Plebs urbana в годы гражданской войны в Риме 88-82 гг. До Н. Э

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

История
Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2015, № 1, с. 54−59
УДК 94(37). 05
PLEBS URBANA В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РИМЕ 88−82 гг. до н.э.
© 2015 г. А.В. Короленков
Академический научно-издательский, производственно-полиграфический и книгораспространительский центр Российской академии наук «Издательство „Наука“», Москва
sallust@list. ru
Поступила в редакцию 29. 12. 2014
Рассматривается роль городского плебса Рима plebs urbana в годы гражданской войны в Риме 8882 гг. до н.э. На основе анализа данных античной нарративной традиции автор показывает, что активность плебса имела место преимущественно на раннем этапе гражданской войны, в 88−87 гг. до н.э. (особенно во время борьбы вокруг законопроекта Цинны), но уже во время осады Рима войсками Цин-ны и Мария она пошла на спад в условиях противостояния армий, с которыми городское простонародье было бессильно бороться.
Ключевые слова: гражданская война в Риме, поздняя Римская республика, plebs urbana.
Как известно, римский городской плебс (plebs urbana) активно участвовал в событиях последнего столетия римской Республики, оказывая немалое влияние на политический процесс- Ф. Миллар [1, p. 112, 139] даже указывал в связи с этим на значительное сходство между позднереспубликанским Римом и классическими Афинами. Однако роль plebs urbana в первой гражданской войне в Риме (88−82 гг. — здесь и далее до н. э.), насколько известно, ещё не становилась предметом специального исследования. Понять это можно, если учесть крайнюю скудость источников по указанной теме, однако их всё же не так мало, чтобы обойти вопрос стороной. Надеемся, что предлагаемая статья позволит внести в него некоторую ясность, а главное -привлечь к проблеме внимание учёных.
Первым случаем, когда плебс принял участие в событиях гражданской войны, стала борьба вокруг законов плебейского трибуна Публия Сульпиция (88 г.), главным из которых являлся закон о распределении италийцев, получивших римское гражданство в результате Союзнической войны, и вольноотпущенников по 35 трибам (App. BC. I. 55. 242−243- Liv. Per. 77- Asc. 57C). Позиция простого народа серьёзно заботила Сульпиция: если верить Цицерону (Brut. 30б), во время своего трибуната он1 ежедневно выступал на сходках (in tribunatu [suo] cotidie contionatus). Это, вполне вероятно, преувеличение, но в том, что Сульпиций агитировал за свои законопроекты чрезвычайно энергично, сомневаться не приходится, — как известно, одобрение закона на сходках практически гарантировало успех во время голосования в комициях [3, p. 124]. По Аппиану (BC. I. 55. 243−244), многие cives veteres2 возражали против rogatio Сульпиция, чем, надо полагать, и
обусловлена исключительно высокая активность трибуна. Как известно, до 90 г. комиции раз за разом проваливали законопроекты о расширении прав италийцев, охотно принимая законы об их ограничении, — последний из числа таковых, lex Licinia Mucia, был принят совсем недавно, в 95 г. [4, р. 9−10]. Правда, lex de no-vorum civium libertinorumque suffragiis принимался в новых условиях, возникших в результате Союзнической войны, и лишь продолжал серию аналогичных мероприятий, расширявших права италийцев (lex Iulia, lex Plautia Pa-piria), а потому в принципе не должен был вызвать такого неприятия, как прежде. С другой стороны, война уже заканчивалась, и большой вопрос, насколько римляне были склонны к дальнейшим уступкам. Кроме того, стоит отметить, что законопроекты Сульпиция не содержали предложений, связанных с интересами простого народа, будь то вопрос о наделении плебеев землёй или дешёвым зерном [5, р. 486]. В конце концов на улицах Города начались схватки противников трибуна с его сторонниками (App. BC. I. 56. 244), однако масштабы их неясны. Аппиан изображает дело так, будто столкновение достигло угрожающих масштабов (|j. ?iCovog ald yiyvo^evou той какой), и консулы Луций Корнелий Сулла и Квинт Помпей Руф накануне голосования объявили неприсутственные дни (BC. I. 55. 244)3. О цели этого решения прямо не говорится, но намёк вполне понятен — консулы хотели избежать беспорядков. Однако способ достичь этого весьма странный, ибо сами по себе неприсутственные дни положить конец стычкам не могли. Если же подразумевается, что консулы не желали допустить бесчисленных жертв во время голосования, то и это соображение малоубедительно: в
стычках на улицах Города участвовали cives novi, заинтересованные в законе Сульпиция4, тогда как в комиции их не допустили бы, что обеспечило бы куда более выгодные условия их противникам. В бесконечных же уличных схватках могло пострадать людей едва или не больше, чем в предполагаемой схватке в коми-циях. Таким образом, причины были явно иные, и единственным возможным объяснением нам представляется нежелание консулов вносить вопрос в комиции из-за опасения перед его неблагоприятным для них исходом. Это подтверждают результаты голосования — предложения Сульпиция были приняты, причём ни о каких беспорядках или насилии в комициях уже после того, как Сулла отменил feriae, источники не сообщают, хотя просулланская традиция вряд ли умолчала бы о таком обстоятельстве5. К тому же Сульпиций и Марий просто не смогли бы оказать давление на комиции — такое было по силам лишь полководцам, располагавшим преданной армией.
Следует отвергнуть версию Аппиана (или, вероятнее, его источника), согласно которой Марий сначала хотел осуществить распределение cives novi по всем 35 трибам, а потом с их помощью добиться своего избрания на должность командующего армией, направлявшейся в Азию воевать с Митридатом. При этом Сульпиций, по словам Аппиана, «после того как неприсутственные дни были отменены и Сулла уехал из Рима, провел утверждение законопроекта [об италийцах] и то, ради чего всё это было устроено: немедленно же вместо Суллы полководцем в войне против Митридата был избран Марий (ou x"QLV anavxa xauxa eyiyvexo, Mapiov? U0UC ?X?LQOXOV?l XOU TCQOC MiOQioaxnv noAe^ou axpaxny? LV avxi. EuAAa)» (App. BC. I. 55. 242- 56. 249. Пер. С.А. Жебелёва). Обращает на себя «фигура умолчания» — александрийский историк не говорит прямо, что именно принятие закона Сульпиция о cives novi и обеспечило назначение Мария командующим на Востоке (т.е. cives veteres за него не проголосовали бы!), хотя это достаточно очевидно следует из текста. Однако такая трактовка событий Аппианом (или его источником) не выдерживает критики: принятие решения о распределении новых граждан не означало, что они успеют проголосовать за передачу командования Марию [15, с. 204]6 — ведь требовалось ещё осуществить процедуру внесения италийцев в списки граждан, а это требовало времени куда больше, чем оставалось до плебисцита по вопросу о командовании. Правда, по мнению Дж. Пауэлла, в источниках не
сообщается о необходимости регистрации новых граждан в их трибах, чтобы они смогли голосовать, и что она могла пройти в том же году [17, p. 451]. Однако самоочевидно, что человек просто не смог бы доказать своё право участвовать в голосовании, если бы не прошёл такую регистрацию, а регистрация в том же году и до голосования — далеко не одно и то же. Судя по Аппиану (BC. I. 56. 249), закон о назначении Мария был проведён практически сразу после закона о cives novi, что оставляло крайне мало времени для регистрации. И то, что Аппиан лишь намекает (пусть и весьма прозрачно) на «правильный» вариант трактовки событий, но от прямых утверждений воздерживается, весьма показательно. Вполне возможно, что он просто воспроизводил позицию своего информатора, который не решился изложить свои сомнительные интерпретации expressis verbis и ограничился намёками. В действительности же плебс и сам охотно проголосовал за Мария, который, несомненно, сохранял популярность у простого народа.
Если к Сульпицию и Марию плебс в целом отнёсся лояльно, то Сулле он, как известно, оказал сопротивление при штурме его армией Рима: когда отряд Луция Минуция Басила, одного из военачальников Суллы, «ворвавшись в Город, стал одолевать врага, многочисленная толпа безоружного народа (o тсоЛид Kai avonAoc of|j. oc) остановила его продвижение и оттеснила назад к стене» (Plut. Sulla. 9. 11. Пер. В.М. Смирина). Но это продолжалось недолго — как только Сулла пригрозил поджечь близлежащие дома, сопротивление прекратилось (App. BC. I. 57. 258). Судя по отсутствию сообщений о множестве убитых в схватке жителей, каковое наверняка отразилось бы в источниках, борьба была не особенно ожесточённой. Основная масса плебса, похоже, вообще не участвовала в столкновении с войском консулов.
На следующий день, как считают многие учёные, Сулла обратился к сенату и лишь потом к народу [18, p. 100- 14, S. 142- 8, S. 517- иначе см.: 19, S. 288−289- 20, p. 493- 21, p. 225]. Однако Плутарх (Sulla. 10. 1), на которого опираются эти авторы, не уточняет, когда всё произошло, ограничившись ни к чему не обзывающим EuAAac oe rqv роиЛ-qv auvayaywv, тогда как Аппиан (BC. I. 59. 265) пишет точнее, a^a o'- TOV of|j. ov ec? K^naiav auvayayov^c, т. е., надо полагать, на следующее утро, что вполне логично. Скорее всего, это была contio — сходка [2, S. 122- 9, p. 70], которую было проще устроить технически. Обращение к комициям раньше, чем к сенату, выглядело бы как неуважение к нему, contio же явля-

А.В. Короленков
лась мероприятием куда менее обязывающим и к тому же давала возможность Сулле прозондировать настроения простых римлян, что было полезно перед заседанием сената. Нет сведений, чтобы на сходке после взятия Города ему выразили неудовольствие, — вероятнее всего, народ был ошеломлён случившимся.
По-видимому, ещё до выборов Сулла предложил вывести новые колонии, о чём имеется глухое упоминание в эпитомах Ливия (per. 77: L. Sylla… colonias deduxit), — по одним предположениям, он хотел обеспечить лояльность своих воинов [22, p. 134]9, по другим — успокоить недовольный плебс [11, p. 5б, n. 25б- 18, p. 121]. Но если ставилась вторая из этих целей, то она не была достигнута: видя, что консулы не угрожают репрессиями «конституционной» оппозиции, плебс10 провалил на выборах кандидатов Суллы, а избрал людей, по большей части ему как минимум не симпатизировавших, — недаром он счёл нужным принудить новых консулов, Луция Корнелия Цинну и Гнея Октавия, присягнуть на верность принятым по его инициати-11
ве законам, очевидно, доверия они у него не вызывали. Кроме того, как утверждает Плутарх, будущего диктатора обвиняли в неблагодарности по отношению к Марию, который живым выпустил его из своего дома во время недавних волнений, тогда как Сулла теперь объявил его hostis (Plut. Sulla. 10. 4−5). Можно не сомневаться, что подобные упрёки звучали и из уст простых людей, которым Марий был куда ближе, чем представителям правящего класса.
После отъезда Суллы, когда консул Цинна предложил восстановить законы Сульпиция, в Город прибыли вооружённые италийцы, которым другой консул, Октавий, противопоставил толпу своих сторонников. На улицах Рима произошло побоище, в результате которого погибло, если верить Плутарху, почти 10 тысяч сторонников Цинны (Plut. Sert. 4. 8: ou поЛАф twv laupiwv- App. BC. I. б4. 291−292). И пусть цифра эта явно преувеличена [21, p. 237- 23, p. 8, n. 35], ясно, что речь шла о достаточно кровавом столкновении, недаром Цинне пришлось бежать, — не вызывает сомнений, что он попросту опасался за свою жизнь. Столь же несомненно, что значительная часть плебса активно выступила против него, хотя ещё совсем недавно проголосовала за те самые законы, которые новый консул теперь пытался восстановить. При этом в источниках умалчивается об участии в столкновениях на стороне Цинны римских плебеев, что крайне маловероятно и в то же время легко объясняется тенденциозностью источников — вспоминается рассказ о Марии, чьё избрание командующим в войне с Митрида-
том подаётся как результат поддержки cives novi. Трудно поверить в то, что никто из римского простонародья не поддержал Цинну (хотя бы за деньги), другое дело, что таковых вряд ли было много.
Почему же так изменилась позиция plebs urbana? Поскольку прямого ответа источники не содержат, приходится ограничиться предположениями. Наверняка в Риме велась активная пропаганда против проиталийского закона, тем более что среди трибунов оказались их противники (Арр. ВС. I. б4. 290), к тому же принятые один раз законы Сульпиция привели к взятию Города, и не было уверенности, что нечто подобное не повторится (и повторилось в 82 г.). Следует также отметить, что могло вырасти не столько число врагов указанного закона, сколько число людей, готовых активно сопротивляться его принятию. Недаром Аппиан (ВС. I. б5. 293) пишет, что Цинна понадеялся на превосходство над своими врагами, однако его сторонники оказались в меньшинстве (Kivvac oe 0appr]aac |aev тф пЛг]0?1 twv veon^^^ ка1? iaa?CT0ai проа0ок]аад, пара oo^av o'-opwv то т0Л|апма twv 0Л|. уыт? р^ ?ткратойу). Но тогда возникает вопрос: почему вообще сторонники Октавия пустили в ход оружие? Ведь при численном перевесе они могли достичь своего просто путём голосования в комициях. Однако, похоже, они (как и Сулла недавно) не были уверены в успехе — представить себе, что прибывшие в Город италийцы смогли бы заставить комиции принять угодное им решение, невозможно. Но если число активных противников распределения италийцев по 35 трибам явно выросло, то готовых не просто голосовать, но и проливать кровь за cives novi, понятно, не увеличилось. Это, вероятно, и привело к поражению Цинны на первом этапе борьбы.
Когда же началась осада Рима Цинной, а затем и Марием, об активности плебса при его обороне источники не сообщают. Единственный её всплеск связан отнюдь не с сопротивлением неприятелю — речь об осквернении останков Помпея Страбона при похоронах, когда толпа вытащила тело покойного с погребальных носилок и протащила его по грязи, хотя потом сенаторы и плебейские трибуны12 вмешались и восстановили порядок (Vell. Pat. II. 21. 3- Plut. Pomp. 1. 2- Gran. Lic. 22−23F- Obseq. 5ба). B. Друман полагает, что эту акцию организовали оптиматы [2б, S. 331], т. е., надо полагать, недруги Помпея Страбона среди влиятельных сенаторов, которых у него, судя по всему, хватало- однако куда вероятнее, что это было спон-
танное проявление ненависти толпы по отношению к военачальнику, которого считали во многом ответственным за то тяжёлое положение, в котором оказался Город [27, Sp. 2261], -он, как известно, не слишком активно вёл боевые действия против Цинны и дал ему возможность усилиться (Liv. Per. 79).
Когда в Городе начался голод, то сенат стал опасаться выступлений плебса. Как пишет Ап-пиан (BC. I. 69. 316), «Цинна послал в Рим глашатаев и обещал даровать свободу тем рабам, которые перебегут на их сторону. Тотчас же перебежало множество рабов. Сенат пришёл в замешательство, ожидая со стороны народа [больших эксцессов], если будет продолжаться далее недостаток в продовольствии (q pouA'-q xapaxxo^evn ка1 noAAa ка1 oeiva, ei ppaouv? i?v q aixooeia, napa xou бгцаои тсростбокыста)». Не исключено, что причиной таких опасений мог послужить инцидент на похоронах Помпея Страбона- это не значит, что следовало ожидать чего-либо более серьёзного, однако в обстановке сплошных военных неудач сенат мог опасаться уже чего угодно. В то же время Аппиан не сообщает о бегстве из Города бедняков из числа свободных, хотя более чем вероятно, что они делали это вместе с рабами в условиях нехватки продовольствия.
Более о плебсе в источниках в связи с событиями гражданской войны не упоминается. Очевидно, после неудачной попытки сопротивления воинам Суллы он быстро понял свою неспособность бороться с армией. Нет сведений также о готовности множества римских бедняков служить в армии для отпора Марию, Цинне или Сулле. Не слышно также и о выдвижении каких-либо требований в его пользу. Единственный эпизод, где, возможно, отразилась также и позиция plebs urbana, это закон Грати-диана, стабилизировавший денежное обращение, за что он удостоился почитания со стороны народа — «во всех городских кварталах (omnibus vicis) ему воздвигли статуи, перед которыми сжигались благовония и горели восковые светильники» (Cic. Off. III. 80- Plin. NH. XXXIII. 132- XXXIV. 27- Sen. De ira. III. 18. 1)13. По всей вероятности, плебс не имел оснований быть недовольным циннанским режимом [24, p. 69]. Однако нет и признаков того, что он проявил хоть какую-то активность в его защите — как и большинство италийцев. Как сообщает Аппиан, накануне второго захвата Рима Суллой его жители уже начали страдать от голода (uno те Хгцои nieCou^evoi), однако нет сведений, чтобы они требовали скорейшего заключения мира, поскольку, как добавляет тот же автор, «при-
выкли ожидать в будущем ещё больших бедствий по сравнению с настоящим (rav rcapoY^v кшк^у apa a? i та eпlкpaтouvтa ф? р?ГУ e6iCo|j. ?voi)» (ВС. I. 88. 406). И хотя это как будто лишь трактовка самого Аппиана, она хорошо согласуется с тем, что мы знаем о поведении плебса в это время. Однако его лояльность не была вознаграждена: после победы Суллы он лишился одного из своих крупнейших завоеваний со времён Гракхов — хлебных дотаций (Sall. Hist. I. 55. 11) [25, S. 212]. Впрочем, они были важнейшим объектом критики со стороны консерваторов, с которыми себя ассоциировал Сулла, и иного от него ожидать было трудно.
Примечания
1. Напомним, один из самых выдающихся ораторов своего поколения: Cic. Brut. 202−204 [2, S. 121].
2. У Аппиана (BC. I. 55. 242) говорится о touc apyaiouc [пoAIтac].
3. Некоторые историки принимают эту версию: [б, c. 3бб- 7, p. 48- 8, S. 513]. Речь идёт, очевидно, о feriae, а не iustitium [9, р. 57−58].
4. Арр. BC. I. 55. 244: oL o'-apxttLOт?poL. eY'-raoa'-TOg xolc v? OпoAIтaLc oi^epovxo.
5. Тем не менее многие учёные пишут о применении в данном случае Сульпицием насилия [10, с. 226- 11, p. 54- 12, p. 138]. Толкование М. Тимме-ром [13, S. 203] Plut. Mar. 35.2 как сообщения о применении насилия по отношению к народному собранию ошибочно: речь шла о нападении не на коми-ции, а на консулов, собравших народ (еп?Л6ш'- oe |j?6'- onAwv? KкЛr|0'-laCouGг xolc unaxoLc), что к тому же в данном случае не может означать комиции по причине введения неприсутственных дней — имеется в виду явно contio [9, p. 58- 14, S. 132- 3, p. 59, n. 88].
6. Лишь немногие учёные принимают версию Аппиана о том, что cives novi обеспечили избрание Мария командующим в войне против Митридата [1б, с. 95- б, c. 366].
7. На это обстоятельство обратил моё внимание А. А. Немировский.
8. То же самое пригрозил сделать Луций Опимий при подавлении выступления Гая Гракха (Арр. BC. I. 26. 118).
9. Высказывалось также мнение о расселении ветеранов Союзнической войны [9, p. 74- 13, p. 84], однако на тот момент эти ветераны, скорее всего, оставались костяком армии Суллы, и речь могла скорее идти об их расселении по окончании войны с Митридатом.
10. Явно не без участия сената (Plut. Sulla. 10. 4: еф'- olc o ЕиЛЛ^ т-fiv |aev g^y^-t^ov ao^wc ¦qviaGrv-'-q oe napa тou o|^ou ouG|aev?ia кт ve|j?GLcтф фav? pa ol'- epY^v a^r^a).
11. Schol. Gronov. P. 286 St.- [9, p. 82- 7, p. 61- 14, S. 147- 3, S. 523]- другие учёные вслед за Плутархом (Sulla. 10. б-7) считают, что клятву принёс только Цинна: [10, с. 125- 23, p. 5- 20, p. 496- 21, p. 229- 24, p. 31- 12, p. 140- 25, S. 136], что гораздо менее вероятно, ибо это выглядело бы слишком очевидным унижением со стороны Цинны.
12. patres et tribuni (Gran. Lic. 23F). Весьма любопытное разделение.
58
А.В. Короленков
13. Параллель с аналогичным почитанием Грак-хов (пусть и с некоторыми различиями) очевидна (см. Plut. C. Gr. 18−19) — [28, p. 154−155, 160].
Список литературы
1. Millar F. Rome, the Greek World, and the East. V. I. The Roman Republic and the Augustan Revolution / Ed. H. M. Cotton, G. M. Rogers. Chapel Hill- London: The University of North Carolina Press, 2002. XXX, 383 p.
2. Lange L. Romische Altertumer. Bd. III. B.: Weidmannsche Ducchandlung, 1871. XII, 586 S.
3. Morstein-Marx R. Mass Oratory and Political Power in the Late Roman Republic. Cambr.: Cambridge University Press, 2004. XIV, 328 p.
4. Millar F. Politics, Persuasion and the People before the Social War (150−90 B.C.) // JRS. V. 76. 1986. P. 1−11.
5. Badian E. Quaestiones Variae // Historia. Bd. 18. Ht. 4. 1969. P. 447−491.
6. Нич К. В. История Римской республики. М., 1908. XXVII, 530 c.
7. Keaveney A. Sulla: the Last Republican. L.- N.Y.: Routledge, 2005. XII, 233 p.
8. Neumann C. Geschichte Roms wahrend des Verfalls der Republik. Bd. I. Breslau: Verlag von Wilhelm Kroebner, 1881. VI, 623 S.
9. Keaveney A. What Happened in 88? // Eirene. V. 20. 1983. P. 53−86.
10. Смирин В. М. Диктатура Суллы (классовая сущность и историческая роль). Дисс. … канд. ист. наук. М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 1955. 520 с.
11. Carney T.F. A Biography of Marius. Assen: Royal Van Gorcum Ltd, 1961. 76 p.
12. Mackay Ch.S. The Breakdown of the Roman Republic: From Oligarchy to Empire. Cambr.: Cambridge University Press, 2009. IX, 445 p.- 38 pl.
13. Thein A. Sulla'-s Veteran Settlement Policy // Militarsiedlungen und Territorialherrschaft in der Antike / Hrsg. F. Daubner. B.- N. Y., 2010. P. 79−99.
14. Letzner W. Lucius Cornelius Sulla: Versuch einer Biographie. Munster: Verlag Munster, 2000. 348 S.
15. Last H. The leges Sulpiciae, and the First Capture or Rome // The Cambridge Ancient History. V. IX. Cambr., 1932. P. 201−206.
16. Игнатенко А. В. Древний Рим: от военной демократии к военной диктатуре (историко-правовое исследование). Свердловск: Изд-во Уральского унта, 1988. 157 с.
17. Powell J.G.F. The Tribune Sulpicius II Historia. Bd. 39. Ht. 4. 1990. P. 44б-4б0.
18. Katz B.R. The First Fruits of Sulla'-s March II Antiquite classique. T. 44. 1975. P. 100−125.
19. Ihne W. Romische Geschichte. Bd. V. Leipzig: Verlag von Wilhelm Engelmann, 1879. IV, 4б0 S.
20. Liddell H.G. History of Rome, from the Earliest Times to the Establishment or the Empire. L.: John Murray, Albemaele Street, 18б5. VIII, б7б p.
21. Long J. The Decline of the Roman Republic. V. II. L.: Bell and Daldy, Fleet Street- Cambr.: Deighton, Bell, and Co., 18бб. XXIV, 480 p.
22. Santangelo F. Sulla, the Elites and the Empire: A Study of Roman Policies in Italy and the Greek East. Leiden- Boston, 2007. XIV, 300 p.
23. Bennett H. Стт and His Times. A Critical and Interpretative Study of Roman History during the Period 87−84 BC. Diss. PhD. Menasha: Collegiate Press George Banta Publisher Company, 1923. V, 72 p.
24. Lovano M. The Age of Cinna: Crucible of Late Republican Rome. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 2002. 188 p.
25. Schur W. Das Zeitalter des Marius und Sulla. Leipzig: Dieterich'-sche Verlagsbuchhandlung, 1942. 249 S.
26. Drumann W. Geschichte Roms in seinem Ubergange von der republikanischen zur monarchischen Verfassung oder Pompeius, Caesar, Cicero und ihre Zeitgenossen. 2. Aufl. I Hrsg. P. Groebe. Bd. 4. Leipzig: Verlag von Gebruder Borntraeger, 1908. 5б9 S.
27. Miltner F. Pompeius (45) II RE. Hbd. 42. Stuttgart, 1952. Sp. 2254−22б2.
28. Marco Simon R., Pina Polo F. Mario Gratidiano, los compita y la religiosidad popular a fines de la republica II Klio. Bd 82. 2000. P. 154−170.
29. Timmer J.M. '-Barbatuli iuvenes'- - Uberlegungen zur Stellung der Jugend in der spaten romischen Republik II Historische Anthropologie. Jg. 13. Ht. 2. 2005. S. 197−219.
PLEBS URBANA DURING THE CIVIL WAR IN ROME IN 88−82 BC A.V. Korolenkov
The article examines the participation ofplebs urbana in the Roman Civil war in 88−82 BC. Based on the analysis of ancient narrative tradition, the author demonstrates that plebs urbana was mostly active at the first stage of the civil war (88−87 BC, during the struggle for P. Sulpicius and L. Cinna bills). However, the plebs became less active during the siege of Rome by Marius and Cinna, as it could not fight against a regular army. The same is true for the following period of the civil war.
Keywords: civil war in Rome, late Roman Republic, plebs urbana.
References
1. Millar F. Rome, the Greek World, and the East. V. I. The Roman Republic and the Augustan Revolution / Ed. H. M. Cotton, G. M. Rogers. Chapel Hill- London: The University of North Carolina Press, 2002. XXX, 383 p.
2. Lange L. Romische Altertumer. Bd. III. B.: Weidmannsche Ducchandlung, 1871. XII, 586 S.
3. Morstein-Marx R. Mass Oratory and Political Power in the Late Roman Republic. Cambr.: Cambridge University Press, 2004. XIV, 328 p.
4. Millar F. Politics, Persuasion and the People before the Social War (150−90 B.C.) // JRS. V. 76. 1986. P. 1−11.
5. Badian E. Quaestiones Variae // Historia. Bd. 18. Ht. 4. 1969. P. 447−491.
6. Nich K.V. Istoriya Rimskoj respubliki. M., 1908. XXVII, 530 c.
7. Keaveney A. Sulla: the Last Republican. L.- N.Y.: Routledge, 2005. XII, 233 p.
8. Neumann C. Geschichte Roms wahrend des Verfalls der Republik. Bd. I. Breslau: Verlag von Wilhelm Kroebner, 1881. VI, 623 S.
9. Keaveney A. What Happened in 88? // Eirene. V. 20. 1983. P. 53−86.
10. Smirin V.M. Diktatura Sully (klassovaya sushchnost'- i istoricheskaya rol'-). Diss. … kand. ist. nauk. M.: MGU im. M.V. Lomonosova, 1955. 520 s.
11. Carney T.F. A Biography of Marius. Assen: Royal Van Gorcum Ltd, 1961. 76 p.
12. Mackay Ch.S. The Breakdown of the Roman Republic: From Oligarchy to Empire. Cambr.: Cambridge University Press, 2009. IX, 445 p.- 38 pl.
13. Thein A. Sulla'-s Veteran Settlement Policy // Militarsiedlungen und Territorialherrschaft in der Antike / Hrsg. F. Daubner. B.- N. Y., 2010. P. 79−99.
14. Letzner W. Lucius Cornelius Sulla: Versuch einer Biographie. Munster: Verlag Munster, 2000. 348 S.
15. Last H. The leges Sulpiciae, and the First Capture or Rome // The Cambridge Ancient History. V. IX. Cambr., 1932. P. 201−206.
16. Ignatenko A.V. Drevnij Rim: ot voennoj demo-kratii k voennoj diktature (istoriko-pravovoe issledo-vanie). Sverdlovsk: Izd-vo Ural'-skogo un-ta, 1988. 157 s.
17. Powell J.G.F. The Tribune Sulpicius // Historia. Bd. 39. Ht. 4. 1990. P. 446−460.
18. Katz B.R. The First Fruits of Sulla'-s March // Antiquite classique. T. 44. 1975. P. 100−125.
19. Ihne W. Romische Geschichte. Bd. V. Leipzig: Verlag von Wilhelm Engelmann, 1879. IV, 460 S.
20. Liddell H.G. History of Rome, from the Earliest Times to the Establishment or the Empire. L.: John Murray, Albemaele Street, 1865. VIII, 676 p.
21. Long J. The Decline of the Roman Republic. V. II. L.: Bell and Daldy, Fleet Street- Cambr.: Deighton, Bell, and Co., 1866. XXIV, 480 p.
22. Santangelo F. Sulla, the Elites and the Empire: A Study of Roman Policies in Italy and the Greek East. Leiden- Boston, 2007. XIV, 300 p.
23. Bennett H. Cinna and His Times. A Critical and Interpretative Study of Roman History during the Period 87−84 BC. Diss. PhD. Menasha: Collegiate Press George Banta Publisher Company, 1923. V, 72 p.
24. Lovano M. The Age of Cinna: Crucible of Late Republican Rome. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 2002. 188 p.
25. Schur W. Das Zeitalter des Marius und Sulla. Leipzig: Dieterich'-sche Verlagsbuchhandlung, 1942. 249 S.
26. Drumann W. Geschichte Roms in seinem Ubergange von der republikanischen zur monarchischen Verfassung oder Pompeius, Caesar, Cicero und ihre Zeitgenossen. 2. Aufl. / Hrsg. P. Groebe. Bd. 4. Leipzig: Verlag von Gebruder Borntraeger, 1908. 569 S.
27. Miltner F. Pompeius (45) // RE. Hbd. 42. Stuttgart, 1952. Sp. 2254−2262.
28. Marco Simon R., Pina Polo F. Mario Gratidiano, los compita y la religiosidad popular a fines de la republica // Klio. Bd 82. 2000. P. 154−170.
29. Timmer J.M. '-Barbatuli iuvenes'- - Uberlegungen zur Stellung der Jugend in der spaten romischen Republik // Historische Anthropologie. Jg. 13. Ht. 2. 2005. S. 197−219.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой