Экологическая безопасность Каспийского моря в условиях нефтегазодобывающей деятельности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЭКОЛОГИЯ
УДК 551. 4:502. 7
Д. Н. Панасенко Кафедра уголовно-правовых дисциплин
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ КАСПИЙСКОГО МОРЯ В УСЛОВИЯХ НЕФТЕГАЗОДОБЫВАЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Общие положения. Экологическая безопасность Каспийского моря включает в себя охрану водных ресурсов, воздушного бассейна, земельных и биологических ресурсов и недр. При нефтегазодобывающей деятельности (НГДД) загрязняющее воздействие на окружающую среду имеет место на всех стадиях производственного цикла — при геологоразведочных работах, бурении скважин, добыче нефти и газа, их подготовке и хранении, транспортировке и переработке.
Экологический риск нефтяных загрязнений: мировой опыт. Среди статистических данных по экологическим рискам разливов нефти и загрязнения морей за 1997 г. установлено 13 545 аварийных инцидентов в море, из них 180 завершились нефтяными разливами объемом 180 тыс. т (Патин, 2001. С. 177). В таблице приведены частота и объемы нефтяных разливов в зависимости от вида деятельности. При этом принято считать, что поток нефти при авариях при производстве буровых и промысловых работ на само подъемной плавучей буровой установке не превышает 1% от суммарного нефтяного потока.
Частота и объемы нефтяных разливов при НГ ДД в международном море*
Тип работ и операций Количество разливов Общий объем разливов, т Средний объем одного разлива, т
Буровые и промысловые работы 4 762 191
Операции по хранению и перегрузке нефти 12 30 952 2 579
Перекачка по трубам 63 49 660 788
Танкерные перевозки суммарно 23 78 000 3 391
Суммарно 102 159 374 1 562
* Составлено по данным ЮББ, 1997- Еікіп, 1999.
С учетом того, что на трансграничном шельфе проложено более 100 тыс. км трубопроводов для перекачки нефтепродуктов, вероятность аварий на трубопроводах (см. табл.) оценивается величиной 6,3-Ю-4 км/год
при разовых утечках до 800 т и суммарных потерях нефти около 50 тыс. т/год. В частности, для проекта «Сахалин-2» (1997) аварии на нефтепроводах оцениваются вероятностью 1 • 10−3 утечек/км/год. Тем не менее трубопроводы являются более безопасным способом транспортировки нефти по сравнению с танкерным, где вероятность аварий с разливом более 160 м³ нефти составляет 5,3^ 10−7 на километр маршрута танкера, иначе -около 160 м³ разлива нефти на каждые 160 млн. т транспортируемой нефти, т. е. средняя частота разливов составляет 1,510−2 в год, а ДЛЯ проектов «Сахалин-1 «, «Сахалин-2», — до 1 • 10−2 разливов в год при возможных нефтяных разливах от 7 т до 670 т. При этом вероятность крупных аварий с разливом 5 тыс. т нефти составляет 9−10−4 разливов в год.
Нормативно-правовая база защиты моря. Разнообразие аварийных ситуаций и сложность поведения нефти в море вызвали к жизни разработку национальных планов (США, Англия) по ликвидации аварийных разливов нефти. В настоящее время этот вид деятельности превратился в индустрию. Например, затраты на ликвидацию последствий аварии танкера «Еххоп Yaldes» у берегов Аляски в 1989 г. составили 2,8 млрд долл. и потребовали усилий 10 тыс. человек в течение 2-х лет. Статистику подтверждает гибель парома «Меркурий-2» на Каспии в 100 км от Баку 22. 10. 2002 г. с 2 тыс. т нефтепродуктов (на глубину 300 м) (на Каспии …, 2002) и ноябрьская 2002 г. катастрофа танкера «Престиж» с 77 тыс. т мазута у берегов Испании.
В области охраны морей от аварийных разливов в отдельных странах получила развитие современная нормативно-правовая база: США приняли закон по борьбе с нефтяными разливами (Oil Pollution Act of 1990), разработаны две международные Конвенции (Брюссель): «О гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью» (1969) и «О создании международного фонда для компенсации ущерба от загрязнения нефтью» (1971). Накопленный опыт подтверждает, что оптимистические сценарии (Патин, 2001) являются исключением, а не правилом, особенно для замкнутого и мелководного Каспийского моря с замедленным водообменом и аккумуляцией нефти в литорали и на берегу. Поэтому в связи с широкомасштабными планами нефтегазодобывающей деятельности на Каспии требуется разработка межгосударственной стратегии прикаспийских государств и планов их реагирования в случае аварийных разливов нефти, направленных:
— на создание систем наблюдения и оповещения за загрязнениями моря как составной части глобального мониторинга и управления экоеи-стемой Каспия (Рыночные методы …, 2002) —
— картирование морской акватории и прибрежных зон с выделением наиболее уязвимых участков моря и побережья-
— моделирование вероятных траекторий и переноса нефтяных полей-
— создание информационного банка данных о действительном нефтяном загрязнении Каспийского моря (2003) для принятия решений при проведении экологических экспертиз и контроля хозяйственной и НГДД на море-
— разработку и осуществление программы защиты заповедных зон
(Зубанов, 2003) Северного Каспия с помощью боновых заграждений-
— установление класса опасности компонентов нефтяного загрязнения Каспийского моря и отходов НГДД в соответствии со ст. 14 ФЗ «Об отходах производства и потребления», ст. 51 ФЗ «Об охране окружающей среды» и приказом МПР РФ № 51 511 от 15. 06. 2001 г., если не для каждой скважины, то для каждого нефтегазового месторождения Каспия либо другого источника загрязнения-
— согласованное установление трансграничных лимитов на выбросы и сбросы загрязняющих веществ в природную среду моря в условиях хозяйственной и НГДД всех Прикаспийских государств, в т. ч. внедрение наилучших существующих технологий НГДД в целях достижения нормативов в области охраны окружающей среды моря, сохранения биологического разнообразия и установления государственного контроля «за выполнением международных договоров в сфере охраны водных биологических ресурсов» (Указ …, 1997). Кроме того, следует указать на назревшую необходимость разработки международной нормативно-правовой базы прикаспийских государств по предотвращению аварийных разливов нефти и реагированию, особенно в мелководных акваториях Северного Каспия, где в качестве основы следовало бы рекомендовать известные Постановления Правительства Р Ф № 613 от 21. 08. 2000 г. и № 240 от 15. 04. 2002 г., направленные на обеспечение экологической безопасности от нефтяных загрязнений, которые только в РФ составляют 1% общего объема добычи (около 3 млн. т в год). Предложение тем более актуально, так как с 1995 г. количество аварий на нефтепроводах России увеличилось на 20%, ежегодно — на 59 % (3−4 аварии на 1 000 км нефтепровода). РФ пока единственная страна, в которой существуют «нормативные потери нефти»: а) 420 т на 1 млн. т нефти при перевозке ж/д транспортом- б) при перекачке — 171 т на 1 млн. т нефти- в) при загрузке танкеров — 1 400 т на 1 млн. т нефти (Таргулян, 2002), в то время как потери нефти при перекачке по трубопроводам Западной Европы оцениваются (min/max) в 1 • 10−4/9• 10−4% (Гольдберг, 2001).
Загрязнение Каспийского региона нефтяными промыслами.
Укажем, что интегральная эколого-экономическая оценка биопотенциала Северного Каспия (российский регион) превышает 1,1 трлн. руб. (около 37 млрд долл. США). Эта величина сопоставима с возможной стоимостью экспорта углеводородного сырья. Кроме того, в отличие от нефти и газа, водные биоресурсы самовоспроизводимы и могут рационально эксплуатироваться длительное время. Нефть и газ относятся к невозобновляемым ресурсам, после их исчерпания территория станет непригодной для промышленного освоения. Необходимо приложить все усилия, чтобы она не стала такой же и в отношении экосистемы Каспийского бассейна.
Необходимы постоянный контроль (О мерах …, 1997) и международная независимая экспертиза технологии процесса разведки и добычи нефтеуглеводородного сырья, причем не только на Северном Каспии, но и по всему морю, так как между его частями постоянно происходит трансграничный водообмен. Следует предусмотреть выделение особых зон с запрещением всяких разработок вообще или с запретом этой дея-
тельности в период интенсивной миграции осетровых рыб, как это делается за рубежом. Например, на Аляске происходит приостановка работы нефтедобывающих комплексов на время миграции китов.
Проблема нефтяного загрязнения Каспийского моря приобрела особую остроту и злободневность в связи с предстоящим крупномасштабным освоением углеводородных запасов его шельфа всеми прикаспийскими государствами одновременно: к 2010 г. ожидается прирост добычи каспийской нефти на 250−350 млн. т (Бутаев и др., 1998). С момента открытия бакинской нефти в Южный Каспий поступило (при добыче и транспортировке) 2,5 млн. т сырой нефти, в результате чего на акватории Апшерон-Бакинского архипелага практически полностью уничтожены фито- и зообентос, созданы анаэробные условия в донных отложениях, а с 1961 г. первичная продукция фотосинтеза фитопланктона здесь сократилась в 50 раз (Салманов, 1999). Заметное ухудшение экологического состояния отмечено в последние годы и в прибрежных водах Туркменистана, Казахстана и России (Дагестан), где в организмах гидробионтов обнаружены паразитарные и патогенные бактерии, а многоядерные ооциты с цитотомией уже стали обычным явлением, присущим не отдельным локальным участкам Каспия, а едва ли не всей акватории моря (Бутаев, Кабыш, 2002). Помимо нефти, в море поступают опасные поллютанты, ксенобиотики и канцерогены. Однако анализ «динамики» экосистемы Каспия за двадцатый век (Бутаев и др., 1998- Касымов, 1994- Миронов, 1971- Патин, 2001) позволяет отнести нефтяное загрязнение к одному из основных факторов, определяющих экологическое состояние моря, причем нефтеуглеводороды выступают не только в качестве автономных токсинов, но и как вещества, усугубляющие негативное действие других поллютантов. Наряду с этим, на фоне большого числа работ, констатирующих нефтяное загрязнение Каспийского моря, и столь же многочисленных заявлений о возможностях его экологической катастрофы, данные об элиминации и деградации нефти в морской среде настолько скудны и противоречивы, что не позволяют сделать вывод о самоочищающей способности моря в отношении нефтяного загрязнения. По данным В. П. Иванова (Иванов, Сокольский, 2000), самоочищающая способность всей акватории Каспийского моря за летний период может достигать 9 тыс. т углеводородов в год, по другим оптимистическим сведениям (Бутаев, Кабыш, 2002) — 310 тыс. т, в слое 0−20 см 35 мкг/л сутки летом и 10 мкг/л. сутки зимой (всего за год 400 тыс. т). Здесь учтена как «свежая» антропогенная нефть (до 0,1% от планов освоения- по данным С. А. Патина — 10−4% от общих объемов добываемой на шельфе нефти), так и синтезируемая растениями и бактериями и «состарившаяся» нефть, поставляемая береговыми источниками и речными стоками. Что касается суммарных речных стоков рек Волга, Урал, Терек и д.р., то Р. Кап-лин (1994) сообщает, что в Каспийское море поступает более 132 тыс. т нефти в год (по сведениям С. А. Патина, только р. Волга дает 35 тыс. т нефти в год) наряду с бытовыми и сточными водами. Разведку и бурение скважин в акватории моря осуществляют наиболее интенсивно Казахстан и Азербайджан, в связи с этим наибольшее нефтяное загрязнение наблюда-
ется в районе Бакинской бухты и у прибрежных островов Азербайджана, где измеренное количество нефти колеблется от 0,03 до 562 мг/л (Касымов, 1994). Поэтому можно говорить, что концентрация нефти в 100 и более раз превышаст предельно допустимую концентрацию (ПДК) установленного стандарта качества воды (Экологические проблемы …, 2000). Кроме того, после повышения уровня моря степень загрязнения увеличилась, особенно в низменных береговых зонах Казахстана, тем более что неблагоприятные факторы окружающей среды антропогенного происхождения нефтяное и промышленное загрязнение, оказывают воздействие на живые организмы в течение относительно короткого периода временного процесса эволюции (Novak, 1985). Вследствие кратковременности влияния, указанные факторы не приводят к выработке зафиксированных в геноме рыб механизмов приспособления и помещение животных вне-благоприятные условия даже на длительные сроки не вызывает адаптации к нефтяным загрязнениям (Novak, 1985).
По сведениям «Вестника Каспия» на территории Казахстана в прибрежной зоне Каспия из-за несовершенства нефтепромысловых технологий образовались «водно-нефтяные озера» (Российские ученые, …, 2003) размером до 2 км, которые могут быть поглощены морем при нагонной волне высотой до 3-х метров, в т. ч. при колебаниях уровня моря. В связи С этим промысловые технологии на Каспии должны получить современную нормативно-правовую оценку. Сюда относятся и применение стандартов ГОЛФ Мексиканского залива транснациональными нефтяными компаниями (ТНК) АМОК и ВР на азербайджанском месторождении «Чи-раг-l» (дневная ПДК токсичности по пластовым водам составляет 72 м г/л, средняя ежемесячная — 48 мг/л морской воды) и сепарирование добытой нефти с использованием кессонов (ТНК ВР), На месторождении «Чираг» добытый из 17 скважин нефтепродукт содержит до 7% нефти, которая отделяется от пластовых вод и хим реагентов сепарацией благодаря разности плотности жидкостей (Насиров, 2002). Из верхней части сепаратора нефть (тонкий слой) откачивается насосами в трубопровод Сангальского нефтетерминала, а нижний слой жидкости и дренажные воды поступают в кессон — бездонную трубу диаметром до 2 м, погруженную нижней час-тыо в морскую воду на глубину до 12 м, предназначенный для дальнейшего отделения нефти и нефтепродуктов от воды. Верхняя нефтяная прослойка вновь откачивается из кессона на переработку, а через нижнее отверстие происходит неминуемый сброс токсичных веществ в Каспий, где и ожидается средняя ПДК — 48 мг/л. Если для Мексиканского залива глубиной до 2 км с соленостью до 70 мг такая технология является удовлетворительной, то для замкнутого мелководного Каспия с соленостью 12 мг кессонные устройства на морских платформах могут привести к необратимым экологическим изменениям и нарушению биоразнообразия. Здесь следует указать, что в мировой практике ТНК, ведущие НГДД, сами проводят ее тестирование и передают критериальные параметры по загрязнению в контролирующие госслужбы нефтегазодобывающей страны и в органы системы ISO (Швейцария). К сожалению, международный кон-
троль за этим процессом на Каспии не установлен, а Азербайджан до сих пор не имеет закона об экологии (Насиров, 2002. С. 67), аналогичного российскому № 7-ФЗ от 10. 01. 2002 г. «Об охране окружающей среды».
Верхнепалеозойская нефть шельфа и побережья Каспийского моря (Тенгиз, Кашаган) является угрожающим источником возможных катастрофических выбросов. Палеозойская нефть с экстремальным пластовым давлением до 1 100 атм, температурой 125−150 ос и агрессивными свойствами (сероводород до 20%) в случае разлива и катастрофических выбросов уничтожающе повлияют на биоразнообразие Каспийского моря. Укажем, что нефти, добываемые в Азербайджане, Туркмении, возможно, в будущем, в России, месторождения Центральное, Ялама-Самур, им. Корчагина и др., и Иране, имеют молодой надсолевой возраст с пластовым давлением всего 60 атм и температурой 35 °C. В них отсутствуют сернистые соединения. В частности, на скважине № 37 месторождения Тенгиз возник открытый фонтан нефти, который горел 398 суток, с 24. 06. 1985 г. по 27. 07. 1986 г. Высота пламени 180−200 м. Диаметр столба пламени до 50 м. Температура воздуха у устья скважины составляла 180−200 °С. Температура породы у устья скважины — до 440 °C. За время фонтанирования в воздухе сгорело 3,5 млн. т нефти, 1,7 млрд. м3 газа, из них 516 тыс. т сероводорода. Образовалось около 900 тыс. т сажи. Концентрация сернистого газа у устья скважины доходила до 1 100 ПДК, на расстоянии 500 м — 46 ПДК- 45 км — 42 ПДК- 100 км — 1 ПДК. Математическое моделирование показало, что радиус влияния нефтяного фонтана скважины № 37 составил 350 км и достигал Астраханского региона. Заболеваемость населения Атырауской области Республики Казахстан возросла в год фонтанирования скважины № 37 в 3 раза. Негативное влияние аварии испытали на себе 200 тыс. жителей области. Погибло 200 тыс. птиц (Тимантеев, Диарова, 2000).
В 2000 г. в шельфовой зоне Каспия на мелководье (глубина 3,5 м) в 70 км к юго-востоку от г. Атырау ТНК ОКИОК на структуре Восточный Кашаган вскрыла верхнепалеозойскую нефть (типа тенгизской) с пластовым давлением свыше 1 000 атм, температурой 110−130 °С, мощностью пласта 1 100 м, с содержанием серы в газе до 25%. Аналогичные нефти ожидаются на других структурах шельфа (месторождение Курмангазы). Эти месторождения представляют собой гигантскую «пороховую» емкость. Тем самым создается реальная, постоянная на многие годы, угроза возникновения катастрофических выбросов нефти и сероводорода в Каспийское море.
Влияиие колебаний уровия Каспийского моря на его загрязнение. В Северо-Восточном Прикаспии (Астраханская и Атырауская области) разрабатываются ресурсы месторождений нефти и газа, в том числе уникальные — Астраханское, Тенгиз и Восточный Кашаган (в 70 км к юго-востоку от г. Атырау). В Мангистауской области разведано 69 месторождений, из них на 27 ведется добыча нефти и газа. В 1998 г. в СевероВосточном Прикаспийском регионе добыто 18,2 млн. т нефти.
Современное повышение уровня Каспийского моря продолжалось
18 лет (1978−1995 гг.) и составило 2,5 м. В 1995 г. повышение уровня замедлилось и в настоящее время составляет 26,8 м «Михайлов и др., 1998). Последствия долговременного подъема уровня моря усугубляются влиянием ветровых (штормовых) нагонов. В мае 1988 г. на восточном побережье моря нагонные воды затопили часть месторождений Терень-Узек, Тенгиз и Прорва. 800 скважин оказались под водой. В море поступило большое количество нефти. При дальнейшем возможном подъеме уровня моря до отметки минус 25,0 м будут затоплены многие нефтяные месторождения, хозяйственные объекты, транспортные магистрали, высоковольтные линии электропередач и будет нанесен большой ущерб экосие-теме побережья Каспийского моря. Особую опасность поднятие уровня моря, расширение зоны затопления и эксплуатация нефтегазовых месторождений представляют для заповедников Северного Каспия.
Экологическую угрозу для Каспийского моря представляет проблема пересыхания хвостохранилища Кошкар-Ата (Мангистауская обл.), где хранятся отходы переработки ураносодержащих и редкоземельных руд. В хвостохранилище сброшено 355 790 тыс. т отходов активностью 11 242 кюри. В связи с остановкой производств уровень жидкой фазы в хвостохранилище Кошкар-Ата упал на 1,7 м. При этом из общей площади 77 км² на конец второго квартала 1999 г. оголилось 22 км² пляжей, из которых около 11 км — подвержены пылению. Кроме того, в хранилище радиоактивных отходов (РАО) РПГ «МАЭК» захоронено 6 031 т твердых РАО и 4 857 т жидких РАО с активностью 14 466 кюри. Источником экологической напряженности Прикаспия представляются также жидкие отходы в виде сточных загрязненных вод. Опасен для моря отстойник «Тухлая балка», где скопилось около 70 млн. м3 жидких отходов, сильно загрязненных нефтепродуктами (до 200 ПДК), фенолами (80 ПДК), хлоридами, солями аммония, сульфатами и тяжелыми металлами (медь, цинк, хром и др.). В результате подъема уровня Каспия морская вода приблизилась к отстойнику до 10 км. Во время штормового нагона воды расстояние от отстойника до моря сокращается ((Тимантеев, Диарова, 2000. с. 489] до 3 км.
Содержание тяжелых металлов (min/max) в южной и юго-западной частях Южного Каспия (на глубине 10 м) обусловлено близостью большого числа промышленных предприятий Ирана, мест добычи минеральных ресурсов и поступления в море иранских промышленных, городских и сельскохозяйственных сточных вод (мг/л) (Вареди, Афраз, 2002): свинца 22/50, меди 104/346, железа 80/96, цинка 204/653, концентрация которых находится на уровне европейских, японских и американских стандартов, установленных для морских рыб (Gardiller, Ма11се, 1984).
В заключение укажем, что на Северном Каспии добывается большое количество высоковязкой, высокометаллизированной и сернистой казахстанской нефти (Каражанбасс) методом внутрипластового горения. В ближайшем будущем применение этого метода нефтедобычи на Каспии будет расти, при этом строгий производственный экологический контроль, согласно требованиям ст. 67 ФЗ № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», является обязательным. При внутрипластовом горении имеющие место
сорбционные процессы продуктов горения могут привести к длительному загрязнению недр и зашлаковыванию пористого пространства, возможны также выбросы на поверхность образующихся в процессе горения нефти вредных веществ, что вызывает высокий уровень экологической озабоченности.
СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ
1. Бутаев А. М., Кабыш Н. Ф. Грозит ли Каспию нефтяное загрязнение // Современные проблемы Каспия: // Матер. междунар. конф., посвящ. 105-летию КаспНИРХ. 24−25 декабря 2002 г. — Астрахань: Изд-во КаспНИРХ, 2002. — С. 33−39.
2. Бутаев А. М., Рыбникова В. И., Гаджиев А. З. Бактериальное загрязнение прибрежных вод Каспия в районе Махачкалы // Вестн. днц РАН. — 1998. -№ 1. — С. 69−73.
3. Вареди Е., Афраз А. Современные проблемы Каспия // Материалы междунар. конф., посвящ. 105-летию КаспНИРХ. 24−25 декабря 2002 г. -Астрахань: Изд-во КаспНИРХ, 2002. — С. 379−381.
4. Гольдберг В. М. и др. Техногенное загрязнение природных вод углеводородами и его экологические последствия. — М., 2001. — 322 с.
5. Зубанов В. Заповедник расширяется // АиФ — Астрахань, № 6, февраль 2003 г. — С. 1.
6. Иванов В. П., Сокольский А. Ф. Научные основы стратегии зашиты биологических ресурсов Каспийского моря от нефтяного загрязнения — Астрахань: Изд-во КаспНИРХ, 2000. — 181 с.
7. Каплин Р. Экологическая ситуация в Каспийском море в условиях повышения уровня моря // Вода и развитие. — 1994. — № 1. — С. 9.
8. Касымов А. К. Экология Каспийского моря. — Баку: Изд-во АзерНИРО, 1994. — 236 с.
9. Миронов О. Г. Микроокисляющие организмы в море. — Киев: Наук. думка, 1971. — 420 с.
10. Михайлов В. М. и др. Являются ли недавний подъем уровня Каспийского моря и его последствия природной катастрофой // Вестник РФФИ. — № 4 (14). 1998. — С. 51−60.
11. На Каспии затонул паром «Меркурий-2» // Волга, № 158(24 271) от 24 октября 2002 г.
12. Насиров Р. Взгляд на экологию сквозь кессон // Вестник Каспия. — 2002. № 4. — С. 66−67.
13. О мерах по обеспечению охраны морских биологических ресурсов и государственного контроля в этой сфере // Указ Президента Р Ф от 29. 08. 1997 г. № 950 // СЗ РФ. — 1997. — № 35. — Ст. 4060.
14. Патин С. А. Нефть и экология континентального шельфа. — М.: ВНИРО, 2001. — 247 с.
15. Российские ученые предупреждают о возможных природных катастрофах // Вестник Каспия. — 2003. — № 1. — С. 57−58.
16. Рыночные методы управления окружающей средой // Под ред. А. А. Голуба. М.: ГУ ВШЭ, 2002. — 346 с.
17. Салманов М. А. Экология и биологическая продуктивность Каспийского моря. Баку: Изд-во АзерНИРО, 1999. — 400.
18. Таргулян О. Ю. Темные страницы черного золота: экологические аспекты деятельности нефтяных компаний в России. — М.: Гринпис России, 2002.
— 80 с.
19. Тимантеев О. А. Диарова Д. М. Аналитический обзор экологических рисков, приуроченных к побережью Северо-Восточного Каспия // Современные проблемы геофизики, геологии, освоения, переработки и использования углеводородного сырья: Материалы 1 Междунар. науч. -техн. конф. 18−19 декабря 2000 г., г. Атырау: В 2-х т. Т 1. — Атырау: Изд-во АИНг. -С. 485−490.
20. Указ Президента Р Ф от 29. 08. 1997. № 950 «О мерах по обеспечению охраны морских биологических ресурсов и государственного контроля в этой сфере» // СЗ РФ. — 1997. — № 35. — Ст. 4060.
21. Экологические проблемы Каспийского моря. — М.: ГЭФ / ПРООН / Всемирный банк, 2000. — 120 с.
22. Gardiner. J., G. Мапсе. Water quality stаndаrds arising form Еигореап community directives // Water research center. — 1984. No. 204.
23. Novak Th. S. // J. Neurochem — 1985. — Vol. 45, № 5. — Р. 1635−1641.
Получено 21. 01. 04
ENVIRONMENTAL PROTECTION OF ТНЕ CASPIAN SEA IN CONDITIONS OF OIL EXTRACTING
D. N. Рапа,^е^о
There hаvе bееn shown sources of pollution of the Саsрiаn Sea еnvirоnmеnt. These sources endanger ecological safety of the Caspian Sea. There has bееn offered the regime of sea safeguarding made оп the base of ecological risk which was established both Ьу world experience of the fight with oil pollution and Ьу the principles of ecologi^ and legal rationing maximal concentrations of pollutants.еге has bееn made analysis оf ecological danger that has much in соmmоn with ecological disaster during oil production in the Caspian Sea and its consequences for environmental safety of the Sea. №е environmental safety of the Caspian Sea was stipulated Ьу fluctuations of its 1еvе1 that leads to the flooding deserted oil fields in the eastern shores of the Caspian Sea оп the territory of Republic of Kazakhstan. In the present article there is given analysis of influence of methods of oil production оп water pollution. Also there have Ьееп shown ways of nature protection оп the ecological and legal base to prevent water pollution.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой