Военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами в системе военно-экономической безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Военная наука


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. М. Кушнир
ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ С ИНОСТРАННЫМИ ГОСУДАРСТВАМИ
В СИСТЕМЕ ВОЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Можно по-разному относиться к тому, что основным конкурентным преимуществом Российской Федерации на мировом рынке является обладание огромными запасами полезных ископаемых, прежде всего нефти и газа. Но факт остается фактом — в других отраслях и сферах наша страна значительно отстает от высокоразвитых государств. В качестве исключения можно назвать мировой рынок вооружений, где наша страна на равных конкурирует с ними и обладает существенным потенциалом по экспорту высокотехнологичной продукции. Кроме того, последнее десятилетие наглядно показало, что экспорт продукции военного назначения является действенным инструментом обеспечения военноэкономической безопасности государства, поддержания и развития технологического потенциала оборонного комплекса
* * *
Как известно, система мировой торговли оружием имеет многовековую историю. Первые упоминания о трансграничных поставках средств ведения вооруженной борьбы датируются У-1У веком до н.э. и относятся к эпохе Древней Греции и Древнего Рима1. Между тем ни во времена господства рабовладельческого строя, ни строя феодального экспорт вооружений не имел широкомасштабного характера. Только переход к товарной форме производства и развитие на этой основе рыночных отношений стимулировали развитие мирового рынка вооружений.
Во-первых, до этого времени относительная простота вооружений ограничивала спрос на него на внешних рынках. Использование машинного производства и новых технологий обусловило кардинальное повышение производительности труда, что в свою очередь привело к революционным изменениям в области разработки средств поражения противника. Резко возросший по сравнению с предыдущими эпохами уровень развития науки и техники позволил создать новые средства вооруженной борьбы. При этом темп обновления основных видов вооружений до сего дня продолжает неуклонно возрастать. В таких условиях только относительно узкий круг высокоразвитых государств в состоянии собственными силами обеспечить удовлетворение военно-экономических потребно-
стей в вооружении и военной технике. Остальным приходится использовать закупки на мировом рынке либо различные формы военно-экономической интеграции.
Во-вторых, в эпоху формирования рыночных отношений появились массовые армии, требовавшие большого количества оружия как в военное, так и в мирное время. В этой связи для функционирования крупных военнопромышленных корпораций экспорт вооружений уже в конце XIX века приобретает существенное значение.
В-третьих, оборонный комплекс любого государства в первую очередь производит продукцию военного назначения для собственных вооруженных сил. При этом потребности в вооружении в мирное и в военное время имеют существенные отличия. Такое положение предопределяет необходимость содержания значительных мобилизационных мощностей, что является весьма затратным. Для государств, обладающих высокоразвитыми обороннопромышленными комплексами, роль экспорта продукции военного назначения в указанном аспекте неизмеримо возрастает.
По мнению автора, эволюция экономических отношений, связанных с развитием мирового рынка продукции военного назначения, получила достаточное освещение в научных работах отечественных и зарубежных ученых. Также достаточно подробно исследованы аспекты, касающиеся в нем нашей страны как в советский период, так и в условиях рыночной трансформации. В этой связи необходимо признать, что существующая система поставок российских вооружений является закономерным результатом длительного эволюционного пути.
Исходя из господствующей правовой точки зрения, в настоящее время она рассматривается в рамках системы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами. Автор статьи не преследует целью установить, насколько данная дефиниция адекватно описывает процессы, связанные с совершением экспортно-импортных операций в области продукции военного назначения. В русле позитивного подхода мы констатируем следующее: при значительной идентичности смыслового содержания такие понятия, как ВТС, экспорт вооружений, «торговля смертью», имеют существенные различия в эмоциональном плане. По удачному выражению К. Макиенко, военнотехническое сотрудничество стало изящным эвфемизмом, вытеснившим из военно-политического лексикона понятие «поставки вооружения и военной техники иностранным государствам"3.
Вне зависимости от того, рассматривается ли военно-техническое сотрудничество в рамках двухфакторных или многофакторных, одно- или многомерных моделей, необходимо признать, что анализируемый термин имеет отечественное происхождение4. Зарубежные партнеры, коллеги и конкуренты традиционно в данном контексте используют понятия «экспорт вооружений и военной техники, «торговля оружием» и т. п.
Впервые понятие военно-технического сотрудничества было использовано в нормативном акте в 1992 г., когда вышел в свет Указ Президента Р Ф № 507 «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с зарубежными странами"5. В указанном документе военно-техническое сотрудничество раскрывалось как экспорт и импорт вооружения и военной техники, а также проведение работ и оказание услуг в области в о е н н о — т е х н и ч е с к о г о с о -трудничества (разрядка автора). Естественно, подобный подход, граничащий с тавтологией, не мог быть признан продуктивным.
Анализ содержания последующих нормативных актов, регулирующих данную сферу, позволяет заключить, что генезис понятия «военно-техническое сотрудничество» шел по пути его смыслового расширения. Так, уже в 1995 г. в Указе Президента Р Ф № 1008 помимо трансфертов оружия и боевой техники, военных и двойных технологий в него были включены совместные научноисследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), производство, маркетинг и продажа изделий оборонного и двойного назначения.
Наконец, принятие в 1998 г. Федерального Закона «О военнотехническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» закрепило современную, предельно широкую трактовку данного понятия. В вышеупомянутом законе оно определяется в качестве деятельности в области международных отношений, связанных с ввозом и вывозом, в том числе с поставкой или закупкой, продукции военного назначения, а также с разработкой и производством продукции военного назначения6. При этом ВТС дифференцируется от военно-технической помощи, под которой понимается предоставление продукции военного назначения на безвозмездной или иной льготной основе иностранным государствам в соответствии с международными обязательствами РФ, требующее оплаты за счет средств федерального бюджета. Хотя, в некоторых случаях границы между военно-техническим сотрудничеством и военно-технической помощью являются весьма условными.
Естественно, нормативные подходы к выявлению сущности ВТС являются весьма важными, но далеко не единственными.
Так, весьма интересное определение военно-технического сотрудничества дает Л. Ивашов, рассматривающий его как «долгосрочный процесс, который в тесной взаимосвязи с военно-политическими интересами России, с учетом экономических и финансовых возможностей его субъектов представляет собой осуществление сотрудничества в области поставок вооружения и военной техни-
7
ки».
Похожую точку зрения в своих работах излагает А. Рыбас. Он утверждает, что ВТС представляет собой «деятельность уполномоченных на то органов государственной власти, учреждений, организаций и предприятий, связанную с разработкой, производством, реализацией или закупкой продукции военного назначения, а также с планированием, координацией, организацией и осуществлением международного обмена продукцией и услугами военного назначения"8.
Коллектив авторов под руководством С. В. Степашина дает следующее определение военно-технического сотрудничества с иностранными государствами: «…деятельность Российской Федерации в области международных отношений, связанных с ввозом и вывозом, в том числе с поставкой или закупкой продукции военного назначения, а также с разработкой, производством, модернизацией и
9
утилизацией продукции военного назначения».
Несколько иной аспект исследуемого понятия выделяет А. В. Колесников. По его мнению, под ВТС необходимо понимать особую форму деятельности государства, уполномоченных органов и хозяйствующих субъектов, связанную с разработкой, производством и продвижением товаров и услуг военного назначения на мировой рынок в политических и коммерческих интересах10.
Согласно материалам, изложенным в работах В. Кудашкина, военнотехническое сотрудничество следует рассматривать в нескольких ракурсах. Во-первых, как систему общественных отношений между государством и российскими производителями продукции военного назначения по поводу ее продвижения на мировой рынок. Во-вторых, как деятельность государства и уполномоченных им органов, направленную на управление отношениями по продвижению российской продукции военного назначения на мировой рынок оружия и установление устойчивых и длительных связей с иностранными государствами в этой области в целях обеспечения национальных интересов и соблюдения международных обязательств Российской Федерации11.
Как представляется автору, подход последнего из приведенных исследователей является весьма конструктивным. Дело в том, что он не только представляет направления деятельности субъектов военно-технического сотрудничества, но и выделяет ее цель — обеспечение национальных интересов. Именно в таком виде, с акцентом на реализацию военно-экономических интересов, следовало бы использовать термин «военно-техническое сотрудничество» в одноименном законе, поскольку действующая его редакция подчеркивает лишь техническую, процедурную сторону этого вопроса и не обеспечивает представления о военно-политической линии России в этом виде сотрудничества. Такой подход позволяет избежать некоторого смешения данного понятия с другими, близкими по смыслу, понятиями, такими как: «внешнеторговая деятельность в отношении продукции военного назначения», «поставки вооружения и военной техники», «экспорт вооружения и военной техники"12.
Военно-техническое сотрудничество, как правило, является частью масштабных программ экономического и политического сотрудничества, обеспечивающих глобальное позиционирование отечественного бизнеса, расширение сети национального присутствия и приобретение зарубежных активов. В этой связи В. Матвеев определяет военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами в качестве функции управления государства внешнеторговой деятельностью российских юридических лиц в отношении продукции военного назначения, направленной на продвижение российского вооружения и военной техники на мировой рынок, в цельях достижения долгосрочных экономических и политических национальных интересов по осуществлению масштабных программ сотрудничества и развития промышленной базы в це-
13
лом.
Сегодня необходимо констатировать, что отечественная система ВТС развивается достаточно динамично. Традиционно в оружейном бизнесе используют несколько наиболее объективных критериев оценки его эффективности: долю рынка, валовые поступления и т.н. перспективный портфель заказов (заявленные, но еще не подписанные контракты). Показатели каждого из них за последние годы существенно увеличились. Во-первых, на долю российского экспорта в современных условиях приходится около 15% всех мировых поставок14. Во-вторых, валовые поступления от военно-технического сотрудничества также неуклонно увеличиваются.
В-третьих, краткосрочная перспектива у отечественных спецэкспортеров тоже достаточно оптимистична: портфель заказов на поставку ПВН составляет около 30 млрд дол. Для сравнения — в начале 2000 г. аналогичный показатель не превышал 8 млрд дол. Не все из заявленных контрактов претворятся в жизнь, но сам факт того, что отечественное вооружение продолжает пользоваться спросом на мировом рынке, безусловен. В-четвертых, расширяется география отечественного экспорта ПВН. Так, в 2004 г. поставки осуществлялись в 57 стран, в 2005 г. — в 61 страну, а в 2006 — в 76 стран мира.
Как известно, наибольшим спросом пользуется российская авиационная техника: на нее приходится около 50% всех продаж. Более четверти поставок приходится на военно-морскую продукцию15. Остальное — на оружие ПВО, комплексы общевойскового боя, запасные части, комплектующие и различного рода оборонные услуги. Причем доля последних имеет тенденцию к ежегодному увеличению.
Достигнутые сегодня результаты являются закономерным следствием объективных и субъективных факторов.
Во-первых, при невысоком уровне сервисного облуживания и технического сопровождения отечественная ПВН является весьма конкурентоспособной по соотношению «цена — качество».
Во-вторых, к началу XXI века закончилась организационно-кадровая чехарда, сотрясавшая всю систему ВТС в 90-х гг.
В-третьих, руководство ключевым субъектом военно-технического сотрудничества возглавили лица, находящиеся в доверительных отношениях с главой государства, а соответственно, способные оказывать непосредственное влияние на принятие ключевых решений, даже выходящих за рамки ВТС. Поэтому неслучайно, что бывший директор ФГУП «Рособоронэкспорт» С. Чемезов неизменно входит в рейтинг двадцати наиболее влиятельных политиков России16.
В большинстве работ, посвященных рассмотрению проблем экспортных поставок отечественного вооружения, неизменно отмечается, что в современных условиях в отличие от советского периода приоритет отдается достижению эко-
17
номических, а не политических целей. Однако при кажущейся верности подобного вывода его абсолютизация является по меньшей мере преждевременной.
Во-первых, экономические и политические отношения являются настолько взаимосвязанными и взаимозависимыми, что их искусственное расчленение является контрпродуктивным. Неслучайно в советское время экономическая наука
развивалась в рамках отрасли знания, называемой «политической экономией». Видеть в этом исключительно идеологическую подоплеку, по нашему мнению, недальновидно. При прочих равных внешне — и внутриполитические отношения являются инструментом достижения экономических целей.
Во-вторых, утверждения о том, что экспортные поставки оружия в советское время с экономической точки зрения носили иррациональный характер, не соответствуют действительности. Даже безвозмездное оказание военнотехнической помощи всегда служит укреплению тесных экономических отношений, открывает для страны-экспортера дополнительные рынки сбыта в самых различных отраслях и сферах народного хозяйства государства-импортера.
18
В-третьих, оружие всегда было, есть и будет политическим товаром. Беспристрастный анализ принципов военно-технического сотрудничества показывает, что государственные интересы в рамках экспортных поставок являются определяющими.
Ключевым из них выступает приоритетность интересов Российской Федерации при осуществлении ВТС, подразумевающая сохранение и поддержание ее политических, экономических и военных интересов. Значение этого принципа связано со специфичностью потребительских свойств продукции военного назначения, относящейся к сфере особых политических интересов государства. Дело в том, что ВТС напрямую связано с интересами национальной безопасности, с сохранением независимости государства, его территориальной целостности и суверенитета19.
И то, что в отличие от времен Советского Союза в современных условиях большая часть поставок осуществляется на условиях платности, свидетельствует лишь о том, что сегодня в предоставлении военно-технической помощи нет настоятельной необходимости. Автор полагает, что динамика выбора приоритетов между возмездными и безвозмездными поставками носит реверсный характер. Поэтому в средне- и долгосрочной перспективе следует ожидать увеличения числа льготных поставок, расширения масштабов военно-технической помощи20.
Свидетельством тому выступает развитие внешне-экономических связей с Алжиром, Сирией и рядом других государств. Заключение сделок в сфере военно-технического сотрудничества все чаще и чаще обрастает специфическим оф-фсетом в виде списания многомиллионного долга страны импортера.
Тем не менее сегодня большинство контрактов в сфере поставок ПВН на мировой рынок оплачивается заказчиками в полном объеме. Таким образом, во-
енно-техническое сотрудничество способствует поддержанию и развитию отечественного ОПК, укрепления его научно-производственного потенциала, формирует условия для стабильного создания дополнительных рабочих мест. Ведь оборонная сфера традиционно объединяет интересы различных министерств и ведомств, разработчиков и производителей вооружений. Совмещение внешнеполитических и экономических интересов государства с интересами предприятий ОПК является в современных условиях важнейшей задачей.
Между тем как в средствах массовой информации, общественном сознании, так и в научных работах получило достаточно широкое распространение стереотипное мнение о том, что поставка отечественных вооружений за рубеж есть безусловное благо. Как утверждает автор, к подобным суждениям следует относиться предельно осторожно.
Во-первых, необходимо учитывать морально-этическую сторону вопроса. Почти вся продукция военного назначения, даже та, которая носит сугубо оборонительный характер, в конечном счете предназначена для нанесения вреда и прекращения жизни других людей. Во всех вооруженных конфликтах последнего столетия большая часть погибших и искалеченных приходилась на беззащитное и ни в чем не повинное мирное население. Практически во всех культурах на ар-хетипическом уровне убийство, вне зависимости от контента, рассматривается как поступок греховный, а следовательно, распространение средств убийства является соучастием в нем (т.е. поступком, по меньшей мере, не очень хорошим).
Автор ни в коей мере не призывает к распространению пацифистского подхода. Напротив, представляется возможным привести значительное число контраргументов. Однако игнорирование психоаналитических разработок в экономических исследованиях не может быть признано продуктивным21.
Во-вторых, любые контакты в области военно-технического сотрудничества необходимо рассматривать в ракурсе обеспечения национальной безопасности. Сегодня наши партнеры по ВТС могут являть собой образцы добросовестности. Однако рассчитывать на это в долгосрочной перспективе можно только с определенной долей вероятности. Тем более, что политические интересы, притязания, амбиции являются весьма динамичными. В этой связи никто не даст гарантии, что через определенное время тот или иной партнер не станет рассматривать огромные и слабозаселенные территории России в качестве зоны своих «жизненно важных интересов». И если вооруженный конфликт между Венесуэлой или Малайзией и Российской Федерацией даже в долгосрочной перспективе
8
относится к почти невероятным событиям, то по отношению к Китайской Народной Республике подобный оптимизм вряд ли будет оправдан. Поэтому ответ на вопрос о том, не окажется ли отечественное оружие, поставленное в рамках ВТС, в конечном итоге направленным против России или ее союзников, является далеко не праздным.
В-третьих, экспортные поставки ПВН в большинстве стран составляют незначительную долю от выпуска вооружений для собственных вооруженных сил. К сожалению, в Российской Федерации в 90-х гг. образовались существенные диспропорции в данной сфере. В течение ряда лет натуральные объемы экспорта существенно превосходили размеры поставок для нужд армии и флота. Мало того, многие образцы ПВН вообще поставлялись исключительно на экспорт. С одной стороны, это позволило сохранить технологические цепочки, уникальные производства, научно-исследовательские коллективы. С другой — доходы от экспорта существенно превосходили размеры прибыли, получаемой при выполнении заказов на поставку ПВН в Вооруженные Силы России. Поэтому, когда в последние годы государственный оборонный заказ (ГОЗ) стал увеличиваться, с некоторыми ориентированными на экспорт предприятиями ОПК стали возникать проблемы.
В-четвертых, сотрудничество в военно-технической сфере может наносить урон долгосрочным связям и интересам Российской Федерации. Для иллюстрации можно привести следующий пример. В марте 2007 г. Китайская Народная Республика передала Пакистану несколько истребителей JF-17 Thunder. Дело в том, что на этих самолетах установлены российские двигатели РД-93, которые производятся в РСК МиГ и поставляются в КНР по линии «Рособоронэкспорта» с 2005 г. Естественно, Китай не имеет права на реэкспорт таких истребителей в третьи страны. Мало того, поставка техники с отечественными комплектующими может повлечь за собой конфликт с Индией, с которой у России заключено межправительственное соглашение о непоставке Пакистану продукции военного назначения. В результате неправомерных действий китайских партнеров под угрозой могут оказаться российско-индийские военно-технические связи, объем ко-
22
торых, по самым скромным оценкам превышает 1,5 млрд дол. в год.
Между тем, другой поставщик ПВН в Индию — Франция с успехом продвигает свои вооружения и на пакистанский рынок, не обременяя себя какими бы то ни было обязательствами. Получается, что наши конкуренты занимают в этом вопросе более гибкую позицию.
Поэтому при, безусловно, позитивной оценке роли военно-технического сотрудничества с иностранными государствами в укреплении военноэкономического потенциала РФ вышеизложенные соображения требуют обязательного учета. Кроме того, военно-техническое сотрудничество должно рассматриваться не как цель (и тем более не как самоцель), а как средство достижения определенных экономических и политических целей. При этом обеспечение интересов военно-экономической безопасности должно выступать в качестве основного и безусловного приоритета.
1 См.: Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь: В 38 т. СПб., 1911. Т. 22. С. 218 -219.
2 См. подробно: Бартенев С. А. Военно-промышленный комплекс. Мировая экономика: Учебник. М.: Юрист, 1999- Бузуев А. В. Международный военно-промышленный бизнес: Зарубежная деятельность военно-промышленных монополий Запада. М.: Международные отношения, 1985- Козырев А. В. Торговля оружием в политике империализма. М.: Международные отношения, 1985- Власьевич Ю. Во что обходятся народам империалистические войны. М.: Воен-издат, 1981- Кузык Б. Н. и др. Россия на мировом рынке оружия. М.: Военный парад, 2001- Га-нискаров Ф., Каменев В. Оружие России: 2001−2002. М.: Военный парад, 2001- Кузык Б. Н. Оборонно-промышленный комплекс России: прорыв в XXI век. М.: Русский биографический институт, 1999- Горностаев Г. А. Внешние военно-экономические связи России: проблемы развития и пути их решения. М.: ВНИИВС, 2002- Мужжавлева Т. В. Военно-техническое сотрудничество с зарубежными странами и военно-экономический потенциал России: Монография. М.: ВУ- «Руссика», 2005- Энгельбрехт, Ханиген Торговцы смертью. М.: Социальноэкономическое издательство, 1935.
3 Макиенко К. Роль военно-технического сотрудничества в отношениях между Востоком и Западом // Экспорт обычных вооружений. 1996. № 6. С. 10.
4 См.: Матвеев В. В. Военно-техническое сотрудничество Российской Федерации со странами Африки: состояние и перспективы развития: Дис. … канд. экон. наук. М.: Воен. ун-т, 2007. С.
18 — 19.
5 См.: Указ Президента Р Ф от 12 мая 1992 г. № 507 «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с зарубежными странами» (с изменениями от 5 октября 1995 г.) // Гарант. Правовая система (приводится по состоянию на 30. 07. 2007 г.) — Кудашкин В. В. Научнопрактический комментарий к Федеральному закону «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами». М.: Международные отношения, 2002. С. 163.
6 См.: Федеральный закон от 19 июля 1998 г. № 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» // Российская газета. 1998. 23 июля.
7 Ивашов Л. Безопасность через сотрудничество // Военный парад. 1997. № 3. С. 92−93.
8 Рыбас А. Л. Стратегический анализ мирового рынка вооружений и обеспечение национальной безопасности России: Монография. М.: Русский биографический институт, 2001. С. 17.
9 Военно-техническое сотрудничество России на рубеже веков / Под ред. С. В. Степашина. М.: Финансовый контроль, 2002. С. 59.
10 См.: Колесников А. В. Военно-техническое сотрудничество Российской Федерации в современных условиях: Дис.. канд. экон. наук. М.: Воен. ун-т, 2004. С. 21.
11 См.: Кудашкин В. В. Военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами: понятие, принципы и правовой режим // Государство и право. 1998. № 9. С. 73.
12 См.: МатвеевВ.В. Указ. соч. С. 22.
13 См.: Там же. С. 30.
14 По оценке автора, валовая емкость мирового рынка ПВН превышает 45 млрд дол. США.
15 Структура экспортных поставок 2005 года в данном отношении не является показательной (тогда на военно-морскую тематику пришлось более 50% выполненных контрактов).
16 См.: Родин И., Литовкин В. Чемезов теряет прозрачность // Независимая газета. 2007. 17 апреля.
17 См. например: Артяков В. В. Об оффсетной деятельности России в государстве Кувейт. М. :
Промэкспорт, 2000- Бельянинов А. Ю. Оценка государственным посредником инвестиционной привлекательности предприятий-исполнителей контрактов в сфере военно-технического сотрудничества: Дис. … канд. экон. наук. М., 2002- Ванинян В. Н. Организационно-
экономические аспекты государственного регулирования производства вооружения, разоружения и военно-технического сотрудничества: Дис. … канд. экон. наук. М. :РАГС, 2001- Гани-скаров Ф., Каменев В. Оружие России: 2001−2002. М.: Военный парад, 2001- Лященко В. П. Торговля оружием в России: некоторые вопросы организации и экономики. М.: Новый век, 2001- Рыбас А. Л. Стратегический анализ мирового рынка вооружений и обеспечение национальной безопасности. М.: Русский биографический институт, 1998- Чемезов С. В. Военнотехническое сотрудничество России с иностранными государствами: опыт организационного проектирования. М.: ЦИБОБ РЭА, 2001- Юдин В. В. Введение в торговлю оружием. М.: РАГС, 2000.
18 См.: Александров И. Оружие — товар политический (Сразу после избрания в Бюро Высшего совета «Единой России» генеральный директор «Рособоронэкспорта» Сергей Чемезов ответил на вопросы РГ) // Российская газета. 2006. 4 декабря.
19 См., например: Романова Е. Ю. Обеспечение экономической безопасности Российской Федерации во внешнеторговой деятельности (на примере оборонно-промышленного комплекса): Дис. канд. … экон. наук. М.: Воен. ун-т, 1999.
20 Подобные прогнозы будут оправданны при неизменности динамики основных макроэкономических показателей и существующей геополитической ситуации.
21 См., например: Белянин А. Даниел Канеман и Вернон Смит: экономический анализ человеческого потребления (Нобелевская премия за чувство реальности) // Вопросы экономики. 2003. № 1. С. 4 — 23.
22 См., например: Грицкова А., Строкань С. Между Россией и Индией пролетел китайский истребитель КНР поставила в Пакистан самолеты с двигателями из РФ // КоммерсантЪ Daily. 2007. 15 марта.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой