Военная сфера в социальной структуре общества: методологические предпосылки анализа

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Ольшевский В.Г.
ВОЕННАЯ СФЕРА В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ОБЩЕСТВА: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АНАЛИЗА
Любая эффективная деятельность нуждается в глубоком теоретическом осмыслении, определении смысла и содержания, в ценностных ориентациях, мировоззренческом наполнении. Не является исключением и военная деятельность. Более того, военная сфера в силу своей специфики нуждается в прочном мировоззренческом фундаменте в большей степени, чем любая другая. Вооруженные силы и военная организация государства в целом являются инструментами насилия над людьми, попрания их прав и свобод, признанных современным мировым сообществом. Причем это насилие направлено не только за пределы этой организации, но и, в форме внутреннего принуждения ее субъектов, т. е. на саму себя. Именно поэтому военная сфера нуждается в дополнительном социальном «оправдании», необходимость которого часто определяется как формирование или улучшение имиджа, вооруженных сил. Однако часто подобные постановки проблем вооруженных сил воспринимаются гражданским обществом как попытки манипулирования сознанием людей. На взгляд автора, проблема должна ставиться иначе: необходимо адекватное современному уровню гуманитарных научных знаний понимание места военной сферы в социальной структуре общества. Такое понимание необходимо формировать в перспективе на самых ранних этапах обучения и воспитания поколений, находящихся в процессе становления, а в современных условиях — внедрять в процессы модернизации гуманитарного общего и военного образования на всех его уровнях, в мировоззренческую подготовку всех обучающихся [см.: 11- 12].
Очевидно, не будет преувеличением утверждение о том, что общественным взглядам на военную сферу, понимаемую как совокупность элементов, обеспечивающих военную безопасность государства в мирное и военное время, недостает главной отличительной черты мировоззрения — системности. Мировоззрение всегда несет на себе определенную печать субъективности, взгляды и убеждения опосредуются субъективным опытом людей, неразрывно связаны с их интересами, потребностями, ценностными ориентациями и установками. Уже по-
этому, а также в силу сложной структуры общества одни и те же явления получают различную оценку людей.
Кроме того, мировоззрение характеризуется также своей общественной актуальностью. Эта особенность обусловлена самой природой человеческой деятельности и человеческого сознания. Общественное сознание, частью которого является мировоззрение, будучи по своему содержанию отражением общественного бытия, отражает не только мир как таковой, не бытие как таковое, а лишь освоенную человеком часть этого мира. «Фактически каждое мысленное отображение мировой системы, — писал Ф. Энгельс, — остается ограниченным объективно-историческими условиями, субъективно-физическими и духовными особенностями его автора» [17, с. 36]. Применительно к теме статьи это означает, что общество вполне закономерно по-разному относится к вооруженным силам и военным усилиям в периоды войн и в мирное время. Военная угроза повышает социальный статус защитников Отечества, необходимость и значимость военных расходов и военного производства, а длительный мир порождает иллюзию автоматической защищенности от внешних угроз и усиливает соблазны экономии на военной организации государства. Многие люди просто не задумываются о том, что военная конфронтация или, по меньшей мере, жесткое, опирающееся на силу, конкурентное противостояние — повседневная реальность современного противоречивого мира. Фактически человечество не проживает и дня без организованного вооруженного насилия, а войны являются постоянным спутником относительно мирного мирового развития и в наши дни. Воспринимаемое обыденным сознанием как само собой разумеющееся время мира — это ситуация, когда по политическим причинам стреляют и проливают кровь где-то в другом месте. Поэтому военная составляющая должна быть постоянным элементом социальногуманитарных представлений общества.
Уточним, что термин «социальный» в буквальном переводе с латинского языка означает «общественный». В современных условиях он употребляется в широком и узком смысловых значениях. В широком смысле социальные процессы (явления, отношения) охватывают всю совокупность отношений в четырех сферах общественной жизни: экономической, социальной в узком смысле, политической, духовной.
Экономическая сфера охватывает все виды хозяйственной деятельности людей, направленной на обеспечение материальных и иных условий жизни. Она характеризуется, прежде всего, уровнем развития производительных сил и эко-
номических отношений и обусловленной ими эффективностью производства (производительностью труда, отдачей используемых машин и оборудования, сырья, материалов, топлива и энергии и т. д.). В повышении экономической эффективности и проявляется экономический прогресс общества.
Социальная сфера, социальные отношения в узком смысле охватывают условия труда и быта, здоровья и досуга, интересы людей, отношения между группами и слоями общества и внутри них. В структуре социальной сферы выделяется социальная структура общества- социальная инфраструктура (здравоохранение, образование, услуги, организация досуга) — социальные интересы, потребности, мотивы и стимулы- принципы и требования социальной справедливости, условия ее осуществления.
Иными словами, социальные процессы в узком смысле охватывают отношения, связанные с условиями существования и развития человека как производительной силы (работника) и личности. К сфере социальных отношений относятся традиционный для данного общества уровень жизни, восстановление физической силы и здоровья работников, возможности умственного развития, отношения между группами и слоями общества, между нациями и внутри наций, между коллективами и внутри них, в том числе семейные отношения (воспроизводство самой жизни), общение между людьми. Социальный прогресс проявляется в улучшении положения человека в обществе.
Политическая сфера охватывает деятельность государства, органов власти, партий, общественных организаций, больших групп людей по осуществлению власти, политического руководства и общественного самоуправления. Политический прогресс проявляется в совершенствовании политического устройства, развитии системы управления и самоуправления народа, укреплении правового характера общественного устройства в интересах как человека, так и государства, общества в целом.
Духовная сфера — это пространство функционирования общественного сознания, охватывающее производство и распространение знаний (науку, образование) — культуру как совокупность обычаев, традиций, норм, ценностных установок, религиозных верований данного общества, а также литературу и искусство- общественную и индивидуальную идеологию и психологию. Духовный прогресс проявляется в обогащении духовного мира человека, в расширении и облагораживании его потребностей и интересов.
Все сферы общественной жизни тесно связаны между собой, образуют нерасторжимое единство и могут быть разделены и рассматриваться обособленно лишь в процессе теоретического анализа, предполагающего последующий синтез полученных знаний [1, с. 24−121].
Главным критерием общественного прогресса является положение человека в обществе. В этом смысле развитие социальной сферы имеет приоритетное значение. Однако материальные основы благополучной, обеспеченной и счастливой жизни формируются экономикой, материальным и нематериальным производством. Экономическая и социальная сферы находятся в тесной взаимосвязи. Большое влияние на положение и мироощущение человека оказывает политика государства, уровень духовности общества и отдельных индивидов. Поэтому социальное (в широком смысле) развитие является результатом взаимодействия всех перечисленных составляющих.
Положение человека определяется степенью удовлетворения его потребностей, структура которых чрезвычайно сложна и многообразна. Как известно, в экономической теории, менеджменте, психологии и других социальногуманитарных науках, изучающих поведение человека, широко распространена классификация потребностей американского физиолога и философа А. Маслоу. Все многообразные человеческие потребности он разделил на пять групп: физиологические, потребности в безопасности и уверенности в будущем, социальные, в уважении и самоуважении, в самореализации и самовыражении. При этом потребности в безопасности трактуются очень широко — это потребности в защите от голода, нищеты, болезней, преступников и внешних врагов. Каждый отдельный человек стремится обеспечить свое будущее и будущее своих близких приобретением солидного образования, надежной профессии, хорошо оплачиваемой работы, недвижимости, финансовых активов и т. д. Общество в целом обеспечивает безопасность созданием силовых структур и организацией обороны. В контексте рассматриваемой темы важно подчеркнуть: обеспечение мирных условий жизни, вооруженная защита общества (оборона) — это важнейшая, первичная потребность и отдельного человека, и народа, и государства, социума в целом.
Общество системно. Любая система как совокупность взаимосвязанных, взаимодействующих, структурно субординированных элементов, процессов и отношений обладает универсальными характеристиками системности, в числе которых в качестве основных можно выделить целостность, сложность, мульти-параметричность и эмерджентность.
Целостность системы означает, что все ее элементы, будучи относительно самостоятельными, вместе с тем взаимосвязаны, образуют определенное единство, выполняя свою функцию, служат общей цели и способствуют формированию наилучших результатов применительно к определенному критерию эффективности.
Сложность системы состоит в том, что в ней можно выделить множество элементов-подсистем ив то же время она входит в качестве подсистемы в систему более высокого порядка. При этом система может иметь несколько качественно различных уровней строения, не редуцируемых один к другому, когда закономерности функционирования одного уровня нельзя вывести из закономерностей другого уровня, несмотря на взаимную связь между ними.
Мультипараметричность системы означает, что изменение какого-то одного из многих ее элементов (параметров), как правило, ведет к изменению других элементов (параметров) и системы в целом. Особенно значимо это свойство в социальных системах, центральным элементом которых является человек. Действия людей обычно направлены на удовлетворение своих потребностей, но, в конечном счете, ведут к «обычным» или «переходным» изменениям системы в целом. И наоборот: изменения других элементов системы ведут к изменениям самого человека.
Наконец, эмерджентность системы (от англ. emergent — неожиданно появляющийся) означает, что система в целом приобретает свойства, не присущие ни одному из ее элементов и не сводящиеся к сумме их свойств. А результат функционирования системы дает эффект, отличный от «сложения» результатов функционирования всех входящих в систему элементов.
Применение принципов системности к анализу военной сферы позволяет сделать вывод о том, что она органично вплетена во все сферы общественной жизни. В оптимальных масштабах она объективно обусловлена характером современного противоречивого мира и является порождением общественного разделения труда («Есть такая профессия — Родину защищать»), сложившегося на предыдущих этапах исторического развития и сохраняющегося сегодня в силу объективной необходимости. В экономической жизни военная сфера представлена оборонно-промышленным комплексом (ОПК) и экономикой вооруженных сил. В социальной сфере — особенностями положения занятых в военном производстве, военнослужащих и членов их семей в социальной структуре общества, уровнем, качеством и образом их жизни, отношениями военнослужащих и дру-
гих социальных групп, стратификацией и отношениями в пределах вооруженных сил. В политической сфере — особой ролью армии в политических процессах. Как атрибут государственности, она участвует в формировании общественного сознания и мироощущения, общественной идеологии и психологии, духа патриотизма и общественного оптимизма, которые в современных условиях во многих странах стали своеобразными нематериальными «факторами производства», ускоряющими социальную динамику. Этому способствуют тесные взаимосвязи гражданских и военных составляющих в науке, образовании и подготовке кадров, в финансировании государственных расходов, в производстве и потреблении.
В традиционном для нашего социума общественном сознании глубоко укоренилось убеждение в негативном воздействии на социальное развитие не только войн, но и военных приготовлений. В советском обществоведении преобладали упрощенные экономические и социальные подходы, в основе которых лежало унаследованное марксизмом представление одного из самых известных социали-стов-утопистов Р. Оуэна о будущем справедливом обществе без частной собственности, в котором не будет трех категорий людей — торговцев, священников и военных. Высказывание К. Маркса, уподобляющее войну тому, что «нация выбрасывает в воду часть своего капитала» [3, с. 29], распространялось на военные расходы в любых условиях. Подобные теоретические представления, правда, не мешали практически полному удовлетворению заявок военного ведомства на практике, но оправдывалось это империалистической угрозой. Предупреждение известного американского генерала и политика, 34-го президента США Д. Эйзенхауэра о появлении военно-промышленного комплекса, угрожающего национальной и глобальной безопасности, активно использовалось советской пропагандой для политического обличения капитализма, идеологической борьбы против милитаризма и гонки вооружений в мировых масштабах, но вместе с тем формировало негативное отношение общества к объективно необходимой военной организации государства. Таковы были духовные первоосновы того самозабвенного энтузиазма, с которым разрушались и уничтожались в последние годы существования СССР и в постсоветских государствах оборонные структуры, конкурентоспособные военное производство и наука, эффективнейшие, не имеющие аналогов в мире, виды вооружений и военной техники, авторитет вооруженных сил. Еще и сегодня можно встретить оценки армии как самого антиобщественного социального института, подлежащего решительному сокраще-
нию. Между тем практика уже достаточно очевидно показала, что огульное охаивание армии, обвальное сокращение вооруженных сил, военных расходов и свертывание военного производства не способствуют «оздоровлению» экономического и социального развития, духовному прогрессу и повышению благосостояния народа, а подрывают их. В военной сфере много проблем, но их нужно решать конструктивно и системно на основе современных научных представлений.
Прежде всего, необходимо признать, что военные аспекты экономического развития представляют собой наименее разработанную часть современной экономической теории. Традиционно армию включают в «непроизводственную сферу» экономики наряду с органами правопорядка, судебной системой, религиозными и общественными организациями, существующими за счет «реальной экономики». Большинство современных справочных изданий исключают ее и из непроизводственной сферы, и из экономики в целом [5, с. 1040- 10, с. 800- 16, с. 801]. Правда, в новейших по содержанию и времени выхода в свет изданиях говорится о том, что в настоящее время термин «непроизводственная сфера» изымается из научного употребления, заменяется понятиями социальнокультурная сфера, социальная сфера [6, с. 436- 13, с. 243], но и к последним армию отнести трудно. С хозяйственной точки зрения, вооруженные силы — это часть военной экономики, которая в современных условиях является постоянным и неотъемлемым элементом экономической системы общества. В некоторых учебных изданиях военную экономику рассматривают как четвертое подразделение общественного производства наряду с производством средств производства, предметов потребления и нематериальных благ и услуг [15, с. 160], что свидетельствует о реализме подхода, но не отражает всей сложности социальных взаимосвязей1.
Заслуживают внимания и некоторые другие политико-экономические аспекты анализа военной сферы. Так, например, стоит вспомнить, что сам термин «армия» определялся в справочных изданиях советского периода как «организованное объединение вооруженных людей, создаваемое и содержащееся государством для ведения наступательной или оборонительной войны» [7, с. 45]. В последнем из имеющихся изданий Военного энциклопедического словаря определение армии заменено перечнем ее основных признаков: «Армия — орган госу-
1 Вопрос о понятии, месте военной экономики в системе общественных взаимосвязей и ее структуре заслуживает отдельного и самостоятельного анализа. — В.О.
дарства, которым она создается и содержится. Армия — основное средство ведения войны и обладает для этого боевой мощью. Армия является организацией вооруженных и подготовленных к ведению боевых действий людей. Армия тесно связана с основными сферами жизни общества. Возможности ее содержать и обеспечивать оружием и военной техникой определяются уровнем развития материального производства» [8, с. 58].
Анализ показывает, что подобная традиционная характеристика армии в некоторых существенных нюансах уже вступает в противоречие с базисными положениями современной военной и гуманитарной теории. Во-первых, государственная и военная стратегия прочно интегрировали впервые сформулированное еще в У1-У вв. до н. э. китайским полководцем и военным мыслителем Сунь-Цзы правило: важнейшей задачей армии является не победа, а недопущение войны фактом наличия военной мощи. Армия является атрибутом государственности. Это «оправдывает» ее существование даже в том случае, если ей не приходится воевать. Во-вторых, утратило актуальность утверждение о том, что оснащенность вооруженных сил оружием и военной техникой определяется уровнем развития материального производства. Переход значимых в политикоэкономическом и военном отношении стран на постиндустриальную стадию развития продемонстрировал резкое снижение доли материального производства в структуре занятости и валового внутреннего продукта. Например, в первой половине 90-х гг. ХХ в. в Бостоне в сфере услуг было занято 463 тыс. человек, тогда как непосредственно в материальном производстве — всего 29 тыс. [9, с. 61]. Подобное соотношение типично на рубеже ХХ-ХХ1 вв. для крупных городов не только США, но и других экономически развитых стран. Доля нематериального производства превышает у них 70% ВВП. Еще более важна отчетливо проявившаяся зависимость уровня развития материального производства от состояния и инновационной динамики науки, образования, информационного обслуживания, а также других отраслей сферы услуг, в первую очередь — обеспечивающих формирование, развитие и эффективное использование человеческого потенциала (здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, потребительских услуг, организации досуга). Кроме того, практика показывает, что крупными покупателями самого современного вооружения на мировом рынке часто выступают отнюдь не страны с высокоразвитым материальным производством.
Наши традиционные определения армии также отличаются от принятых в других странах. Например, в испанском учебнике «Основы политической науки»
говорится: «Регулярные вооруженные силы представляют собой созданную на законной основе вооруженную группу, состоящую из лиц, профессионально подготовленных для использования физического насилия против тех, кто угрожает изнутри или извне целостности политической системы» [14, с. 77]. Как видно, здесь отсутствует настойчивое подчеркивание того, что армия содержится государством. В современных условиях подобная трактовка нуждается в уточнении и развитии. Хотя причины существования вооруженных сил действительно коренятся в наличии государства и объективной необходимости обеспечения внешней, отчасти и внутренней безопасности в условиях постоянных военных опасностей или угроз, армии — не просто группы вооруженных людей, находящиеся на содержании у государства. С точки зрения современного социальноэкономического и гуманитарного знания, военнослужащие — не нахлебники на шее государства и народа, а производители важного общественного блага — услуг внешней безопасности, которые, так или иначе, учитываются в валовом внутреннем продукте страны.
Политико-экономические и социальные особенности армии в современных условиях могут быть выражены следующими принципиальными положениями:
1. Армия является частью общества, аккумулирующей в себе совокупность общественных отношений. Она — зеркальное отражение общества, и именно характер общественного устройства и уровень развития социума определяют характер армии. Вооруженные силы являются важным элементом не только военной организации государства, но и экономической, социальной, политической, духовной сфер общества, аккумулируют в себе определенным образом организованные материальные, социально-политические и духовные возможности социума, реализация которых зависит от многих обстоятельств. На удовлетворение военных потребностей (потребностей вооруженных сил) работает значительная часть экономики (ОПК, базовые отрасли общего назначения), часть государственного аппарата законодательной и исполнительной власти, информационные ресурсы (например, военные средства массовой информации). Как особая часть общества, она нуждается, подчеркнем это еще раз, во всестороннем гуманитарном осмыслении. Поэтому все социально-гуманитарные науки, изучающие общество, должны интегрировать современные представления об армии и военной организации государства в системы своих категорий и общую систему гуманитарного знания.
2. Армия является государственным институтом, организацией, обеспечивающей политическое и военное могущество государства, живущей по его законам. Важным ее признаком как специфической организации является то, что она — организация вооруженная, т. е. обладает такими качествами, каких не имеет ни одна невоенная организация. Опираясь на боевую мощь армии, государство может осуществлять самые жесткие принудительные функции. Сам факт наличия вооруженных сил является мощным психологическим фактором, придающим авторитетную силу актам государственной власти. Однако следует учитывать, что военное строительство и функционирование вооруженных сил финансируется государством как представителем народа, оплачивающим, в конечном счете, услуги внешней безопасности и выполнение ряда других важных для общества и государства задач.
Государство обладает монополией на создание военной организации общества, оно ставит доктринальные, политические и текущие задачи, обязательные для выполнения вооруженными силами. Поэтому армия является орудием политики в руках государства. В правовых государствах их деятельность регулируется законами. Соответственно, определенными законами и процедурами должна регламентироваться вся система отношений, возникающих в процессе обеспечения военной безопасности («государство — армия», «общество — армия», «общество — государство»). Жесткая организационная структура армии, ее профессиональная обособленность и частичное ограничение прав и свобод военнослужащих, прямое подчинение армии политическому руководству страны обусловливают признанную во всем мире необходимость гражданского контроля за военными структурами [4]. С другой стороны, эти обстоятельства предъявляют особые требования к уровню и качеству подготовки, а также моральному облику офицерских кадров, составляющих элиту армии, подчеркивают их социальную и политическую роль как в вооруженных силах, так и в обществе в целом.
3. Армия — это один из важнейших институтов политической системы общества, поскольку она призвана защищать существующий социальноэкономический и политический строй, суверенитет и территориальную целостность государства. Армия не может быть вне политики, но она должна быть вне политической борьбы и поддерживать политику государства, выступать на его стороне. Именно самостоятельное неучастие армии в политической борьбе, в борьбе за власть и имеется в виду, когда говорят о том, что армия должна быть вне политики [2, с. 188−189]. Вместе с тем, армия — это политический институт
государства, необходимый и важнейший элемент политической системы общества.
4. Армия — это государственная организация особого назначения. Главным признаком, отличающим ее не только от основной массы государственных органов, но и от родственных ей, также обладающих оружием силовых институтов (МВД, спецслужбы), является способность обеспечивать военную безопасность, в случае необходимости — воевать, решать стратегические задачи. Эта способность может быть обеспечена только высоким уровнем боевой мощи армии, основанной на таких факторах, как достаточное финансовое обеспечение, соответствующее современным требованиям количество и качество вооружения и военной техники, профессионально подготовленный личный состав, развитая военная наука. Армия как особая государственная организация, обеспечивающая общие условия существования и развития социума, нуждается в постоянной заботе и внимании. Следует помнить: вооруженные силы удовлетворяют не только потребности во внешней, отчасти и внутренней безопасности, но и, при условии их соответствующего состояния, не менее важные потребности в самоуважении народа, его уважении со стороны мирового сообщества. Чтобы уважали другие, а в современных условиях, как и всегда, уважают силу, необходимо уважать себя, быть сильными. Таким образом, влияние вооруженных сил отнюдь не исчерпывается выполнением политических функций по обеспечению военной безопасности.
В целом, на основании изложенного можно сделать вывод о необходимости серьезного теоретического переосмысления и практической переоценки места и роли в обществе военной сферы — как вооруженных сил, так и обслуживающих их потребности оборонно-промышленного комплекса и других компонентов военной экономики.
* * *
1. Алексеев П. В. Социальная философия: учеб. пособие. М.: Т К Велби, 2003.
2. Армия и гражданское общество: социально-политическое и правовое измерение: межвуз. сб. науч. ст. / под ред. Н. П. Шебанова. Саратов: ВСИРХБЗ- Науч. кн., 2005.
3. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса / под ред. В. Адоратского. М.: Партиздат, 1935. Т. ГУ.
4. Бельков О. А. Гражданский контроль за военными структурами / отв. ред. и предисл. Т. Ф. Таирова. М.: Ассоц. «Гражданский мир», 1996.
5. Большой Российский энциклопедический словарь. М.: Большая Рос. энцикл., 2006.
6. Борисов А. Б. Большой экономический словарь. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Книжн. мир, 2009.
7. Военный энциклопедический словарь. М.: Воениздат, 1984.
8. Военный энциклопедический словарь. М.: Эксмо, 2007.
9. Иноземцев В. Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М.: Логос, 2000.
10. Новый энциклопедический словарь. М.: Большая Рос. энцикл., РИПОЛ КЛАССИК, 2004.
11. Ольшевский В. Г. Военная сфера в теории, идеологии и практике модернизации постсоветских обществ // Человеческий потенциал модернизации России (Стратегия опережающего развития — 2006): докл. и выст. на междунар. науч. конф. / под общ. ред. А. В. Бузгалина, А. И. Колганова. М.: Ленанд, 2006.
12. Ольшевский В. Г. Социально-экономические аспекты военной сферы: нужны новые подходы // Управление в социальных и экономических системах: матер. ХУ междунар. науч. -практ. конф. / ред. кол.: Н. В. Суша (предс.) и др. Мн.: МИУ, 2006.
13. Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. Современный экономический словарь. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2005.
14. СанистебанЛ. С. Основы политической науки / пер. с исп. М.: МП «Владан», 1992.
15. Теоретическая экономика. Политэкономия: учеб. для вузов / под ред. Г. П. Журавлевой и Н. Н. Мильчаковой. М.: Банки и биржи- ЮНИТИ, 1997.
16. Экономическая энциклопедия / науч. -ред. совет изд-ва «Экономика" — Ин-т экон. РАН- гл. ред. Л. И. Абалкин. М.: Экономика, 1999.
17. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой