Повреждения от ударов острыми орудиями

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По теме

«Повреждения от ударов острыми орудиями»

Введение

Судебная медицина призвана оказывать всемерную помощь органам правосудия в профилактике и борьбе с определенными категориями преступлений, совершенных против личности. Она постоянно разрабатывает и совершенствует приемы и методы, способствующие выполнению стоящих перед нею задач. Судебная медицина с момента своего возникновения являлась наукой преимущественно морфологической, особенно в ее основном разделе — судебно-медицинском исследовании трупа.

Судебная медицина практически единственная наука, которая разрабатывает вопросы, связанные с изучением строения механических повреждений применительно к целям определения причины смерти, характеристики орудия травмы и механизма его действия.

Поэтому именно в судебной медицине накоплены наиболее интересные научно-практические данные по поводу механических повреждений органов и тканей человека.

Целью данной работы является изучение повреждений, возникающих от ударов острыми орудиями.

Во второй части работы дается характеристика судебно-психиатрической экспертизы свидетелей и потерпевших.

1. Повреждения от ударов острыми орудиями

1.1 Повреждения от острых орудий. Классификация острых орудий. Признаки, характеризующие повреждения от различных видов острых орудий

В судебной медицине под острыми орудиями понимают такие, травмирующая часть которых имеет острый конец или острый край.

Некоторые орудия, например ножи, имеют и острый конец, и заточенный край — лезвие.

Среди острых орудий выделяют несколько групп, строящихся на основании механизма действия этих орудий:

1) колющие;

2) режущие;

3) колюще-режущие;

4) рубящие;

5) пилящие;

6) комбинированного действия.

В судебно-медицинских монографиях можно встретить и другие варианты классифицирования острых орудий травмы.

В зависимости от устройства травмирующей части острых орудий и механизма их действия возникают разнообразные повреждения тканей тела человека [6, с. 22]. Соответственно различают резаные, колото-резаные, колотые и рубленые раны.

От колющих орудий остаются колотые раны. Механизм их образования характеризуется тем, что острый конец при взаимодействии с тканями тела человека раздвигает эти ткани, тем самым повреждая их, разрушения тканей при этом незначительные, а колотые раны на коже выглядят обычно небольшим щелевидным дефектом.

При вхождении колющего орудия в ткани тела от боковой его поверхности остаются следы осаднения в окружности кожной раны. В этой зоне могут откладываться частицы, загрязняющие поверхность клинка и частицы вещества, из которого изготовлен клинок.

При мощном воздействии крепкого колющего клинка в область расположения плоских костей (кости черепа, лопатки, кости таза) могут образоваться дефекты кости в виде дырчатых переломов. При значительной кинетической энергии действия орудия такие повреждения плоских костей могут напоминать огнестрельные повреждения [6, с. 23].

Режущее действие характеризуется одновременным давлением острого края на ткани и его поступательным движением. В результате такого действия образуются раны, имеющие длину, большую чем глубину, ровные края и острые концы. Если поступательное движение было не по прямой, а по дуге или зигзагообразное, то форма раны будет не прямолинейная, а дугообразная или зигзагообразная.

При глубоком проникновении режущего орудия будут возникать глубокие резаные раны, при этом могут повреждаться крупные сосуды и нервы, иногда резаные раны проникают до костей и хрящей. От режущего действия лезвия на кости остаются только насечки. Рассечения хряща могут иметь на своих стенках параллельные между собой валики и бороздки от микрорельефа лезвия, называемые трассы [6, с. 23].

Колото-резаные повреждения. При погружение клинка ножа в ткани тела одновременно происходит раздвигание тканей острием и разрезание от действия лезвия. Образуется колото-резаная рана, которая характеризуется в большинстве случаев относительно небольшой длиной, ровными краями, значительной глубиной (раневой канал). Концы раны, при односторонней заточке клинка, разные: один острый: другой может быть прямоугольным, закругленным или ромбовидным в зависимости от формы обушковой части ножа и характера растяжения раны.

Растяжение раны — расхождение ее краев зависит не от толщины повреждающего клинка, а от расположения рассеченных эластических волокон кожи относительно длинника раны. При поперечном пересечении волокон края раны раздвигаются максимально, если же длинник раны и направление волокон совпадают, то края ее будут раздвинуты незначительно.

Погружение и извлечение клинка при причинении повреждений ножом не происходит строго в одном и том же направлении. При этом в ране образуются так называемый основной разрез (при погружении клинка) и дополнительный (при его извлечении). По длине основного разреза возможно установить ширину клинка на уровне его погружения в тело жертвы.

Характерными особенностями рубленых ран являются их значительные размеры — как длина так и глубина. При воздействии на ткани тела рубящим орудием вследствие высокой кинетической энергии повреждаются не только мягкие ткани, но и подлежащие кости. Характер рубленых ран на коже частично зависит от строения рубящего лезвия и его длины. Хорошо заточенные рубящие предметы причиняют раны с ровными, почти не осадненными краями, глубине ран все волокна полностью пересечены. Если же рубящий предмет заточен плохо, то от его воздействия остаются раны, напоминающие раны от действия грани тупого предмета. Края таких ран осаднены, кровоподтечны, а в глубине наблюдаются неперерубленные соединительнотканные волокна.

При действии острых рубящих предметов на костную и хрящевую ткань на стенках разрубов остаются трассы, пригодные для индивидуальной идентификации орудия травмы. При действии тупого рубящего орудия трассы, как правило, грубые или вовсе отсутствуют, а сами разрубы более напоминают переломы [6, с. 24].

Повреждения от пилящих орудий. По характеру действия выделяются две большие группы пилящих орудий: механические, движение рабочих частей которых относительно объекта осуществляется за счет преобразования энергии, получаемой от электродвигателя, двигателя внутреннего сгорания или иных сил; ручные, приводящиеся в действие мускульной энергией человека.

Механические орудия чаще являются причиной смертельной и несмертельной травмы. Ручные пилы иногда используются преступниками для расчленения трупов жертв с целью сокрытия преступления. Повреждения, получаемые человеком от воздействия зубцов механической пилы, достаточно характерны. При небольшом касательном контакте отмечаются линейные раны с неровными краями и концами. При значительном воздействии на тело человека обнаруживаются глубокие и грубые повреждения как мягких тканей, так и подлежащих костей [6, с. 24].

1.2 Осмотр и исследование одежды при повреждениях острыми орудиями

В соответствии с Приказом Министерства Р Ф от 24 апреля 2003 г. № 161 «Об утверждении Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы», осматривая труп с повреждениями острыми предметами, врач-специалист в области судебной медицины обязан обратить внимание следователя на характер повреждений, анатомическую локализацию, форму, края, размеры, другие особенности, соответствие повреждениям на одежде; при однородных повреждениях — количество, взаимное расположение; наличие следов, похожих на кровь, на трупе, его одежде, предметах окружающей обстановки, предполагаемых орудиях травмы [24].

Повреждения одежды режущими предметами характеризуются ровным пересечением нитей по краям дефекта, концы дефекта острые, на наружной поверхности одежды в области концов могут быть поверхностные надрезы нитей или ткани. Характер повреждений нитей основы или утка определяется только направлением движения травмирующего предмета.

Повреждения одежды при действии колющих предметов, как правило, не сопровождаются нарушением целости нитей, могут происходить разрывы нитей (полные или частичные), что в основном зависит от размеров и формы поперечного сечения. Исследование одежды и повреждений на теле помогает в решении вопроса о позе и взаимном расположении нападавшего и пострадавшего. Несоответствие повреждений на одежде и теле наблюдается в результате смещения одежды при поворотах туловища, подъеме рук, наклонах и тому подобном.

Колото-резаные повреждения одежды весьма специфичны и зависят от характера ткани — ткани из искусственных или натуральных волокон, трикотажные или нетканые материалы, особенности переплетения нитей и их плотность у тканных материалов, толщина нитей, положение повреждения по отношению к нитям основы и утка и так далее. Также как при повреждении кожи выделяет основной и дополнительный разрезы. С учетом особенностей материала по длине основного разреза можно делать выводы о ширине клинка. На стороне действия обуха происходит разволокнение нитей с сохранением поперечной краевой нити, иногда образуются разрывы нитей. Лезвие ровно пересекает нити основы или утка, редко при достаточной толщине нитей на стороне действия лезвия при микроскопическом исследовании можно обнаружить не полностью пересеченную нить.

Одежда оказывает весьма существенное влияние на характер рубленных повреждений. Лезвие рубящего предмета рассекает материал одежды, когда она находится на плотном основании. При ударах по участкам тела с выраженным мышечным слоем через одежду, последняя играет роль амортизирующей прокладки, смягчая удар и распределяя его на большую площадь. При этом повреждения тела могут даже не возникать, либо быть минимальными. Амортизирующий эффект одежды выражен тем более, чем более плотный материал и менее острое лезвие рубящего предмета. Более вероятно повреждение одежды при действии либо пятки, либо носка топора.

На поверхности материала кроме формирования повреждения (разруба текстильной ткани) появляется еще один признак действия лезвия — «след-вдавление». «След-вдавление» представляет собой участок уплотнения материала с частичным или без него рассечением нитей, являющийся продолжением разруба ткани. При незначительных по силе воздействиях разруб ткани может не возникать, а в месте действия лезвия имеется только «след-вдавление». Трикотажные и вязаные ткани плохо отображают последствия воздействия рубящим предметом. Чем более плотная одежда, тем лучше отражаются особенности повреждений (кожа, кожемит, резина и другие материалы, используемые для изготовления одежды и обуви).

Комплексное исследование повреждений одежды, кожи, костей и других тканей и органов позволяет судебно-медицинскому эксперту определить размеры, направление действия, особенности заточки, а в ряде случаев произвести идентификацию конкретного экземпляра рубящего предмета, которым были причинены повреждения.

При ударах при повреждении пилящими предметами образуются колотые или колото-резаные повреждения, обусловленные раздвиганием, смещением и частичным повреждением нитей основы или утка и повреждением нетканых материалов — типа кожзаменителей и кожи. При пилящем действии на текстильных материалах образуются повреждения с неровными краями, нити по краям повреждения частично разволокнены, разрушены на разных уровнях. Только при остро заточенных зубцах могут быть выявлены ровно пересеченные нити в результате режущего действия. На тонких материалах при действии пил с простым разводом иногда можно обнаружить раздваивающиеся концы, образующиеся за счет действия отогнутых в разные стороны зубцов. Пилящие предметы формируют повреждения вследствие неоднократного движения относительно тупых зубцов, что приводит к смещению нитей текстильных материалов, происходит как бы «сгущение» нитей в области концов повреждения.

1.3 Лабораторные исследования повреждений острыми орудиями. Вопросы, разрешаемые судебно-медицинским экспертом при повреждениях причинённых острыми орудиями

Некоторые вопросы могут быть поставлены в зависимости от конкретных обстоятельств и заимствованы из общих вопросов экспертизы механической травмы. Основными задачами такой экспертизы являются выяснение причины смерти, характера повреждения и его влияния на наступление смерти, а также всего, что касается установления травмировавшего орудия и механизма его действия. Это должно быть в рамках компетенции и возможностей эксперта, изложено понятно, однозначно, с учетом имеющихся версий происшедшего. Следует знать, все ли вещественные доказательства для решения поставленных вопросов представлены эксперту, не следует ли его привлечь к следственным действиям (осмотру, допросу, следственному эксперименту).

При назначении судебно-медицинской экспертизы при повреждениях, причиненных острыми орудиями, эксперту предлагается вносить в постановление нижеперечисленные вопросы. При этом следует иметь в виду, что предлагаемые их перечень являются примерными, ориентировочными. Это означает, что они не должны чисто механически, целиком и полностью, переноситься в постановление (определение) о назначении экспертизы (исследования). В каждом отдельном случае в зависимости от конкретных обстоятельств дела может отпасть необходимость решения некоторых из приведенных вопросов и, наоборот, возникнуть потребность в постановке перед экспертизой других, не включенных в перечень вопросов. В дополнение к вопросам, которые ставятся при любой механической травме, при повреждениях острым орудием целесообразно решить также следующие:

— Причинены ли повреждения острым предметом, и если да, то каким: режущим, колющим, колюще-режущим, рубящим, пилящим?

— Одним или несколькими предметами причинены повреждения?

— Каковы возможные групповые признаки травмирующего предмета /длина и форма поперечного сечения колющего предмета; длина и ширина клинка, количество лезвий колюще-режущего предмета; ширина лезвия рубящего предмета; тип и ширина развода, шаг пилы, высота зубцов пилящего предмета/?

— Отобразились ли в повреждениях индивидуальные признаки травмирующего предмета?

— Не причинены ли повреждения данным конкретным предметом?

— В каком направлении и в какой последовательности наносились удары?

— Не нанесены ли повреждения краем стекла?

— В каком положении находился потерпевший в момент нанесения повреждения и вскоре после него?

2. Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших

2.1 Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы свидетелей и потерпевших, порядок её проведения

острое орудие удар повреждение

Свидетельские показания, данные психически здоровыми лицами, иногда оказываются недостаточно полноценными и находятся в противоречии с действительностью. Это может зависеть от эмоционального состояния свидетеля и потерпевшего, сохранности его долгосрочной памяти, механизмов восприятия и воспроизведения событий, индивидуально-личностных особенностей (склонности к реакциям торможения или растерянности в экстремальных ситуациях), его активного нежелания раскрыть какие-то обстоятельства и ряда других факторов. Для того чтобы быть полноценным свидетелем, лицо должно обладать сохранностью психических функций, понимать юридическую сторону происшедшего и последствия для обвиняемого данных им сведений.

Судебно-психиатрическая экспертиза свидетелей и потерпевших не оценивает достоверность и содержание показаний, это компетенция суда, а констатирует психическое состояние лица (свидетеля или потерпевшего) на предмет их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. По существу, речь идет о процессуальной дееспособности этих участников уголовного процесса.

Судебно-психиатрическая экспертиза назначается психического состояния свидетеля и потерпевшего, если требуется установить у них наличие способности адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Чаще всего основаниями для назначения судебно-психиатрической экспертизы являются сведения о состоянии на учете в психоневрологическом диспансере, о лечении в прошлом в психиатрических больницах, о перенесенных заболеваниях и травмах головного мозга, если они сопровождались психиатрическими нарушениями, вызвали ухудшение успеваемости или снижение трудоспособности.

Принимаются во внимание данные о психиатрических заболеваниях родственников, данные трудовой или военно-психиатрической экспертизы об инвалидности или негодности к военной службе по состоянию психиатрического здоровья, сведения о проявляющихся странностях проведения лица, о попытках самоубийства и т. д.

Учитываются заявления соответствующих общественных организаций, характеристики и отзывы учреждений с указанием на психическую неполноценность лица, показания свидетелей по делу, высказывающих сомнение в психическом здоровье лица.

На основе сложившейся многолетней практики судебно-медицинских экспертиз существует несколько видов судебно-психиатрической экспертизы.

1. Экспертиза в кабинете следователя, как правило, носит консультативный характер, проводится одним врачом-психиатром путем однократного осмотра. По результатам данного вида экспертизы выводится заключение о проведении вида экспертиз (амбулаторной, стационарной), о возможности проведения с лицом следственных действий, о психическом состоянии лица на данный, определенный момент. Кроме того, врач-эксперт дает рекомендации следователю о необходимости сбора дополнительного материала по уголовному делу, уточнению определенных обстоятельств. Заключение, вынесенное в результате данного вида экспертизы, носит предположительный характер.

2. Амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза проводится путем однократного о свидетельствования лица комиссией врачей-психиатров. Преимуществом данного вида экспертизы является ее краткосрочность, а недостатком — ограниченные возможности наблюдения. Как правило, амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза дает объективную оценку состояния лица и отвечает на все поставленные вопросы, однако при затруднении диагностики необходимо стационарное обследование.

Перед проведением экспертизы члены комиссии изучают материалы дела, затем в ходе проведения экспертизы докладчик докладывает историю болезни, комиссия проводит беседы с подэкспертным. По результатам экспертизы составляется заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, в котором отражаются все ответы на поставленные вопросы. Если экспертная комиссия не имеет возможности дать исчерпывающие ответы, то выносится заключение о проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы. В большинстве случаев амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы назначаются лицам, состоящим на учете в психоневрологических диспансерах по месту жительства и имеющим неярко выраженные психические расстройства, лицам, совершившим преступление в состоянии алкогольного опьянения и имеющим кратковременное расстройство психической деятельности. Амбулаторная экспертиза назначается лицам для определения дееспособности и свидетелям.

Проведение судебно-психиатрической экспертизы предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Назначение стационарной судебно-психиатрической экспертизы производится с санкции прокурора. Проведение такого вида экспертизы обусловлено необходимостью наблюдения за состоянием подэкспертного лица в течение достаточно длительного времени, проведения ряда лабораторных исследований. Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза также необходима при трудностях дифференциальной диагностики заболевания и определении степени психических изменений.

3. Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза проводится в судебно-психиатрических отделениях больниц Министерства здравоохранения РФ. Стационарное обследование не должно продолжаться более 30 дней. При необходимости срока обследования, когда за данный срок невозможно дать окончательное заключение о психическом состоянии и вменяемости подэкспертного лица, экспертная комиссия выносит решение о продлении срока обследования. Данное решение направляется органу, назначившему стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.

На каждого подэкспертного больного заводится история болезни. В случае необходимости для обследования могут быть привлечены врачи-консультанты различных специальностей. Проведение стационарной экспертизы не исключает проведения в ходе исследования методов лечения, принятых в психиатрических учреждениях. Проведение лечебных мероприятий улучшает состояние больного и способствует определению динамики психических изменений. Во время проведения экспертизы проведение каких-либо следственных действий с участием подэкспертного является нецелесообразным, так как это может пагубно воздействовать на состояние лица, нарушить клиническую картину заболевания.

2.2 Вопросы, разрешаемые экспертами психиатрами при проведении экспертизы свидетелей и потерпевших

При назначении судебно-психиатрической экспертизы обвиняемому, подозреваемому перед экспертом, как правило, ставятся следующие вопросы:

— имеется ли у лица какое-либо психическое заболевание или психическое расстройство, и если да, то какое именно;

— могло лицо при совершении преступления осознавать общественно-опасный характер своих действий и руководить ими? Вменяем ли он;

— имеется ли у лица какое либо психическое расстройство на момент производства экспертизы;

— нуждается ли он в принудительном лечении?

2.3 Оговоры и самооговоры психически больных лиц

Свидетельские показания хотя и не являются объектом психиатрической экспертизы, все же для эксперта-психиатра могут явиться ценнейшим материалом при психопатологической характеристике личности свидетеля.

Нелепый характер заявлений и показаний, несоответствие их объективным данным могут вызвать подозрение, не страдает ли свидетель или заявитель психическими заболеваниями. Такого рода заявления и «свидетельские показания» иногда носят характер самооговора или оговора.

Самооговоры наблюдаются как у психически здоровых, так и психически больных людей. У психически здоровых они носят целевой характер и диктуются реальными мотивами. В основе самооговоров психически больных лежат болезненные побуждения. Психически больные иногда приписывают себе преступления, которые совершены другими лицами, или же обвиняют себя в преступлениях, вообще не имевших места и являющихся следствием бредовых идей, бреда самообвинения в состоянии депрессии, результатом болезненного фантазирования.

У некоторых неполноценных лиц самооговоры проявляются вследствие стремления привлечь внимание или возвеличить себя в глазах окружающих. Иногда самооговоры являются результатом повышенной внушаемости и неумело проведенного допроса.

Оговоры могут проявляться также со стороны психически больных.

Нередко психически больные олигофренией, старческом слабоумием, шизофренией отличаются повышенной внушаемостью, склонностью к состоянию страха и растерянности. Лица, страдающие некоторыми психическими расстройствами, склонны к оговору или самооговору. У депрессивных больных это может быть связано с бредовыми идеями самообвинения, у шизофреников — в результате галлюцинаций, у эпилептиков — в связи с периодическими переживаниями при сумеречных состояниях сознания.

В результате свидетель может неправильно осветить воспринимаемые им обстоятельства. Критически следует подходить к оценке показаний. Изучая протоколы допросов, необходимо обратить внимание на отрывочность и бессвязность мыслей, а также на другие особенности показаний, зафиксированных в протоколе. Они могут быть признаны достоверными лишь в тех случаях, когда объективно подтверждаются другими доказательствами.

В случае установления невменяемости лица производство следственных действий с его участием, как правило, исключается: его нельзя допрашивать, знакомить с материалами дела и т. д. Такие следственные действия могут выполняться лишь при временных расстройствах психики, в периоды так называемых «светлых промежутков» и после консультации с врачами-психиатрами. В других случаях возможны лишь такие следственные действия, в которых он играет пассивную роль (например, предъявление для опознания потерпевшему) с обязательным участием защитника.

Заключение

По своему происхождению повреждения острыми предметами могут являться результатом нарушения правил техники безопасности, неосторожного обращения с острыми предметами в быту, умышленного использования острых предметов с целью самоубийства или убийства.

В судебно-медицинской практике при расследовании обстоятельств травмирования человека возможно встретить в качестве орудий травмы и иные, кроме описанных, острые орудия, например такие, как осколки стекла, заостренные обломки дерева, металла и даже камня, бытовые предметы — вилки, ножницы и др.

Редкая встречаемость орудия травмы не дает основания для отказа от детального судебно-медицинского исследования трупа в целом и повреждений в частности.

Иногда, в случаях исследования повреждений, причиненных редкими по форме орудиями травмы, судебный медик имеет больше возможностей для идентификации такого орудия, нежели при исследовании повреждений стандартным ножом или топором.

Поэтому следователю в таких случаях, нужно быть внимательным, чтобы не упустить шанс получить важную для дела информацию.

Литература

Громов А. П. Курс лекций по судебной медицине. — М., 1970.

Лабораторные и специальные методы исследования в судебной медицине (практическое руководство). Под ред. В. И. Пашковой, В. В. Томилина. — М.: «Медицина», 1975.

Осмотр трупа на месте его обнаружения: Руководство для врачей / Под ред. А. А. Матышева. — Л.: Медицина, 1989.

Попов В. Л. Судебно — медицинская экспертиза: Справочник. — Санкт — Петербург, 1997.

Правила судебно — медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. — Приложение 2 к приказу Минздрава Р Ф от 10. 12. 96 г. № 407.

Самищенко С. С. Судебная медицина: Учебник для юридических вузов. М.: OCR Палек, 1998 г.

Солохин А. А. Процессуальные вопросы назначения и производства судебно — медицинской экспертизы. — М.: 1993.

Судебная медицина Учебник для вузов. — Под ред. В. В. Томилина. — М.: Издательская группа ИНФРА М — НОРМА, 1996.

Судебная медицина: (Руководство для врачей) / Под ред. А. А. Матышева и А. Р. Деньковского. — Л.: Медицина, 1985.

Судебно — медицинское исследование трупа / Под ред. А. П. Громова, А. В. Капустина. — М.: Медицина, 1991.

УПК ст. ст. 108 — 112, 136 — 141, 167 — 168, 178 — 194, 391 — 402, 403 — 413.

Хохлов В.В., Кузнецов Л. Е. Судебная медицина: Руководство. — Смоленск, 1998.

Балабанова Л. М. Судебная патопсихология (вопросы определения нормы и отклонений). — Д.: Сталкер, 1998.

Дунаевский В.В., Стяжкин В. Д. Наркомании и токсикомании. — Л.: Медицина, 1990.

Кирпиченко А. А. Психиатрия: Учеб. для мед. ин-тов, — Мн.: Выш. шк., 1996.

Основы судебной психиатрии: учебное пособие / А. Р. Поздеев, Т. Г. Погодина, В. Т. Лекомцев. — Ижевск: «Экспертиза», 2005.

Погодина Т. Г. Реактивные состояния в судебно-следственной практике: Учебное пособие. — Н. Новгород, 2004.

Попов Ю.В., Вид В. Д. Современная клиническая психиатрия. — М.: «Экспертное бюро — М», 1997.

Судебная психиатрия. — Учебник для студентов, обучающихся по специальности «Правоведение». — Под ред. академика АМН СССР Г. В. Морозова. — М.: Юр. Лит., 1978.

Судебная психиатрия: Учебник / Под ред. Г. В. Морозова. — М.: Юрид. лит., 1990.

Судебная психиатрия: Учебник для вузов / Под ред. Б. В. Шостоковича. — М.: Зерцало, 1997.

Уваров И. А. Наркомании. Краткая характеристика поведенческих и психических расстройств, связанных с употреблением наиболее распространенных психоактивных веществ. — Домодедово: ВИПК МВД России, 2002.

Дмитриев А.С., Клименко Т. В. Судебная психиатрия: Учебное пособие. — М.: 1996.

Приказ Министерства Р Ф от 24 апреля 2003 г. № 161 «Об утверждении Инструкции по организации и производству экспертных
исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы».

Руководство по судебной психиатрии. — Под ред. академика АМН СССР Г. В. Морозова. — М.: Медицина, I977.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой