М. Горький и П. И. Вейнберг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Филология
Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2015, № 1, с. 255−260
УДК 821. 161.1. 0
М. ГОРЬКИЙ И П.И. ВЕЙНБЕРГ
© 2015 г. Д. Н. Жаткин, 1 Т.В. Корнаухова2
пензенский государственный технологический университет, Пенза 2Пензенский государственный университет, Пенза
ivb40@yandex. ru
Поступтла в редакцтю 18. 08. 2014
Впервые систематизированы факты и материалы, характеризующие сложные взаимоотношения Максима Горького и русского поэта-переводчика, председателя Литературного фонда П. И. Вейнберга (1830−1908).
Ключевые слова: М. Горький, общественная жизнь России начала XX в., традиция, литературная полемика, переписка, периодическая печать.
В 1960-е гг., размышляя о своей далекой молодости, К. И. Чуковский нередко вспоминал о том, что в начале XX в. ему приходилось видеть в Петербурге поэта-переводчика П. И. Вейнберга и общаться с ним. В те годы престарелый Вейн-берг воспринимался как некий парнасский небожитель, один из последних представителей того «круга великих», что во второй половине
XIX в. создал всемирную славу русской литературы. В этой связи для молодого К. И. Чуковского, испытывавшего глубокое уважение к доживавшим свой век «старым писателям, которые знали Некрасова, Лескова, Тургенева, Полонского, Писемского», стало, по его ироничному наблюдению, полнейшей неожиданностью встретить на Невском проспекте «длиннобородого седого старика Петра Вейнберга», который, к немалому удивлению, «как обыкновеннейший смертный, зашел в гастрономический магазин Елисеева и долго покупал там какую-то снедь» («Сигнал», 1965) [1, с. 540−541].
Престарелый П. И. Вейнберг стал одной из самых колоритных фигур в литературной жизни Петербурга начала XX в. благодаря своей необычной внешности и активному участию в различных культурных мероприятиях. В неопубликованных воспоминаниях И. Д. Гриневской, имеющих несомненную значимость в плане воссоздания литературного быта начала
XX в., содержалась, в частности, такая выразительная характеристика внешнего облика Вейн-берга: «Несмотря на невысокий рост, у него была внушительная осанка, на улице ни один встречный не мог пройти без внимания мимо этого человека, с головой патриарха и бледным лицом, с блестевшими умом и вдохновенной думой черными глазами» [2, л. 30 об.]. В юмористическом рассказе «Футуристы», написанном А. А. Измайловым в 1915 г., уже через не-
сколько лет после кончины Вейнберга, была проведена шутливая параллель между колоритным русским литератором и богом Кроносом, символом неумолимого времени: «Похожий на покойного писателя Вейнберга, отложив косу, Кронос сидел весь не только седой, но как бы даже покрытый белым налетом, как бывает с очень старыми носорогами или черепахами в зоологическом саду» [3, с. 67].
16 декабря 1901 г. в помещении Общества деятелей печатного дела в Петербурге был отмечен полувековой юбилей творческой деятельности П. И. Вейнберга. О чествовании «маститого писателя-поэта» сообщили, в числе прочих, «Нижегородские губернские ведомости» от 23 декабря 1901 г.: «Чрез массу приветствий, устных и письменных, проходило красной нитью глубокое уважение к юбиляру» [4, с. 7]. В статье «Вестника Европы», приуроченной к юбилею, отмечалось, что «в лице П. И. Вейнберга петербургские друзья искусства приветствовали даровитого переводчика художественных произведений & lt-… >-. Понятно, что пишущая братия — а следовательно, и все сознающие свою солидарность с нею — относятся к нему с симпатией, так ярко выразившейся в день его юбилея» [5, с. 432]. В юбилейной статье «Нового журнала иностранной литературы, искусства и науки» был особо отмечен вклад Вейнберга в интерпретацию наследия Шекспира [6]. В анонимной заметке «Русской мысли» юбиляр характеризовался как «чуткое и звучное эхо всех лучших песен Европы», человек, открывший новую эпоху «в истории литературного сближения России и Запада» [7, с. 193]. Будучи современником великих русских классиков, чье творчество уже стало историей, Вейнберг в начале XX в. представал «живой летописью новейшей русской литературы», сохранившей
на себе «отблеск той яркой плеяды славных имен, которыми светится наше искусство» [7, с. 193]. Таким образом, Вейнберг, по мнению автора заметки, стал своего рода символом соединения между русской и западными литературами, между писателями прошлого и настоящего.
В последние годы жизни П. И. Вейнберг наблюдал за формированием литературной репутации Максима Горького, известность которого, с одной стороны, казалась ему заслуженной, но с другой — вызывала определенную настороженность. Наиболее точно написала об этом З. Н. Гиппиус, отметившая в очерке «Благоухание седин. О многих» из книги воспоминаний «Живые лица», что Горького Вейнберг «определенно не терпел, хотя и за ним признавал талант» [8, с. 185]. В том же 1924 г. в статье З. Н. Гиппиус «Литературная запись. Полет в Европу», опубликованной в № 18 парижских «Современных записок», крайне негативная характеристика М. Горького сопровождалась неточной цитатой из одного из самых известных оригинальных стихотворений Вейнберга «Он был титулярный советник… «:
… Горький вполне отравлен тайной, вполне безнадежной, любовью, которая, как змея, источила всю его жизнь. На заре туманной юности он влюбился… в «культуру».
Ужаснее этого с ним ничего не могло случиться.
Повторилась, и до сих пор повторяется, вот эта проклятая история: Он был титулярный советник, Она генеральская дочь. Он ей в любви изъяснялся, 1 Она прогнала его прочь. Что же Горький? Известно, что: Пошел титулярный советник И пьянствовал с горя всю ночь. И в винном тумане носилась Пред ним генеральская дочь. Как в нитшевских «вечных повторениях» кружится Горький, с теми вариациями, что после очередного выгона погружается в пьянство не от вина, а от бешенства [10, с. 143].
Увлекаясь театром, П. И. Вейнберг решительно не принял пьесу М. Горького «На дне», о чем, в частности, упоминал А. П. Чехов в письме к О.Л. Книппер-Чеховой от 17 апреля 1903 г. [11, с. 195]. Атмосфера тех лет блестяще передана в относящемся к 1908 г. очерке В. М. Дорошевича «В.А. Гиляровский», в котором негативная оценка Вейнбергом пьесы М. Горького «На дне» сочеталась с непониманием им причин читательского успеха прочих горьковских произведений: Горький!
П. И. Вейнберг, хватаясь за голову, стонал:
— Да ведь это все было! Было! Все это писалось! Писалось! Откуда же такое помешательство на Горьком? Чем объяснить? [12, с. 585].
О неприятии Вейнбергом «На дне» М. Горького писал в своем дневнике и Ф. Ф. Фидлер (запись от 10 апреля 1903 г.), сообщавший «в связи с премьерой горьковской пьесы», что «Вейнберг покинул театр после третьего акта, совершенно разбитый, и понимающе улыбнулся, когда я спросил его: & quot-Вам уже стало плохо?& quot-» [13, с. 358].
Из письма М. Горького Е. П. Пешковой от 21 сентября 1903 г. можно понять, что отношение Вейнберга к М. Горькому и далее оставалось неизменно недоброжелательным. Во время литературного вечера в честь В. Г. Короленко, устроенного Литературным фондом 20 сентября 1903 г. в зале Кредитного общества в Петербурге, Вейнберг принял М. Горького «сухо и холодно» [14, с. 84- 15, с. 448].
К чести Вейнберга отметим, что скепсис по отношению к горьковскому творчеству не помешал ему в феврале 1905 г. подать ходатайство об освобождении М. Горького, арестованного после событий 9 января [16]. Известен и эпизод сочувственного отношения М. Горького к Вейнбергу. Жестокий разгон состоявшейся 4 марта 1901 г. на площади у Казанского собора в Санкт-Петербурге демонстрации протеста против примененных к студентам Киевского университета репрессий вызвал заявление возглавлявшегося П. И. Вейнбергом Союза взаимопомощи русских писателей при русском литературном обществе о необходимости публичного обсуждения в печати причин студенческих волнений. В результате уже 12 марта 1901 г. Союз был закрыт- возмущенный произошедшим Л. Н. Толстой вместе с еще восемнадцатью подписантами в апреле 1901 г. направил в Комитет Союза взаимопомощи русских писателей письмо поддержки [17], которое было вручено П. И. Вейнбергу. М. Горький также попытался отправить телеграмму поддержки, однако она не была разрешена для передачи адресату и оказалась утрачена- о ней можно узнать лишь из письма М. Горького А. П. Чехову, посланного в марте (между 18 и 25) 1901 г.: «Нам, нижегородцам, должно еще влететь за посланную нами телеграмму с выражением сочувствия Союзу, эта телеграмма к передаче адресату не была разрешена, о чем меня известили официальным путем. Несмотря на репрессии и благодаря им — оппозиционное настроение сильно растет» [18, с. 122].
П. И. Вейнберг был воспринят М. Горьким в большей степени как переводчик, нежели как автор оригинальных сочинений. В одном из пи-
сем М. Горького, относящихся к 1901 г. (письмо Л. В. Средину от 31 января 1901 г.), названо произведение Вейнберга-переводчика, ставшее одним из «гвоздей исполнения» «странствующей & quot-Кобра-Капеллы"-«, включавшей самого Горького, Л. Н. Андреева и С. Г. Скитальца, -«Азра на мотив & quot-Дубинушки"-» [19, с. 102]- в данном случае речь шла о романсе А. Г. Рубинштейна на стихи Г. Гейне в переводе Вейнберга. В письме Е. П. Пешковой, отправленном из Петербурга в Нижний Новгород 3 марта 1904 г., Горький предвкушал выход вейнберговского прозаического перевода «Фауста» И. -В. Гете: «Скоро у нас выйдет & quot-Фауст"-» [20, с. 103]. Непроясненное, но вряд ли комплиментарное упоминание имени Вейнберга встречается в тексте письма М. Горького Ф. Д. Батюшкову от 27 сентября 1898 г., вернее, в том его фрагменте, который был зачеркнут автором и восстановлен публикаторами последующего времени: «Вы говорите — Спасович, Андреевский, Вейнберг — знаете? Не понимаю я, что заставляет» [21, с. 274].
В 1905 г. Вейнберг ходатайствовал о публикации в сборниках «Знания» рассказа П.Д. Бо-борыкина «Карты — на стол!», категорически не принятого М. Горьким, о чем известно из двух писем последнего к директору-распорядителю издательства «Знание» К. П. Пятницкому: «. возвратите Вейнбергу рассказ Боборыкина, приложив мое письмо к вам: это выведет вас из неловкости отказывать двум старикам в их желании» (письмо от 9 декабря 1905 г.) [22, с. 190]- «Будьте добры, передайте к г. П. И. Вейнбергу, что рассказ П. Д. Боборыкина я не считаю возможным напечатать в сборниках & quot-Знания"-» (письмо от конца декабря 1905 г. 2) [26, с. 194]. В конечном итоге рассказ П. Д. Боборыкина увидел свет в «Вестнике Европы» (1906, кн. 1 -2). К. П. Пятницкий в одном из писем к М. Горькому (от 8 января 1904 г.) со слов Ф. Д. Батюшкова рассказывал о встрече последнего с Вейнбергом, только вернувшимся из Москвы: «& lt-Вейнберг>- затеял разговор о Вас. В Москве, в доме Лукина, он, Вейнберг, встретился с Д. Протопоповым. Тот рассказал, будто Поссе исключен Вами из & quot-Знания"- за неблагонадежность, совершенно умалчивая, что Поссе вынул свой пай из & quot-Знания"- еще до отъезда. Протопопов ссылался на копию с Вашего письма к По-ссе. На вопрос Вейнберга он ответил, что не делает из своего рассказа тайны, что это можно распространять» [27, с. 255]. Как видим, систематическое распространение земским деятелем Д. Д. Протопоповым недостоверной информации в отношении М. Горького и его деятельности в «Знании» затронуло и Вейнберга.
К началу 1905 г. относится единственное известное письмо Горького Вейнбергу, отправленное из Майоренгофа в ответ на просьбу адресата принять участие в подготовке серии брошюр и биографических очерков, посвященных памяти погибшего на русско-японской войне художника-баталиста В. В. Верещагина: «Раньше, чем сказать да или нет по поводу Вашего приглашения в сборник Верещагина, я должен знать, кто именно намечен редакцией сборника в качестве сотрудников его. Простите за эту щепетильность, она неустранима в наше время всеобщей путаницы мыслей и представлений» [28]. М. Горький не принял участия в проекте, поддержанном В. В. Стасовым («О Верещагине»), Н. И. Кравченко («Последние дни и смерть В.В. Верещагина») и др.
Вейнберг и М. Горький оставались людьми полярных политических взглядов, что особенно проявилось в резком ответе М. Горького со страниц «Новой жизни» от 16 ноября 1905 г. фельетонисту Гейне из Тамбова, смеявшемуся в «Сыне отечества» от 9 ноября 1905 г. над выступлениями К. Д. Бальмонта, Н. М. Минского, Тэффи, пошедших вслед за «Максимом»: Ах, какие горизонты Развернулись предо мной! Тэффи, Минские, Бальмонты, Став к поэзии спиной, Закоптясь фабричным дымом, Музу нежную свою В шею выгнав, — за Максимом Марш в рабочую семью (цит. по: [29, с. 81]). В своей статье М. Горький относил П. И. Вейнберга к кругу мещан, «отравивших всю жизнь своей пошлостью», со стороны наблюдавших за революционными процессами и оценивавших их «узкой и тесной меркой своего эгоизма», не понимая «чистого восторга поэта, наконец увидевшего смелую, бодрую армию строителей новой жизни, красивой и свободной»: «Невежественные, они не знают, что Бальмонт давно предал проклятию, облил ядом презрения их суетливую, бесцельную жизнь, полную трусости и лжи, прикрытую выцветшими словами, тоскливую жизнь полумертвых людей» [30]. Сохранилось письмо К. Д. Бальмонта М. Горькому от 17 ноября 1905 г., свидетельствовавшее как о признательности за статью в «Новой жизни», так и об охватившем К. Д. Бальмонта в тот момент стремлении к преобразованию мира: «Благодарю Вас за строки, напечатанные в последнем номере & quot-Новой Жизни& quot-. & lt-… >- Если б можно было изменить людей кругом, быстро, и заставить их всех идти к одной цели!» [31, с. 181].
Впрочем, о раннем Вейнберге, авторе сатирических стихов в демократических изданиях, М. Горький отзывался с большей симпатией. Работая в 1908—1909 гг. над «Историей русской литературы», он не обошел вниманием выходившую с 1859 г. «знаменитую & quot-Искру"-«, которая объединила вокруг себя «компанию самых резких и наиболее демократически настроенных людей того времени», включавшую Г. З. Елисеева, Н. А. Добролюбова, В.С. и Н.С. Курочки-ных, П. И. Вейнберга, Д. Д. Минаева, Козьму Пруткова [32, с. 216].
Относящиеся к 1920-м гг. воспоминания М. Горького о Вейнберге обусловлены либо впечатлениями от сценок из еврейской жизни его брата Павла Исаевича Вейнберга (в письме к М. Ф. Андреевой, написанном между 10 и 15 августа 1923 г., в заметке «Д-ру Леви в его собрание автографов»), либо ассоциациями с популярнейшим вейнберговским стихотворением «Море» (в письме к В. Ф. Ходасевичу из Сорренто от 2 мая 1924 г.: «& lt-… >- неловко как-то, живя в Италии, не вспомнить & lt-… >- о море. Море шумит, напоминая стихи Вейнберга» [33, с. 329]). Также в заметке «Д-ру Леви в его собрание автографов», впервые напечатанной в № 3 журнала «Прожектор» за 1924 г., Вейнберг был назван М. Горьким «отличным переводчиком Генриха Гейне» [34, с. 356- об этом см. также: 35].
В 1930-е гг. актуальные политические события, связанные с приходом фашистов к власти в Германии, вновь вырвали из небытия имя Петра Вейнберга. И. А. Груздев сообщил М. Горькому 25 ноября 1933 г., что внуки писателя, жившие в Берлине, «прислали & lt-. & gt- просьбу к Публ& lt-ичной>- библиотеке — сфотографировать объявление в & quot-Новом времени& quot- о похоронах П& lt-етра>- И& lt-саеви>-ча», поскольку «факт похорон по христианскому обряду дает надежду 3-ему христианск& lt-ому>- поколению удержаться в вихре фашистской мусорной метели» [36, с. 331−332]. «Вот до чего дожил Петр Исаевич!» [36, с. 332] -завершил свой рассказ И. А. Груздев. К этому времени и сам Вейнберг, и эпоха начала XX в. уже стали историей, страницей «прошлой» жизни.
Как видим, несмотря на существенные разногласия в понимании текущего литературного процесса, М. Горький и П. И. Вейнберг в отдельных случаях объединяли свои усилия для достижения конкретных целей, доказательством чему можно считать осуждение ими разгона демонстрации 4 марта 1901 г., их убежденность в необходимости общественного диалога с целью выявления причин студенческих волнений, хлопоты Вейнберга об освобождении Горького,
арестованного после событий 9 января 1905 г., включение Горьким Вейнберга в число «наиболее демократически настроенных людей» эпохи александровских реформ, а также — косвенно -желание Вейнберга видеть Горького в числе авторов готовившейся им серии биографических очерков памяти В. В. Верещагина.
Примечания
1. В оригинале стих звучал: «Он робко в любви объяснился» [9, с. 378]. Также З. Н. Гиппиус допускает вольности в использовании знаков препинания в цитируемом стихотворении.
2. В пятом томе писем «Полного собрания сочинений» М. Горького данное письмо также датируется 9 декабря 1905 г. [23, с. 114], исходя из возможности его приложения к предыдущему письму. Вместе с тем на письмах имеются различные датировочные пометы К. П. Пятницкого — «9 — 10 декабря 1905» [24] и «конец дек. 1905» [25].
Список литературы
1. Чуковский К. И. «Сигнал» // Чуковский К. И. Собрание сочинений: В 15 т. Т. 4. Живой как жизнь: О русском языке. О Чехове. Илья Репин. М., 2001. С. 540−573.
2. Гриневская И. А. Петр Исаевич Вейнберг и мои первые начинания. Воспоминания // Российский государственный архив литературы и искусства. Ф. 125. Оп. 1. Ед. хр. 27. Л. 1−47 об.
3. Измайлов А. А. Футуристы // Осиновый кол. Книга пародий и шаржа (2-й томик Кривого зеркала). Петроград, 1915. С. 66−71.
4. Юбилей П. И. Вейнберга // Нижегородские губернские ведомости. 1901. 23 дек. С. 3.
5. Чествование П. И. Вейнберга и Н. И. Сторожен-ко // Вестник Европы. 1902. Т. I. № 1. С. 431−433.
6. Вейнберг П. И.: К 50-летию его литературной деятельности // Новый журнал иностранной литературы, искусства и науки. 1902. № 7. С. 63−65.
7. 50-летний юбилей П. И. Вейнберга // Русская мысль. 1902. Кн. 1. Отд. II. С. 193−194.
8. Гиппиус З. Н. Благоухание седин. О многих // Собрание сочинений. В 15 т. Т. 6. Стихотворения. Живые лица: Воспоминания. М., 2002. С. 162−192.
9. Вейнберг П. И. «Он был титулярный советник.» // Поэты «Искры» / Ред. и прим. И.Г. Ям-польского. Л., 1933. С. 378.
10. Гиппиус З. Н. Литературная запись. Полет в Европу // Собрание сочинений. В 15 т. Т. 12. Там и здесь: Литературная и политическая публицистика 1920- 1927 гг. М., 2011. С. 133−145.
11. Чехов А. П. Письмо О. Л. Книппер-Чеховой от 17 апреля 1903 г. // Полн. собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма. В 12 т. Т. 11. Июль 1902 — декабрь 1903. М., 1982. С. 195−196.
12. Дорошевич В. М. Воспоминания / Вступ. ст., состав., подг. текста и коммент. С. В. Букчина. М.: Новое литературное обозрение, 2008. 808 с.
13. Фидлер Ф. Ф. Из мира литераторов: Характеры и суждения / Вступ. статья, сост., пер. с нем., примеч., указ. и подбор ил. К. М. Азадовского. М.: Новое литературное обозрение, 2008. 864 с.
14. Горький М. Письмо Е. П. Пешковой от 21 сентября 1903 г. // Архив А. М. Горького. Т. V. Письма к Е. П. Пешковой. 1895 — 1906. М., 1955. С. 84−85.
15. Летопись жизни и творчества А. М. Горького: В 4 вып. М.: Изд-во АН СССР, 1958. Вып. 1. 18 681 907. 703 с.
16. Алексеев И. А. Литературный фонд и Горький // Из истории русских литературных отношений XVIII — XX веков / Отв. ред. С. В. Касторский. М. -Л., 1959. С. 420−421.
17. Толстой Л. Н. & lt-и др. >-. Письмо Комитету Союза взаимопомощи русских писателей от начала апреля 1901 г. // Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений: В 90 т. Сер. 3. Письма. Т. 73. Письма. 1901−1902 / Подг. текста и ком. В. А. Жданова. М., 1954. С. 59−60.
18. Горький М. Письмо А. П. Чехову от марта (между 18 и 25) 1901 г. // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 2. Письма. 19 001 901. М., 1997. С. 121−122.
19. Горький М. Письмо Л. В. Средину от 31 января 1901 г. // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 2. Письма. 1900−1901. М., 1997. С. 101−103.
20. Горький М. Письмо Е. П. Пешковой от 3 марта 1904 г. // Архив А. М. Горького. Т. V. Письма к Е. П. Пешковой. 1895 — 1906. М., 1955. С. 102−103.
21. Горький М. Письмо Ф. Д. Батюшкову от 27 сентября 1898 г. // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 1. Письма. 1888 -1899. М., 1997. С. 273−274.
22. Горький М. Письмо К. П. Пятницкому от 9 декабря 1905 г. // Архив А. М. Горького. Т. IV. Письма к К. П. Пятницкому. М., 1954. С. 190−192.
23. Горький М. Письмо К. П. Пятницкому от 9 декабря 1905 г. // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 5. Письма. 1905−1906. М., 1999. С. 114.
24. Прохоров Е. И., Евдокимов А. В. & lt-Комментарий к письму М. Горького К. П. Пятницкому от 9 декабря 1905 г., № 186& gt- // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 5. Письма. 19 051 906. М., 1999. С. 386−387.
25. Прохоров Е. И., Евдокимов А. В. & lt-Комментарий к письму М. Горького К. П. Пятницкому от 9 декабря 1905 г., № 187& gt- // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 5. Письма. 1905−1906. М., 1999. С. 387.
26. Горький М. Письмо К. П. Пятницкому от конца декабря 1905 г. // Архив А. М. Горького. Т. IV. Письма к К. П. Пятницкому. М., 1954. С. 194.
27. Прохоров Е. И., Примочкина Н. Н. & lt-Комментарий к письму М. Горького К. П. Пятницкому от 7 февраля 1904 г. >- // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 4. Письма. Ноябрь 1903−1904. М., 1998. С. 255−256.
28. Горький М. Письмо П. И. Вейнбергу от начала 1905 г. // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 5. Письма. 1905−1906. М., 1999. С. 29.
29. Летопись литературных событий в России конца XIX — начала XX в. (1891 — октябрь 1917): В 3 вып. М.: ИМЛИ РАН, 2009. Вып. 2. Ч. 2. 1905−1907. 472 с.
30. Горький М. По поводу // Новая жизнь. 1905. 16 нояб. (№ 14).
31. «Ведь Вы верите мне?». Письма К. Д. Бальмонта Горькому и Е. П. Пешковой (1901−1906) / Вступ. ст., подг. текста и примеч. Н. Н. Примочкиной // Горький в зеркале эпохи (неизданная переписка). М., 2010. С. 161−185.
32. Горький М. История русской литературы / Под общ. ред. И. К. Луппола. М.: Гослитиздат, 1939. 340 с. (Архив А. М. Горького. Т. I).
33. Горький М. Письмо В. Ф. Ходасевичу от 2 мая 1924 г. // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 14. Письма. 1922 — май 1924. М., 2009. С. 329−330.
34. Максим Горький. Из литературного наследия. Горький и еврейский вопрос / Авт. -сост. М. Агур-ский, М. Шкловская. Иерусалим: Еврейский университет, 1986. 535 с.
35. Семашкина М. А. & lt-Комментарий к письму М. Горького М. Ф. Андреевой между 10 и 15 августа 1923 г. >- // Горький М. Полное собрание сочинений. Письма: В 24 т. Т. 14. Письма. 1922 — май 1924. М., 2009. С. 592.
36. Груздев И. А. Письмо М. Горькому от 25 ноября 1933 г. // Архив А. М. Горького. Т. XI. Переписка А. М. Горького с И. А. Груздевым. М., 1966. С. 331−332.
M. GORKY AND P. I WEINBERG
D.N. Zhatkin, T.V. Kornaukhova
In this article, the facts and materials describing complex relations between Maxim Gorky and P.I. Weinberg (1830−1908), Russian poet and translator, chairman of the Literary Fund, are systematized for the first time.
Keywords: Maxim Gorky, public life of Russia in the early 20th century, tradition, literary polemic, correspondence, periodicals.
260
ff.H. MamKUH, T.B. KopHayxoea
References
1. Chukovskij K.I. «Signal» // Chukovskij K.I. So-branie sochinenij: V 15 t. T. 4. Zhivoj kak zhizn'-: O russkom yazyke. O Chekhove. Il'-ya Repin. M., 2001. S. 540−573.
2. Grinevskaya I.A. Petr Isaevich Vejnberg i moi pervye nachinaniya. Vospominaniya // Rossijskij gosu-darstvennyj arhiv literatury i iskusstva. F. 125. Op. 1. Ed. hr. 27. L. 1−47 ob.
3. Izmajlov A.A. Futuristy // Osinovyj kol. Kniga parodij i sharzha (2-j tomik Krivogo zerkala). Petro-grad, 1915. S. 66−71.
4. Yubilej P.I. Vejnberga // Nizhegorodskie gubern-skie vedomosti. 1901. 23 dek. S. 3.
5. Chestvovanie P.I. Vejnberga i N.I. Storozhenko // Vestnik Evropy. 1902. T. I. № 1. S. 431−433.
6. Vejnberg P.I.: K 50-letiyu ego literaturnoj deyatel'-nosti // Novyj zhurnal inostrannoj literatury, is-kusstva i nauki. 1902. № 7. S. 63−65.
7. 50-letnij yubilej P.I. Vejnberga // Russkaya mysl'-. 1902. Kn. 1. Otd. II. S. 193−194.
8. Gippius Z.N. Blagouhanie sedin. O mnogih // So-branie sochinenij. V 15 t. T. 6. Stihotvoreniya. Zhivye lica: Vospominaniya. M., 2002. S. 162−192.
9. Vejnberg P.I. «On byl titulyarnyj sovetnik…» // Poehty «Iskry» / Red. i prim. I.G. Yampol'-skogo. L., 1933. S. 378.
10. Gippius Z.N. Literaturnaya zapis'-. Polet v Evropu // Sobranie sochinenij. V 15 t. T. 12. Tam i zdes'-: Literaturnaya i politicheskaya publicistika 1920 — 1927 gg. M., 2011. S. 133−145.
11. Chekhov A.P. Pis'-mo O.L. Knipper-Chekhovoj ot 17 aprelya 1903 g. // Poln. sobranie sochinenij i pisem: V 30 t. Pis'-ma. V 12 t. T. 11. Iyul'- 1902 — dekabr'- 1903. M., 1982. S. 195−196.
12. Doroshevich V.M. Vospominaniya / Vstup. st., sostav., podg. teksta i komment. S.V. Bukchina. M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2008. 808 s.
13. Fidler F.F. Iz mira literatorov: Haraktery i su-zhdeniya / Vstup. stat'-ya, sost., per. s nem., primech., ukaz. i podbor il. K.M. Azadovskogo. M.: Novoe litera-turnoe obozrenie, 2008. 864 s.
14. Gor'-kij M. Pis'-mo E.P. Peshkovoj ot 21 sentyabrya 1903 g. // Arhiv A.M. Gor'-kogo. T. V. Pis'-ma k E.P. Peshkovoj. 1895 — 1906. M., 1955. S. 84−85.
15. Letopis'- zhizni i tvorchestva A.M. Gor'-kogo: V 4 vyp. M.: Izd-vo AN SSSR, 1958. Vyp. 1. 1868−1907. 703 s.
16. Alekseev I.A. Literaturnyj fond i Gor'-kij // Iz is-torii russkih literaturnyh otnoshenij XVIII — XX vekov / Otv. red. S.V. Kastorskij. M. -L., 1959. S. 420−421.
17. Tolstoj L.N. & lt-i dr. >-. Pis'-mo Komitetu Soyuza vzaimopomoshchi russkih pisatelej ot nachala aprelya 1901 g. // Tolstoj L.N. Polnoe sobranie sochinenij: V 90 t. Ser. 3. Pis'-ma. T. 73. Pis'-ma. 1901−1902 / Podg. teksta i kom. V.A. Zhdanova. M., 1954. S. 59−60.
18. Gor'-kij M. Pis'-mo A.P. Chekhovu ot marta (mezhdu 18 i 25) 1901 g. // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 2. Pis'-ma. 1900−1901. M., 1997. S. 121−122.
19. Gor'-kij M. Pis'-mo L.V. Sredinu ot 31 yanvarya 1901 g. // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma:
V 24 t. T. 2. Pis'-ma. 1900−1901. M., 1997. S. 101−103.
20. Gor'-kij M. Pis'-mo E.P. Peshkovoj ot 3 marta
1904 g. // Arhiv A.M. Gor'-kogo. T. V. Pis'-ma k E.P. Peshkovoj. 1895 — 1906. M., 1955. S. 102−103.
21. Gor'-kij M. Pis'-mo F.D. Batyushkovu ot 27 sentyabrya 1898 g. // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 1. Pis'-ma. 1888 — 1899. M. ,
1997. S. 273−274.
22. Gor'-kij M. Pis'-mo K.P. Pyatnickomu ot 9 dek-abrya 1905 g. // Arhiv A.M. Gor'-kogo. T. IV. Pis'-ma k K.P. Pyatnickomu. M., 1954. S. 190−192.
23. Gor'-kij M. Pis'-mo K.P. Pyatnickomu ot 9 dekabrya
1905 g. // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 5. Pis'-ma. 1905−1906. M., 1999. S. 114.
24. Prohorov E.I., Evdokimov A.V. & lt-Kommentarij k pis'-mu M. Gor'-kogo K.P. Pyatnickomu ot 9 dekabrya 1905 g., № 186& gt- // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 5. Pis'-ma. 1905−1906. M., 1999. S. 386−387.
25. Prohorov E.I., Evdokimov A.V. & lt-Kommentarij k pis'-mu M. Gor'-kogo K.P. Pyatnickomu ot 9 dekabrya 1905 g., № 187& gt- // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma:
V 24 t. T. 5. Pis'-ma. 1905−1906. M., 1999. S. 387.
26. Gor'-kij M. Pis'-mo K.P. Pyatnickomu ot konca dekabrya 1905 g. // Arhiv A.M. Gor'-kogo. T. IV. Pis'-ma k K.P. Pyatnickomu. M., 1954. S. 194.
27. Prohorov E.I., Primochkina N.N. & lt-Kommentarij k pis'-mu M. Gor'-kogo K.P. Pyatnickomu ot 7 fevralya 1904 g. >- // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 4. Pis'-ma. Noyabr'- 1903−1904. M. ,
1998. S. 255−256.
28. Gor'-kij M. Pis'-mo P.I. Vejnbergu ot nachala 1905 g. // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 5. Pis'-ma. 1905−1906. M., 1999. S. 29.
29. Letopis'- literaturnyh sobytij v Rossii konca XIX — nachala XX v. (1891 — oktyabr'- 1917): V 3 vyp. M.: IMLI RAN, 2009. Vyp. 2. Ch. 2. 1905−1907. 472 s.
30. Gor'-kij M. Po povodu // Novaya zhizn'-. 1905. 16 noyab. (№ 14).
31. «Ved'- Vy verite mne?». Pis'-ma K.D. Bal'-monta Gor'-komu i E.P. Peshkovoj (1901−1906) / Vstup. st., podg. teksta i primech. N.N. Primochkinoj // Gor'-kij v zerkale ehpohi (neizdannaya perepiska). M., 2010. S. 161−185.
32. Gor'-kij M. Istoriya russkoj literatury / Pod ob-shch. red. I.K. Luppola. M.: Goslitizdat, 1939. 340 s. (Arhiv A.M. Gor'-kogo. T. I).
33. Gor'-kij M. Pis'-mo V.F. Hodasevichu ot 2 maya 1924 g. // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma:
V 24 t. T. 14. Pis'-ma. 1922 — maj 1924. M., 2009. S. 329−330.
34. Maksim Gor'-kij. Iz literaturnogo naslediya. Gor'-kij i evrejskij vopros / Avt. -sost. M. Agurskij, M. Shklovskaya. Ierusalim: Evrejskij universitet, 1986. 535 s.
35. Semashkina M.A. & lt-Kommentarij k pis'-mu M. Gor'-kogo M.F. Andreevoj mezhdu 10 i 15 avgusta 1923 g. >- // Gor'-kij M. Polnoe sobranie sochinenij. Pis'-ma: V 24 t. T. 14. Pis'-ma. 1922 — maj 1924. M., 2009. S. 592.
36. Gruzdev I.A. Pis'-mo M. Gor'-komu ot 25 no-yabrya 1933 g. // Arhiv A.M. Gor'-kogo. T. XI. Perepiska A.M. Gor'-kogo s I.A. Gruzdevym. M., 1966. S. 331−332.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой