана исследовать правовые и организационные основы надзора за осужденными в исправительных учреждениях в период глубоких и качественных изменений социально-экономической и правовой жизни, в условиях трансформации общества, реформирования уголовно-правовой системы, выявлять их проблемы и искать пути решения данных проблем.

Одной из основополагающих задач, решаемых учреждениями и органами ФСИН России, является обеспечение безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала. В пределах своей компетенции обеспечением безопасной деятельности учреждений занимаются многие службы, но практика работы, а также опыт пенитенциарных европейских стран показали, что организующую и координирующую роль в этом направлении целесообразно возложить на самостоятельное структурное подразделение. Все это и обусловило создание в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы служб безопасности П. И. Колеватов. Обеспечение безопасности осужденных в ИУ как одно из направлений реализации уголовно-исполнительной политики. // Сборник материалов круглого стола. — Москва 2007. — С. 33.

Надзор в местах лишения свободы и его профилактика находился в центре внимания многих ученых. Существенный вклад в их разработку внесли: А. И. Алексеев, Л. П. Амелин, В. М. Анисимков, Ю. М. Антонян, Р. С. Ахметшин, Н. П. Барабанов, А. В. Бриллиантов, В. Н. Брызгалов, В. Н. Бурлаков, Л. Д. Гаухман, С. И. Дементьев, Ю. Н. Демидов, А. И. Долгова, В. К. Дуюнов, В. А. Елеонский, М. В. Елеськин, А. Э. Жалинский, Д. М. Зарипова, А. И. Зубкова, И. В. Каретников, И. И. Карпец, М. Ф. Костюк, В. Н. Кудрявцев, А. С. Михлин, А. Н. Павлухин, П. Г. Пономарев, Э. А. Саркисова, О. В. Старков, Н. А. Стручков, С. М. Тараканов, Э. В. Тураев, Г. Ф. Хохряков, А. В. Шамис, И. В. Шмаров, В. Е. Южанин и др.

Несмотря на довольно значительное число работ, в которых исследовались проблемы обеспечения надзора в ИУ, многие ее теоретические и практические вопросы остались неразработанными или нуждающимися в дальнейшей углубленной проработке. Следует обратить внимание и на тот факт, что большинство из этих работ выполнено на основе предшествующего уголовного и исправительно-трудового законодательства и без учета новых реалий в криминологической обстановке в исправительных учреждениях, проявившихся в последние годы.

Сложившееся положение свидетельствует об отсутствии комплексного подхода, преобладании различных взглядов представителей отраслевых наук на исследуемую проблему, что не дает возможности определить роль администрации исправительных учреждений в организации надзора.

Указанные выше обстоятельства и определили выбор темы дипломной работы.

Глава I. Правовые основы осуществления надзора за осужденными

1. 1 Исторические аспекты надзора в России

История становления и развития службы надзора в исправительных учреждениях во многом зависела от времени их функционирования. Условно выделяют три периода:

1) дооктябрьский период (1900−1917 гг.);

2) советский период (1917−1990 гг.);

3) суверенной России (1991 — по настоящее время).

В Советском периоде можно выделить пять этапов:

Первый этап: (1917−1928 гг.) После Октябрьской революции места заключения были призваны выступать в качестве средства подавления сопротивления свергнутых классов и борьбы с уголовной преступностью. Перед пролетариатом, взявшим власть в свои руки, стояла задача подчинить тюремную систему органам советской власти на территории всей страны. Решение этих задач Совет народных комиссаров РСФСР поручил губернским (областным) Советам депутатов, возложив на них «заведование тюремной частью». Местные тюремные инспекции поступили в распоряжение Советов в качестве их исполнительного органа. Назначение новых руководителей мест лишения свободы являлось компетенцией Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Новой власти нужна была новая политика в сфере исполнения наказания. Эта политика сформировалась не сразу, менялись её цели, задачи, средства реализации. На первом этапе формирования совершенно нового общественного строя продолжала использоваться правовая база См. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX — начала XXI века: Учебник для вузов / Под ред. Зубков А. И. М., 2002. С. 302. старого царского и Временного правительства в той части, которая не противоречила новым задачам. На первоначальном этапе деятельность Народного комиссариата юстиции осуществлялась в условиях саботажа, при отсутствии необходимого количества квалифицированных кадров. Для исполнения наказания использовались старые тюремные здания, значительная часть тюремного персонала имела дореволюционный опыт работы, на тот момент не было нормативного документа, регламентирующего в достаточном объёме порядок исполнения наказания. Пенитенциарный режим, подчеркивается в одном из циркулярных писем тюремного главка в 1917 году, ставящий во главу угла возрождение и социальное перевоспитание человека, имевшего несчастье совершить преступление, и не забывающий в заключенном личного человеческого достоинства, должен, конечно, покоится на соблюдении известного порядка и дисциплины в местах заключения. Если там нет необходимой дисциплины, если заключенные совершают побеги, запасшись доставленными им с воли оружием и другими предметами, то все меры, направленные к их перевоспитанию, окажутся безрезультатными и напрасными.

Выработанные в первые годы советской власти основные направления реформы тюремной системы, нашли сконцентрированное выражение во Временной инструкции НКЮ (1918 г.) «О лишении свободы, как мере наказания, и о порядке отбывания таковой». В соответствии с инструкцией в местах заключения вводился штат надзирателей, в обязанности которых входило несение внутренней и внешней охраны учреждения и наблюдение за заключенными. Сохранившиеся материалы и исследования учёных показывают, что состояние надзора было крайне неудовлетворительным. См.: Казак Б. Б. Безопасность уголовно-исполнительной системы. /Основные средства исправления осужденных в структуре механизма управления безопасностью УИС. Монография. — Рязань: 2001. С. 262. Штат надзирателей был постоянно не укомплектован, в связи с этим администрация была вынуждена на должности надзирателей и посты внутренней и наружной охраны ставить заключённых, что в общем итоге давало отрицательный результат и снижало эффективность надзора.

В циркуляре Наркомюста от 24 мая 1918 г. администрации мест заключения прямо предписывалось «Заключенных, где только это, возможно, необходимо привлечь к самоконтролю и самонаблюдению"1.

Надзор за осуждёнными следует понимать как разновидность социального контроля, осуществляемого в отношении лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Слово «надзор» означает наблюдение за кем-либо или чем-либо с целью охраны, контроля.

Являясь одним из основных средств обеспечения режима, надзор способствует созданию в местах лишения свободы необходимых условий для эффективного исправительного воздействия на осужденных. Руководство лагерей это прекрасно понимало, поэтому разработало инструкцию «О развитии лагерей принудительных работ» в которых определяло силы и средства надзора. См.: Сборник основных приказов 1818 — 1928 гг. М., С. 151 — 154. В соответствии с этой инструкцией все надзиратели делились на младших и старших, в дальнейшем функции надзирателей были закреплены в Положении 1920 г. См.: Говорухин Э. А. и др. Организация режима в исправительно-трудовых учреждениях: Учебное пособие / Под ред. А. Е. Наташева. — Рязань: РВШ МВД СССР 1987. С. 139. Старшие надзиратели несли суточные дежурства по лагерю, при этом выполняли следующие обязанности: наблюдали за несением службы караулом и надзирателями, за соблюдением порядка заключенными, за поведением других сотрудников (персонала и лиц, занятых на обслуживании лагерей), принятием передач заключенными, обыскивали заключенных, проводили проверки и т. д. Младшие надзиратели несли непосредственно наблюдение за заключенными, обеспечивали выполнение заключенными распорядка дня, руководили раздачей пищи, сопровождали на прогулку, на работы, на свидания и т. д. Подобная практика привела к тому, что во многих случаях вся внутренняя жизнь в местах заключения регулировалась самими осужденными. Администрации отводилась роль чисто внешнего надзора. «В силу этого, — отмечалось в циркуляре НКЮ, в местах заключения верховодили наиболее опытные и опасные преступники, подчинившие себе остальную массу».

Вследствие разгона дискредитировавших себя старых тюремных кадров, охраны (окарауливания) практически не было. В этих условиях побеги заключенных носили массовый характер.

Нарком юстиции П. И. Стучка писал позднее, что не бегали только те, кому было лень. См.: Стучка П. И., Алетер И. И. Переход от принудительного труда по приговору суда к добровольному труду. Советское государство и революция права. 1931. № 7. С. 125.

В соответствии с положением 1920 г. окарауливание мест заключения (внешняя и внутренняя постовая служба) возлагалась или на надзирателей или на местные караульные команды. См.: Историю исправительных учреждений РСФСР 1917−1920 г. /Сборник документов. М., 1960. С. 28.

В местах лишения свободы Главумзака, находящихся на госснабжении, с численностью заключенных в июне 1923 г. 15 504 человека, было предусмотрено 1211 надзирателей. Всего в системе Главного управления местами заключения РСФСР на июль 1923 г. функционировало 180 исправдомов, 78 домов заключения, 58 других мест заключения. Численность надзора за заключенными составляла 8445 штатных единиц.

Сложившийся в первые годы Советской власти опыт ведомственного нормативного регулирования исполнения такого вида наказания, как лишение свободы, позволил приступить к разработке законодательных актов на уровне союзных республик. В РСФСР первым таким нормативным актом 17 стал Исправительно-трудовой кодекс, утвержденный постановлением ВЦИК, принятым на второй сессии одиннадцатого созыва 16 октября 1924 г. В ст. 6 ИТК РСФСР говорилось, что содержание в исправительно-трудовых учреждениях, стремясь к целесообразному влиянию на заключённого и укреплению тех черт его характера и навыков, которые могут удержать от дальнейших преступлений, должно быть целесообразно и не должно иметь целью причинения физических страданий и унижения человеческого достоинства. В соответствии со ст. 8 в исправительно-трудовых учреждениях принимаются все меры к устранению вредного влияния наиболее опасных заключённых на остальных, и к развитию самостоятельности заключённых, направленной к приобретению свойств и профессиональных навыков, необходимых для трудовой жизни в обществе. В ст. 50 определялось, что режим в местах заключения строится по прогрессивной системе так, чтобы в зависимости от характера, поведения заключённых, продолжительности их пребывания в том или ином исправительно-трудовом учреждении, они могли в большей или меньшей степени проявить свою самостоятельность и инициативу.

В Декрете ВЦИК и СНК № 552 «О службе в местах заключения «от 12 июня 1924 года содержалось положение о приравнивании начальников, помощников начальника и надзирателей мест заключения в отношении правил внутренней службы и дисциплины к лицам, несущих действительную военную службу.

В конце 1924 г. постановлением ВЦИК и СНК РСФСР утвержден и с 1 января 1925 г. введен в действие устав службы по местам заключения РСФСР, См.: Собрание указаний и распоряжений правительства СССР 1924 г. С. 688. определивший правовое положение работников мест заключения, которые были приравнены в отношении внутренней службы и дисциплины к лицам, несущим действительную военную службу. От них могла быть потребована работа, сопряженная с опасностью для жизни.

Элементы надзора в этот период рассматривались как часть отношений между арестантами и людьми, осуществляющими надзор. Наружная охрана из числа конвойной стражи осуществляла сопровождение арестантов гражданского ведомства на внешние работы и в присутственные места, оказывала содействие тюремному начальству при производстве внезапных обысков, подавлении беспорядков в местах заключения.

Внутренний надзор осуществлялся в дореволюционный период в тюрьмах через надзирателей, и чтобы он был эффективным, арестанты должны были содержаться в запертых камерах, не допускалось самовольного перехода из камеры в камеру. В целях предупреждения побегов, содержащиеся под стражей, по обвинению в тяжких преступлениях были закованы в кандалы.

Практика осуществления надзора и охраны осуществлялась крайне неудовлетворительно, количественный состав надзирателей пополнялся лишь тогда, когда переполнялась тюрьма, а их подготовка к службе фактически не проводилась. Были тюрьмы, в которых существовал такой обычай, стоящий на посту надзиратель, заметив, издали подъезжающее начальство, ударом в колокол давал знать об этом тюрьме. Все немедленно расходились по своим местам, двери камер запирались должным образом. Были, наконец, и такие тюрьмы, в которых внутренний порядок размещения арестантов был подчинен им, а потому руководство исполнением наказания исходило из личных соображений, а не из закона.

В числе «специально-предупредительных» мер обуздания арестантов были такие, как «воспрещение держать арестантские камеры открытыми, что постоянно практиковалось ранее, давая возможность арестантам, различных категорий, беспрепятственно общаться между собой, и чтобы в камерах устраивались занавески и загородки, затрудняющие или даже делающие совершенно невозможным надзор».

Вместе с тем осуществление надзора в местах лишения свободы было невозможно без квалифицированного тюремного персонала и соответствующего его количественного состава. В 1909 году по сравнению с 1908 годом численность тюремной стражи возросла на 2 240 человек, или на 17 процентов и в дальнейшем количественный состав надзирателей увеличивался, несмотря на огромные трудности и особые условия тюремно-административной службы. Низшая ступень администрации, была ограничена, в праве отлучиться из тюрьмы, как и сами заключенные. «Это добровольные узники, от которых требуется одна из самых тяжелых для человека жертв — чувство личной свободы».

Для охраны, перевозки заключенных необходимо было содержать массу надзирателей и конвоиров. Одних административно высылаемых числилось в 1906 году по тюрьмам до 36 000 человек. Кроме того, были осужденные в ссылку, на каторжные работы в Сибирь, рассылаемые по другим тюрьмам. Строя свою смету по пересылке арестантов, ГТУ исходило из среднего числа (в 1906 г.) — 4000 верст на человека в год. Количество надзирателей для охраны заключенных было следующим: 1904 г. — 10 316 надзирателей; 1908 г. — 13 272 надзирателя; 1910 г. — 15 483 надзирателя; 1913 г. — 18 000 надзирателей.

Ввиду серьезных требований, предъявляемых к сотрудникам надзирательного состава, которые должны служить образцом несения обязанностей, министр юстиции направил распоряжение о тщательном отборе кандидатов для прохождения курса обучения в школе Санкт-Петербурга (МЮ — ГТУ № 35, 26 июля 1913 г.). Всем без исключения чинам тюремной стражи вменялось в обязанность знать на память основные положения Инструкции о порядке употребления оружия, обращая внимание на правильное ношение револьверов (спереди, слева у поясной бляхи).

Что касается указания на изоляцию осужденных, то она обеспечивалась посредством охраны осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях. В Инструкции «Об употреблении оружия чинами тюремной администрации» от 17. 12. 1907 года сочетаются элементы надзора и охраны за арестантами, устанавливалась тесная связь между часовыми на постах и надзирательским составом Алексеев В. Правовые основы надзора и охраны заключённых в Российской империи (1900−1917 гг.) /В. Алексеев // Преступление и наказание. — 2004. — № 9. — С. 23−25. В случае если от часового получены сведения о каком-либо обнаруженном им нарушении арестантами должного порядка, в соответствующую камеру должен немедленно направиться начальник, его помощник или дежурный надзиратель и приказать арестантам прекратить беспорядок, при этом виновные арестанты должны быть без малейшего промедления удалены из камеры в карцер. К числу проступков относился запрет «подходить арестантам к окнам и кричать или переговариваться с кем бы то ни было, обмениваться через окна какими-либо знаками, садиться на подоконник, и чтобы то ни было выбрасывать за окно». Арестанты должны твердо знать, что в случае нарушения ими означенных требований часовой может применить оружие. С преобразованием управления местами заключения, в частности, в Тобольской губернии, воинский караул при тюрьмах сняли, и наружное окарауливание возложили на тюремную стражу. Главное назначение наружных постов охрана тюрьмы извне и недопущение сношения арестантов с внешним миром.

Таким образом, надзор за арестантами преследовал задачи предупреждения различных нарушений в местах лишения свободы, осуществления юридических обязанностей и поддержания надлежащего режима как неотъемлемого элемента карательно-воспитательного процесса.

Вплоть до 1917 г. Министерством юстиции при поддержке правительства предпринимались меры по совершенствованию тюремной системы. Неуклонно повышалось финансирование, принимались решения, направленные на смягчение карательной политики. Наиболее прогрессивными были меры в отношении несовершеннолетних преступников. Они нашли свое отражение в Законе «О воспитательно-исправительных заведениях для несовершеннолетних» от 19 апреля 1909 г., которым предусматривалось их содержание без охраны, а надзор возлагался на педагогический персонал. Закон детально регламентировал все стороны деятельности этих учреждений, особое внимание в нем уделялось вопросам организации образовательного обучения подростков и их профессиональной подготовки. Зубкова А. И. Уголовно-исполнительное право России: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика конца XIX—XX вв.ека./ Под ред. А. И. Зубкова. — М.: НОРМА, 2003. — С. 198.

Период Февральской революции 1917 г. характерен нестабильностью тюремной системы, которая в сознании народа отождествлялась с насилием и беззаконием. Переломить такое настроение в условиях политической напряженности в стране было сложно. В это время четко определились две основные тенденции: стремление арестантов к самоорганизации, вплоть до самовольного освобождения, и желание тюремного ведомства построить арестантскую жизнь, но принципах демократизма и гуманизма.

Но июльские события в Петрограде в корне изменили обстановку в городе, обострили ее до предела. Брожение солдат и неспособность властей взять ситуацию под контроль негативно отразились на поведении заключенных, в результате чего резко возросло количество побегов и беспорядков. В этих условиях Главное управление мест заключения было вынуждено не только отказаться от предложенной им же идеи гуманизации, но и принять неотложные меры по ужесточению порядка и условий содержания заключенных. Черту под этим процессом подвело решение о возложении на места заключения обязанности по исполнению смертной казни.

После Октябрьской революции 1917 г. ГУМЗ было переименовано в Карательный отдел Народного комиссариата юстиции. Тюремное ведомство какое-то время продолжало руководствоваться (с определенными изъятиями) нормативными актами царского времени и Временного правительство. Основной документ в этой сфере «Уставы о содержащихся под стражей и ссыльных» — был признан утерявшим силу лишь в июле 1918 г. Одним из первых документов, принятых Наркомом юстиции при новой политической власти, было постановление «О тюремных рабочих командах» (24 января 1918 г), которое регламентировало организацию трудового использования осужденных и оплоту их труда.

Случайно ли этот, казалось бы, частный вопрос, далекий от революционных преобразований всей царской тюремной системы, вдруг стал предметом такого внимания. Если заглянуть вперед, то, оказывается, не случайно Название отдела и упомянутого постановления, по сути, определили политику уголовно-исполнительной системы на многие десятилетия. Принимавшиеся в дальнейшем акты декларировали некоторые послабления, но выбранное направление в основных чертах долгое время оставалось неизменным.

1. 2 Правовое регулирование осуществления надзора в

исправительных учреждениях на современном этапе

Правовые основы осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях содержаться в системе различных нормативно-правовых актах в виде законов (Уголовно-исполнительном кодексе Р Ф Федеральный закон от 08. 01. 1997 г. № 1-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997. — № 2. — СТ. 198., Законом 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» Федеральный закон от 21. 07. 1993 г. № 5473−1 // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1998. — № 30. — Ст. 3613., Федеральный закон от 21 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы» Федеральный закон от 21. 07. 1998 г. № 117-ФЗ // Российская газете. — 1998. — № 142. — 29 июля., и другие законодательные акты Российской Федерации" и др.), указов Президента Р Ф, постановлений Правительства Р Ф, нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Министерства обороны РФ и др.).

Правовые основы осуществления надзора за осужденными в исправительных учреждениях по своему содержанию могут рассматриваться в широком и узком смыслах. В узком смысле они представлены только законами, в широком — всей системой нормативно-правовых актов. В принципе правовое регулирование данных правоотношений на уровне законов является предпочтительным, но в реальной действительности этого достичь невозможно. В девяностые годы 20 века в момент перехода, система находилась в чрезвычайно тяжелом положении, устаревшая техническая оснащенность инженерных средств охраны, переполнение некоторых видов исправительных колоний и особенно следственных изоляторов, угрожающий рост числа лиц, страдающих туберкулезом и другими социально опасными инфекционными заболеваниями, большое количество осужденных, не обеспеченных трудом, недостаток бюджетных средств на полноценное питание, лечение, коммунально-бытовое обеспечение осужденных и граждан, находящихся под стражей.

С учетом этих обстоятельств и были определены приоритетные задачи по реформированию УИС совершенствование нормативно-правовой базы, ускорение судебно-правовой реформы, существенное сокращение количества осужденных и подследственных, улучшение условий содержания контингента.

За истекшее после акта передачи время, как неоднократно отмечалось руководителями Министерства юстиции Российской Федерации, проделана большая напряженная работа. За время пребывания Президентом страны В. В. Путина, в федеральных органах законодательной и исполнительной власти последовательно обновляется уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительной законодательство, принимаются постановления Правительства Российской Федерации и на этой основе осуществляется комплексное обновление системы.

В настоящее время уголовно-исполнительная система действует в условиях открытости, имеющиеся проблемы становятся предметом заинтересованного обсуждения на семинарах, конференциях, встречах с представителями общественных организаций, в средствах массовой информации.

Процессу преобразований системы способствуют набирающие силу международные контакты. Установлены деловые отношения с коллегами многих зарубежных государств. Реализуются проекты в рамках программ Совета Европы, различных международных организаций, двустороннего и регионального сотрудничества.

Одним из приоритетных направлений деятельности Министерства юстиции является соблюдение законности, прав и свобод граждан в местах лишения свободы. Их соблюдение становится одним из главных и обобщающих показателей состояния уголовно-исполнительной системы. Для проведения последовательной работы в этом направлении в структуре Министерства создано специальное управление, а в территориальных органах уголовно-исполнительной системы учрежден институт помощников начальников по правам человека.

В результате комплексных мер по реформированию уголовно-исполнительной системы, в том числе и реализации инициатив Министерства юстиции по совершенствованию законодательства, численность осужденных в местах лишения свободы и лиц, содержащихся в следственных изоляторах, с 2001 г. (когда содержалось их наибольшее количество) по настоящее время сократилась на 88 413 тыс. человек. Вступившие в силу 16 декабря 2003 г. Федеральные законы № 162-ФЗ и 161-ФЗ позволил в 2004 г. сократить контингент уголовно-исполнительной системы на 217 036 тыс. человек. В последующие годы был опять отмечен рост численности осужденных содержащихся в уголовно-исполнительной системе. (Приложение № 1).

В учреждениях уголовно-исполнительной системы функционирует 131 больница различного профиля, а также медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, 59 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом, 9 исправительных учреждений для осужденных, больных наркоманией.

В учреждения уголовно-исполнительной системы по состоянию на 1 ноября 2008 г. содержалось 891 738 тыс. человек, в том числе в 758 исправительных колониях — 737,9 тыс., 222 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов — 145 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних — 8,8 тыс. человек. В учреждениях содержится 68,2 тыс. осужденных женщин, при женских колониях имеется 12 домов ребенка, в которых проживает 784 ребенка.

В состав УИС входят также 2441 уголовно-исполнительных инспекций, в которых состоят на учете 570,2 тыс. человек осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы.

В штаты исправительных учреждений введены должности психологов, социальных работников. В 1998 году при передаче системы в Минюст России их насчитывалось около 800, сегодня — около 3 тыс.

Значительно усилилась государственная поддержка уголовно-исполнительной системы, было налажено деловое взаимодействие с органами власти субъектов Российской Федерации. За время, прошедшее с момента передачи УИС в ведение Минюста России, ее бюджетное финансирование возросло примерно в шесть раз. Решены вопросы, связанные с выделением необходимых средств на медицинское обеспечение и питание осужденных. Улучшено финансирование по материальному обеспечению подразделений и оплате коммунальных услуг. В рамках подготовки проекта программы реформирования УИС, значительная часть которой посвящена программе строительства новых изоляторов, Минфин России подтвердил выделение под нее на 10 лет (с 2007 по 2016 гг.) 54 млрд руб. Кузнецов Ю. Ю. Обзор материалов совещания руководителей финансово-экономических служб и главных бухгалтеров территориальных органов и образовательных учреждений ФСИН России. /Ю.Ю. Кузнецов // Ведомости уголовно-исполнительной системы. -2006. -№ 5. — С. 15−16.

Для улучшения условий содержания осужденных в 2005 г. введены 3 новые охраняемые исправительные колонии на 920 мест, перепрофилировано 24 колонии с общим лимитом наполнения 20 тыс. мест, создано 69 изолированных участков разных видов режима более чем на 8 тыс. мест.

Важным шагом в реформировании уголовно-исполнительной системы стало создание 25 октября 2001 г. специальной правозащитной службы «в погонах», которая состоит из отдела по соблюдению прав человека в УИС, входящего в настоящее время в состав правового управления. Главного управления федеральной службы исполнения наказаний Минюста России, и помощников начальников территориальных органов УИС по соблюдению прав человека.

Основными задачами этих сотрудников определены:

— участие в контроле за созданием необходимых условий для соблюдения прав лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, осужденных к лишению свободы, сотрудников и работников учреждений и органов УИС Минюста России;

систематическое информирование руководства ГУФСИН Минюста России о положении дел в области соблюдения прав человека в УИС;

оказание содействия руководителям подразделений УИС в реализации их полномочий в части обеспечения прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых, осужденных, а также вольнонаемных работников и сотрудников УИС;

— подготовка предложений руководству ГУФСИН Минюста России и начальникам территориальных органов УИС по вопросам совершенствования механизмов обеспечения прав человека в УИС, взаимодействия с российскими и зарубежными правозащитными организациями, осуществляющими в установленном порядке контроль за соблюдением прав человека в подразделениях УИС;

— обеспечение взаимодействия с Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП), с Международным Комитетом Красного Креста (МККК), другими зарубежными правозащитными организациями;

— обеспечение взаимодействия с Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации;

— организация взаимодействия с российскими общественными правозащитными организациями в сфере совершенствования порядка соблюдения прав человека в следственных изоляторах, тюрьмах, колониях и других подразделениях УИС Минюста России.

В соответствии с Европейской конвенцией по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания организовано 11 визитов делегаций ЕКПП в места изоляции от общества, находящиеся в составе различных органов исполнительной власти. Из них шесть визитов были осуществлены в Чеченскую Республику. ЕКПП систематически проверяет деятельность исправительных учреждений и следственных изоляторов УИС, изоляторы временного содержания органов внутренних дел, следственные изоляторы ФСБ России и психиатрические больницы органов здравоохранения.

Отчеты этой организации также позволили выявить наиболее узкие места в деятельности подразделений УИС и принять упреждающие меры. В первую очередь этому способствовала подготовка правозащитной службой УИС, начиная с 1998 г., консолидированных отчетов Правительства Российской Федерации о выполнении рекомендаций ЕКПП правоохранительным органам.

В связи с этим в ряд ведомственных инструкций были включены персонифицированные обязанности сотрудников исправительных учреждений и следственных изоляторов по обеспечению указанных в законе прав и законных интересов подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных.

Наиболее яркими примерами реагирования на рекомендации ЕКПП стали указания, данные заместителем Министра юстиции Российской Федерации Ю. И. Калининым, о снятии жалюзи с окон камер, об ограничении ношения сотрудниками УИС специальных средств на территории исправительных учреждений и следственных изоляторов, об усилении мер по выполнению санитарно-эпидемиологического надзора на объектах УИС, об устранении недостатков в деятельности ШИЗО и приведении условий содержания в ШИЗО в соответствие с действующим законодательством.

Однако, как утверждает всемирно известный криминолог Нильс Кристи в своем труде «Борьба с преступностью как индустрия. Вперед к ГУЛАГу западного образца» Кристи Н Центр содействия реформе уголовного правосудия. /Н. Кристи. — М.: 2001. — С. 22., изменения социальной системы привели к снижению порога восприятия, и теперь даже незначительные проступки рассматриваются как преступления, а совершившие их люди — как преступники.

Результаты деятельности системы за последние пять с половиной лет, ее реформирования в структуре Министерства юстиции Российской Федерации убеждают в том, что курс на гуманизации, защиту прав человека выбран верный. Следуя ему, уголовно-исполнительная система страны может занять свое достойное место в структуре государственных институтов России и получить международное признание.

Закрепление прав, свобод и обязанностей осужденных осуществляется действующим уголовно-исполнительным законодательством в основном в виде установления норм, регулирующих режим (порядок) отбывания и исполнения наказания, а также в отдельных наказаниях — применение мер исправительно-трудового воздействия. Вместе с тем имеются нормы, непосредственно посвященные обеспечению прав и свобод гражданина, например, ст. 14 УИК РФ, гарантирующая обеспечение свободы совести осужденных, ст. 13 УИК РФ, гарантирующая право осужденных на личную безопасность. С развитием действующего уголовно-исполнительного законодательства количество таких норм будет возрастать.

1.3 Понятие и содержание осуществления надзора за осуждёнными

в исправительных учреждениях

Надзор в исправительных учреждениях — это система мер, направленных на обеспечение процесса исполнения наказания в виде лишения свободы путем постоянного контроля за поведением осужденных в местах их размещения и работы, предупреждение и пресечение их противоправной деятельности, а так же безопасность осужденного и персонала. В настоящее время деятельность УИС осуществляющей надзор за осужденными в исправительных учреждениях регламентирована десятками законов и несколькими тысячами иных нормативно-правовых актов. Приведение этих нормативно-правовых актов в связи с передачей УИС в ведение Министерства юстиции РФ в соответствие с изменившимися условиями проходит уже в течение нескольких лет, но данная работа еще далеко не закончена.

Имеют свою специфику цели и задачи, стоящие перед органами, осуществляющими надзор в исправительных учреждениях.

Статья 1 Уголовно-исполнительного Кодекса Р Ф говорит о целях исправления осужденных и предупреждении совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08. 01. 1997 г. №ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997 г..

Для надзора за осужденными в уголовно-исправительных учреждениях выполнимыми целями выступают — исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами. Исправление осужденных — это генеральная линия законодательства об исполнении уголовных наказаний (кроме смертной казни). Она вытекает также из требований международных стандартов обращения с осужденными и является непосредственной задачей учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания и иные меры уголовно-правового характера. В этой связи подлежит корректировке Закон Р Ф от 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» в части постановки задачи исправления осужденных перед уголовно-исполнительной системой, в которой содержится требование не подчинять интересы исправления осужденных цели получения прибыли от их труда. Цели предупреждения преступлений со стороны осужденных и иных лиц отводится достаточно много внимания как в самом Уголовно-исполнительном Кодексе Р Ф, так и в других законах и иных нормативных правовых актах.

Уголовно-исполнительный Кодекс Р Ф говорит о цели исправления осужденных, а не об исправлении и перевоспитании, как было в ранее действовавшем законодательстве Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08. 01. 1997 г. №ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1997 г. Это порождало на практике путаницу — кого из осужденных нужно было только исправлять, а кого — еще и перевоспитывать. В последние годы в исправительной педагогике утвердилось положение: перевоспитание — это процесс самого воспитательного воздействия на осужденных во время отбывания ими наказания, а исправление является результатом данного процесса. Степень исправления осужденных может быть различной, но из закона сейчас исключены такие уже ставшие азбучными понятия, как «встал на путь исправления», «твердо встал на путь исправления», «доказал свое исправление». Вместо них Уголовный Кодекс Р Ф ввел сугубо оценочные понятия типа «если судом будет признано, что для своего исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания», как это имеет место при применении условно-досрочного освобождения (ст. 79 УК РФ). Однако признание возможности такого исправления вне рамок применяемого наказания у суда должно сложиться на основании тех материалов, которые представит администрация органов и учреждений, исполняющих наказания, которые будут свидетельствовать об исправлении осужденного. Уголовно-исполнительный Кодекс Р Ф использует различные понятия: «хорошее поведение», «добросовестное отношение к труду, обучению», «активное участие в работе самодеятельных организаций и в воспитательных мероприятиях», а также «злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы» и «злостный нарушитель установленного порядка отбывания наказания». В настоящее время Федеральным законом от 21 февраля 2001 г. отменено положение, содержащееся в п. 10 ст. 175 Уголовно-исполнительного Кодекса Р Ф, о том, что для представления, осужденного к условно-досрочному освобождению или к замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания необходимо, чтобы осужденный находился в облегченных или льготных условиях отбывания наказания, в которые осужденный мог быть переведен лишь при хорошем поведении и добросовестном отношении к труду.

Цель предупреждения преступлений реализуется в двух направлениях. Во-первых, недопущение преступлений со стороны осужденных во время отбывания наказания.

Во-вторых, предупреждение совершения преступлений, как иными лицами, так и бывшими осужденными.

Поставленные цели реализуются через решение конкретных задач. Ими являются: регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний; определение средств исправления осужденных, охрана их прав, свобод и законных интересов; обеспечение правопорядка и законности в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, безопасности содержащихся в них осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территориях этих учреждений. Это задачи укрупненного плана.

Решение данных задач обеспечивается социально-экономической базой и всем правовым механизмом государства, конкретной деятельностью правоохранительных и иных государственных органов, самих органов и учреждений, исполняющих наказания, а также участием общественных формирований, трудовых коллективов и отдельных граждан. Решить большинство указанных задач только усилиями правоохранительных органов, учреждений и органов, исполняющих наказания, невозможно, так как они требуют комплексного решения.

Уголовно-исполнительное законодательство, регламентируя основы осуществления надзора за осуждёнными в уголовно-исправительных учреждениях, основывается на принципах: законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом, дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных, стимулирование их правопослушного поведения, соединение наказаний с исправительным воздействием. В отличие от Уголовного кодекса Уголовно-исполнительной Кодекс Р Ф не раскрывает содержания указанных принципов, поэтому сущность каждого из них и всей системы вместе следует выводить из научного анализа используемых в законе терминов, характера и направленности отдельных норм Кодекса, а также многолетней практики их применения. Раскроем кратко содержание этих принципов.

Принцип гуманизма в осуществлении надзора за осуждёнными в уголовно-исправительных учреждениях проявляется в различных направлениях и формах. Прежде всего, из содержания норм, регулирующих порядок и условия исполнения и отбывания наказаний (особенно лишения свободы), изъята излишняя тюремная атрибутика, отражающая суровость наказания, — отменены многие ограничения в отношении осужденных.

В Уголовно-исполнительном Кодексе Р Ф закреплено требование, строго соблюдать гарантии защиты осужденных от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с ними. Существенно расширены возможности поддержания и развития социально полезных связей осужденных с родственниками и трудовыми коллективами, а также развития их позитивной инициативы.

Реализация принципа гуманизма поставлена в прямую зависимость от поведения осужденных, от их желания и настроения проявлять себя определенным образом. Так, если осужденный не нарушает установленного порядка и дисциплины, то ему предоставляется широкая возможность получения различного рода льгот и ослабления режимных требований; если же он выбирает путь неповиновения и правонарушений, то, наоборот, режимные требования могут быть существенно ужесточены (например, в исправительном учреждении — путем системы взысканий, перевода в более строгие условия содержания и даже в тюрьму).

Благодаря такой системе противовесов основная масса осужденных заинтересована в правопослушном поведении. Это в конечном счете обеспечивает устойчивую обстановку в уголовно-исполнительной системе, по существу исключая массовые проявления недовольства со стороны осужденных. Сегодня фактическое воплощение в жизнь всех гуманистических проявлений закона затрудняет крайняя скудность материально-финансового и иного ресурсного обеспечения данной системы.

В последнее время осуществлены крупные изменения в карательной политике, сняты или существенно уменьшены многие ограничения в расходовании осужденными денег на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, получение посылок и передач, сокращены сроки фактического отбытия наказания для представления к условно — досрочному освобождению или замене наказания более мягким и ряд других.

Принцип гуманизма имеет и обратную сторону: он должен проявляться не только по отношению к осужденным, но и ко всему обществу в целом, обеспечивая должный порядок и спокойствие граждан, охрану их законных интересов. Поэтому в Кодексе предусматриваются меры по надежной изоляции и охране осужденных, по пресечению различных попыток (как с их стороны, так и со стороны иных граждан) проникновения на охраняемые территории, нападения на охрану, проноса запрещенных предметов и подобных действий.

Принцип демократизма проявляется в том, что уголовно-исполнительное законодательство, предоставляет довольно широкие права субъектам РФ в отношении учреждений и органов, исполняющих наказания, расположенных на их территории. Органы власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления оказывают большую финансовую помощь учреждениям и органам, исполняющим уголовные наказания (по приобретению продовольствия, строительству различных зданий и сооружений, освобождению от налогов, предоставлению различного рода льготных кредитов и т. п.). Принцип демократизма проявляется и в других направлениях: в порядке подачи и разрешении жалоб и заявлений осужденных; языке обращений и переписке; контроле органов государственной власти и органов местного самоуправления, судебном и ведомственном контроле; прокурорском надзоре за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания; контроле общественных объединений

Принцип равенства перед законом выражается в едином правовом положении лиц, отбывающих конкретный вид наказания или находящихся в одинаковых условиях отбывания наказания в исправительном учреждении, независимо от национальной принадлежности, социального положения, вероисповедания и других социально-политических, демографических и иных признаков. Такие различия предусматриваются в зависимости от пола, возраста, состояния здоровья, наличия беременности или малолетних детей, а главное — от поведения осужденных.

Принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний предполагает рациональность мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения. Это, в свою очередь, есть следствие проведенных дифференциации и индивидуализации личности самих осужденных.

Осужденные дифференцируются на разных этапах и в зависимости от: возраста; состояния здоровья; наличия семьи, родственников; отбытого срока наказания и их поведения; возможности досрочного (в любой форме) освобождения; наличия профессии и т. д.

Внутри классификационных групп осужденных выделяется личность каждого из них, выявляются ее основные характеристики, в том числе положительные и отрицательные качества. Следует отметить, что личность осужденного не может быть представлена как средоточие одних лишь негативных свойств и качеств: отдельные из них могут быть поражены полностью, другие — частично, а некоторые — вообще могут находиться в удовлетворительном состоянии. Задача педагогов и всего персонала уголовно — исполнительной системы — составить подробный психолого-педагогический портрет личности каждого осужденного и на этой основе разработать и осуществить программу воспитательных воздействий, опираясь на положительные качества данной личности и разрушая, блокируя ее отрицательные свойства.

Например, в каждом исправительном учреждении разрабатываются единые режимно-педагогические требования, которые персонал всех служб предъявляет к осужденным. В зависимости от принадлежности осужденных к той или иной классификационной группе, к ним индивидуально применяется конкретный комплекс мер принуждения, стимулирования и исправления. Эффективность действия этого комплекса мер зависит от многих обстоятельств, но в целом она доказана практикой.

В законодательстве указанные аспекты дифференциации и индивидуализации изложены достаточно полно и подробно. Система мер стимуляции правопослушного поведения сейчас намного богаче и обширнее, чем раньше. Эффективность ее реализации зависит от уровня организаторской работы и педагогического мастерства воспитателей.

Принцип соединения наказания с исправительным воздействием был закреплен и в ранее действовавшем законодательстве, но тогда он определял собственно предмет правового регулирования, а именно лишь те наказания, которые соединялись с мерами исправительно-трудового воздействия (лишение свободы, исправительные работы и отмененные позднее ссылка и высылка). Теперь же этот принцип относится ко всем видам наказаний (за исключением смертной казни) и иным мерам уголовно-правового характера, хотя в действительности к отдельным видам наказаний данный принцип не применяется. Но, учитывая, что большинство наказаний на стадии их исполнения соединяется с мерами исправительного воздействия, этот принцип является определяющим для всего уголовно-исполнительного права.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой