Проблемы аномии, конфликтного бытия в западной психологической религиозной традиции и поиск преодоления состояния отчужденности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОБЛЕМЫ АНОМИИ, КОНФЛИКТНОГО БЫТИЯ В ЗАПАДНОЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ТРАДИЦИИ И ПОИСК ПРЕОДОЛЕНИЯ СОСТОЯНИЯ ОТЧУЖДЕННОСТИ
© Политкина К. И. *
Пятигорский государственный лингвистический университет, г. Пятигорск
В статье предпринят комплексный анализ ряда философско-психо-логических концептов с точки зрения их присутствия в трудах отдельных представителей американской психологии религии. Автор анализирует проблему возможности преодоления конфликтных ситуаций, отчужденного существования индивидов посредством религиозного обращения, восполнения недостающих межличностных и групповых социальных контактов, разорванности социальных отношений, действия психотерапевтической функции религиозного феномена.
Ключевые слова: аномия, конфликтное бытие, конфликт, отчуждение, пастырская психология, религиозное сознание, религиозно-нравственные отношения, религиозный культ, средства массовой информации.
Среди комплекса религиоведческих дисциплин привлекает внимание научное пространство сравнительно молодой и перспективной исследовательской области — психологии религии, тесно связанной с философией религии, феноменологией религии, социологией религии. Первоначально психологические исследования сакральных проблем происходили в рамках конфессионально-психологического анализа религиозных построений. Становление светской психологии религии произошло в XIX веке в процессе взаимодействия между либерально-протестантской теологической традицией, пастырской психологией, философией религии и генезисом стремительно развивающейся психологической отрасли знаний со всем ее солидным теоретическим и практическим потенциалом. Ученые-психологи не обходили вниманием и сейчас активно используют отсылку к философским, социологическим, культурологическим концептам [14]. В истории психологии религии в США отчетливо выделяются три периода:
— 80-е гг. XIX в. — начало 30-х гг. XX в. -
— 30−40-е гг. XX в. -
— 50-х гг. XX в. — начало XXI в.
Среди категорий, представленных в западных психологических и религиозно-философских произведениях, в частности в пастырской психологии
* Доцент кафедры Инноватики, рекламы и маркетинга, кандидат философских наук, доцент.
(Pastoral Psychology) внимание привлекают так называемые страдательные концепты, связанные с аномичным, отдаленным, ограниченным, конфликтным бытием верующего индивида в условиях информационного общества. Данные построения имеют социальное происхождение и постоянную прописку (постоянный статус) в духовной сфере современной кризисной цивилизации. Мы неоднократно обращались к концептуальному анализу существа современной цивилизации и исследовали сущностные основания таких ее надстроечных аспектов, как духовная культура в целом, мораль, право, религиозное сознание, религиозно-нравственные отношения, искусство и художественно-образное отражение действительности, образовательная среда, средства массовой информации (в частности, телевидение, популярные сайты Интернета) и т. д. с точки зрения присутствия в них аномии и отчужденности [см., в частности: 6, с. 124−126- 7, с. 29−30- 8, с. 139−141]. Напомним, что под аномией мы понимаем состояние общественного и индивидуального сознания, при котором неустойчивость социальных и моральных императивов и правил приводит к тому, что большинство населения оказывается «вне» общества, в той или иной степени вступает в конфронтацию с нормативными предписаниями социума. Культурные построения, религиозные отношения и произведения художественно-образной сферы находят свое специфическое преломление в средствах массовой информации и виртуальном пространстве, порождая множество коллизий и искажений. В этом плане наш исследовательский интерес привлекают работы политолога С. В. Сидоровой [10, с. 37−40].
Предметом данной статьи является анализ потенциала западной психологии религии (на примере отдельных построений пастырской психологии) для изучения сущности и коллизий бытия следующих концептов: конфликт, конфликтное бытие, аномия, отчужденное существование религиозной личности как результат конфликтной ситуации, психотерапевтическое воздействие религиозного феномена, отражение конфликтных ситуаций и преломление отчужденного существования в других сферах духовной жизни [здесь и далее выделения наши — К.П.].
В теоретическом пространстве классической зарубежной психологии религии особенно выделяются работы Уильяма Джемса (William James) (1842−1910), Эдвина Старбэка (Edwin Starbuck) (1866−1947), Джемса Леуба (James Leuba) (1868−1946). В хрестоматийном труде «Многообразие религиозного опыта» (1902) американский философ-прагматист Джемс выделяет конфликт индивида с самим собой и с окружающим миром как одну из причин религиозного обращения [3, с. 151].
Как отмечает ряд отечественных религиоведов [см. например: 2, с. 21−43- 4, с. 21, 47- 11, с. 179−180], другая ветвь в американской традиции психологии религии связана с одним из зачинателей пастырской психологии религии — протестантским священником Антоном Бойзеном (Anton Boisen)
(1876−1965). Анализируя свое состояние в процессе душевного кризиса в результате психического заболевания и последующего лечения, протестантский священник заинтересовывается данной проблематикой и приходит к интересному выводу о том, что религиозный феномен может етать стимулом к душевному выздоровлению [более подробно см: 4, с. 21, 47]. Закончив теологическую семинарию, где под руководством известного психолога Дж. Коу (G A. Сое) (1861−1951) Бойзен специализируется в области психологии религии, он обобщает результаты своих наблюдений в монографии «Исследование внутреннего мира» (1936). Согласно его психотерапевтической концепции, индивидуальная религиозность и расстройства психики человека имеют одну общую природу — переживание личностью конфликтов, кризисов и потрясений. Но религиозный феномен, согласно мнению американского протестантского священника, воплощает собой «конструктивный», благотворный для личности выход из критической ситуации, а психоз — отрицательный, дестабилизирующий эффект.
Впоследствии, создавая свой труд под символическим названием «Религия в обыденной жизни и кризисе» («Religion in Crisis and Custom») [13], американский психолог и психотерапевт ставит перед собой цель проанализировать «природу и проявления кризисных ситуаций, как личных, так и социальных, их связь с религиозными верованиями и практикой каждодневной жизни» [13, p. 1]. Бойзен приходит к заключению о том, что пастырская (религиозная) психотерапия является одним из эффективных способов излечения душевных расстройств, в основе которых лежат нарушение социальных связей индивида внутри социума или дефекты мировоззрения индивида [13, p. 68−70]. Складывающаяся постепенно в прошлом веке пастырская психология занимается поиском путей и способов наиболее эффективного воздействия священников на сознание верующих. Популярными становятся «клинические исследования» психотерапевтического воздействия религиозного вероучения и включение в религиозный культ страдающих неврозами пациентов. В популяризации, обретении статуса в научном психологическом пространстве и соответствующего места в духовной жизни американского общественного сознания выполняют серьезную функцию ряд телеканалов и печатных изданий СМИ. В журналах и по телевидению рекламируется целебное воздействие, которое может оказать обращение к религиозной вере некоторых больных. Издаваемый регулярно в США журнал «Пастырская психология» (Fastoral Рsychology) публикует многочисленные статьи, где отмечается благотворная роль религиозного феномена в предупреждении, лечении неврозов и психических заболеваний. Например, американский психолог, В. Оутс, заявляет, что «тщательное исследование роли религии в предотвращении и лечении душевных заболеваний показывает важность профилактической и терапевтической роли священника в жизни его прихожан» [16, p. 235]. Так активно используется, социаль-
но-психологический механизм воздействия СМИ на массовое сознание с пропагандистской целью.
На наш взгляд, рассмотренные и другие накопленные пастырские исследования заслуживает внимательного изучения, т.к. затрагивают сущностную для религиоведения в целом, для социологии религии, для западной психологической традиции весьма актуальную в нынешнем веке фундаментальную проблему психотерапевтической функции религиозного комплекса в целом, отдельных его элементов (религиозного сознания, религиозных отношений, религиозного поведения, религиозных организаций) в воздействии на верующего индивида [см. об этом более обстоятельно: 9, с. 138−140]. В своих исследованиях мы неоднократно обращались к проблеме пограничного, религиозно-конфликтного бытия- изучали потенциальные возможности использования религиозного феномена в разрешении разнообразных конфликтных ситуаций, в социальных способах преодоления аномии и отчуждения. Рассматривая конфликты как противоречивую форму отношений между субъектами социального действия, мотивация которого обусловлена различными противостоящими или противоположными ценностными ори-ентациями, потребностями, установками, мы поддерживаем точку зрения известного отечественного социолога и религиоведа И. Н. Яблокова о необходимости пристального изучения межконфессиональных и внутрирелиги-озных конфликтов личности [см.: 12, с. 224]- выделяем, обозначаем перед собой долговременную цель более пристального исследования опосредствованной сущности религиозно-нравственных отношений в их взаимодействии с рядом этнических и политических концептов в научном пространстве конфликтологии, политологии, социально-психологического изучения природы конфликтов.
Изучение социально-психологического и психотерапевтического воздействия религиозного феномена занимает существенное место во всех обо-значеных выше областях религиоведческого знания. Этот предмет интересует нас в особенности с точки зрения концептуального анализа сути аномии и отчужденности, комплекса проблем, связанных с преодолением отчужденного состояния, одиночества верующей личности, потенциально приводящих отдельных индивидуумов к неврозам- психическим расстройствам- ситуации «выключенности» из стабильного бытийного существования- использования возможностей художественно-образного и религиозно-нравственного, экологического воздействия на человека, в той или иной степени, страдающего в результате конфликтной ситуации. Среди проявлений отчужденности мы выделяем следующие виды:
— аномия, связанная с неуверенностью в благополучии завтрашнего дня в силу присутствия в обществе социальных конфликтов-
— аномия от бездуховности отдельных СМИ, часто нагнетающих нездоровую обстановку бесконечными подробностями проявления
насилия, преступлений и других коллизий на бытовой, геополитической и религиозно-националистической почве-
— отстраненность, отчужденность от СМИ в целом, неверие в возможность получения объективной информации вследствие наличия заведомо ложной информации на различные социальные и бытовые темы в отдельных теле, радиопередачах, Интернете-
— аномия как следствие преобладания виртуального образа жизни в современной цивилизации-
— деструктивное, преувеличенное представление о «больном, чуждом по отношению к верующей личности земном обществе" —
— как следствие отчуждения — «уход в себя», во внутренний конфликт, пассивность к любым проявлениям обычной мирской жизни-
— отчужденность от социума, представление о возможности подлинного общения только в религиозной общине с единоверцами-
— негативное отношение у отдельных верующих, состоящих в сектантских организациях, к представителям других конфессий-
— преувеличенное, иллюзорное представление о религиозном феномене как универсальном средстве разрешения душевного дискомфорта.
В пастырских религиозных психологических построениях религиозный феномен трактуется как некий универсальный, да к тому же единственно возможный, социально-психологический стабилизатор преодоления конфликтных ситуаций и состояний верующих индивидов и всех тех, кто, возможно, находится на пути к религиозному обращению. По мнению западных пасторов, психологов и психиатров А. Бойзена, У Оутса, Р. Мэя и ряда других, в функционировании религиозного феномена выделяются две, как бы по их мнению, независимые друг от друга области действия: деструктивная, которая порождает пресловутое чувство зависимости, иррациональное отношение к бытию, и конструктивная часть, как бы генерирующая внутренние ресурсы личности и способствующая укреплению взаимосвязи индивида с космической реальностью [16, р. 245−246]. С нашей точки зрения, представители пастырской психологии заранее ставят перед собой четко очерченную цель исследования, имманентно предполагают получить конкретный заданный результат и пытаются достичь его, во чтобы то ни стало, в определенной степени принимая и выдавая желаемый итог опытного анализа за действительный. Религиозное восполнение действительности посредством включения индивида в систему религиозного культа может смягчить действительную индивидуальную аномию, но вряд ли это разрешит реальную конфликтную ситуацию. Преодоление социального и духовного отчуждения -длительный многоступенчатый процесс, в котором действуют многообразные сложно опосредованные социально-психологические механизмы, нуждающиеся в специальном изучении. Но это предмет уже другой, более пространной статьи.
В заключении статьи еще одно интересное замечание. Вопрос о пространственном, сложном, порой противоречивом взаимодействии обозначенных в начале статьи феноменов духовной сферы жизни информационного общества, в частности, коллизий религиозно-нравственных отношений со средствами массовой информации и виртуальным пространством представляет особый научный и практический интерес [об этом подробно см. в недавно опубликованной монографии: 5, с. 21−26, 72−84]. Небывалый рост средств массовой коммуникации, лавинообразно нарастающий количественный размах научной информации, легко доступные широкие личные и виртуальные контакты ученых, психологов и практических психотерапевтов, с одной стороны, способствуют большей популяризации, распространению теоретических и практических достижений в научном антропологическом пространстве, но с другой стороны, увеличивающаяся сфера влияния «четвертой власти», засилье маскульта, мощное насильственное давление рекламного блока, наспех смонтированных блокбастеров и всяческих «страшилок», антигуманное воздействие других подобных феноменов и проявлений косвенно создают возможности для искажения средствами массовой информации духовных и культурных ценностей, заполняют эфирное пространство антихудожественными, низкопробными «мыльными сериалами», виртуализирует, затрудняет псевдогуманными опосредствующими звеньями общение, обедняя его содержательно, нравственно и эмоционально. Ряд проблем из очерченного круга нетрадиционно, креативно освящается в статьях С. В. Ануфриенко [1, с. 47]. Искаженное, деформированное отражение действительности отдельными СМИ создает базу и для появления конфликтных ситуаций в отношениях между различными этноконфессио-нальными группами и отдельными представителями населения- тем самым дополнительно углубляет проявления аномии, отчужденности в социуме. Проблема может и должна быть всесторонне исследована на стыке социальной философии, культурной антропологии, религиоведения, политологии, социологии религии, психологии религии, журналистики.
Список литературы:
1. Ануфриенко С. В. Коммуникационная стратегия терроризма как угроза национальной безопасности // Национальная безопасность и стратегическое планирование. — 2013. — № 3 (3). — С. 41−51.
2. Белорусов С. А. Психология духовности, веры и религии // Журнал практического психолога. — 1998. — № 6. — С. 21−43.
3. Джемс В. Многообразие религиозного опыта. — М., 1910.
4. Попова М. А. Критика психологической апологии религии (Современная американская психология религии). — М.: Мысль, 1972. — 261 с.
5. Политкина К. И. Выражение в религии отношений отчуждения. — Пятигорск: ПГЛУ, 2014. — 107 с.
6. Политкина К. И. Концепты «религиозная аномия» и «религиозный феномен» в анализе коллизий отчуждения индивида в современной цивилизации // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2012. — № 9 (23). Часть II. — С. 124−129.
7. Политкина К. И. Свойства и формы проявлений религиозных отношений в духовной жизни социума // «Дискуссия», Ежемесячный научный журнал. — 2014. — № 4 (45), апрель. — С. 29−35.
8. Политкина К. И. Выражение в религиозном сознании отношений отчуждения // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2014. — № 2−1 (40). Часть I. — С. 138−141.
9. Политкина К. И. Феномен религиозного отчуждения // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2012. — № 12 (26). Часть III. -С. 140−149.
10. Сидорова С. В. Российские печатные средства массовой информации в противодействии терроризму на Северном Кавказ: политико-технологический аспект: дисс. … канд. полит. наук. — Пятигорск, 2005. — 202 с.
11. Угринович Д. М. Психология религии. — М.: Политиздат, 1986. — 352 с.
12. Яблоков И. Н. Социология религии: теоретические аспекты: монография. — М.: МАКС Пресс, 2014. — 260 с.
13. Boisen А. Religion in Crisis and Custom. A Sociological and PsyRead-ings in the Psychology of Religion, p. 235. chological Study. New York, 1955.
14. Levin J. And Let Us Make Us a Name: Reflections on the Future of the Religion and Health Field // Published online: 17 March 2009 // О Springer Sci-ence+Business Media, LLC 2009.
15. Oates W. E. Religious Factors in Mental Illness. New York, 1955.
16. Readings in the Psychology of Religion. New York- Nashville, 1959.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой