Пожарная охрана в начале XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Безопасность жизнедеятельности


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Строительство пожарной охраны в середине XIX столетия

2. Приоритеты России в области создания пожарно-технической продукции

3. Пожарная охрана в начале XX века

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Пожары на Руси были издавна одним из самых тяжких бедствий. В летописях они упоминаются и как одно из мощных орудий борьбы с врагами. По несколько раз выгорали города Юрьев, Владимир, Суздаль, Новгород. В 1194 году отмечены огромные пожары в Ладоге и Руссе. Так было не только на Руси.

В течение первого периода средних веков на значительной части Европы из-за постоянных войн полыхали пожары. Их быстрому распространению способствовало и то обстоятельство, что при строительстве домов применялись легкосгораемые материалы: древесина, солома, камыш. К тому же строились они очень тесно.

Свидетельства очевидцев, труды историков рассказывают о многих опустошительных пожарах в Москве. Город сгорел полностью в 1238 году, когда на Руси свирепствовали орды хана Батыя. Много опасностей таил огонь и при его использовании в мирное время. Печей тогда не было, огонь разводили в яме прямо в доме, причем дым выходил наружу через отверстие, сделанное в соломенной крыше. При пожаре никто не принимал мер по его тушению — спасали только детей, имущество. Огонь распространялся от дома к дому и прекращался только тогда, когда все вокруг выгорало. При таких пожарах жители уцелевших домов предпочитали оставлять их на произвол судьбы и селиться за городом под открытым небом. В Москве, например, пожары были настолько привычным явлением, что жители относились к ним спокойно. Вплоть до XV в. пожар считался большим, если огнем уничтожалось несколько тысяч дворов. Если сгорало 100−200 домов, то о таком пожаре не говорили. Легкость возведения построек, наличие древесины позволяли быстро восстанавливать сгоревшее жилье, но это же из-за тесной застройки способствовало новым опустошениям при загорании.

1. Строительство пожарной охраны в середине XIX столетия

Середина XIX века явилась заметной вехой в развитии строительства пожарной охраны в России. 17 марта 1853 года утверждается «Нормальная табель состава пожарной части в городах». В соответствии с этим документом штатный состав команд впервые стал определяться не по «высочайшему разрешению», а в зависимости от численности населения. Все города делились на семь разрядов.

К первому относились города с населением до двух тысяч жителей, а к седьмому — от 25 до 30 тысяч. Число пожарных в каждом разряде, начиная с первого, составляло соответственно 5; 12; 26; 39; 51; 63 и 75 человек, возглавляемых брандмейстером. Проекты штатов, составленные губернаторами городов, утверждались Министерством внутренних дел. За 1853 год штатное расписание было утверждено в 461 городе. В соответствии со штатом определялась положенность пожарной техники для каждого разряда, средств на ее ремонт. В отличие от указа Екатерины II от 1782 года, по которому комплектование команд производилось гражданскими лицами, по новому положению люди подбирались из военного ведомства.

Такой порядок существовал до 1873 года, когда вышел указ о прекращении комплектования пожарных военным ведомством. В связи с введением в России в 1874 году всеобщей воинской повинности, на этот год было разрешено доукомплектовать команды молодыми солдатами. Лица, принятые на службу в пожарную охрану, освобождались от призыва в армию. Пожарные команды содержались за счет городской казны, но руководство их действиями по-прежнему оставалось в ведении полиции. Эта двойственность вносила много путаницы.

Городской голова Саратова в рапорте губернатору, в котором он добивался передачи пожарной команды в свое подчинение, писал: «…Поводом к означенному ходатайству… послужило отсутствие единомыслия в управлении пожарной частью, вытекающее из того, что управление хозяйственной частью пожарной команды находится в ведении Городской управы, а личный состав ее зависит от полиции, отчего происходит ущерб как вообще для городских интересов, так и, в частности, пожарного обоза…» Однако это ходатайство не было удовлетворено.

В 1857 году переиздается «Пожарный устав». В нем, в частности, предусматривалось образование в городских районах пожарных частей. Однако большая часть требований этого устава повторяла ранее изданные положения, в связи с чем он в кодификационном порядке был исключен из Свода законов Российской империи и потерял свою силу.

Наряду с профессиональными командами, подчиненными полиции, создаются вольнонаемные команды, принадлежащие городскому самоуправлению, общественные команды и добровольные пожарные дружины. Это команды Верхне-Туринского завода (1737 г.) Пермской губернии, Меленковская городская команда (1785 г.) Владимирской губернии. Елецкая городская (1799 г.) Олонецкой губернии (Карелия).

Старейшим пожарным обществом является Ревельское (1862 г.) Эстляндской губернии, а старейшей дружиной — Булаевская Псковской губернии (1880 г.). Численность общественной команды г. Осташкова Тверской губернии (1843 г.) составляла 18 человек.

Добровольные команды имели четкую структуру. В наиболее боеспособных имелось несколько отрядов (так же, как и в Древней Греции). Отряд водоснабжения занимался доставкой воды к месту пожара, трубный отряд насосами подавал воду на горящие объекты, лестничный отряд проникал на верхние этажи, чердачные помещения. В задачу топорного отряда входила разборка горящих строений, а отряд охранителей занимался ограждением места пожара от любопытных и охранял спасенное имущество. Устав городских пожарных обществ был издан в 1846 году, а устав организации сельских добровольных пожарных дружин был утвержден МВД в августе 1897 года.

Большую роль в развитии добровольчества сыграло создание Российского пожарного общества (с 1901 года — Императорское Российское пожарное общество). Оно было образовано на 1 съезде русских деятелей по пожарному делу 14 июня 1892 года. Открывая съезд, министр внутренних дел И. Дурново отметил, что «…Съезд воспользуется временем для практической пользы… и этим положит начало действительному движению вперед пожарного дела в России…». Деятельность общества носила многогранный характер. В его задачи входило «изыскание, развитие мер предупреждения и пресечения пожарных бедствий», помощь пожарным и лицам, пострадавшим от пожаров, улучшение противопожарного водоснабжения, издание пожарно-технической литературы, проведение съездов, выставок, конгрессов. Первым председателем совета общества был избран граф А. Д. Шереметев.

Основными источниками финансирования совета общества и сети местных добровольных пожарных организаций являлись разовые взносы почетных членов, страховых компаний, денежные лотереи, продажа пожарной техники, трубочистные работы и др. Добровольцы обеспечивали охрану от пожаров заводов, фабрик, крестьянских хозяйств в тех местах, где не было профессиональной пожарной охраны. На их содержание государство денег не выделяло. В сферу деятельности общества входило совершенствование работы не только добровольной, но и профессиональной пожарной охраны.

С 1 марта 1892 г. в России впервые начал издаваться журнал «Пожарный». Его издатель — известный пожарный деятель, граф А. Д. Шереметев. Редактором был Александр Чехов, брат знаменитого писателя. В журнале, выходившем два раза в месяц, публиковались статьи о технике и практике пожарных, отчеты о деятельности отечественных и зарубежных команд, корреспонденции с мест, библиография, статистические данные и прочее. За три года «Пожарный» успел оставить за собой прочную репутацию солидного и полезного специального издания.

По инициативе Главного совета Российского пожарного общества с июля 1894 года в Санкт-Петербурге стал ежемесячно выходить журнал «Пожарное дело». Редактирование журнала осуществлял князь А. Д. Львов. Создатели нового печатного органа были уверены, что журнал «явится лучшим проводником к живому обмену», объединению всех мыслей и интересов деятелей противопожарного дела на Руси и послужит к его еще большему упрочению и развитию. Именно на страницах этого журнала развернулась полемика по поводу создания Особого противопожарного присутствия, на которое была бы возложена функция предупреждения пожаров.

Знаменательно, что этот журнал МВД продолжает выходить и сегодня. Он уже начал отсчет второго столетия своего существования. Это довольно редкое для России постоянство с ее калейдоскопом событий. Менялись эпохи, ситуации, люди, а журнал живет, т.к. с пожарами, как и с преступностью, нужно бороться во все времена.

В 1873 году решением Государственного Совета земским учреждениям было предоставлено право издавать обязательные правила по мерам предосторожности от пожаров и их тушению в сельской местности. Как отмечали специалисты, увеличение количества постановлений и циркуляров, к сожалению, не давало достаточных гарантий для уменьшения числа пожаров и их последствий. В среде пожарных росло мнение о неудовлетворительном положении дел, но изменить что-либо они не могли.

В связи с этим в печати все чаще поднимался вопрос о пожарной реформе. Речь шла о том, что именно пожарные должны заниматься предупреждением пожаров. Эта мысль отчетливо прозвучала на съезде пожарных в выступлении графа П. Сюзора. Он отмечал, что вовремя принятые предупредительные меры спасут сотни тысяч людей от огненной беды. Однако в решениях съезда этот вопрос не получил дальнейшего развития, и деятельность пожарных обществ по-прежнему признавалась многими исключительно в форме обязанности ее членов «являться для тушения всякого пожара».

Профилактические же меры не входят в сферу компетенции общества. Попытки пожарных как-то повлиять на реальную обстановку вызывали если не недовольство администрации, то во всяком случае замечания о том, что такое вмешательство выходит за пределы деятельности пожарных обществ и команд.

Какой же представляли себе реформу наши предшественники? Они считали, что деятельность пожарных обществ должна быть сосредоточена на трех главных направлениях:

борьба с реальными пожарами;

предупреждение пожаров;

создание такого рода мер и средств, которые могли бы содействовать скорейшему тушению пожаров.

Все задачи по предупреждению пожаров должно было возглавить Особое противопожарное присутствие, организация которого предполагалась во многих городах России. На него возлагали издание обязательных правил о постройках, об очистке труб, ремонте печей. Все страховые полисы в обязательном порядке должны были проходить через этот орган. Современники видели в этом одну из главных мер, противодействующих злоупотреблениям в страховании. Здесь же предполагалось проводить проверку материалов дознания о причинах пожаров.

Присутствию предоставлялись права закрытия зрелищных сооружений, построенных с нарушениями строительных норм, устанавливать места торговли легковоспламеняющимися жидкостями и другое. Пройдет еще более 30 лет, прежде чем в России появится Государственный пожарный надзор, создания которого так настойчиво добивались прогрессивные пожарные деятели прошлого века.

По состоянию на 1892 год в России насчитывалось постоянных профессиональных команд — 590, добровольных городских — 250, сельских — 2026, заводских — 127, военных — 13, частных — 12, железнодорожных — 2. Численность личного состава в них — 84 241 человек. На вооружении пожарных формирований находилось 4970 линеек, 169 паровых насосов, 10 118 больших пожарных насосов, 3758 ручных насосов и гидропультов, 35 390 бочек, 4718 багровых ходов, 19 лазаретных фургонов. Эти сведения касаются 1624 населенных пунктов и территорий, включая Финляндию, Кавказ, Туркестан, Сибирь.

Кроме столичных городов и Варшавы, команды которых обладали современным снаряжением, все остальные испытывали финансовые трудности. В 1893 году из 687 городов 61 губернии в 63 городах (9,1%) на содержание пожарных средств не выделялось. В 180 городах (26,2%) на ремонт обоза, рукавов, на оплату за доставку воды из казны было выделено около 1000 руб. В 388 городах (56,5%) расходы составили от 1000 до 10 тыс. руб., а в 56 (8,2%) свыше 10 тыс. руб.

Во всех городах России в 1916—1917 гг. из общего количества общественных и частных построек каменные составляли 14,8 процента, деревянные — 63,9 процента, смешанные — 3,6%, прочие — 17,7 процента. В отдельных городах процент деревянных построек превышал средний показатель. Например, в Москве деревянных построек было 72 процента. 95,5 процента крестьянских дворов были целиком деревянными и только 2,5 процента -построены из негорючих материалов.

По расчетам российских специалистов, минимальная подача воды для успешного тушения пожара должна составлять 200 ведер в минуту. При неблагоприятных условиях, по американским данным, на эти цели требовалось 700 ведер воды в минуту (например, 14 стволов с расходом воды 50 ведер в минуту и т. п.).

Какие же были возможности у имевшихся насосов? Большая ручная труба обеспечивала подачу 20 ведер в минуту, средняя — от 10 до 15 ведер при высоте струи 6−7 сажень. Все имеющиеся в Санкт-Петербурге большие насосы, которых в конце XIX века там насчитывалось 5 штук, могли подать всего 100 ведер воды в минуту. Это, как видно, далеко не соответствовало норме.

Такая же картина была характерна для многих крупнейших городов мира. Лучшие паровые насосы обеспечивали подачу от 100 до 250 ведер воды в минуту. Эти данные соответствуют тому случаю, когда водоисточник распложен рядом с насосом. При значительной удаленности водоисточника от места пожара положение существенно осложнялось. Выход из этого положения специалисты видели в устройстве специальных противопожарных водопроводов, которые в Нью-Йорке дали прекрасные результаты. Не надо было тратить драгоценное время на развертывание как ручных, так и паровых насосов, доставку к ним воды. Экономия времени достигалась и за счет выезда пожарных команд без полного обоза.

Несмотря на очевидное преимущество противопожарных водопроводов, их строительство в Европе наталкивалось на ряд трудностей. Одна из них — повсеместное строительство водопроводов, рассчитанных на хозяйственные нужды. Строительство водопроводов, рассчитанных как на хозяйственные нужды, так и потребности пожарных, требовало больших затрат.

Первая пожарная команда в Москве была создана в двадцатых годах XVII столетия. Вначале команда размещалась на Земском дворе и имела в своем составе 100 человек. С 1629 года в ней числится уже 200, а в летнее время нанималось дополнительно еще 100 человек. В их распоряжении находились простейшие насосылуба и другое имущество, выделяемое казной. Там же, на Земском дворе,, бочки, ведра, щиты из постоянно дежурило с лошадьми. Ответственный за тушение пожаров Земский приказ 20 извозчиков собирал на содержание команды с населения подати. Естественно, что эта команда не могла охранять от пожаров всю Москву.

В 1649 году на Руси принимаются два документа, имеющие непосредственное отношение к пожарному делу. Попытки законодательной власти нормировать вопросы по предотвращению и тушению пожаров, хотя и мало продвинули дело борьбы с огнем, но для истории пожарного дела имеют громадное значение. Первый из них — «Наказ о градском благочинии», вышедший 6 апреля, предписывал всем состоятельным людям держать во дворе медные водоливные трубы и деревянные ведра. Жителям со средним и малым достатком полагалось держать одну такую трубу на пять дворов. Ведра должны были быть у всех. Наказ требовал, чтобы в «пожарное время с решеточными приказчиками и со всякими людьми и с водоливным запасом быть готовым». Все дворы Москвы распределялись по рогаткам (частям), а списки людей хранились в Земском приказе. За невыполнение противопожарных мер, неявку на тушение пожаров вводились различные меры наказания — «черные и обычные люди» подвергались телесному наказанию и тюремному заключению, а о служивых и «всяких прочих» докладывалось государю.

«Наказ», в основном, повторил все меры относительно правил отопления, принятые ранее. Однако в нем были заложены и новые положения. Так, контроль за выполнением правил отопления возлагался на десятских и сторожей, дежуривших на улицах. Их, в свою очередь, контролировали решеточные приказчики и стрельцы. Для отопления домов, где имелись больные и роженицы, необходимо было подать челобитную. Причем во время топки печей в избе присутствовали: должностное лицо и 154 дворовые люди с запасом воды. В «Наказе» также специально оговаривалось и время приготовления пищи — «с первого часу дни до четырех часов дни».

Этим документом впервые на Руси устанавливались правила должностных лиц, ответственных за пожарную безопасность. Наказ предписывал боярину Ивану Новикову и подьячему Викуле Панову «быть в объезде в Белом граде для береженья от огня и от всякого воровства». В случае загорания они должны были «быть немедля на пожаре и огонь тушить. А если они по Москве будут ездить оплошно и их небрежением учинится пожар, то от Государя всея Руси будет им великая опала».

Второй документ — «Уложение царя Алексея Михайловича». В нем также имелся ряд статей, регламентирующих правила обращения с огнем. «Уложение» вводило уголовную ответственность за поджоги и устанавливало различие между неосторожным обращением с огнем и поджогом. При возникновении пожара из-за неосторожности с виновного взыскивались убытки в размере, «что Государь укажет». За поджог наказание было самым суровым, зажигальщиков предписывалось сжигать. Через 15 лет в эту статью была внесена поправка: сжигание на костре было заменено виселицей. Статья 227 «Уложения» предоставляла право хозяину дома требовать от нанимателя (жильца) осторожного обращения с огнем. Закон устанавливал ответственность и за кражу частной собственности во время пожара.

2. Приоритеты России в области создания пожарно-технической продукции

Хозяйственное водоснабжение России в XIX веке также не было в состоянии обеспечить необходимое количество воды для тушения пожаров. В среднем на городского жителя приходилось 5 ведер воды в сутки (60 л). Для города со 100 тысячами населения — 500 тысяч ведер, что составляло лишь половину той нормы, которая могла потребоваться для тушения одного пожара в городе (42 тыс. ведер в час).

Проблема противопожарного водоснабжения на базе имеющейся водопроводной сети была блестяще решена русским инженером Н. П. Зиминым. Оригинальность водопроводов системы Зимина заключалась в использовании специальных вентилей (клапанов), посредством которых при повышении давления в сети автоматически отключалось хозяйственное водопотребление и весь дебит воды можно было использовать для борьбы с огнем. Подсоединенный к пожарному крану водопровода рукав мог обеспечить подачу до 300 ведер воды в минуту.

Так, например, в Самаре за период 1877—1886 гг., когда вода доставлялась бочками, каждый пожар приносил ущерб в сумме 4 тыс. 105 руб. При введении в 1886 году в городе системы Зимина в течение шести лет эксплуатации такого водопровода ущерб от одного пожара в среднем составлял 1 тыс. 827 руб. Подобные водопроводы были сооружены в Царицыне, Москве, Тобольске, Рыбинске и ряде других городов, а их автор получил всемирное признание.

России принадлежит приоритет в создании целого ряда новых огнетушащих средств и пожарной техники. В 1770 году горным офицером К. Д. Фроловым разработан принцип защиты промышленных помещений автоматическими установками пожаротушения, успешно использующимися и в наши дни (типа спринклерных-В.Т.).

В XIX — начале XX века создаются принципиально новые составы, намного превосходящие по эффективности воду. Русским ученым С. П. Власовым в 1815 году разработаны три таких состава. Это стало возможным благодаря прежде всего его передовым взглядам на процесс горения и, как следствие, правильной постановке задачи: предотвратить или затруднить доступ кислорода к горящему телу. Сернистые соли железа и щелочных металлов, впервые предложенные ученым, используются при тушении в качестве составных частей огнетушащих смесей и в наши дни.

В 1819 году П. Шумлянский впервые формулирует идею тушения с помощью инертных газов. Спустя 70 лет после его опытов другой русский ученый М-Колесник-Кулевич дает научное обоснование этого метода. С его именем связано и научное обоснование применения порошковых составов.

Особую тревогу у пожарных вызывали загорания нефтепродуктов. Люди были бессильны перед морем образующегося пламени и старались обеспечить защиту лишь соседних резервуаров с нефтью. Тушить подобные пожары было нечем. В 1899 году к решению этой задачи приступил А. Г. Лоран, который после пяти лет упорного труда смог сказать: «Мое изобретение, тушение огня пеной, имеет два применения: тушение обычных пожаров и тушение горючих жидкостей, заключенных в хранилищах».

Открытие Лорана имело огромное значение для всего мира. Широкое распространение химической и воздушно-химической пены стало возможным благодаря изобретению нашего соотечественника.

Экономическая отсталость, несовершенство практики проектирования и строительства в городах и особенно в сельской местности не позволяли поддерживать пожарную безопасность и всю систему противопожарных мероприятий на достаточном уровне. Не было условий и для развития пожарной науки, не имелось специализированных научных учреждений, связанных общими целями и задачами с органами пожарной охраны.

Уже в конце XVII — начале XVIII века создатели пожарной техники путем различных испытаний пытались получить данные об эффективности своих предложений. С этой целью в присутствии широкой публики проводятся демонстрационные опыты. Однако получить компетентные и вполне обоснованные отзывы о своих изобретениях в такой аудитории было невозможно. Вместе с тем одиночки не могли претендовать на сколько-нибудь значительную роль при решении научно-практических проблем пожарной безопасности.

Привлечение к пожарному делу техников и инженеров в значительной степени содействовало появлению новых средств тушения, пожарно-технического оборудования и т. п. В условиях конкуренции производителей, многочисленных предложений на повестку дня встал вопрос о сравнительной оценке изделий.

Для обсуждения технических вопросов, обмена информацией, полученной в результате экспериментов, объединяются инженеры, архитекторы, практики пожарной охраны, общественные деятели и другие заинтересованные лица. Эти объединения единомышленников стали основой различных органов, финансируемых как государством, так и частными лицами. Создаются испытательные пожарные станции, различные комитеты (США, Англия, Германия, Франция, Бельгия). Такая же служба имелась и в России, на рынок которой более развитые страны стремились сбыть свою продукцию. В 1876 году в Санкт-Петербурге образован Комитет об устройстве пожарных инструментов, который возглавил Н. Н. Божерянов. Одна из первых работ комитета — сравнительные испытания пожарных насосов.

Для проведения этих исследований Божерянов разрабатывает способы измерения, правила оценки. По его мнению насос должен был удовлетворять следующим требованиям: иметь наибольшую производительность при минимальном времени обслуживания, меньшую стоимость и массу, обладать высокой прочностью. Помимо этого учитывались и такие факторы, как удобство в работе, простота конструкции и пр.

Московским отделением Русского императорского технического общества на земле вблизи Мытищ, полученной от частных лиц, в 1895 году создается опытная пожарная станция. Программа работы этой станции включала решение следующих задач:

1. Испытание на сопротивляемость огню существующих построек и новых, рекомендуемых населению.

2. Испытание огнезащитных покрытий.

3. Ознакомление населения с результатами огневых испытаний.

4. Обучение постройке жилья.

5. Учреждение выставки новых изобретений.

Следующим шагом в этом направлении явилось создание в 1896 году при Главном совете Соединенного пожарного общества Технического комитета, который возглавил П. Сюзор. Ком потенция комитета — рассмотрение изобретений, стандартизация пожарной техники.

С одобрения комитета на вооружение пожарной охраны поступили пенные огнетушители, распылители, пеногенераторы и другая техника. Для защиты промышленных предприятий — спринклерное оборудование, системы сигнализации и прочее.

Роль этих лабораторий, станций, комитетов в развитии пожарного дела трудно переоценить. С их организацией в конце ХIХ века борьба с огнем становится на научную основу. Пройдет еще несколько десятилетий, когда в России будет создано специализированное учреждение. Пока же отдельные вопросы решались в чисто практическом плане, по мере необходимости.

Общность целей, необходимость обмена опытом вылились в тесное международное сотрудничество пожарных деятелей всего мира. Посещение пожарных организацией, знакомство с их деятельностью дали возможность критически оценивать собственное положение дел. Результатом такого общения стало образование Международного пожарного совета, членом которого стала и Россия.

Реформа государственного строя в России во второй половине XIX века оказала влияние и на развитие строительства пожарного дела. Власть, общество и законодатели, хотя и осторожно, но начинают прислушиваться к советам пожарных специалистов. К этому обязывало и ежегодное уничтожение огнем больших материальных ценностей.

Центральный статистический комитет Министерства внутренних дел, начиная с 1860 года, стал систематизировать сведения о пожарах в России. По их данным, за 50 лет в 49 губерниях Европейской России обстановка с пожарами характеризовалась следующими цифрами.

Мы видим, исходя из данных, как стремительно возрастает количество пожаров и сумма нанесенного ими ущерба. Причины пожаров в 59 губерниях за период 1880—1889 гг. были следующие: от молнии — 3,6%, от неправильного устройства печей и дымоходов — 10,1%, от неосторожного обращения с огнем — 32,5%, поджог — 13,6%, неизвестные причины — 40,2%.

3. Пожарная охрана в начале XX века

Как в городах, так и в сельской местности России характерным было отсутствие комплексного подхода к проблемам тушения пожаров. Выделяемые земскими управами пожарные насосы снабжались ограниченным количеством рукавов. Это приводило к тому, что на пожарах техника не могла использоваться из-за удаленности от водоисточника. Вопросы водоснабжения городов и сел не были разработаны (водопроводная сеть в начале XX века имелась в 215 городах). К тому же были случаи засыпки пожарных водоемов санитарной службой.

Переход пожарной команды Санкт-Петербурга на автомобильную тягу тормозился существующим законом, который требовал, чтобы город содержал свыше 300 лошадей в частях. Даже если бы части нашли источники финансирования для приобретения автомобилей, все равно город должен был бы внести в смету расходы на содержание лошадей.

После стихийных пожаров городские управления пытались полностью подчинить себе пожарные команды. Однако постановления Сената по этому вопросу давали разнообразные толкования. Одними указами определялось отличие полицейских и общественных пожарных команд порядком утверждения их штатов, другими — порядком комплектования. Все это усугубляло неопределенность отношений городских управлений к пожарной охране. Во многих случаях города рассматривали расходы на пожарную охрану как не обязательные, подобно содержанию тюрем, найму квартир для войск, и стремились финансировать их по штатному расписанию. Изданные около 50 лет назад, они совершенно устарели и не отражали действительной картины. Например, в Москве в 1911 году действовало штатное расписание, утвержденное в 1823 году.

Министерство внутренних дел предпринимало попытки изменить сложившееся положение путем издания особенных временных правил. На их основании в большинстве случаев удовлетворялись ходатайства городов о передаче пожарных команд в их ведение, но за полицией оставлялось право руководства на пожарах и контроль за состоянием команд. Такой подход оказал положительное влияние на развитие пожарной охраны. В Екатеринбурге и Нижнем Новгороде власти, например, изыскали средства на устройство электрической сигнализации; в Архангельске, Николаеве, Курске и других городах — на создание новых пожарных частей. Пожарные обозы стали пополняться более совершенными паровыми насосами и т. п. В ряде населенных пунктов, где не имелось пожарных формирований, население активно принимает участие в их организации.

Характерен пример села Шельбово Ивановской губернии, в котором пожар 1907 года уничтожил 87 домов. На сельском сходе в 1912 году жители избирают правление команды, строят депо, на собранные деньги приобретают пожарный обоз. Ежедневно от дома к дому в качестве напоминания переставляется «дежурная доска», увидев которую хозяева знали, что пришла их очередь нести вахту в депо. Эта традиция сохранялась в селе многие десятилетия. Тем не менее обстановка с пожарами продолжала оставаться сложной. Для выяснения причин, принятия надлежащих мер, Государственная Дума в марте 1910 года признала необходимым образовать в своей структуре комиссию по борьбе с пожарами в составе 23 депутатов. По мнению депутатов Думы, главными причинами пожаров являются, отсутствие в законе определенных требований о принятии со стороны земства и городов противопожарных мер; неудовлетворительное состояние градостроительства; незначительные ассигнования со стороны земских и городских учреждений на борьбу с пожарами. Ежегодный расход на противопожарные меры в России составлял 5 млн руб., из которых половина приходилась на Санкт-Петербург, Москву и некоторые крупные города, а половина — на 1000 городов и сельскую местность. По данным МВД, расходы на пожарную охрану в 1908—1913 гг. в некоторых городах составили несколько десятков рублей — Брянск, Алушта и другие. В некоторых — несколько рублей (поселок Лудский Архангельской губернии, Бабиновичи Могилевской области и другие). Имелись города, где на содержание пожарных денег вообще не выделялось — Кола Архангельской губернии, Балаклава Таври ческой губернии и другие.

2 декабря 1910 года на совместном заседании членов III Государственной Думы и Совета Императорского Российского пожарного общества был рассмотрен вопрос о необходимости подготовки законопроекта по пожарному и строительному вопросам. Участники совещания пришли к единому мнению, что необходимо в законодательном порядке установить общие принципы, которым должна удовлетворять пожарная охрана в городах и селениях, и в виду обще государственного значения этого вопроса изыскать денежные средства для финансирования мер противопожарной защиты. Комиссия III Госдумы за время своей работы под. готовила четыре законодательных предложения.

Предложение об изменении порядка расходования нотариального сбора на пожарные меры нашло отклик, и соответствующий закон был принят 23 апреля 1911 года. Три других, касающихся устройства пожарной охраны, контроля за страховыми оценками, создания пенсионных касс, по требовали более детальной разработки, и их было решено представить на рассмотрение IV Думы. По второму предложению предлагалось в каждом населенном пункте, насчитывающем не менее 100 домов или дворов, образовать под разделение пожарной охраны, которое по своему составу и техническому оснащению могло бы выполнять следующие задачи: прибытие к месту пожара не позднее 10 минут с момента загорания; подачу воды несколькими стволами; спасение людей, находящихся в опасности. Решение этого вопроса имело большое значение, т.к. при наличии в России на этот момент 600 тысяч населенных пунктов количество добровольных пожарных обществ и дружин не превышало 5 тысяч.

В 1913 году правительство России сочло необходимым разработать новый пожарный устав. Для подготовки законопроекта по этому вопросу Совет Императорского Российского пожарного общества утвердил комиссию под председательством сенатора М. А. Остроградского. К 1914 году комиссией были представлены два документа: «О пожарном уставе» и об изменениях некоторых статей уложения, относящихся к борьбе с пожарами и поджогами. Однако дальнейшая работа была временно приостановлена в связи с начавшейся Первой мировой войной. На повестку дня были поставлены не отложные задачи; обеспечение пожарной безопасности фабрик и заводов, работающих на оборону, противопожарная охрана учреждений и складов Северного фронта; предоставление льгот по призыву в армию членам добровольных пожарных обществ, расположенных в городах, не имеющих профессиональных команд.

6 августа 1916 г. в России был принят закон «О противопожарной охране фабрик и заводов, изготовляющих предметы для действующей армии». Министру внутренних дел предоставлялось право издавать общие правила по противопожарной защите предприятий, работающих на оборону. В состав комиссий для надзора за соблюдением мер противопожарной безопасности включены были и специалисты пожарной охраны. Однако новый закон не устанавливал строгих норм по освещению, вентиляции, противопожарным разрывам, использованию строительных материалов и прочему.

Поднимаемые законодательными органами и общественностью вопросы борьбы с огнем требовали более активного участия государственных структур. С учреждением в 1894 году в составе Министерства внутренних дел страхового комитета и отдела, а затем в 1904 году совета и Главного управления по делам местного хозяйства руководство пожарной охраной было возложено на Особое присутствие по делам страхования и противопожарных мер совета и Отдел страхования и противопожарных мер главного управления. Не располагая достаточными штатами (по пожарному делу имелось 2 сотрудника), точными сведениями об обстановке с пожарами на местах, отдел был лишен возможности осуществлять возложенные на него функции. Это побудило министерство в ноябре 1916 г. усилить личный состав отдела страхования и противопожарных мер.

Служба в профессиональных командах была односменной. Рабочий день длился по 15−16 часов. О том, что труд пожарных является тяжелым, изнурительным, сопровождается травмами, увечьями, гибелью свидетельствуют сами условия их работы. С 1901 по 1914 год в России травмы различной степени тяжести получили 2300 пожарных, из которых около 10 процентов стали инвалидами, а 24 процента погибли Только в московской команде в 1912 году пострадало более 34 процентов личного состава пожарных. Такая же кар тина была характерна и для других городов. Пожарные за свой счет страховались в обществе «Голубой крест», чтоб; в случае увечья получить единовременное пособие. Исключение составляли брандмайоры и брандмейстеры, которым пособие выплачивала городская казна.

Дисциплина была палочной. За малейшие провинности наказывали розгами, назначали вне очереди в наряды, лишали увольнения. Но несмотря на низкую зарплату, тяжелый быт, в пожарной охране продолжали развиваться боевые традиции — самоотверженность, готовность в любую минуту придти на помощь. «Каждый пожарный — герой, всю жизнь на войне, каждую минуту рискует головой», — так писал В. Гиляровский об этих людях.

В декабре 1916 года пожары на фабриках и заводах, выпускающих военную продукцию, приняли массовый характер. Попытка в законодательном порядке решить вопрос об организации проверок этих предприятий и создать при от деле страхования и противопожарных мер МВД специальную комиссию успеха не имела. Дальнейшие шаги в этом направлении связаны с работой комиссии при морском министерстве под руководством П. К. Яворовского, попытавшейся скоординировать усилия всех министерств в области пожарной безопасности.

В начале 1917 года один из видных организаторов пожарного дела в России Ф. Э. Ландезен так оценивал сложившуюся ситуацию: «Полная неопределенность нашего законодательства, многочисленность инстанций, призванных к заведованию борьбой с огнем, случайность и произвол в их постановлениях, полная неразбериха, неопределенность, многовластие и путаница…».

Заключение

Истоки централизованного управления пожарной охраной берут свое начало с образованием в России государственных учреждений.

Административно-полицейские функции в Москве в конце XVI-начале XVII века выполняет Земский приказ. Именно при нем в начале XVII века в Москве создается первая пожарная команда. В 1718 году в Петербурге учреждается должность генерал — полицмейстера. Непосредственно в его подчинение входит канцелярия, которая ведает осуществлением противопожарных мероприятий. В Москве подобная канцелярия была организована в 1722 году. Главным органом уездной администрации и полиции в то время был нижний земский суд, возглавляемый исправником. В задачу этого органа также входило принятие противопожарных мер. В течение XVIII века эти канцелярии назывались по-разному — пожарная контора, пожарная экспедиция.

Список использованной литературы

1) Амуров С. «История пожарной охраны» Изд. Просвещение. М., 1991.

2) Симонов А. «Пожарная безопасность» Москва, 1994.

3) Устинов Д. «Развитие пожарной охраны в России» Москва, 1998.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой