Подготовка и распространение слухов

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Глава I. Технология распространения слухов

1.1 Условия распространения слухов

1.2 Социальные функции слухов

Глава II. Примеры распространения слухов в Республике Дагестан

2.1 Слухи как средство политической борьбы

2.2 Бытовые слухи

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В данной работе слух будет рассмотрен как коммуникативная единица в структуре общественного сознания.

Актуальность темы связана с тем, что слухи, чаще всего, к большому сожалению, выступают как средство распространения информации в обществе.

Цель работы состоит в практическом анализе процесса подготовки и распространения слухов на конкретных примерах с учётом их социологической и коммуникативной характеристики. Исходя из этой цели, задачи работы можно выделить следующие:

1. характеристика слуха как коммуникативной единицы и классификация типов сообщений, используемых в слухах

2. анализ различных сфер применения слухов на практике (политика, повседневная жизнь)

3. описание стереотипов, характерных для слухов (предпочтение негативной информации)

Работа предусмотрена в составе двух глав, теоретической и практической, вторая глава будет посвящена практическим примерам распространения слухов в Республике Дагестан. Слухи в практической главе сгруппированы по двум категориям:

1. умышленные, используемые в политической борьбе.

2. бытовые (чаще всего непроизвольные), связанные с самой психологией поведения людей

Для написания работы использованы различные источники по СМИ и политическим технологиям. Основные из них: «Психология манипуляции. Феномены, механизмы, защита» (автор Е. Л. Доценко); «Манипуляция сознанием» (автор С. Кара-Мурза) и «Манипуляторы сознанием» (автор Г. Шиллер), «Психологические войны» и «Коммуникативные технологии ХХ века» (автор обеих Г. Г. Почепцов); «Живые новости» (автор О. Пиронкова), «Журналистика и политика» (авторы Б. Б. Багиров и М. М. Ковалёва).

слух коммуникативный неподтвержденный информация

Глава I. Технология распространения слухов

1.1 Условия распространения слухов

Слухи являются неотъемлемым элементом в структуре неформальной коммуникации любого общества. Они представляют собой недостаточно проверенные сведения неизвестного происхождения, передаваемые в процессе межличностного общения. Существует несколько оснований, по которым производится их классификация: по содержанию (политические, экономические, экологические и т. п.); временной ориентации (касающиеся прошлого, предсказывающие); типу происхождения (спонтанные, преднамеренные); отношению к реальности (рациональные, фантастические).

Возможно также распределение слухов на основе того, каким эмоциональным потребностям людей они удовлетворяют. Согласно этому критерию выделяют три вида слухов: слух-мечта, слух-пугало, слух-разделитель. Слух-мечта отражает надежды и стремления людей, в среде которых он циркулирует (так, во время второй мировой войны в США появился слух о том, что Японии не хватит нефти для ведения длительной войны). Слух-пугало выражает распространенные в обществе страхи и тревоги. Такие слухи часто возникают в периоды социального напряжения или острого конфликта. Например, после поражения американских вооруженных сил в Перл-Харборе распространились слухи о полной потере США Тихоокеанского флота. Слух-разделитель основывается на распространенных в обществе негативных предрассудках относительно других социальных групп, что влечет за собой резко негативное к ним отношение (вплоть до агрессии). Примером может служить утверждение о том, что подавляющее большинство преступлений в Москве совершается выходцами с Кавказа.

Механизмы порождения и распространения слухов рассматриваются в современной науке как правило с двух точек зрения: социологической и психологической. Социологи обращают особое внимание на роль слухов в жизни больших и малых социальных групп, психологи -- на то, какое место занимают слухи в процессе удовлетворения индивидуальных человеческих потребностей. Эти подходы являются скорее дополняющими, нежели исключающими друг друга, поскольку рассматривают механизмы порождения слухов на различных уровнях социальной организации: групповом и индивидуальном. Примером социологического подхода может служить позиция Шибутани. Согласно его теории при помощи слухов происходит установление контроля над угрожающими изменениями реальности. Речь идет о том, что поскольку общество находится в развитии, некоторые новые события не могут быть объяснены с позиции сложившихся концепций. Подобное положение вещей заставляет людей искать новые пути, варианты осмысления и понимания событий. Посредством передачи и обсуждения слухов и происходит процесс адаптации к изменившейся реальности. Слухи в этом смысле являются коллективным взаимодействием, ориентированным на решение проблем. Особенно широкое распространение и выраженное влияние на поведение людей они имеют во время кризисов, социальных трансформаций.

Важнейшим фактором, способствующим интересу к слухам является наличие у индивида субъективного ощущения нехватки информации по какой-либо теме. Только в таком состоянии человек будет искать и передавать недостоверную информацию.

Другой детерминантой возникновения слухов является значимость темы для человека. Например, мало кто из москвичей будет обсуждать слухи о повышении цен на северных оленей. Нередко действие данного фактора приводит к тому, что слух циркулирует в достаточно ограниченных аудиториях, не затрагивая более широкие слои населения.

Два указанных фактора (неопределенность, значимость) входят в формулу «основного закона слухов», предложенного Г. Олпортом и Л. Постманом. Согласно этому закону интенсивность слухов зависит от важности темы для аудитории и степени информационной неопределенности относительно данной темы.

Однако результаты экспериментальных исследований, проведенных впоследствии, не всегда подтверждают предлагаемую зависимость. Так установлено, что значимость темы для субъекта не является решающим фактором: порой люди склонны распространять слухи, малозначимые для них.

Еще одной переменной, влияющей на интерес к слухам является уровень тревожности индивида: более тревожные люди чаще их обсуждают и передают. В последние годы этот фактор привлекает особое внимание в связи с широким распространением так называемых «слухов об отравлениях». В них сообщается о вредных последствиях употребления разного рода продуктов питания. Некоторые авторы считают, что источником веры в такого рода слухи является латентная тревожность, стимулируемая непрерывным проникновением новых технологий во все области жизни, особенно в производство продуктов питания.

Взаимосвязь тревожности (или уровня возбуждения) и слухов носит не однонаправленно линейный характер, а имеет вид реципроктного взаимодействия: слухи, способствуя росту тревоги, в дальнейшем становятся фактором, приводящим к её снижению (за счет предоставления новой информации).

Вера в истинность слуха также способствует его распространению. Человек, передавший слух, который оказался недостоверным, может навлечь на себя упреки лиц, поверивших, этому слуху. Поэтому люди склонны воздерживаться от трансляции чрезмерно недостоверных слухов. На передачу слуха влияет и оценка его содержания с точки зрения возможных последствий описываемого события. Слух, воспринимаемый как не имеющий последствий, распространяется менее активно, чем слух, который, по мнению собеседников, имеет последствия.

В процессе распространения форма и содержание слуха подвергаются разного рода трансформациям. Выделяются три типа процессов: сглаживание, заострение, уподобление. Сглаживание состоит в том, что фабула становится короче за счет исчезновения деталей, которые данной аудитории представляются несущественными. При заострении происходит увеличение значимости деталей, которые представляются существенными. Оценка существенности или несущественности субъективна и зависит от потребностей и интересов человека, передающего слух. При уподоблении происходит приближение фабулы слуха к психологическим, культурным, этническим особенностям аудитории. Однако есть данные, что указанные закономерности действуют не всегда, уступая место более сложным и непредсказуемым трансформациям, таким, например, как усложнение структуры слуха.

Сглаживание, заострение и уподобление обычно действуют совместно и нередко приводят к значительному отклонению содержания и длительности существования слуха от его первоначального состояния. Хотя содержание слуха и подвергается трансформации, некоторые устойчивые схемы сохраняются неизменными. Одной из таких схем является отношение «мы -- они» в контексте превосходства одной группы над другой. В этом аспекте они часто способствуют формированию и сохранению социальной (в том числе национальной) идентичности.

1.2 Социальные функции слухов

Распространенность слухов в обществе свидетельствует о том, что они выполняют важные социальные функции. Условно можно выделить два уровня функциональной ориентированности слухов: уровень группы и уровень индивида. Одну из функций — формирование идентичности- мы уже рассмотрели. Другой функцией слухов на — уровне группы является повышение гомогенности млений. Это происходит следующим образом: внутригрупповое обсуждение слухов способствует кристаллизации общей точки зрения и снижению межиндивидуальной вариативности мнений, что в конечном счете повышает гомогенность группы.

Слухи играют важную роль в конфликтах разного рода: межгрупповых, межнациональных, международных. Их значимость связана с тем, что в современном обществе возможности воздействия конфликтующих сторон друг на друга существенно ограничены как законодательными рамками, так и общественным мнением. Даже диктатор, по крайней мере на первых порах, стремится отказываться от откровенно незаконных и противоречащих, мнению общества действий. Кроме того, часто исход конфликта решается в процессе легитимизации наиболее распространенной в обществе точки зрения (выборы, референдумы). Данные особенности общества способствуют росту значимости тех приемов воздействия, которые связаны с изменением представлений о конфликте у большинства населения в направлении, выгодном для одной из конфликтующих, сторон. Подобные изменения осуществляются при помощи специально подобранных сведений, распространяемых как средствами массовой информации, так и по каналам неформальной коммуникации. Слухи в данном случае становятся серьезным оружием в конфликтном столкновении. По сравнению с использованием средств массовой информации распространение слухов через неформальные связи даже более предпочтительно, поскольку отсутствуют сведения об их авторе, что уменьшает подозрения в политической ангажированности слуха и способствует тем самым его большей эффективности.

Запуск слухов и ситуации конфликта может использоваться для достижения различных целей. Прежде всего это дискредитация оппонента в глазах большинства населения. Другой функцией слухов в конфликте является провоцирование населения на совершение действий, выгодных для одной из конфликтующих сторон. Речь может идти о массовых беспорядках, забастовках, ажиотажном спросе на продукты и т. п. акциях Слухи о полном исчезновении продуктов, распространяемые оппозицией, приводят к тому, что люди действительно скупают все товары, вызывая рост цен и дефицит. Вину же за сложившуюся ситуацию жители возлагают на правительство, стоящее у власти. Используются слухи и для введения оппонента в заблуждение. Еще Чингисхан прибегал к подобному методу, распространяя слухи об огромных размерах своей армии, что снижало боевой дух врагов. Введение в заблуждение может осуществляться и в направлении преуменьшения собственной силы и возможностей. Фашистская Германия, например, посредством слухов старалась убедить жителей Великобритании в слабости и неспособности Германии к активной борьбе. Назывались даже конкретные даты поражения Германии. Когда же указанная дата наступала, Германия все еще продолжала активно сражаться, что приводило англичан в уныние и вызывало недовольство правительством.

Слухи могут ссылаться на популярный, но недостоверный источник информации. Например, во время Фронды появились подложные издания Нострадамуса, обличавшие Мазарини. В той же нацистской Германии Магда Геббельс, жена гитлеровского министра пропаганды, была очень увлечена Нострадамусом и подала идею издания подложных «катренов». Впрочем, и другая сторона не осталась в долгу: во французском Сопротивлении появились подложные издания с катренами, которые толковались против Германии. В общем же использовалась нечёткость предсказаний: то, что в XVI в. относили к Генриху Наваррскому, в XIX в. могли отнести к Наполеону, а в XX в. — к Гитлеру. Перед началом первой чеченской кампании в Дагестане и Ставропольском крае появились (на фоне обостряющейся обстановки вокруг Чечни) слухи о том, что Нострадамус предсказывал в 1994 году «войну с мусульманами». Мало кто во всех перечисленных случаях обращал внимание на то, что точных дат на 942 катрена десяти книг «Центурий» и «Послание к Генриху II» (подлинные дошедшие до нас издания Нострадамуса) есть только 12 точных дат (от 1565 до 1999 годов, 1994 года нет), да ещё 15 — 20 относительных (их можно вычислить, используя знание астрономии), да и невыгодно это было распространителям слухов.

Как видим, в конфликте слухи часто запускаются преднамеренно одной из сторон для получения определенных преимуществ. В связи с этим возникает вопрос: можно ли еще до начала кампании по распространению слухов предсказать её эффективность? Скорее всего, ответ на данный вопрос будет отрицательным. Это связано с тем, что на пути «создателей слухов» лежат многочисленные, практически непреодолимые препятствия, обусловленные сложными закономерностями функционирования слухов.

Одной из основных функций слухов на уровне индивида является снабжение человека информацией в неопределенных и угрожающих ситуациях, повышение способности ориентации в окружающей его реальности. Однако слухи нередко оказывают серьезное влияние и непосредственно на реальное поведение людей. По данным Национальной консультативной комиссии по гражданским беспорядкам, слухи значительно усиливают напряженность и массовые волнения и обществе. Воздействие слухов на поведение часто носит довольно сложный характер, находясь в зависимости от его содержания и особенностей источника. Так, исследования последствий слухов, сообщавших о связи использования контрацептивов с серьезными заболеваниями (например, рак) показали, что слухи о негативных последствиях, полученные из вызывающего доверие источника, побуждают многих людей прекратить их использование; слухи, же о позитивных аспектах контрацепции (вне зависимости от источника получения) не повышают вероятность использования данного метода.

Способствуют слухи и снижению уровня возбуждения, тревожности у индивидов. Это происходит в процессе антиципации возможного события, что делает его легче переносимым и уменьшает беспокойство, но поводу его последствий.

Хотя, как уже отмечалось, слухи большей частью являются феноменом неформальной (межличностной или межгрупповой) коммуникации, средства массовой информации оказывают достаточно выраженное влияние на циркуляцию слухов. Прежде всего отсутствие или недостаточное количество информации по какой-либо теме в СМИ благоприятствует появлению и циркулированию слухов по этой тематике. Слухи в данном случае заполняют информационный вакуум, достраивая картину события. СМИ также могут быть непосредственным источником слухов, публикуя недостаточно проверенную информацию. Вместе с тем СМИ порой вносят решающий вклад в процесс затухания слухов, представляя подробную и ясную информацию по соответствующей теме.

Рассматривая феномен слухов, нельзя не коснуться контроля над ними. В разных странах периодически, предпринимались попытки введения негативных санкций за распространение слухов. Однако нет никаких данных, подтверждающих эффективность силовых методов борьбы со слухами. В России, как известно, слухи активно распространялись даже в период широкомасштабных репрессий. Вместе с тем существует, ряд принципов, выполнение которых может существенно снизить объем циркулирующих слухов. Это прежде всего ориентация на предвидение и противостояние чувствам тревоги и неопределенности у людей; предоставление населению значительного объема фактической информации и отсутствие ограничений на каналы передачи информации; открытость и правдивость, запрет на искажение фактов ради краткосрочных выгод; формирование у людей убежденности в деструктивной природе слухов.

Обзор исследований проблемы слухов показал, что к настоящему моменту оказались выявлены лишь наиболее общие механизмы и зависимости, описывающие функционирование слухов. В отношении же более конкретных факторов единства мнений не наблюдается. За 50 лет систематического изучения слухов собрано лишь небольшое количество фактов, признанных большинством ученых. Одной из причин сложившегося положения, по мнению автора, является не совсем верная методология исследования. До последнего времени ученые пытались выявить в первую очередь самые общие механизмы порождения и распространения слухов, не учитывая, какой тип слухов они исследуют. Подобный подход оказался не очень продуктивным в силу большого разнообразия самих слухов, что делает очень сложным нахождение закономерностей, присущих всем типам слухов. Выход из указанной ситуации может находиться в направлении исследования отдельных, четко определенных их типов. В дальнейшем при сравнении результатов исследований этих видов слухов весьма вероятно может оказаться, что они имеют разные источники появления, их распространяют люди с различными психологическими чертами, и закономерности трансформации таких слухов различны.

Как известно, подробное изучение любого типа слухов требует анализа источника сообщения, реципиентов, самого сообщения и его трансформаций, а также тех особенностей социальной среды, которые влияют на зарождение и распространение слухов. Рассмотрим, какова должна быть программа исследования, к примеру, политических слухов. Из характеристик реципиента, значимых для его подверженности слухам, помимо основных личностных черт (тревожности, экстраверсии, доминантности, открытости опыту) необходимо исследовать такие аспекты политического сознания, выделенные современной наукой, как политический консерватизм (можно предположить, что люди с либеральной ориентацией, в силу большей открытости и гибкости более склонны к вере в слухи); политическая проницательность (уверенность в собственной политической прозорливости, возможно, снижает интерес к слухам); степень осознания групповой идентичности и др.

Проведение исследований по указанной схеме позволит получить хотя и менее обобщенные, но зато более твердо установленные научные факты, имеющие также большую прикладную значимость.

Глава II. Примеры распространения слухов в Республике Дагестан

2.1 Слухи как средство политической борьбы

Одним из примеров использования слухов в политической борьбе в Дагестане можно назвать деятельность в 2002 — 2005 гг. оппозиции, которую журналисты успели окрестить «северным альянсом», а лидера её С. Умаханова в одной из итоговых новостных передач весной 2005 г. на канале Ren-TV даже сравнили с Ахмад Шахом Масудом (лидер афганского «северного альянса»), правда, помня о бесславном конце прообраза, далее аналогию развивать не стали.

Кульминация в распространеии слухов (в виде обвинений против высшего руководства Республики Дагестан) достигла на митинге в Хасавюрте 29 июля 2004 г. Приводим сокращённый вариант описания митинга (отметим, что здесь можно увидеть психологию толпы и следствие политтехнологи манипуляции массами, ибо нет такой оппозиции, которая не мечтает занять место власти).

Митинг начался с довольно продолжительного дуа (молитвы-мольбы), прочитанного на арабском языке. Религиозный рефрен присутствовал в течение всего митинга, многие из выступавших завершали свои речи кличем «Аллаху акбар!», на что присутствовавшие участники откликались стройным ответом.

Основным событием на митинге, безусловно, стало выступление главы администрации Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова. Он выдвинул очень жесткие обвинения в адрес руководства республики, подверг сомнению тезис о том, что экономика республики полноценно развивается, сказал о многочисленных фактах коррупции и предложил 10 сентября провести общедагестанский митинг протеста с категорическим требованием отправить руководство республики в отставку и назначить досрочные выборы президента Дагестана. «Разве мы не знаем, кто виноват в бедах Дагестана? — спросил у присутствующих Сайгидпаша Умаханов. — Народ всё знает. Кто убил муфтия Дагестана?». Довольно стройный хор участников митинга немедленно ответил: «Магомедали!». Мэр Хасавюрта задал ещё один вопрос: «Кто убил Гусаева?». «Магомедали!» — так же стройно откликнулись участники митинга. «Да, — подытожил С. Умаханов, — глава республики фактически объявил войну своему народу, и он должен уйти».

Интервью С. Умаханова, подводящее итоги митинга, также приводим дословно.

— Сайгидпаша Дарбишевич, как бы вы оценили итоги митинга?

— Требования народа очень просты. Руководитель республики травит народ, сам дестабилизирует обстановку, в Дагестане создана нетерпимая ситуация. Об убийствах, коррупции, преступлениях, взятках вы знаете не хуже меня. Скоро в МВД или в прокуратуре можно будет прейскурант вывешивать. Этот человек должен уйти, а мы изберём президентом республики достойного дагестанца. В республике уже появились признаки диктатуры. Руководитель республики ущемляет, притесняет любого главу администрации на местах, который позволяет себе мало-мальски самостоятельное поведение. Хочет, чтобы все стояли перед ним на коленях. Вот сейчас вынуждают уйти в отставку главу администрации Хасавюртовского района. До этого такое требование адресовали главе администрации Буйнакского района, он отказался и стал жертвой…

— Вы говорите о многочисленных проблемах, связанных с криминалом. Но ведь именно Хасавюрт считается наиболее криминогенным городом республики…

— Ничего подобного! Такой образ Хасавюрта создают в Махачкале! За эти годы мы навели здесь порядок, это самый спокойный и благополучный город Дагестана. Давайте пройдемся с вами по любой улице, и вы сами убедитесь в этом. Сейчас они хотят разыграть национальную карту. Стравить аварцев с кумыками, даргинцев с аварцами и т. д. Но у них это не получится! Дагестанцы — единый народ.

— Сегодня на митинге звучали очень жёсткие требования. Вы не боитесь, что всё это приведёт к кровопролитию в Дагестане? Не опасаетесь, что сами перестанете управлять ситуацией? Выпустите джинна из бутылки и потеряете над ним контроль…

— Нет, не боюсь. Во-первых, кровь уже льётся в республике. Во-вторых, ничего кровопролитного мы делать не собираемся. Мы хотим, чтобы Дагестан возглавил нормальный человек, который по-настоящему будет служить интересам республики и народа. Ничего плохого против Магомедали Магомедовича мы делать не собираемся. Мы ему подарим цветы, и пусть он так и уходит, с цветами.

Ответ председателя Госсовета также содержит слухи-обвинения, и это означает, что противники — и власть, и оппозиция — используют сходные средства в политической борьбе. Вот дословная копия этого ответа:

«Мы не допустим, чтобы какие-то деструктивные силы осложняли обстановку в республике. И мы обязаны довести до каждого дагестанца: наша сила в единстве и дружбе, и только так может устоять Дагестан. А такие мероприятия, как в Хасавюрте, только подрывают дружбу дагестанцев, такие мероприятия на руку только нашим врагам. Мы должны разъяснить это людям и в горах, и на равнине, и на севере, и на юге. Я убеждён, что после нашего сегодняшнего заседания вы поступите именно так.

Что касается должности Председателя Госсовета. Ещё раз скажу: я не держусь за это кресло. У каждого политического деятеля бывают моменты, когда он может принять решение и красиво уйти. Но сегодня, в нынешней обстановке вопреки Конституции это сделать нельзя.

Вы будете разговаривать с людьми. И тем, кто не приемлет лично меня в должности главы республики, можете сказать: потерпите ещё полтора года. А потом на демократических выборах сможете проголосовать за наиболее достойного на ваш взгляд кандидата.

И эти предстоящие выборы должны быть честными, законными, демократическими. Без каких-либо грязных технологий. Досрочные же выборы сработают против спокойствия и стабильности в республике. И дело не во мне, а в Конституции, в демократических традициях, которые только зарождаются в нашей республике.

Я сторонник того, чтобы глава администрации Хасавюрта сделал правильные выводы. Пусть он признает свои ошибки и начнёт работать как положено. Кстати, он был приглашён сюда, и мы очень надеялись, что наш сегодняшний разговор состоится с его участием. Но он не приехал. И это снова свидетельствует: вся республика идёт в одном направлении, а Хасавюрт, точнее, руководство Хасавюрта — в другом. Хасавюрт не соблюдает никаких порядков и законов РД. В Хасавюрте не распространяются республиканские СМИ, там не разъясняется политика руководства республики. Хасавюртовцы могут смотреть только местное ТВ. И когда на подобных митингах специально подготовленная молодежь кричит «Долой Магомедова!», там не находится людей, которые сказали бы, что это неконституционно и незаконно.

Мы ведь можем сказать и о том, какие внутренние нарушения допускаются в Хасавюрте. С нарушением санитарных и других норм строят рынки. Заместителем главы администрации назначается человек (Джамал Гамзатов), к которому правоохранительные органы имеют серьёзные претензии и у которого сын работает в непонятных органах Чечни.

Да, Умаханов был достойным человеком и занимал достойную позицию в 1999 г., во время вторжения боевиков. Но сейчас он не такой, каким был в 1999 г., не признаёт никакой власти.

Вот, после митинга выступил начальник милиции Хасавюрта. А он что, не слышал, как незаконно главу республики обвиняют в убийстве муфтия и других людей, как называют его врагом собственного народа? Он не видит, что митинг охраняли вооружённые люди самого Умаханова и его брата, которые должны охранять нефтепровод Баку-Новороссийск? По какому праву эти люди, 600 человек, участвуют в митинге?!

Правоохранительные органы должны разобраться с такими своими работниками. И хочу вас здесь предупредить: я вас всегда поддерживал и буду поддерживать. Но из-за того, что органы не раскрывают громких преступлений, из-за незаконных действий некоторых работников органов и звучат подобные обвинения в мой адрес, как на митинге в Хасавюрте. Вы должны разобраться — и с этими преступлениями, и со своими работниками.

Ещё раз хочу предупредить. Если глава администрации Хасавюрта изменит своё отношение, мы готовы ему помогать и поддерживать. А если нет — мы его заставим. Мы больше не намерены терпеть на территории Дагестана новые Карамахи. Сегодня и Дагестан не тот, и Россия не та.

И потом, что это значит — «стоят на коленях» передо мной? Да я терпеть не могу, чтобы человек унижался передо мной. Поругать за ошибки, покритиковать за недостатки — да, но унижать, оскорблять достоинство человека — нет.

И почему он вмешивается не в свои дела? В ситуацию в Хасавюртовском районе. В наше решение по поводу некоторых районных глав администраций. Я не скрываю: мы не довольны позицией этих глав во время последних выборов в Государственную Думу Р Ф. Этот депутат уже избран, и я ничего не имею против него, но главы администраций тех районов заняли тогда неправильную позицию, и мы отреагировали на это.

Ещё раз выражаю надежду, что всё это вы сообщите гражданам на местах".

Кстати, слухи в связи с гибелью в конце августа 2003 г. М. -С. Гусаева содержали и такую информацию: якобы Гусаев выступал кандидатом Москвы в президенты Дагестана. Гусаев по национальности — агул, а в Москве якобы вынашивают сценарий, что Дагестан должен возглавить представитель малой нации (по дагестанским масштабам).

А вот пример распространения слухов, не имеющих отношения к конкретному политическому деятелю, а обвиняющие (посредством создания некого сомнения) всё руководство и страны, и ряда субъектов Федерации Юга. Автором статьи (от 16 января 2006 г.), содержащей эти сомнения, является небезызвестная Юлия Латынина, автор типичного образчика масскульта «Золотой Государь».

Статья называется «О прорыве террористов из Грузии и Азербайджана» и представляет собой саркастический комментарий автора к словам Президента России: «Мы будем укрепляться в Дагестане»:

Сердце мое наполнилось гордостью за боеготовность родной милиции, но только вот вопрос: давно ли боевики при совершении теракта перебирались через госграницу?

Заявление Топчия (командующий внутренними войсками МВД на Северном Кавказе) последовало после того, как в Унцукульском районе Дагестана милиционеры потерпели поражение в бою с восемью боевиками Омара Шейхулаева: боевики ушли, а три трупа милиционеров остались. Может быть, Шейхулаев пришел из-за границы? Нет, он местный, аварец. Да и куда он ушел, всем известно, кроме, может быть, генерал-лейтенанта Топчия: в село Гимры, родное село имама Шамиля. В селе давно действуют законы шариата, а российской властью и не пахнет. Когда машины боевиков, спасаясь от погони, заезжают в село, менты боятся их преследовать. Иногда, набравшись храбрости, обложив село вертолетами и бэтээрами, начинают его прочесывать, но ни машин, ни пассажиров не находят.

Еще летом боевики хотели попросту взорвать Гимринский туннель, соединяющий село с остальным Дагестаном, чтобы власти им не докучали. Тогда в бою возле туннеля погибли со стороны России несколько милиционеров, а со стороны боевиков — как ходили усиленные слухи в Дагестане — человек с удостоверением полковника ФСБ.

Кто хотел взорвать туннель — знает весь Дагестан. Очень известный человек. Однажды на глазах сотрудников ФСБ украл Адриана Эркеля. Держали Эркеля, кстати, тоже в Гимрах. Этого человека тогда милиция, обидевшись, хотела экстрадировать из села. Навстречу ментам вышли жители, сказали: «Не отдадим». И не отдали.

То есть представьте себе в красках: скачет в новогоднюю ночь родная милиция, ловит Омара в горах Унцукульского района, возле села Гимры. Но Гимры обходит стороной. Потому что каждый сержант знает: зайдешь туда, и против тебя будут уже не восемь боевиков. А тысячи мусульман. Омар Шейхулаев стал лидером дагестанских боевиков после гибели своего предшественника, Расула Макашарипова. Может, Макашарипов был турок или негр, засланный из-за рубежа?

Нет, Макашарипов тоже местный. В 99-м был переводчиком Басаева, когда тот вторгся в Дагестан. Его посадили, били жутко, а потом выпустили — за деньги, как говорят. Макашарипов вернулся в Чечню и сказал: «Я освободился, готов снова бороться с неверными». «Так ты же, наверное, шпион ФСБ, раз тебя выпустили», — сказали аварцу недоверчивые чеченцы. Макашарипов вернулся в Дагестан и, чтобы доказать, что он не шпион, начал лущить ментов. Совмещал приятное с полезным: уж больно сильно его били, а аварцы не любят, когда их бьют. Вообще говорят, что три четверти ментов, списанных на Макашарипова, ликвидировали в частном порядке и вовсе не боевики. Чтоб не били, кого не надо.

Может быть, из-за границы вторглись в какие-то другие места? Например, в Беслан? Нет, лагерь бесланских террористов находился в 50 метрах от проезжей дороги и от ингушского села Пседах. Видели их все, кто шел мимо; только не спрашивали. Ну не принято в Ингушетии спрашивать у двадцати вооруженных людей, сидящих на окраине села, что они там делают. Интересно, что с ингушского президента Мурада Зязикова тоже не спросили. Ни за село Пседах, ни за Шамиля Басаева, который на территории Ингушетии давал интервью Андрею Бабицкому. С телекомпании АВС спросили, а с Зязикова — нет. И то, чего спрашивать? Злые языки утверждают, что на территории республики г-н Зязиков контролирует только свой собственный кабинет.

Кстати, в Ингушетии тоже отстреливают ментов. Не как в Дагестане, где макашариповские охотились на любой «газик», а прицельно. По 2−8 человек в неделю. Силовики уже ездят парами, на неприметных машинах, а их все равно убивают. Москва не обращает на это внимания. Она бросила этих ментов на произвол судьбы и предпочитает делать вид, что в Ингушетии нет проблемы охоты на силовиков — как раньше предпочитала делать вид, что в Ингушетии нет проблемы тотального правоохранительного террора против ингушей, террора, в ходе которого сто сорок человек в прошлом году похищены «неустановленными силовыми структурами», а те, которые вернулись, молчат и сами не верят, что вернулись — за деньги, за подписки о сотрудничестве — с того света. Как вы думаете, этих майоров и капитанов, которых убивают в Ингушетии, убили диверсанты из-за рубежа или родственники тех, кого убивали они?

Может быть, боевики вторглись из-за границы на территорию Кабардино-Балкарии? Увы, 13 октября в Нальчике воевали местные. 17-летний Радик Бапинаев, лежащий среди убитых боевиков, взял в руки автомат через девять месяцев после того, как менты застрелили его беременную сестру. Бапинаев был инвалид — страдал детским церебральным параличом. Разве не ясно, что такого ценного кадра, террориста с ДЦП, тренировали не иначе как на территории Саудовской Аравии?

Или, может быть, боевики извне угрожают Карачаево-Черкесии? Это для отражения их атаки нагнали сейчас в Черкесск войска и ментов, это в предчувствии коварных диверсий со стороны Грузии силовики спешно вывозят из республики свои семьи? Может быть. Только вот в русско-черкесский Черкесск, город без единой мечети, автоматчиков нагнали. А в моноэтническом, мусульманском Карачаевске их нет. По причине, похожей на ту, по которой их нет в Гимрах.

«При осложнении обстановки на грузинском и азербайджанском участках госграницы Северо-Кавказский округ ВВ МВД имеет в готовности резервы на пяти направлениях — краснодарском, черкесском, кабардино-балкарском, осетино-ингушском и дагестанском. Их общая численность — более 13 тыс. человек», — заявил генерал Топчий.

Генерал Топчий не виноват. Он не сам придумал отражать атаки боевиков из Грузии и Азербайджана. Он всего лишь отчитывался в выполнении наказа президента Путина, который, посетив Дагестан, как раз и заявил о необходимости подготовки горных бригад для отражения атак боевиков из-за рубежа. Эти люди, сказал президент Путин в Дагестане, угрожают Краснодарскому краю. «А там — миллионы отдыхающих».

Не знаю, как насчет миллионов отдыхающих, но Красная Поляна, любимое место отдыха президента, точно расположена в Краснодарском крае. И вот я думаю над этими словами президента — что они означают? Или это психологически понятное нежелание признавать, что боевики не приходят в Россию из Грузии, а самозарождаются из-за беспредела властей. Или это подсознательное свидетельство того, что Кремль уже списал Кавказ, и вот эти самые 13 тысяч бойцов действительно будут оборонять… Краснодарский край.

Как и было обещано президентом".

Подобные публикации являются массовым генератором слухов. Отметим, что она была напечатана всего за месяц до отставки М. Магомедова (после летней волны слухов сама отставка не состоялась, а теперь событие произошло без слухов) и избрания Президентом республики М. Алиева. Обозреватели — те, как всегда, быстро перестроились. Вот характерная для тех дней статья М. Мусаева с одного из сайтов, посвящённых Северному Кавказу (биографии кандидатов на пост Президента республики исключены):

«16 февраля председатель Госсовета Дагестана Магомедали Магомедов объявил о своей досрочной отставке. До истечения срока его полномочий оставалось чуть больше трех месяцев. Заявление об этом он сделал в аэропорту Махачкалы после встречи с Президентом России Владимиром Путиным. Причиной своего ухода 75-летний Магомедов назвал состояние здоровья, которое не позволяет ему работать с полной отдачей. Для дагестанцев это решение было полной неожиданностью. По крайней мере, официальные и неофициальные источники не предвещали такого варианта развития событий. Разумеется, во время встречи с Президентом обсуждалась кандидатура преемника. Называть его фамилию Магомедов посчитал преждевременным.

На следующий день, 17 февраля, в Махачкалу прибыл полпред Президента Р Ф в ЮФО Дмитрий Козак. Для рассмотрения кандидатур на пост первого президента Дагестана он провел консультации, в которых приняли участие представители правительства РД и депутаты, члены Госсовета, главы администраций, представители общественных организаций и политических партий. После консультаций Дмитрий Козак назвал трех кандидатов на пост главы Дагестана. Это Муху Алиев, Саид Амиров и Сайгидгусейн Магомедов. Данные социологических опросов и мониторингов говорят о том, что они пользуются авторитетом, отметил полпред.

Кандидатуру Сайгидгусейна Магомедова выдвинули представители группы «Северный альянс», которая сформировалась вокруг оппозиционных властям Дагестана мэров Хасавюрта и Кизляра.

Кандидатуру мэра Махачкалы Саида Амирова выдвинул депутат Народного Собрания, член комитета по местному самоуправлению Гасан Балатов.

Муху Алиев в качестве кандидата был предложен Магомедали Магомедовым. Его поддерживает большинство депутатов парламента и членов правительства. Данный кандидат был рекомендован Президентом России Владимиром Путиным.

Кандидатура Муху Алиева оказалась наиболее приемлемой в силу ряда его качеств. Он предсказуемый политик, с опытом аппаратной работы, равно удален от политических групп, сформированных по национальному или родственному признаку. Муху Алиев никогда не был связан с национальными кланами и движениями, поэтому пользуется поддержкой не только среди аварцев, которых в Дагестане 30% от всего населения республики, но и среди других национальностей.

Кандидатура Муху Алиева оказалась оптимальной еще и потому, что клановый или имущественный передел не в интересах федерального центра, так как ситуация может полностью выйти из-под контроля. Напомню, что слухи об отставке Магомедова ходили еще летом прошлого года. Но тогда федеральный центр не решился на такой шаг. Приехавший на 75-летие Магомедали Магомедова Дмитрий Козак заявил, что глава Дагестана останется на своем посту до истечения срока полномочий, то есть до мая 2006 года, что несколько расслабило и успокоило политические силы, рвущиеся к власти или стремящиеся сохранить и укрепить свои позиции у власти.

А еще раньше в окружении Магомедали Магомедова говорили, что он будет баллотироваться в качестве кандидата на пост первого президента республики. Дело в том, что Государственный Совет — высший исполнительный орган Дагестана — не предусмотрен Конституцией Р Ф. Это коллегиальный орган, состоящий из 14 представителей титульных наций Дагестана. Когда Конституцию Дагестана начали приводить в соответствие с основным законом страны, в нее было внесено множество поправок. Согласно Конституции Р Д в новой редакции, после истечения срока полномочий председателя Госсовета вводится институт президентства. По одной из версий, в ЮФО и администрации Президента тогда еще не определились с преемником, таким же лояльным к Кремлю, как Магомедали Магомедов и пользующимся подобным ему влиянием. В 90-е годы федеральный центр, как полагают многие наблюдатели, утратил в том числе и силовые рычаги влияния в Дагестане. Эти рычаги Москва сейчас постепенно возвращает. Об этом говорит и заявление Владимира Путина («мы будем укрепляться в Дагестане»).

Как видим, здесь заявление Президента России воспринимается всерьёз, а не как у Юлии Латыниной.

2.2 Бытовые слухи

Отметим, что слухи могут использоваться не только в политическом, но и в бытовом аспекте. Не ставя целей политической борьбы, они преследуют, тем не менее, выгоду для конкретных личностей.

Приводимый далее пример — дагестанский, хотя он характерен для всей России. 21 февраля 2006 г. на оптовых рынках и в магазинах республики подорожала соль; утром пачка стоила шесть рублей, к обеду ее уже продавали за десять. К вечеру соли на рынках практически не было. Особо запасливые торговцы реализовывали остатки по двадцать рублей за пачку. В маршрутках летали обрывки телефонных разговоров типа: «Я набрала целых два мешка, думаю, на ближайшее время хватит… «,

Истерия началась с телевизионного репортажа из Тульской области, в котором один из экспертов высказал предположение о том, что нехватка соли в магазинах Новомосковска (кстати, эпизод вполне рядовой и по большей части абсолютно случайный) связана с тем, что Украина прекратила поставки соли в Россию в ответ на повышение цен на газ. Этой искры хватило для того, чтобы через несколько дней солевая лихорадка захлестнула половину страны. В отдельных регионах за два дня смели полугодовые запасы соли, в результате чего ее цена подскочила в несколько раз, достигнув рекордной отметки в пятьдесят рублей.

На этом фоне объяснения украинских поставщиков соли, доказывающих, что никаких сокращений поставок не было, остались незамеченными. Не смогла затушить разгоревшийся пожар и пресса — ни местная, ни центральная. К этому времени в подсознании граждан успел реанимироваться инстинкт экономики дефицита.

Одновременно в головах людей старшего поколения вспыхнул еще один знакомый сигнал — соль является лишь частью «военного» продуктового набора, который полагается иметь в каждой семье на всякий случай. Помимо нее в набор этот входят сахар, спички и крупа. Итогом воспоминаний стало подорожание сахара — в отдельных магазинах республики его цена достигла 35 рублей за килограмм. Отметим, что воспоминание о советских временах имеет здесь избирательно плохой характер. В данном случае можно пожалеть о сталинском законе, ограничивавшем рост цен и считавшем спекуляцией даже отказ продавать свою продукцию по принудительно установленной цене.

Ещё один пример слухов. Он относится к передаче бывшего здания махачкалинской школы № 2 для ГЕРЦ в 2003 г. Сразу же поползли слухи о закрытии ещё ряда школ в Махачкале, при этом на первом месте называли школу № 4. Эти слухи циркулировали в течение трёх учебных годов! Строились даже домыслы, что будет в её здании — от филиала какого-то института до казино (и это на фоне противостояния сперва духовенства, а потом и властей с владельцами игорных заведений), кстати, по поводу казино с бассейном на крыше появилась саркастическая статейка в «МК-Дагестан» в мае 2005 г. Представители управления образованием не подтверждали и не опровергали слухи, что порождало всё новые домыслы, и лишь в мае 2006 г. появилось официальное заявление, что никаких закрытий школ в Махачкале по крайней мере до 2010−2011 учебного года не планируется, наоборот, предполагается открыть новые школы в районах новостроек (как редукторный посёлок).

Отметим, что одно время в упомянутом «МК-Дагестан» существовала даже специальная колонка слухов, хотя печатать непроверенную информацию не считается правилом этики в СМИ. Но видимо, нарушения правил попросту позволяются. Ведь организация слухов существует не сама по себе, она всегда преследует чьи-то интересы. Как правило, некоторые публикации-слухи (это точное обозначение данного специфичного жанра страниц «МК-Дагестан») сопровождались для придания эффекта карикатурами работы АНа (АН — Анкаев Наби, одно время работал в «Новом деле», а позднее в «МК-Дагестан», такое же сокращение от настоящего имени, как Тимур Курбаналиев — Тим).

Одним из слухов, появившимся в связи с задержкой заработной платы учителям, был слух о том, что зарплату за сентябрь 2004 года попросту списали и платить не собираются (кстати, она была выплачена в первый четверг ноября, в день публикации этой статейки в МК). Вообще бытовые слухи возникают вокруг подорожания, задержек, отмены льгот и др. Как правило, они насыщены социальным пессимизмом, ожиданием только ухудшения положения.

Иногда политические и бытовые слухи переплетаются. Во время первой чеченской кампании распространялись слухи, что автомобиль Джохара Дудаева видели около Хасавюрта, а затем появился (в январе 1995 г.) и такой слух, что в Хасавюрте начались боевые действия (в действительности в тот день по ошибке была атакована всего лишь окраина дагестанского села Хамамавюрт Бабаюртовского района на границе с Чечнёй). Все эти слухи распространялись на уровне дворовых разговоров.

Наконец, бытовой слух может спровоцировать неосторожная (и даже невежественная, безграмотно построенная) информация. В конце мая 2003 г. по НТВ была передана информация, что в Дагестане 5 июня ожидается землетрясение, и пришлось организовывать выступление по Дагестанскому телевидению специалистов-сейсмологов, суть которого сводилась к следующему: несмотря на все подобные сообщения, попытки точного предсказания землетрясений до даты до сих пор остаются безуспешными. В этом выступлении, кстати, вспомнили, что подобные слухи о землетрясении в октябре 1998 года спровоцировали бессонную ночь и уличные гуляния в Махачкале и Кизилюрте. А действительные землетрясения в конце января и феврале 1999 года оказались непредсказанными. Слухи о землетрясениях в Махачкале датировались также январём 2002 года и октябрём 2003 года.

Справедливости ради следует отметить, что эти слухи научную основу имели (Дагестан — сейсмическая зона), но подход при их распространении был явным невежеством.

Заключение

Общие выводы по работе следующие:

1.В информационном пространстве общества происходят радикальные количественные и качественные изменения. Меняют направленность потоки и каналы циркулирующей массовой информации, изменяются ее окраска и сущностное содержание. Происходит смена политической полярности включенных в массовую информацию суждений, оценок, комментариев. В последнее время многие исследователи отметили падение доверия к официальным источникам информации. Образовавшийся в массовом сознании информационный и аксиологический вакуум не может не заполняться недостоверной массовой информацией, возникающей в том числе и на уровне межличностного общения.

2. Особое место среди подобного рода информации занимают слухи как один из видов массовой актуальной информации. Слух, по определению С. И. Ожегова, -- молва, известие о ком-нибудь, о чем-нибудь, обычно еще ничем не подтвержденное. В русском языке близко по смыслу к слухам стоят выражения: толки, разговоры, пересуды, сплетни. И если определения «молва», «толки» и «разговоры» обычно носят оценочно-нейтральный характер, то «пересуды» и «сплетни» содержат осуждающее отношение человека, оценивающего степень достоверности полученной им информации.

Слухи есть форма распространения социально значимой информации в обществе, коллективе, группе. В отличие от официальной информации слухи, как правило, не обладают достаточной и надежной информационной основой — наличием установленных фактов, событий и т. п., рождаются в процессе межличностного общения, в ходе обмена информацией между людьми. Они выступают в форме суждений, оценок и прогнозов, для которых характерно наибольшее соответствие ожиданиям людей, причем порождаемых как их надеждами, так и страхом перед будущим.

3. Закон Олпорта гласит: слух есть функция важности события, помноженной на его двусмысленность. Данный закон раскрывает зависимость распространенности слухов отважности грядущего события, воспринимаемого общественным мнением чаще как угроза для безопасности людей (наиболее характерные для Дагестана слухи, отмеченные в работе, — «землетрясение», «инфляция», «безработица», «бесчинство родственников руководителей республики», «смена власти», «межнациональный конфликт»), нежели как надежда на улучшение своего положения, и от степени неопределенности, неясности, недоступности его для проверки, отчего еще не наступившее событие кажется почти реально свершившимся фактом.

4. Интенсивность и направленность слухов, глубина их проникновения в массовое сознание являются важнейшими показателями состояния общества, степени социальной напряженности в нем. Изучение содержания, видов слухов, источников их возникновения и распространения позволяет обществу судить об эффективности работы органов социального управления, степени доверия населения к существующим институтам власти. Анализ содержания и динамики слухов может служить основой для составления прогнозов развития состояния массового сознания и, что особенно важно в условиях реформируемого общества, отношения электората к органам власти (это видно на примерах слухов о кадровых перестановках в высшем руководстве Республики Дагестан).

Список использованной литературы

1. Адриянов В. С., Левашов В. К., Хлопьева А. Т. Слухи как социальный феномен //Социс, 1993, № 1, с. 82 — 88

2. Васильева Л. А. Делаем новости! М.: Аспект-Пресс, 2002 — 190 с.

3. Варакута С. А., Егоров Ю. Н. Связи с общественностью М: Инфра-М, 2001 -246 с.

4. Гуревич М. С. Газета: вчера, сегодня, завтра. http: //evartist. narod. ru

5. Дмитриев А. В. Слухи как объект социологического исследования //Социс, 1995, № 1, с. 5 — 11

6. Иванов В. Н., Назаров М. М. Массовая коммуникация в условиях глобализации //Социс, 2003, № 8, С. 66−71

7. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. — М.: «Алгоритм», 2002 — 400 с.

8. Конецкая В. П. Социология коммуникации. http: //evartist. narod. ru

9. Кузнецова Г. В. ТВ-журналистика: критерии профессионализма. http: //evartist. narod. ru

10. Латынов В. В. Социальные функции слухов //Социс, 1995, № 1, с. 12 — 17

11. Моисеенко В. Теория пропаганды — оружие массового поражения. Электронная библиотека Омского государственного педагогического университета (ссылка через www. psylib. ua).

12. Пиронкова О. В. Живые новости // Социс, 2000, № 8, с. 67 — 74

13. Почепцов Г. Г. Психологические войны. Киев: «Рефл-бук», 2002 -432 с.

14. Соколов А. В. Общая теория социальной коммуникации: Учебное пособие. — СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002 г. -- 461 с.

15. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. — М.: «Мысль», 1980 — 288 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой