Поведение человека в толпе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие толпы и массы в социологии

1.1 Толпа и масса как социальный и психологический феномен: сравнительный анализ

1.2 Естественные и социальные факторы массового сознания и массового поведения

Глава 2. Человек, толпа и масса: пути становления контакта в толпе

2.1 Мультиагентная модель поведения толпы

2.2 Пути становления контакта в большой группе

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы исследования. В истории всегда существовал довольно большой интерес к попытке понять и управлять движением и поведением человека в толпе и больших групп людей.

Зачастую, поведение толпы исследовалось в рамках социологии и психологии с целью исследования событий, случающихся в группах людей, объединенных общей целью, и функционирующих как единое целое. В таких случаях люди начинают терять свою индивидуальность и совершать поступки в рамках общего поведения толпы.

Сущность толпы можно трактовать несколькими методами, но среди всех исследований на эту тему существует две различных философии описания толпы: дискретная и непрерывная. В первой толпа представляется в качестве совокупности множества независимых элементов, каждый из которых действует на основании каких-либо правил. В непрерывном случае толпа рассматривается либо как жидкость, подчиняющаяся и описываемая гидро- и газодинамическими законами (например, уравнениями Бернулли или Навье-Стокса), либо в форме континуума.

Степень научной разработанности отмечена значительным числом научных и научно-практических работ по данной тематике, таких российских и зарубежных авторов как: Г. М. Андреева, Б. А. Грушин, А. Л. Журавлев, А. А. Зиновьев, М. С. Каган, А. М. Эткинд, Э. Канетти, Л. Конрад, Г. Лебон, С. Московичи, А. П. Назаретян, Д. В. Ольшанский, К. Роджерс, М. А. Хевеши.

Цель курсовой работы заключается в исследовании поведения человека в толпе

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

-охарактеризовать толпу и массу как социальный и психологический феномен, а также провести сравнительный анализ;

-выявить естественные и социальные факторы массового сознания и массового поведения;

-рассмотреть мультиагентную модель поведения толпы;

-проанализировать пути становления контакта в большой группе;

-сделать выводы.

Объектом данной работы является поведение человека в толпе.

Предметом исследования являются естественные и социальные факторы массового сознания и массового поведения, а также пути становления контакта человека в толпе.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Понятие толпы и массы в социологии

1.1 Толпа и масса как социальный и психологический феномен: сравнительный анализ

Настоящее время характеризуется значительно возросшей активностью больших масс людей, которая проявляется во всех сферах жизни человечества. Развитие процесса глобализации затрагивает практически каждого, невольное участие в нем порой приводит к недовольству людей, которое зачастую выливается в многочисленные протесты и массовые беспорядки, все чаще толпы людей, вышедших на улицы, приводят к смене политического строя или власти в той или иной стране. Возникающие проблемы перенаселения и скученности людей, наряду с проблемами нехватки продовольствия, энергетических и других природных ресурсов, загрязнения окружающей среды промышленными и бытовыми отходами, ведут к росту агрессии и сопровождаются выходом на арену общественно-политической борьбы таких человеческих масс, каких еще не видела история, актуализируя рассмотрение различных аспектов массовой психологии.

Известно, что в отличие от психологии отдельного индивида, собрание людей в толпу, в массу имеет свои дополнительные особенности. Феномен больших скоплений людей вызывал и вызывает тревогу, интерес, недоумение. Толпа вдруг оказалась той силой, которая действует, активно вторгаясь в жизнь общества, но о которой известно недостаточно, чтобы до конца понять её цели и её задачи, суметь воздействовать на неё.

Почему, проявившись много тысячелетий назад, толпа продолжает действовать и сейчас? Почему человек, попавший в толпу сейчас, становиться ее членом, обретает свойства, присущие и другим ее членам, независимо от социальных, расовых, национальных и других отличий так же, как и прежние времена? В чем секрет такого непреходящего воздействия толпы?

Идентична ли толпа и масса? Будет ли отличаться поведение человека в толпе от поведения человека в массе? Решение этих вопросов представляет непосредственный практический интерес, вооружая нас необходимыми знаниями психологии массового поведения, позволяя более точно прогнозировать поведение человеческих масс, вырабатывать рекомендации для заинтересованных органов управления. Зная закономерности динамики процессов, происходящих в массах, характерные для различных её типов, можно воздействовать на них, добиваясь необходимых результатов, поскольку человечество всегда будет метаться между одиночеством, дающим иллюзию свободы, и толпой, дающей иллюзию силы.

Как социальный и психологический феномен, толпа и масса существуют не одно тысячелетие, однако осмысление его началось сравнительно недавно по историческим меркам, с середины 18 века. Пораженные масштабами и последствиями тех изменениями в жизни общества, которые происходили в результате действия масс людей, ученые стали пристальнее всматриваться в этот феномен. Так, еще мыслители древности (Геродот, Фукидид, Сократ, Платон) отмечали особенности человеческого поведения в ситуациях, когда люди объединялись в группы, а Солон в IV в. до н.э., писал, что каждый отдельно взятый афинянин — хитрая лиса, но собранные вместе на собрание — стадо баранов. Наиболее активное изучение особенностей массовой психологии осуществлялось во второй половине XIX века в странах Западной Европы, при этом интерес ученых концентрировался на выявлении условий формирования толпы, её свойствах и влиянии на поведение людей. Свою задачу исследователи видели в необходимости доказательства деструктивной, антисоциальной сущности человеческой массы как таковой, обосновании и разработке модели манипуляций массами.

За этот период исследователи достаточно широко и глубоко рассмотрели различные аспекты такого человеческого поведения, однако анализ этих исследований показывает, что до настоящего времени не сформировался общий подход к пониманию того, что же из себя представляет толпа и что такое масса людей, чем отличается поведение человека в толпе и массе, каким образом возможно воздействие на поведение людей, в них находящихся.

В психологической литературе имеется множество определений толпы и массы, данных различными, как иностранными, так и отечественными исследователями. Часть исследователей считают понятие толпы и массы синонимом (Лебон Г., Канетти Э., Московичи С.), часть рассматривают их как совершенно различные проявления человеческой психики и человеческого поведения (Ортега-и-Гассет Х., Почебут Л. Г., Фрейд З., Блуммер Г., Парк Р., Парыгин Б. Д., Семенов В. Е., Рощин С.К.), различны и подходы к определению того, какое значения для человека и человечества имеет данный феномен.

Эмпирические исследования и конкретные наблюдения дают нам три основные конкретные разновидности «массы», встречающиеся на практике. Прежде всего, это толпа:

— временное скопление большого числа людей на территории, допускающей непосредственный контакт, спонтанно реагирующих на одни и те же стимулы сходным или идентичным образом (Я. Щепаньский);

-контактная внешне не организованная общность, отличающаяся высокой степенью конформизма составляющих ее индивидов, действующих крайне эмоционально и единодушно (Б.Ф. Поршнев);

-иногда совершенно случайное множество людей, между которыми может не быть никаких внутренних связей, и они становятся общностью лишь в той мере, в какой охвачены одинаковой негативной, разрушительной эмоцией по отношению к каким-либо лицам, установлениям, событиям (Ю.А. Шерковин);

-скопление людей, не объединенных общностью цели и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием (Назаретян А.П.).

— «собранная публика» — от зрителей в театре до участников политических митингов: «скопление некоторого количества людей, испытывающих сходное ожидание определенных переживаний или интересующихся одним и тем же предметом… сходство установок, ориентации и готовности к действию — основа объединения публики. … под влиянием воздействия на всех одних и тех же стимулов (фильм, театральная постановка, лекция или дискуссия в среде публики образуются определенные сходные или общие реакции» (Г. Тард).

Как справедливо писал Х. Ортега-и-Гассет: «Толпа — понятие количественное и видимое. Выражая ее в терминах социологии, мы приходим к понятию социальной массы».

Во-вторых, под массой понимается:

— «недифференцированное множество», состоящее из индивидов, характеризующихся единообразием поведения (Г. Блумер);

— «суждение некомпетентных», снижение цивилизации (Х. Ортега-и-Гасет);

-человеческий агрегат, разнородный по преимуществу, образующийся без предварительного соглашения, произвольно, внезапно (Сигеле С.);

-сверхорганизованное бюрократизированное общество, в котором господствуют тенденции к униформизму и отчуждению (Г. Зиммель, М. Вебер, К. Маннгейм);

-«…скопление людей в определенное время и в определенном пространстве вне их постоянной деятельности, причем — в тот период, когда они в какой-то мере предоставлены самим себе» (А.А. Зиновьев);

— «несобранная публика» — «поляризованная масса», к которой относится часть электоральных масс, возникающих под влиянием политической рекламы или, что почти одно и тоже, масс поклонников кумиров современной музыки, то есть большое число людей мышление и интересы которых ориентированы идентичными стимулами в одном направлении, людей, проживающих не «друг с другом», а «друг около друга». (Г. Тард). И, наконец, это масса, объединяющая людей в глобальном масштабе, предполагая включение в неё таких человеческих агломераций, как «цивилизованный мир», «демократические силы», «носители общечеловеческих ценностей», «исламский мир» и т. п. Все остальные виды масс носят еще более сложный и менее конкретный, скорее виртуальный, чем реальный характер.

Таким образом, можно выявить первое из отличий толпы и массы — количество участников. В случае толпы это количество должно быть хотя и достаточно большим, но ограниченным, в случае массы — её размер не ограничен, превышая даже все население Земли. Это различие определяет и различие процессов, происходящих в толпе и массе, и способы воздействия на них. «Появление… новых… черт, характерных для толпы, — отмечал Г. Лебон — и, притом, не встречающихся у отдельных индивидов, входящих в ее состав, обусловливается различными причинами. Первая из них заключается в том, что индивид в толпе приобретает, благодаря только численности, сознание непреодолимой силы, и это сознание дозволяет ему поддаваться таким инстинктам, которым он никогда не дает волю, когда бывает один. В толпе же он менее склонен обуздывать эти инстинкты, потому что толпа анонимна и не несет на себе ответственности. Чувство ответственности, сдерживающее всегда отдельных индивидов, совершенно исчезает в толпе». Таким образом, мы можем заметить, что, попадая в толпу, любой индивид вынужденно (бессознательно) меняет свои привычки, желания, наклонности, становившись частью толпы.

Вода в стакане и вода в океане есть одно и то же вещество, обладающее одинаковыми свойствами, имеющими одинаковые характеристики. Но буря в стакане воды и буря в океане — это не только разный масштаб действий, это уже совершенно разные процессы, как по характеру протекания, так и по последствиям. Воистину, размер имеет значение.

Исходя из существующих отличий между массой и толпой, как еще одну из характеристик толпы следует рассматривать наличие непосредственного физического контакта между людьми, который может отсутствовать у людей, составляющих другие виды массы.

Главной особенностью толпы является временность, ситуативность её существования. Г. Лебон замечал, что тысячи индивидов, отделенных друг от друга, могут одновременно подпадать под влияние сильных эмоций и приобретать черты толпы.

Стоит какой-либо случайности свести этих индивидов вместе, чтобы все их поступки немедленно приобрели характер поступков толпы.

При всем различии подходов к определению толпы, большинство исследователей сходятся в одном — толпа представляет собой временное объединение значительного числа людей на некотором (ограниченном) пространстве, при этом люди связаны общим центром внимания и эмоциональным состоянием, спонтанно реагирующих на одни и те же стимулы сходным или идентичным образом.

В толпе происходит формирование нового свойства людей, входящих в неё — коллективное бессознательное. Коллективное бессознательное (определение введено Г. Лебоном) проявляется в деиндивидуализации, возникновении измененного состояния сознания, заражении, внушении и подражании у людей, составляющих толпу. Скорость формирования и проявления его достаточно высокая, и зависит, в том числе, от размеров толпы и её плотности, оказывая влияние на такие временные характеристики, как долговременность толпы и активность её действий.

Коллективное бессознательное способствует формированию на основе толпы некоего единого организма, воздействие на который невозможно через воздействие на отдельного человека.

Но если толпа действует на основе физических контактов, то масса состоит из индивидов, физически отдаленных друг от друга, но характеризующихся единообразием поведения, действуя путем совпадения индивидуальных выборов. Объединение в массу происходит за счет общего настроения, вдохновения общей идеей (убеждением, верой) и общей целью (интересом, стремлением). Если для толпы численность и плотность имеет большое значение (необходим физический контакт), то для массы это условие не является обязательным. Поскольку взаимодействие в массе происходит, преимущественно, в коммуникативной и эмоциональной областях, одного представления о причастности (пусть даже и эфемерного) к большому числу таких же, как и он, достаточно для индивида, чтобы ощущать себя и быть частью массы.

Осознание себя частью массы, восприятие полностью идентичным другим является предварительным условием возникновения сплоченности, подверженности влиянию, возникновению этноцентризма.

К процессам, происходящим в массе, следует отнести формирование и изменение массового сознания.

«Массовое сознание — это сознание определенного носителя („массы“), возникающее вследствие отражения действующих в значительных масштабах и уравнивающих в чем-то людей обстоятельств», т. е. устойчивая и жесткая психологическая связь объединяющая входящих в толпу людей (Д.В. Ольшанский).

При этом академик Д. В. Ольшанский обращал внимании на то, что массовое сознание является одним из видов общественного сознания, является особым видом общественного сознания, свойственным большим неструктурированным множествам людей («массам»). «Массовое сознание определяется как совпадение (совмещение или пересечение) основных, наиболее значимых компонентов сознания большого числа «классических» групп (больших и малых), однако несводимый к ним, — писал академик Д. В. Ольшанский, — это новое качество, возникающее из совпадения отдельных фрагментов психологии деструктурированных по каким-то причинам «классических» групп.

В силу недостаточной специфичности источников своего появления и неопределенности самого своего носителя, массовое сознание в основном носит обыденный характер".

Характеризуя толпу и массу, необходимо отметить такие их свойства, как массовое поведение Массовое поведение связано с вовлечением человека в ту или иную массу, и представляет собой неорганизованное, но одинаковое и относительно необычное внегрупповое поведение больших масс людей, ситуационное и временное, связанное с особыми обстоятельствами.

К массовым действиям относят возрастание социальной активности, панику, манию преследования, манию разрушения, агрессию.

Для того чтобы феномен массы проявился, необходимо соблюдение определенных условий. Исследователями выделяются два типа таких условий: долговременного и ситуативного характера.

К первым, отмечает С. К. Рощин, относятся любые экономические, социальные, политические и другие факторы относительно длительного действия, которые создают высокий уровень напряженности в обществе, формируют и нагнетают чувства фрустрации, беспомощности и отчаяния.

В случае же возникновения непосредственной угрозы жизни человеку (или при наступлении событий, расцениваемых как таковая) в человеке просыпается древний инстинкт, бросающий его в объятия толпы.

Люди могут скопиться в массу стихийно, без посторонних вмешательств, замечает С. А. Зелинский, но практика последних десятилетий показывает, что такие скопления людей могут создаваться искусственно из разрозненных людей, пригодных для этого, и поддерживаться какое-то время посторонними силами в интересах этих сил.

Рассматривая феномен массы, мы должны говорить о том, что поведение индивида в массе подчинено ряду особенностей, которые практически в незыблемом виде представлены в характере поведения, отмечаемого в практически любой толпе (массе). В данном случае мы, как бы, объединяем понятия толпы и массы, ибо в своей основной стадии развития любая масса — есть толпа (а толпа — масса). И, хотя толпа не идентична массе, психология масс есть порождение психологии толпы. Она появилась в процессе эволюции человека как биологического вида, став средством борьбы за выживание, которое дает отдельному человеку возможность противостоять вызовам окружающего мира, посредством объединения в опасных для жизни ситуациях в нечто огромное по размерам и отличающееся по поведенческим реакциям по сравнению с одиночкой.

Д.В. Ольшанский, анализируя влияние масс на политические изменения в современном мире, отмечал, что, начиная с 20 века чрезвычайно выросла массовая готовность к активным действиям, провоцируемая влиянием средств массовой информации, которые, воздействуя на массу, стремятся вызвать непосредственную массовую реакцию в виде конкретных действий и акций, в результате чего определяющими в поведении масс все больше становятся не устоявшиеся, осознанные позиции, а быстро увлекающие, импульсивные, во многом спонтанные настроенческие факторы.

Поскольку в массе поведение человека становится полевым, зависящим от окружающих, то сформировав у части членов массы потребные идентичные индивидуальные выборы, можно добиться действий массы в необходимом русле.

Таким образом, знание особенностей формирования толпы и массы, происходящих в них процессов обеспечивает возможность регулирования массового поведения через корректировку массового сознания и воздействия на толпу.

психологический толпа масса поведение

1.2 Естественные и социальные факторы массового сознания и массового поведения

Категория «толпа» (или масса — как некая общность людей) стала объектом пристального внимания социальных философов и психологов в конце XIX — начале XX вв. Термин «масса» восходит к греческому «massa»? слиток, глыба или первичная материя, хаос. В различных исследованиях (зарубежных и отечественных), посвящённых этому феномену, понятие «массы» трактуется по-разному. Один из первых теоретиков масс, французский социолог Гюстав Лебон рассматривал массу (толпу) как психологический феномен, который возникает при непосредственном взаимодействии индивидов, независимо от их социального положения, национальности и даже повода, по которому эта толпа образуется. В толпе обнаруживается некое социально-психологическое единство, так называемая «душа толпы». Такое духовное слияние влечёт за собой утрату индивидами чувства ответственности, стирание личностных различий и снижение интеллектуальных способностей. «Толпа не рассуждает, а повинуется страстям. Становясь частью толпы, люди опускаются вниз по лестнице цивилизации».

В своей работе «Психология народов и масс» Лебон пишет, что в толпе индивид стремится удовлетворить свои «первичные позывы», которые, будучи один, всегда сдерживает. Думается, что это не совсем так, поскольку именно под влиянием социума, его отдельных элементов (будь то общественная мораль, закон или некая социальная общность, в том числе и масса) человек сдерживает свои естественные потребности.

Говоря о влиянии толпы на индивида, Лебон отмечает, что вне толпы он может быть культурным, однако в толпе становится «варваром», т. е. существом инстинктивным. Однако не всегда поведение масс становится «варварским», преступным, массы способны также и на коллективные подвиги, когда люди, составляющие толпу, сдерживают один из сильнейших своих инстинктов — инстинкт самосохранения. Таким образом, для индивида в толпе главное — выполнить волю коллектива, достичь некую цель, ради которой эта толпа и была образована, а вовсе не удовлетворить свои «первичные позывы», как говорил Лебон.

Лебон также считает, что, объединяясь в массу, индивиды показывают качества, совершенно противоположные своим первоначальным (то есть в обыденной жизни) качествам. Однако, на наш взгляд, качества индивида в толпе не противопоставляются качествам индивида в обычной жизни, а лишь изменяются по причине того, что в толпе естественные законы (начала) усиливаются, а социальные — ослабевают.

Отметим, что понимание массы исключительно как толпы в современной науке давно не является общепризнанным. Ведь уже Габриэль Тард, один из современников Г. Лебона, требовал «перестать смешивать толпу и публику». Под толпой он понимал физическую сплочённость людей, некое эмоциональное образование низшего порядка. Публика же более цивилизованна и пассивна, она рассеяна в пространстве, поэтому обладает только духовной сплочённостью.

Тард считал, что в основе социальных процессов лежат механизмы изобретения и подражания, благодаря которым общество способно к самосохранению. «В природе общественной мы имеем дело с изобретениями и подражаниями. Человек, который изобретает, нарушает порядок вещей.

Человек, который подражает, его восстанавливает. Первый совершил последовательные изменения, то есть эволюцию, второй — повторяющиеся монотонности, то есть традицию, моду".

Согласно Тарду, человек подражает себе подобным по двум причинам: инстинктивному стремлению, выражающему биологическую тенденцию к воспроизводству, а также желанию сэкономить силы, которые потребуются на изобретение нового (Тард назвал это «инстинктивной ленью»).

Тард рассматривал подражание как критерий отличия физиологического (естественного) действия от социального. Он считал, что физиологическим действиям не нужно учиться у других, а социальное действие требует обучения через подражание. Здесь следует уточнить, что, хотя содержание подражания и его результат, безусловно, социальны, сам механизм подражания является естественным. Так, мы можем наблюдать подражание и в животном мире, когда оно служит, например, обучению детёнышей.

В отечественной науке большой вклад в изучение массы и массового сознания внёс Б. А. Грушин. Он даёт такое определение массы, которое отражает, на его взгляд, все общие признаки массы как специфической социальной общности и достаточно чётко разграничивает понятия «массы» и «группы»: «Массы? это ситуативно возникающие (существующие) социальные общности, вероятностные по своей природе, гетерогенные по составу и статистические по форме выражения».

Также Грушин выделяет некоторые ложные признаки, которые присущи лишь некоторым видам масс и не должны оцениваться как имеющие всеобщее значение. Среди таких признаков он называет, например, случайность возникновения масс (многие виды современных масс возникают вполне закономерно, в результате целенаправленных усилий различных социальных организаций), кратковременность их существования (в качестве примера длительно существующих масс Б. Грушин называет аудитории различных СМИ), внушительность размеров (количественный фактор сложно отнести к отличительному признаку масс в сравнении с другими социальными группами, так как те также могут обладать любыми объёмами) и другие.

Грушин вполне обоснованно, на наш взгляд, заявляет, что масса сугубо относительна деятельности, которую она осуществляет. «Масса образуется и функционирует на базе и в границах той или иной деятельности, невозможна вне её». Действительно, образование массы возможно только при условии наличия совместной деятельности, к примеру, мы не можем назвать массой толпу прохожих на улице, поскольку они не осуществляют никакой совместной деятельности, и, следовательно, не обладают духовным единством.

Анализируя феномен массы как носителя массового сознания, Грушин отмечает, что, с одной стороны, масса обладает некой архаичностью (на первоначальность возникновения этого вида общности указывали, например, З. Фрейд, К. Юнг и другие), с другой стороны, массы есть современный продукт проникающих во все сферы жизни общества процессов массовизации. Массовизация как социальный фактор образования масс предполагает соединение в рамках общности большого числа индивидов, умножение социальных отношений, связей между ними, а также уравнение условий деятельности индивидов.

Одним из первых, кто обратил внимание на процессы массовизации и их возможные последствия, стал К. Маркс. Он говорил, что исходной предпосылкой этих процессов является определённый уровень развития производительных сил, а именно промышленная революция. Маркс писал: «Зарождаясь в сфере экономики, указанные процессы постепенно распространяются на все остальные сферы жизни общества — политику, культуру и т. д. Захватываются сферы нематериального производства (наука, искусство, производство разного рода услуг), управления, материального и духовного потребления, досуга, быта, наконец, общения между людьми».

Именно проникающими во все сферы жизни общества процессами массовизации объясняется тот факт, что массы могут возникать на всех уровнях социальной иерархии (в этом мы согласимся с Г. Лебоном: «толпой» могут стать и рабочие, и академики).

Другой российский учёный, социальный психолог Д. В. Ольшанский, рассуждая о массах, называет их принципиально неорганизованными и неструктурированными субъектами общественной жизни. В своей работе «Психология масс» он указывает на то, что «в организованном, структурированном обществе, в сознании и поведении образующих его людей существуют психологические границы, возникающие в связи с принадлежностью людей к тем или иным группам. Однако стоит случиться какому-то крупному социально-политическому потрясению, как эти границы рушатся. Тогда люди образуют неструктурированную массу, а их психика и поведение приобретают дезорганизованный, стихийный, массовый характер». Другими словами, Ольшанский рассматривает массу как категорию нестабильного, кризисного общества, ответную реакцию на процессы, которые Б. Грушин обозначил как «социотрясение». Н. Д. Субботина так описывает процесс образования масс: «Массой могут стать как стабильные группы, так и толпа… массовое сознание и массовое поведение возникает в стабильных группах тогда, когда возникает реальная или мнимая угроза их ценностям… толпа становится массой, когда какое-либо экстремальное обстоятельство объединяет их интересы».

Стержневой элемент феномена масс — массовое сознание.

Массовое сознание является особым, специфическим видом сознания, свойственным неструктурированным множествам людей, «массам». Д. В. Ольшанский предлагает следующее, очень интересное, на наш взгляд, определение этому явлению: «Массовое сознание определяется как совпадение в какой-то момент (совмещение или пересечение) основных и наиболее значимых компонентов сознания большого числа весьма разнообразных групп общества (больших и малых), однако оно не сводимо к ним. Это новое качество, возникающее из отдельных фрагментов психологии деструктурированных по каким-либо причинам групп».

Анализируя процесс возникновения массового сознания, Ольшанский приходит к выводу, что массовый человек вовсе не продукт современности, а «наш прямой предок», поскольку «вначале было массовое сознание, потом из него стало выделяться сознание индивида, причём этот процесс продолжается до сих пор».

Зигмунд Фрейд также приходит к выводу о первичности массового сознания: «Психология массы является древнейшей психологией человечества: всё, что мы, пренебрегая всеми остатками массы, изолировали как психологию индивидуальности, выделилось лишь позднее, постепенно и, так сказать, всё ещё только частично, из древней массовой психологии».

С другой стороны, массовое сознание есть результат отражения того, что существует вокруг людей, чем и обусловливаются такие его свойства, как динамичность и изменчивость. Следовательно, можно выделить такие социальные факторы массового сознания, как экономические, политические, культурные и иные условия жизнедеятельности людей. Действенным проявлением массового сознания является массовое поведение — стихийное, неорганизованное, ситуативное и временное, связанное с особыми обстоятельствами поведение некоторых общностей.

Среди общих механизмов стихийного массового поведения А. П. Назаретян выделяет «циркулярную реакцию» или «эмоциональное кружение», под которым он понимает «взаимное заражение, то есть передачу эмоционального состояния на психофизиологическом уровне контакта между организмами». Он считает, что такая циркулярная реакция приводит к стиранию индивидуальных различий, снижению роли опыта и здравого смысла, поэтому индивид начинает реагировать «как все». Происходит определённая регрессия: у индивида актуализируются низшие, примитивные пласты психики; а мы бы сказали — вступают в силу естественные законы поведения.

Назаретян также называет некоторые факторы «превращения организованной группы в толпу», среди которых можно выделить социальные (общая напряжённость в обществе, политические, экономические и другие бедствия), физиологические (голод, усталость, алкогольное или наркотическое опьянение), общепсихологические (испуг, удивление и т. п.) и, наконец, социально-психологические (отсутствие эффективных лидеров, низкий уровень групповой сплочённости).

Циркулярная реакция, исследуемая Назаретяном, близка к механизму заражаемости, который описал ещё Лебон: «Заражаемость есть легко констатируемый, но необъяснимый феномен. В толпе заразительно каждое действие, каждое чувство». Здесь необходимо отметить, что заражаемость — естественный механизм регуляции поведения, он «был выработан в органических системах еще задолго до появления человека и имел целью самосохранение целого». Эффективность заражения индивида всегда ограничена степенью его готовности проникнуться массовыми настроениями, подражать ей. Таким образом, готовность к подражанию (впрочем, как и склонность к внушению) можно считать основой заражаемости.

Механизм подражания, как уже отмечалось выше, был подробно рассмотрен Г. Тардом. Он выделял такие разновидности подражания, как простая имитация (в экстремальных ситуациях), обыденное подражание (в повседневной жизни), «уважительное» подражание авторитетам, подражание по причине недостаточности собственного опыта или неуверенности в своих силах и другое.

Потребность в подражании побуждает индивида к воспроизводству предлагаемых ему образцов поведения других людей и массы в целом. Таким образом, подражание можно назвать основным механизмом вхождения индивида в массу.

Ещё один механизм массового поведения — внушение.

Тот факт, что масса обладает внушающим воздействием на индивида, не подлежит сомнению. Внушение может осуществляться как вербальными, так и невербальными средствами, которые вызывают определённые (необходимые) эмоциональные состояния у индивида, побуждают к совершению каких-либо действий. Часто для эффективного внушения используется суггестор, роль которого в массе выполняет её лидер, «вожак».

Следует также отметить, что феномен массового поведения может быть объяснён только совокупным действием перечисленных выше психологических механизмов масс.

Выделим две наиболее интересных, на наш взгляд, формы массового поведения: религия и мода. Социальными факторами религии можно назвать общественное неравенство и связанные с этим поиски выхода, решения повседневных проблем жизни. Психологические корни религии следует искать, на наш взгляд, в ограниченности человеческого сознания, не способного в полной мере объяснить картину реального мира. Вера, как обязательный компонент религиозного сознания, выражается в бездоказательном принятии некоторых утверждений. По способу распространения вера может быть связана с психологическими механизмами внушения и подражания. В силу того, что вера, безусловно, является эмоциональным состоянием, она также подвержена влиянию «циркулярной реакции» или заражаемости.

Другую форму стихийного массового поведения — моду — можно назвать особым явлением в психологии масс, в котором в полной мере получил развитие механизм подражания. Подражание «модному» стимулируется целенаправленным заражением (иногда — внушением), используемым в рекламе и массовой коммуникации в целом. Мода «массовизирует» индивида, заставляя его быть «как все», подобным массе.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что масса — явление социальное, однако в ней больше, чем в других социальных субъектах, присутствует естественное, стихийное начало. Массовое сознание и поведение, возникая как ответная реакция на некоторые социальные потрясения, имеют в своей основе естественные регулирующие механизмы (такие как подражание, заражаемость, внушение), сохраняя при этом внешнее социальное наполнение и оформление.

Глава 2. Человек, толпа и масса: пути становления контакта в толпе

2.1 Мультиагентная модель поведения толпы

Современные тенденции в обеспечении безопасности социальных систем, требуют решения целого ряда актуальных проблем, разрешение которых позволило бы повысить уровень безопасности общества. Реалии проведения массовых мероприятий показывают, что подобные акции зачастую являются главной мишенью для различных экстремистки настроенных групп людей. Поэтому на первый план выходят проблемы их безопасного проведения. Планирование мероприятий подобного класса требует учета большого количества факторов. Одним из них является территория их проведения. Опыт показывает, что неудачное расположение строительных и других объектов в местах скопления людей, является одной из главных причин возникновения ситуаций подобных давке, влекущих за собой состояние паники и огромное количество жертв. В тоже время эффективное расположение спецпредметов (заградительные щиты, поручни, и т. д.) на имеющейся территории может существенно снизить вероятность возникновения ситуаций, прямо или косвенно угрожающих жизни людей. Для определения мест установки подобных заграждений необходимую помощь может оказать система моделирования поведения коллективов людей.

Работы в области искусственного интеллекта, а также современные подходы к психологическому осмыслению взаимодействия людей позволяют осуществить попытку спроецировать толпу, как социальное образование, в техническую плоскость мультиагентных систем. Рассматривая поведение человека в социальной среде, можно сделать предположение, что поведение отдельного индивидуума в большей степени зависит от ситуации, создаваемой ему соседями, чем от личностных побуждений самого субъекта. Таким образом, поведение коллектива в целом складывается из попыток отдельных людей реализовать свои желания.

Анализируя поведение толпы, как социального образования для абсолютного большинства субъектов наибольший приоритет имеет желание переместиться, точнее, сделать шаг, определенный его текущей целью. Поэтому поведение толпы в первом приближении может определяться механическим взаимодействием внутри коллектива. Природа подобных контактов может быть прямой или опосредованной, ибо два человека могут взаимодействовать между собой и производить прямое физическое воздействие, находясь в непосредственной близости, а также влиять друг на друга через других участников, подталкивая их к тем или иным шагам.

Для идентификации своих последующих шагов агента модель должна учесть физиологическую неоднородность коллектива. Каждому отдельному человеку свойственен предел физических возможностей, определенный в каждом отдельном случае индивидуально. С другой стороны вероятность встретить в толпе человека, к примеру, массой m, может быть установлена статистическими методами. В первом приближении она может быть распределена согласно закону Гаусса с центром в точке статистически среднего веса в исследуемом коллективе. Согласно данному подходу могут быть введены другие физические величины и законы их изменения.

Система получает определенную степень гибкости относительно механической части проблемы. Добавляя в расчетную часть восприятие психологических компонентов, мы конструируем модель поведения толпы, имеющую высокую степень адекватности реальной. Качество воспроизведения моделью свойств толпы возрастает пропорционально количеству учтенных в ходе моделирования сторон взаимодействия лиц ее составляющих.

Таким образом, разрабатывая модель поведения толпы, получаем мультиагентную систему, в которой на «выходе» каждого агента имеем вектор, определяющий его физическое и эмоциональное состояние. Интерпретация этих данных проводится каждым агентом индивидуально за счет уникальности его параметров.

При их генерации учитываются физиологические и психологические особенности индивида. Если для нахождения механических параметров агента зачастую достаточно определить вес моделируемого субъекта (остальные параметры можно вывести из классических законов Ньютона), то для определения психического состояния можно ввести понятие «энергия» агента. Энергией агента назовем величину, определяющую близость субъекта к состоянию паники. Каждый агент имеет порог, по достижении которого он переходит в состояние паники. Состояние паники характеризуется желанием агента как можно скорее покинуть территорию, прямо или косвенно угрожающую его «здоровью», т. е. максимально быстро достичь безопасного местоположения. Определение таких мест каждый агент проводит самостоятельно. В общем случае для локализации такого положения агент ищет точку, максимально удаленную от паникующих соседей. Чем больше превышение энергией порога, тем большее расстояние требуется агенту для «успокоения».

Энергия агента динамически изменяется в процессе моделирования, так как является составной частью психики агента. Повышенное эмоциональное состояние соседних субъектов «отрицательно» сказывается на уровне энергии самого агента.

Чем больше количество паникующих субъектов вокруг, тем ближе величина его энергии к порогу. Сам факт перехода соседним агентом порогового состояния оказывает дополнительное психологическое воздействие.

Просуммировав все перечисленные моменты можно записать алгоритм функционирования отдельного агента системы:

1. Определить координаты цели своего перемещения. Для агента находящегося в состоянии паники целью перемещения будет точка, удаленная от толпы на расстояние, определенное энергией агента. С каждым шагом, направленным на отделение агента от толпы, величина энергии удаляется от значения порога, т. е. перемещение в клетку с меньшим количеством агентов вызывает уменьшение начальной энергии агента E0. Для агента находящегося в нормальном состоянии цель совпадает с общей направленностью движения в случае моделирования проведения демонстраций и т. п., либо случайно выбранное направление в случае моделирования поведения людей в универмагах. Если какая-либо ячейка недоступна, то на ее месте фиксируется непроходимая клетка. После определения цели агент с помощью одного из методов трассировки находит к ней путь. В ходе проектирования модели использовался волновой алгоритм трассировки.

2. Определить направление следующего шага. После того как цель определена, необходимо соотнести свой следующий шаг с общим положением окружения. Каждый соседний агент имеет свое приоритетное направление, поэтому возможность перемещения будет зависеть от физических параметров человека и состояния психической энергии. Таким образом, на данном этапе агент производит разворачивание суммарного образа, создаваемого всей совокупностью соседних субъектов, и определяет на его основе направление следующего шага. Если перемещение в направлении выбранного целью шага невозможно, например, в этом направлении на данном шаге образовалась пробка, то выбирается следующая цель. Если целей нет, то наращивается значение энергии (растет беспокойство) и агент остается на месте.

3. Скорректировать текущее значение энергии. Необходимо определить общий энергетический фон и количество соседей перешагнувших свой порог и сравнить с показателями на предыдущем шаге. Энергия агента изменяется исходя из следующего выражения:

E=f1(E0)+f2(m)+kEp - Rn,

где f1 — восприятие энергетического фона; Е0 — начальная энергия агента; n — количество агентов в ячейке; m — количество соседей переступивших порог энергии; f2 — восприятие агентом факта перехода соседей в состояние паники; R — сопротивление клетки; Ер — прирост энергии при ошибке в нахождении пути; k — количество перебранных целей в ходе определения пути.

3. Сделать шаг. Следующим шагом в построении модели является формирование среды обитания агентов. В зависимости от выбранного шаблона соседства для отображения территории может использоваться матрица (4- или 8-линковый шаблон), либо более сложная структура. В случае использования матрицы каждой ее клетке однозначно сопоставлен элемент моделируемой площади, который имеет некоторый набор свойств. Для системы минимум необходимы следующие параметры ячейки: ёмкость С; сопротивление R.

Емкость С есть величина, характеризующая максимальное количество агентов единовременно находящихся на единице площади. Значение сопротивления R определяет минимальный уровень психофизических параметров, оказываемый одним агентом своему соседу. Величина Rn в формуле определяет минимальный уровень энергии агента необходимый для продвижения агента в данную ячейку (чем больше плотность людей в толпе, тем более сильный барьер представляет собой клетка для агента). Величина шага агента определяется значением его энергии в соответствии со следующей формулой:

dS = 0. 01*E,

где E? [0,100] - энергия агента.

Таким образом, максимальное расстояние, которое может преодолеть агент за один шаг равно 1 ячейке. Это сопоставимо с площадью одной клетки в 1 м2.

Чем ближе уровень энергии агента к критическому уровню и больше его физические возможности, тем более высокий барьер агент может преодолеть. Каждодневное появление агента в ячейке отображается увеличением ее сопротивления, и наоборот, выход агента из нее сопровождается уменьшением сопротивления. Территория может иметь вид:

Рис. 1. Среда обитания агентов

Если сопротивление ячейки нормировать, то значение 0 и 1 будут означать наибольшую и наименьшую вероятность преодоления агентом ячейки соответственно. Следовательно, нахождения на территории значений в промежутке [0,1]обозначат препятствия: окна, столы, стулья и т. д.

Вернувшись к первоначальной задаче, имеем мультиагентную систему, воспроизводящую модель поведения коллектива людей и систему моделирования среды их обитания. Для определения мест установки заградительных барьеров представим среду обитания в виде матрицы, в клетках которой расположены значения от нуля до единицы, дублирующие матрицу территории. Представим матрицу в виде строки и получим вектор M={a1, а2, …, аn}, где аi — сопротивляемости соответствующих элементарных площадей территории. Зафиксировав ячейки, отображающие статические препятствия, например стены, можно моделировать поведение людей на исследуемом объекте. На основании этого можно построить генетический алгоритм нахождения оптимальных мест расположения препятствий. Задав общую цель для всех агентов (например, ячейки за пределами помещения) и целевую функцию в виде времени (или шагов моделирования), за которое все агенты покидают помещение, можно оптимизировать матрицу сопротивлений согласно простому генетическому алгоритму. Кроме времени, в целевой функции может фигурировать минимальная площадь, занимаемая препятствиями. В качестве решения получаем матрицу, в которой указаны координаты мест установки препятствий. Об их виде можно судить по значению коэффициента сопротивления, чем он больше, тем более серьезное оборудование требуется.

2.2 Пути становления контакта в большой группе

По мнению Ю. П. Платонова, тенденцией в современном обществе является то, малые первичные группы уже теряют свое прежнее значение, на передний план выходят вторичные и другие группы. Изучение больших групп снова приобретает свою актуальность, среди которых изученными являются большие стихийные группы. Но сегодня мы наблюдаем все более активное проявление нового вида больших групп, которые не могут быть строго отнесены ни к толпе, ни к организации, т. е. общности с дифференциацией ролей. Людям приходится общаться и взаимодействовать во все более многочисленных по количеству группах, которые не вписываются в критерии малой контактной группы, и также не являются стихийными и неорганизованными группами.

Данный феномен, на наш взгляд, проявляется в следующих группах: участники конференции, молодежный лагерь, буферная группа эмигрантов, духовно-религиозные группы, студенческие потоки, группа выездного фестиваля бардовской песни, корпоративное мероприятие большого коллектива, группы, использующих масштабные ролевые игры («толкиенисты», «ночной дозор» и т. д.). Также к таким группам могут быть отнесены различные обучающие или психотерапевтические группы с большим количеством человек. В качестве наиболее известных можно выделить следующие:

-из отечественного опыта: «Коллективная психотерапия» (С. С. Либих), «Арена общения» (А. Б. Добрович), «ОДИ» (организационно-деятельностные игры, И. П. Щедровицкий), психологический декадник (В. В. Макаров);

-из зарубежного опыта: «ЭСТ» (В. Эрхард), «СТМ» (семинар управления временем), «Тавистокская модель тренировки групповых отношений» (В. Р. Бион), «Лайфспринг» (А. Эверетт, Б. Уайт), «Социодрама» (Дж. Морено), «Большая группа» (Дж. Ломакс-Симпсон), «Большая психодинамическая группа» (П. Де-Маре).

В настоящее время в практике зарубежной групповой работы, помимо перечисленных, разработаны уже свыше 70 методов эффективной проектной и развивающей работы в условиях большой группы, количество участников в которых доходит уже до 3 тыс. человек. В России некоторые из этих методов уже получили свое распространение, в частности, технологии «Открытое пространство» (Х. Овэн), «Мировое кафе» (Я. Браун, Д. Иссак).

Этот новый групповой феномен нуждается в обозначении и в должном социально-психологическом рассмотрении. В контексте дифференцированного рассмотрения психологии групп не только допускается, но и предполагается введение новых понятий для квалификации каких-либо новых групповых явлений.

На наш взгляд, выделенная нами разновидность большой группы может иметь свою особенную социально-психологическую природу. В ней одновременно начинают проявляться характеристики, традиционно приписываемые как малой группе (в частности, контактность, т. е. возможности реализации общения каждого с каждым), так и большой (например, стихийность). Дальнейшее рассмотрение специфики таких групп ставит под вопрос существующие социально-психологические классификации групп, в частности их деление на большие и малые. Поэтому, если включать такие группы, в научное рассмотрение, то для решения данной проблемы необходима другая классификация.

Традиционно, понятие «малая группа» рассматривалась в качестве синонима понятия «контактная группа». На наш взгляд, такое свойство группы как контактность может рассматриваться гораздо шире. Мы предполагаем, что контактность не является свойством исключительно малой группы и может присутствовать при определенных условиях в большой группе в самых различных формах. Также в малой группе в некоторых случаях может отсутствовать контактность.

Если рассматривать контактность как самостоятельную характеристику, то можно построить более расширенную классификацию возможных видов групп. К хорошо изученным сегодня малым контактным (МКГ) и большим неконтактным группам (БНГ) можно добавить (рис. 2) большие контактные (БКГ) и малые неконтактные (МНГ).

Рис. 2. расширенная классификация видов групп

Это дифференцирование открывает новые возможности в социально-психологических исследованиях, в частности — изучение новых видов групп: малой неконтактной и большой контактной. Предложенная нами типология групп позволяет по-новому структурировать накопленный ранее обширный материал социальной психологии. Это даст возможность адекватно анализировать современные виды больших и малых групп, которые не попали пока в поле изучения в связи с их неопределенностью.

Хотя большая контактная группа представляет собой малоизученный объект, следует отметить, что имманентно некоторые феномены данной группы так или иначе затрагивались в различных социально-психологических исследованиях: «вторичные группы» (Ч. Кули), «вторичные коллективы» (А. С. Макаренко, А. Л. Свенцицкий), «контактная группа» (Л. И. Уманский, А. Н. Лутошкин), в области межгрупповых отношений, конфликтов и сотрудничества между малыми группами (М. Шериф, В. С. Дж. Тернер, А. Тешфел, В. Дуаз, С. Московичи, В. С. Агеев, Лунев, Ю. А. Сушков и др.).

Проблемой нашего исследования является становление и развитие контактности в большой группе. Для экспериментального изучения этих вопросов нами была создана и успешно апробирована оригинальная методика по превращению диффузной общности с большим количеством участников (от 40 до 150 человек) в контактную группу с субъектными характеристиками. Теоретико-методической базой нашей методики является идея о том, что становление контактности в большой группе происходит не через снижение стихийности и дальнейшее повышение организованности, а путем чередования стихийно-организованной групповой активности и удержания состояния группы на среднем неустойчивом уровне. Направление группового развития заключается не в упорядочивании и не в хаосе (т. е. не в уходе в крайности), а в поддержании этого неопределенного состояния. Задача внешнего управления состоит в удержании системы вдали от состояния покоя. Именно эта неопределенность и неустойчивость может быть фактором ускоренного развития и трансформационных эффектов на уровне личности и группы. Мы считаем, что использование стихийных механизмов является специфическим для большой контактной группы, в отличие от малой. Именно в ней возможно осуществление переходов из структурированной группы в стихийную и обратно. В результате этого происходит активизация и гармонизация на самых разных уровнях группового субъекта. Специальной задачей организатора является мониторинг возможных лидеров, которые имеют желание «взять власть» в большой группе. За счет того, что ситуация неопределенная и групповая территория «ничья», всегда возникает соблазн у некоторых участников с лидерскими склонностями захватить это пространство и использовать его в своих интересах. Поэтому у ведущего должны быть способы и средства работы с такими возможными лидерами для защиты групповой территории.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой