Семейно-брачные отношения в современном социокультурном пространстве России: региональный аспект

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 316. 356.2 ББК 60. 561.5 А 94
Афасижев Т. И. ,
Хрупин С. И.
Семейно-брачные отношения в современном социокультурном пространстве
России: региональный аспект
(Рецензирована)
Аннотация:
В статье приведены современные характеристики российской семьи, обусловленные глубокими социокультурными, экономическими, политическими, этническими, демографическими и иными процессами в жизни общества, их проявлениями на региональном уровне. Используется эмпирический материал, полученный в ходе социологических исследований в Республике Адыгея и Кабардино-Балкарии в 2000—2008 годах.
Ключевые слова:
Институт семьи и брака, детская рождаемость, брачность и разводимость, малые группы, демографическая ситуация, сельская семья.
Afasizhev T.I. ,
Khrupin S.I.
Family-marriage relations in modern sociocultural space of Russia: regional aspect
Abstract:
The paper provides the modern characteristics of the Russian family caused by profound sociocultural, economic, political, ethnic, demographic and other processes in life of a society, as well as by their displays at a regional level. The empirical material obtained during sociological researches in Adygheya Republic and Kabardin-Balkariya in the period of2000−2008 is used.
Key words:
Institute of family and marriage, children’s birth rate, marriage and divorce, small groups, a demographic situation, rural family.
Проходят века, тысячелетия, а интерес человечества к проблемам семьи, семейнобрачных отношений не угасает, а, напротив, обретает более яркие, более совершенные содержательные проявления. Современное научное знание, рассматривая семью как явление социально-историческое, допускает и иные подходы к данному феномену, ибо семьи различаются по характеру брака — моногамные и полигамные- по составу -индивидуальные (одна брачная группа) и «неразделенные», или «составные» (две или несколько брачных групп) — по форме «семейной власти» — патриархальные, управляемые отцом или одним из братьев, матриархальные, управляемые матерью, и «демократические», предполагающие равенство супругов.
В любом обществе семья имеет двойственный характер. Во-первых, это социальный институт, а во-вторых, это малая группа со своими закономерностями функционирования и развития. Отсюда ее зависимость от общественного строя, существующих экономических, политических, религиозных отношений и одновременноотносительная самостоятельность.
С институтом семьи тесно связан другой социальный институт — институт брака, который можно определить как санкционированную обществом, социально и личностно целесообразную, устойчивую форму половых отношений. Семья — это малая группа, основанная на родственных связях и регулирующая отношения между супругами, родителями и детьми, а также ближайшими родственниками. Отличительным признаком семьи является совместное ведение домашнего хозяйства.
В современных условиях внимание исследователей — социологов и психологов -практиков сосредоточено на двух архиважных назначениях семьи и семейно-брачных отношений: обеспечении сохранности семьи как важнейшего базового института
общества и обеспечении процесса социализации новых поколений. Выделение именно этих жизненноважных функций свидетельствует о том, что семья не справляется со своими обязанностями, что современное общество, в том числе и российское, столкнулось с «кризисом семьи». В докладе Национального Совета по подготовке и проведению Международного года семьи в Российской Федерации отмечается, что прямыми и косвенными показателями неблагополучия семей является: катастрофическое снижение рождаемости, самый высокий в мире показатель числа абортов, рост внебрачной рождаемости, очень высокая младенческая и материнская смертность, низкая продолжительность жизни, высокий уровень числа разводов, распространение альтернативных типов брака и семьи, рост случаев жесткого обращения с детьми в семьях и др. [1].
Конечно, в условиях глубокого социально-экономического кризиса, в котором продолжает жить постсоветское общество, кризисные явления захватили и сферу семейно-брачных отношений. Но и в этой ситуации семья не является самодовлеющей и даже самодостаточной величиной. И в прежние времена, особенно кризисные (например, эпоха упадка римской империи, разложение средневековья, годы разрухи, последовавшие после Октябрьской революции и гражданской войны в России) социальный институт семьи испытывал серьезные потрясения, побуждавшие многих говорить о & quot-кризисе семьи& quot-, но она все-таки выживала в самых тяжелых условиях и продолжала выполнять свои основные функции, пусть и в измененной форме. И в современных социальноэкономических и социокультурных условиях она продолжает оставаться одним из социальных устоев общества и одновременно одной из важнейших ценностей общества. Достаточно сказать, что подавляющее большинство населения России живет ныне в семьях. Проведенные в 2000—2008 гг. в Адыгее и Кабардино-Балкарии эмпирические исследования показали, что в многоступенчатой иерархии ценностей современная молодежь последовательно ставит на первое место семью [2].
Усиливающийся прагматизм и стремление к материальному достатку в обществе рыночных отношений, к счастью, пока не смогли отодвинуть на задний план традиционные ценности, прежде всего семейные, хотя и заметен процесс их замещения современными западными ценностными ориентациями.
Деструктивные явления, наблюдаемые в совершенном российском обществе, как, впрочем, и в благополучных западных странах, свидетельствуют о трансформациях в ценностных ориентациях человека, когда духовное содержание жизни вытесняется поисками материальных благ, достижений и удовольствий. Утрачивается и прежняя традиционная роль семейно-брачных отношений в структуре нравственно-этических ориентаций индивида, в то время как новые ориентации, которые бы эффективно решали задачи физического и духовного здоровья человека, не найдены. Ни один из известных государственных и социальных институтов не в состоянии выполнить то, с чем ранее справлялась семья. При этом, конечно, следует учитывать, что интенсивность процессов социально-экономического развития (особенно высокая в так называемых «переходных» обществах, к которым, в частности, относится современная Россия) оказывает на все общество и, следовательно, на семью как его важнейшую подструктуру чрезвычайно дестабилизирующее влияние, которое во многом маскирует более общую зависимость роста числа семейных проблем от общего уровня социально-экономического развития.
Модернизация социальных отношений в мире развивается по западному образцу [3]. Этот процесс происходит и в брачно-семейной сфере. При этом восточная модель брачно-семейных отношений (власть мужа, святость супружества, многодетность, непопулярность развода) остается неизменной тысячелетиями, тогда как западная модель (супружеское партнерство, малодетность, разнообразие типов и вариантов семейных структур) испытывает быстрые и кардинальные изменения на протяжении всего нескольких столетий. Именно западная цивилизация брачно-семейной моногамии
демонстрирует новые формы брака — бигамию, групповой брак, партнерство вне брака и т. п.
В России, как и на Западе, за последнее время широко распространяется сожительство — гражданский брак, когда мужчина и женщина живут вместе, ведут совместное хозяйство, воспитывают своих детей. За последнее время в сознание россиян настойчиво насаждаются получившие распространение на Западе «альтернативные» формы брака: семья-коммуна, свинг, а также однополое сожительство.
ГРАЖДАНСКИЕ браки уже перестали быть в российском обществе диковинкой. И хотя ученые еще затрудняются с их точным подсчетом, невооруженным глазом видно, что их становится все больше.
Незарегистрированные браки — явление для нашей страны далеко не новое. Они существовали на всем протяжении советской истории, просто говорить о них было не принято. А главное, штамп в паспорте был необходим человеку для более комфортного существования в советском обществе-для партийной и служебной карьеры, выезда за рубеж. С начала 90-х годов эти причины практически перестали быть актуальны и число браков стало уменьшаться. Однако, по мнению социологов фонда «Общественное мнение», это компенсировалось ростом доли неофициальных союзов.
Впервые официальные данные о распространенности незарегистрированных союзов в масштабах всей страны были получены во время переписи 2002 года. Выяснилось, что примерно 10 процентов заявленных браков незарегистрированы.
Исследования социологов свидетельствуют, что гражданские браки (они же -сожительства) — это не только «молодежное увлечение». Незарегистрированные отношения есть во всех возрастах, но в разных соотношениях. Зависимость примерно такая: в молодом возрасте соотношение зарегистрированных и незарегистрированных браков 50 на 50, в более старших возрастных группах доля сожительств снижается.
Согласно статистике, чаще всего после трех — пяти лет жизни в гражданском браке пара либо распадается, либо регистрирует свой союз. Однако считать гражданский брак только репетицией брака официального было бы неправильно. Для одних сожительство -это полноценная замена брачному союзу. Для других — это возможность проверить прочность чувств. Для третьих — до определенного срока удобный, но не заменяющий брак способ быть с близким человеком. При этом необходимо подчеркнуть, что степень ответственности партнеров в официальном и неофициальном браке все-таки различается.
Это не означает, что официальный брак счастливее, чем гражданский. Однако устойчивость брака все-таки находится в некоторой зависимости от того, зарегистрирован он или нет. В зарегистрированном браке люди вступают в юридические отношения друг с другом, и сам факт того, что так же юридически придется регулировать разрыв, вероятно, во многом предотвращает спонтанные расставания.
Что привлекает людей в незарегистрированных браках?
Видимо, брак-это некая жестко установленная культурная модель: вот это должна делать жена, а вот это — муж. Незарегистрированные отношения все-таки предполагают несколько большую степень свободы личности каждого из партнеров.
Появившаяся у женщин возможность самой заработать на себя и ребенка также способствует распространению сожительств. Среди причин нелюбви к пресловутому «штампу» может быть и неудачный опыт официального брака. А вот беременность теперь далеко не всегда вынуждает партнеров отправиться в ЗАГС [4].
Женщины нередко откладывают регистрацию отношений, говоря: «Я не хочу, чтобы он женился на мне только из-за ребенка». В среднем не незапланированная беременность, а именно решение завести ребенка становится одной из причин регистрации. Последние 10−20 лет отношения внутри традиционного брака становятся все более равноправными. Возможно, по мере эгалитаризации брака (большего равноправия партнеров) одна из причин привлекательности сожительства исчезнет. Но основное различие продолжит играть свою роль: сожительство — это договор частный,
никого, кроме двоих, не касающийся, брак — это договор с обществом, затрагивающий в том числе и детей [4].
Период трансформации современной семьи совпал с демографическим кризисом и нарастающей депопуляцией населения России, о которой предупреждали демографы еще 20 лет назад, при низкой рождаемости и высокой смертности, росте разводов, снижении числа браков сегодня «цена ребенка» оказывается очень высока, а ценность детства в обществе оказалась снижена.
По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., в России 145,2 млн человек, в том числе 142,5 млн российских граждан. В сравнении с предыдущей переписью (1989) численность уменьшилась на 1,8 млн человек. Общероссийская естественная убыль берет свое начало в 1992 г. Рождаемость упала до предельной величины. Абсолютное число родившихся снизилось почти в два раза: в 1987 г. было 2,5 млн, а в 2002 г. — 1,4 млн человек. Суммарный коэффициент рождаемости сегодня составляет 1,2, в то время как для обеспечения простого замещения поколения родителей поколением детей необходим суммарный коэффициент в размере 2,15. Правда, с 2001 г. отмечается некоторый рост уровня рождаемости. Число рождений выросло с 1266,8 тыс. в 2000 г. до 1311,6 тыс. в 2001 г., соответственно коэффициент суммарной рождаемости составил 1,25 против 1,21 в 2000 г., в 2008 г. заменет небольшой рост этого показателя в Адыгее — 1,8 (в 2002 г. он был равен 1,5). Скорость вымирания достигает 0,7% в год. При таких темпах деградации численность коренного народа сократится вдвое через 70 лет [5].
В обществе утверждается общий принцип социального отказа от семейности как фундаментального блага жизни, Девиантные формы отказа от детей привлекают внимание специалистов, но требует более серьезного изучения феномен соционормативного отвержения большинством россиян модели семьи с двумя-тремя и более детьми.
По разным причинам, в том числе из-за негативной социально-экономической ситуации, общество сегодня устойчиво ориентируется на однодетную семью- по последним данным, 54% семей имеют одного ребенка, 37 — двух детей, 9% - три и более. К сожалению, одна пятая часть супружеских пар бесплодна или не хотят иметь детей. В то же время около 30% рождений являются внебрачными, что негативным образом сказывается на здоровье родившихся [6]. В России происходит значительное сокращение репродуктивного потенциала россиянок. По сравнению с 1985 г. число нормальных родов в 1999 г. уменьшилось с 55,8% до 31,1% [7]. Патология беременности и родов становится в России одним из важнейших факторов, усугубляющих неблагоприятные тенденции рождаемости.
В последние десятилетия четко просматриваются негативные тенденции в брачносемейных отношениях среди молодежи. Ухудшение морального, социального, экономического состояния молодежи в целом, особенно семейной молодежи, связано с резко изменившимся политическим и экономическим укладом в стране. Хотелось бы особенно отметить, что за последние десятилетия среди студентов отмечается растущее положительное отношение к добрачным связям. Даже в традиционном адыгском обществе, где считалось крайне негативным рождение у незамужней девушки внебрачного ребенка, в настоящее время произошел сдвиг в представлении молодежи на этот счет: 12,6% опрошенных в ходе исследования, проведенного Калашаовой А. А. [8], ответили «ничего позорного в этом не вижу», 20,4% - «придется смириться». И все же 60% респондентов полагают, что «это позор для всего рода». В литературе этот факт расценивается как «свидетельство изменения социальных функций семьи и брака, их роли в жизни личности, как неотъемлемая черта процесса модернизации демографического поведения в целом» [9].
Разумеется, указанные факторы накладываются на общемировые тенденции снижения рождаемости, но действующие в России негативные причины ставят страну в наихудшее положение.
Острые социальные проблемы российской семьи выражаются сегодня в резком социально-экономическом расслоении общества, когда на одном полюсе находится 40% бедняков, в том числе 8% просто нищих, а на другом — 10% выигравших от проводимых экономических преобразований, включая слой 3−5% очень богатых людей [10], в постоянном дефиците государственного бюджета и невозможности социальной и географической мобильности- в ухудшении состояния здоровья населения, в том числе и семьи, демографической ситуации, проявляющейся в естественной убыли населения, в фундаментальных изменениях традиционных ролей членов семьи, особенно женщин- в росте количества неполных семей- в повышении коэффициента иждивенчества- в насилии в семье, социальном сиротстве и во многом другом.
Социально-экономический кризис сказался на сокращении числа детей в семье: возникают не столько жизненные проблемы, сколько чувство страха и неуверенности в том, что появившиеся дети получат должное воспитание и образование. Выявлена зависимость между социально-психологической атмосферой в семье и социальноэкономическими условиями ее существования, В наиболее тяжелой ситуации оказались замужние женщины, имеющие семью и детей и занятые на производстве. Семья ограничивает себя в удовлетворении практически всех потребностей, запаздывает за темпами трансформации общества и оказывается неспособной (и прежде всего — экономически) выполнять не только неспецифические, но и специфические свои функции.
Сельские жители по сравнению с городскими имеют несколько больший процент брачности (85,0 и 78,5% соответственно). Однодетные семьи встречаются у 41% опрошенных горожан и у 27,4% сельчан. Троих детей имеют соответственно 7,6 и 16,5%. Малодетную семью в качестве идеальной для себя модели определили 70,2% городских семей и 57,1% сельских, в то время как трех и более детей хотели бы иметь соответственно 29,8 и 42,7% [10].
Становление, функционирование и развитие сельской семьи в решающей степени обусловлено процессами социально-экономического, традиционно-культурного, конкретно-исторического характера, которые протекают несколько различно в городе и сельской местности.
Сельская семья в Адыгее, например, сохраняет некоторые признаки традиционной семьи с производственно-семейным принципом организации жизни. Основной экономической единицей во многих сельских семьях выступает семейное домохозяйство. В таких семьях сильна система ценностей фамилизма: долг, семейная ответственность, ценность детей как залога благополучной старости родителей, доминирование авторитета родителей и родственников. Вместе с тем внесемейная мобильность детей в сельских семьях значительно отличается от традиционной. Дети все реже стремятся наследовать социально-профессиональный статус родителей, и их жизненные планы — вне пределов села — не всегда совпадают с планами родителей.
В сельской местности медленнее происходят изменения, связанные с последствиями «бытовой революции». Бытовая техника, предназначенная для улучшения быта и облегчения домашнего труда, остается пока недоступной для большинства сельских семей по причинам дороговизны. Вследствие этого члены семьи много свободного времени тратят на так называемую домашнюю работу. На селе слабо развита сеть дошкольных учреждений, система общественного питания и здравоохранения [11].
Растет число одиноких матерей и их детей. Так, если в 1993 г, доля детей, родившихся в России у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке, составляла 18%, то в 1997 г, она превысила 25%. Значит, ежегодно каждый четвертый-пятый новорожденный становится ребенком из неполной семьи, относимой обычно к семье риска. Лишь 25% детей живут в полной семье, т. е. с отцом и матерью [11]. В многоразводных и малодетных семьях больше всего страдают дети, рано лишающиеся отцов, — поколения, сформированные в этой ситуации, несут на себе клеймо аморальности и нигилизма, социальной патологии и делинквентности.
Катастрофические размеры приняло социальное сиротство несовершеннолетних, жестокое с ними обращение. В категорию «социальных сирот» попадают дети, имеющие родителей, но вынужденные жить вне своего дома — в детских домах, приютах, интернатах. Официальная статистика показывает, что численность «социальных сирот» составляет сегодня более 685 тыс. человек. По данным МВД РФ, ежегодно из дома убегают более 90 тысяч юных россиян по причине плохого обращения с ними родителей [13].
Существенным признаком деформации семейно-брачных отношений стало изменение общественного мнения о разводе, который по существу воспринимается не как драматическое и негативное в целом событие в жизни семьи, а как норма супружеских отношений.
Причины разводов можно свести к следующим факторам:
— неустойчивость или неразвитость личности (легкомысленный брак, вредные привычки, грубость, измена и т. п.) —
— условия жизни семьи (жилищные, материальные и т. п.) —
— объективная невозможность продолжать совместную жизнь (душевное заболевание, бесплодие и т, п.) —
— массовый алкоголизм, экономический кризис, безработица, чувство нестабильности и депрессии как характерные черты состояния российского общества.
Однако все эти факторы являются лишь внешними показателями, сигнализирующими о кризисных процессах, протекающих в институте семьи, о комплексе проблем внутрисемейного взаимодействия, накопившихся за время существования брака.
Развод в современных условиях стал механизмом, понижающим ценность брачносемейных отношений. Те, кто разведен, отрицательно относятся к браку и в подавляющем большинстве не регистрируют свои супружеские отношения в новых семьях. Исследователями института семьи отмечается: повсеместно произошло изменение
отношения к разводам, которые зачастую не считаются отрицательным моментом. Результаты проведенного опроса в Республике Адыгея подтверждают этот вывод ученых: 25,6% молодых людей относятся к разводу положительно, так как «развод дает свободу от семейной рутины», 12,2% считают, что развод способствует возможности личностного роста. Вместе с тем большая часть опрошенных — 62,2% - считает: «возможность развода — это результат необдуманного шага». Высокий процент разводов дополнительно инициирует малодетность в семье.
Современный развод в России характеризуется тем, что дети и их количество не удерживают супругов в конфликтной семье от развода. В условиях высокой разводимости и отсутствия механизма социального регулирования этого процесса феномен разводимости регенерируется детьми, выросшими в распавшихся семьях. В результате дети, выросшие в семье с од ним родителем, в основном с матерью, получают семейный опыт разведенных родителей, который затем переносят в свою собственную семейную жизнь, утверждая его как норму. Если в послевоенные годы говорилось о послевоенном поколении, сиротстве и безотцовщине, то сегодня можно смело говорить о поколении детей разведенных родителей. Большинство разводов (30%) в современной семье приходится на ответственный период подростковой социализации детей.
Современное состояние семейно-брачных отношений в российском обществе свидетельствует о том, что один из важнейших для жизни его граждан социальный институт занимает пока подчиненное положение, зависит от других социальных институтов, и более всего от института государства. Правда, в последние пять лет заметны некоторые улучшения в государственной семейной политике, социальной защите семьи, материнства и детства. Однако эти первые шаги в направлении приоритетности интересов семьи над иными социальными интересами еще не дают реальной возможности каждому гражданину почувствовать большие преимущества в семейном браке жизни по сравнению с несемейным.
В этих условиях необходима социально значимая деятельность государства, основные направления которой можно свести к следующему:
1. Поднять уровень и роль доходов в экономике семьи, укрепить ее экономическую самостоятельность. Это означает: отказаться от пережитков патерналистской стратегии государства, свойственной дорыночной социально-экономической системе, изменить соотношение платных и бесплатных услуг в структуре жизненных благ в сторону платных. Но для этого заработная плата работника должна стать достаточной для содержания его самого и его семьи.
2. Создать материально-финансовые, социальные, правовые и психологические предпосылки для возрождения и расширения производственной функции семьи. В условиях становления рыночных отношений этому будут способствовать различные виды частной (семейной) собственности: фермерские хозяйства, семейные промышленные, торговые, коммунальные и иные предприятия, а в государственном секторе экономики -семейный подряд и надомное производство.
3. Изменить отношение общества к ведению домашнего хозяйства, уравнять его в правах с другими формами хозяйств и производства. В частности, следует женщин, занятых воспитанием детей, надомным трудом, уравнять в правах на социальное страхование и помощь государства в случае болезни и получении пенсии по возрасту с теми женщинами, которые работают на государственных, частных, смешанных предприятиях и в учреждениях.
4. Более адресно, дифференцированно и последовательно проводить политику материальной поддержки многодетных и мало обеспеченных семей, включая выплату компенсаций, выделение денег на детское питание и одежду, школьные учебники и т. п.
5. Проводить в жизнь политику поддержки молодых семей, заключение трудовых договоров с гарантиями предоставления единовременного кредита на приобретение (строительство) жилья, на обзаведение домашним хозяйством, предметами длительного пользования и т. п.
6. Увеличить ежемесячные пособия одиноким матерям на детей, приведя их в соответствие с прожиточным минимумом и соответствующей индексацией.
7. Разрабатывать и внедрять научно обоснованные и практически ориентированные программы социальной помощи семье, психолого-педагогического содействия супругам, родителям и детям с целью стабилизации семейных отношений, упрочения семьи как важного социального организма воспроизводства человека и общества, их полноценного развития.
Семейная политика — это деятельность государства, политических партий, общественных, религиозных организаций, групп интересов и т. п., направленная на возрождение семьи, семейного образа жизни, утраченной на длительном историческом пути фамилистической культуры общества, возвращение семье присущих ей социальных функций, укрепление семьи как социального института.
Будущее России зависит от крепости и благополучия семьи. И общество, государство обязаны повысить уровень социальной защищенности молодых семей, принять неотложные меры, направленные на охрану материнства и детства.
Примечания:
1. О положении семей в Российской Федерации. М., 1994. С. 13−25, 31, 36, 114.
2. См.: Бондаренко Д. О. Проблемы молодой семьи и региональная политика: автореф. дис. … канд. социол. наук. Пятигорск, 2007- Делова Л. А. Социокультурные факторы межэтнической брачности: автореф. дис. … канд. социол. наук. Майкоп, 2001- Зейтунян М. А. Межэтнический брак в системе социально-ценностных взаимодействий студенческой молодежи Республики Адыгея: дис. … канд. социол. наук. Майкоп, 2006- Калашаова Д. А. Свадебная обрядность адыгов (социологический аспект): автореф. дис. … канд. ист. наук. Майкоп, 2009- Шеуджен С. Г. Социокультурная динамика быта сельской семьи. Майкоп,
2007. 26 с.- Асанова Э. С. Межэтническое взаимодействие в условиях национально-смешанных семей Республики Адыгея (социологический аспект): автореф. дис. … канд. социол. наук. Майкоп, 2009. 22 с.
3. Парсонс Т. Л. Система современных обществ / под ред. М. С. Ковалевой. М., 1997.
4. См.: Российская газета. 2007. 11 мая- Материалы социологических исследований аспирантов и соискателей кафедры философии и социологии АГУ. 1995−2008 гг. / Л. А. Делова, М. А. Зейтунян, Е. А. Панина, Э. С. Асанова С.Г. Шеуджен, Д. О. Бондаренко, Д. А. Калашаова.
5. Гундаров И. А. Качество жизни в России: хуже некуда // Советская Россия. 2004. 18 мая.
6. Римашевская Н. М. Социальная политика в стратегии российского развития: последствия экономических трансформаций // Россия и современный мир. 2003. № 4 (41). С. 11−12.
7. Коткова И. Л. Репродуктивное здоровье россиянок // Народонаселение. 2002. № 4. С. 30.
8. Калашаова Д. А. Современная свадебная обрядность адыгов (социологический анализ): автореф. дис. … канд. социол. наук. М., 2009. С. 21.
9. Демографическое будущее России / под ред. Л. Л. Рыбаковского, Г. Н. Кареловой. М., 2001. С. 10.
10. Римашевская Н. М. Социальная политика в стратегии российского развития: последствия экономических трансформаций // Россия и современный мир. 2003. № 4 (41). С. 10- См. также: Римашевская Н. М. Человек и реформы: секреты выживания. М., 2003. С. 116.
11. Шеуджен С. Г. Сельская семья в условиях социальных перемен в стране // Вестник АГУ.
2008. Вып. 8. С. 194.
12. Карцева Л. В. Модель семьи в условиях трансформации российского общества // Социологические исследования. 2003. № 7. С. 96.
13. Бреева Е. Б. Социальное сиротство. Опыт социологического обследования // Социологические исследования. 2004. № 4. С. 45.
References:
1. About position of families in the Russian Federation. M., 1994. P. 13−25, 31, 36, 114.
2. See: Bondarenko D.O. Problems of young family and a regional policy. Thesis abstract for Cand. degree. Pyatigorsk, 2007- Delova L.A. Sociocultural factors of interethnic marriage. Thesis for Cand. degree. Maikop, 2001- Zeitunyan M.A. Interethnic marriage in system of social — axiological interactions of students in Adygheya Republic. Thesis abstract for Cand. of Sociol. Degree. Maikop, 2006- Kalashaova D.A. Wedding ceremonialism of Adyghes (sociological aspect). Thesis abstract for Cand. Degree. Maikop, 2009- Sheudjen S.G. Sociocultural dynamics of a life of rural family. Maikop, 2007. 26 pp.- Asanova E.S. Interethnic interaction in conditions of national mixed families of Adygheya Republic (sociological aspect). — Thesis abstract for Cand. Degree. Maikop,
2009. 22 pp.
3. Parsons T.L. System of modern societies / Ed. M.S. Kovaleva. M., 1997.
4. See: Russian newspaper, No 97, May 11, 2007- Materials of sociological researches of post-graduate students and competitors of faculty of philosophy and sociology of Adyghe State University. 1995−2008 (Delova L.A., Zeitunyan M.A., Panina E.A., Asanova E.S., Sheudjen S.G., Bondarenko D.O., Kalashaova D.A.).
5. Gundarov I.A. A quality of life in Russia: worse than ever // Soviet Russia. 2004, May 18.
6. Rimashevskaya N.M. Social policy in strategy of the Russian development: consequences of economic transformations // Russia and the modern world. 2003, No. 4. (41). P. 11−12.
7. Kotkova I.L. Reproductive health of Russian women // Population. 2002, No. 4. P. 30.
8. Kalashaova D.A. Modern wedding ceremonialism of Adyghes (sociological analysis). Thesis abstract for Cand. Sociol. Degree. M., 2009. P. 21.
9. The demographic future of Russia // Ed. L.L. Rybakovsky, G.N. Karelova. M., 2001. P. 10.
10. Rimashevskaya N.M. A social policy in strategy of the Russian development: consequences of economic transformations // Russia and the modern world. 2003. No. 4 (41). P. 10- see also: Rimashevskaya N.M. The person and reforms: secrets of a survival. M., 2003. P. 116.
11. Sheudjen S.G. Rural family in conditions of social changes in the country. Bulletin of Adyghe State University, Issue 8, 2008. P. 194.
12. Kartseva L.V. A model of family in conditions of transformation of the Russian society // Sociological researches. 2003. No. 7. P. 96.
13. Breeva E.B. Social orphanage. Experience in sociological inspection // Sociological researches. 2004. No. 4. P. 45.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой