Российско-китайское энергетическое сотрудничество: признаки нового «Уровня»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Комплексное изучение отдельных стран и регионов


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА КНР
С.В. Уянаев'-
РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРИЗНАКИ НОВОГО «УРОВНЯ»
Аннотация. В статье рассматриваются основные направления взаимодействия РФ и КНР в ключевой для их отношений сфере — энергетике. Показано, что в последнее время здесь достигнут ряд масштабных и долговременных договоренностей. Это позволяет говорить о выходе энергодиалога двух стран на качественно новый уровень и об обретении им стратегического характера.
Ключевые слова: Россия, Китай, энергетика, сотрудничество, договоренности, новый уровень.
Важное звено
отрудничество России и Китая в сфере энергетики уже
не первый год является предметом пристального внимания как в обеих странах, так и за их пределами. Неслучайно министр иностранных дел РФ С. В. Лавров однажды весьма метко назвал энергетику «главной несущей конструкцией» российско-китайского сотрудничества1.
* Уянаев Сергей Владимирович — к.и.н., зам. руководителя и в.н.с. Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений ИДВ РАН.
Такая оценка объясняется двумя обстоятельствами.
Во-первых, энергетика по объему проектов и числу подписанных двусторонних документов действительно является важнейшим звеном во всем комплексе отношений между двумя соседними государствами. Более того, ее часто и справедливо называют той областью, где стратегическое партнерство РФ и КНР проявляется наиболее рельефно и с высокой эффективностью подкрепляется конкретным практическим содержанием.
Во-вторых, речь идет о том самоценном значении, которое энергетика и энергетическое сотрудничество имеют для каждой из двух стран. Для Китая, как одного из крупных мировых потребителей энергии это важнейшие сферы обеспечения энергетической безопасности и решение, в конечном счете, задачи дальнейшего динамичного развития с целью выхода на уровень ведущих стран мира. Для России как важного источника энергоресурсов энергетическое сотрудничество несет не только возможность диверсификации энергетического экспорта, столь важного для ее экономики, но и серьезный инфраструктурный шанс. Он состоит в том, что за счет «восточного вектора» энергетической политики РФ может внести серьезный вклад в решение актуальной задачи подъема Востока страны. В этом контексте нельзя не вспомнить слова президента РФ В. В Путина о том, что «полноформатный выход на азиатско-тихоокеанское пространство» должен рассматриваться «как важнейший залог успешного будущего России, развития сибирских и дальневосточных регионов"2.
Не будем забывать и о том, что «одним из наиболее серьезных и экономически перспективных партнеров» Москва считает Китай.3 Именно поэтому вопросу об энергетическом сотрудничестве традиционно уделяется одно из центральных мест в широкой повестке российско-китайского диалога, в том числе на высшем уровне. Внимание к этой сфере может быть проиллюстрировано следующим примером. Из более чем 8 десятков всех (включая политические) документов, подписанных сторонами в ходе 5 официальных саммитов (начиная с 2009 г.), примерно треть так или иначе касалась сотрудничества в различных областях энергетики. Важно и то, что сотрудничество опирается на механизмы регулярного взаимодействия, включая созданную
в ходе российско-китайского саммита 2008 г. структуру Энергетического диалога.
О значении сферы энергетики высшие руководители обеих стран предметно говорили, например, в ходе встречи в апреле
2011 г. в г. Санья, где председатель КНР Ху Цзиньтао подчеркнул задачу «продвигать сотрудничество по крупным проектам в энергетической области"4- во время последовавшего спустя 2 месяца двустороннего саммита в Москве, когда Д. А. Медведев, в то время президент РФ, прямо подчеркнул, что «безусловно, одной из ключевых составляющих нашего сотрудничества была и будет энергетика, в самом широком смысле этого слова… «5. Об этом же шла речь и в Совместном заявлении по итогам саммита. В разделе важнейших задач на предстоящее десятилетие отмечена необходимость на основе комплексного и взаимовыгодного подхода «сформировать стратегические, долгосрочные отношения энергетического партнерства… в нефтегазовой, атомной, угольной, электроэнергетической сферах, а также в сфере развития возобновляемых источников энергии"6. В таком же активном ключе энергодиалог развивался и в 2012 г.
В связи с вышеизложенным в целом неудивительно, что в ходе подготовки и проведения в марте 2013 г. очередного двустороннего саммита, когда в Москве свои первые официальные переговоры в качестве глав государств провели В. В. Путин и Си Цзиньпин, стороны уже традиционно подчеркнули значение энергетического сотрудничества. Как заявил в российской столице новый глава КНР, «китайско-российское сотрудничество по энергетике является всесторонним, полномасштабным и полноценным"7. Не случайно, что в обеих странах, в том числе на высоком правительственном уровне, в последнее время все чаще говорят о «качественно новом уровне» энергодиалога двух стран8.
Общий фон
Прежде чем ответить на вопрос, в чем заключается «существо» и признаки «нового качества и уровня», уместно кратко обратиться к основным особенностям общей энергетической, в том числе «углеводородной», политики в обеих странах, а также
к некоторым фактам недавней истории двустороннего энергодиалога.
Если говорить о нефтегазовой сфере, которая на сегодняшний день находится в числе наиболее насыщенных областей сотрудничества, то прежде всего нужно отметить очевидную взаимодополняемость соответствующих энергетических секторов двух стран, которая в перспективе может возрасти.
В части, касающейся сырой нефти, заметим, что Китай является далеко не последним ее производителем (в 2011 г. — 203 млн т, т. е. 5,1% мировой добычи). Однако с учетом того, что КНР занимает 2-е место в мире по потреблению нефти (11,4% мирового), своих ресурсов стране не хватает. В связи с этим Китай наращивает нефтяной импорт: с 2005 по 2011 г. закупки нефти выросли более чем на треть — со 181 до 252,9 млн т.9 В 2012 г. КНР импортировала уже 269 млн т сырой нефти, что составило порядка 57% от общего ее объема, потребленного за год (475 млн т). Согласно прогнозам, составленным Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (China National Petroleum Corporation, CNPC), в 2013 г. Китай увеличит импорт сырой нефти на 7,3% - до 289 млн т. По тем же расчетам, потребность Китая в нефти в 2013 г. увеличится на 4,8% - до 514 млн т.
Объем собственной добычи в 2013 г. планируется на уровне 210 млн т, что требует увеличения объемов и доли импорта. Предполагается, что по итогам года на привозную нефть будет приходиться уже 60% потребления10.
Напротив, Россия (8-е место в мире по доказанным нефтяным запасам, 12,8% мировой добычи в 2011 г.) в последние годы делит с Саудовской Аравией мировое лидерство по производству и экспорту нефти (в 2011 г. — 511,4 и 244,5 млн т соответственно)11. Причем планка нефтяного экспорта на уровне 230- 260 млн т удерживается Россией уже на протяжении десятилетия (239,9 млн т в 2012 г.)12.
При этом в условиях «мононаправленности» российских трубопроводных систем (ориентированных на Запад) многие российские политики и эксперты в последние годы не раз говорили о задаче решительной диверсификации нефтяного (и газо-
вого) экспорта за счет восточного направления13. Еще в декабре
2005 г., выступая на заседании Совета Безопасности Р Ф, президент В. В. Путин подчеркивал: «Нам предстоит масштабная работа по развитию транспортной инфраструктуры для диверсификации маршрутов поставок энергетических ресурсов из России. За счет этого мы снижаем зависимость от потенциальных рисков и, конечно, открываем для себя новые перспективные рынки, в частности в Азиатско-Тихоокеанском регионе"14.
Добавим, что одновременно такая диверсификация предполагает и увеличение объемов добычи за счет освоения и повышения эффективности российских сибирских и дальневосточных месторождений.
Аналогичная картина (в части производства, импортных потребностей одной стороны и экспортных возможностей другой) наблюдается не только в нефтяной области, но и в сфере природного газа. Россия является неоспоримым мировым лидером по достоверным запасам и объемам трубопроводного экспорта природного газа (в 2011 г. он составил 207 млрд куб. м). Порядка 14−15 млрд куб. м дополнительно экспортируется виде сжиженного газа (СПГ)15. Россия находится во главе рейтинга стран-производителей этого углеводорода — 655 млрд куб. м в
2012 г. (на 2,2% меньше, чем в 2011 г.). В последние годы, согласно некоторым подсчетам, она периодически чередуется с США на позиции лидера16.
Китай производит газ пока в сравнительно скромных объемах (102,5 млрд куб. м в 2011 г.) и на фоне растущего потребления внутри страны (130 млрд куб. м — на 21,5% больше, чем в 2010 г.) нуждается в закупках газа, причем, наряду с СПГ, серьезно рассматривает перспективу именно трубопроводного импорта17.
Немного истории
Неслучайно, что когда говорят о сотрудничестве двух стран в области углеводородов, его сердцевиной по праву называют совместные проекты трубопроводных поставок углеводородов из РФ в КНР.
В нефтяной сфере речь идет о долгой совместной работе, результатом которой стало вступление в строй трубопроводной
ветки «Сковородино-Мохэ-Дацин», являющейся ответвлением российского нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). Как известно, в ходе саммита в Китае в сентябре 2010 г. руководители РФ и КНР приняли участие в официальном открытии российско-китайского нефтепровода. Ху Цзинь-тао и Д. А. Медведев дали высокую оценку этому событию. В частности, по словам президента РФ, «это большой проект, который на самом деле еще в более тесном плане объединит наши
страны и позволит решать самые разные экономические и со-
18
циальные задачи».
Как подчеркивают китайские эксперты, согласно соглашениям, подписанным в рамках данного проекта в последнее время, Китай предоставит России долгосрочные кредиты на общую сумму 25 млрд долл. с фиксированной процентной ставкой около 6%. Россия обязуется поставлять Китаю 15 млн т нефти ежегодно в течение периода с 2011 по 2030 г. в качестве гарантий и погашения кредитов. В общей сложности Россия должна поставить Китаю около 300 млн т нефти19.
Поставки по нефтепроводу ВСТО начались в январе 2011 г., причем и в стартовом, и в следующем 2012 г. компания «Роснефть» (в том числе при посредничестве «Транснефти») строго выдерживала заданный режим годичных объемов поставок в 15 млн т.
Кроме этого, стороны неоднократно подчеркивали, что в нефтяной сфере помимо традиционных поставок российской нефти в Китай имеются хорошие перспективы углубления и диверсификации сотрудничества в области совместного освоения российских месторождений в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, строительства нефтеперерабатывающих заводов в Китае, создания и эксплуатации там же сети АЗС.
Что касается газовой сферы, отметим, что с российской стороны сотрудничество здесь строится, в частности, в соответствии с документом, который носит достаточно сложное, но во многом объясняющее существо вопроса название — «Программа создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи и транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая и других стран АТР».
Учитывая, что базовые месторождения углеводородов, предназначенные для экспортных поставок в страны СВА, расположены в восточных регионах России (Красноярский край, Иркутская область, Республика Саха (Якутия), Сахалинская область), Программой предполагается создание 4 центров газодобычи на территории Востока России: Красноярского центра газодобычи (на базе Собинско-Пайгинского и Юрубче-но-Тохомского месторождений), Иркутского (на базе Ковыктинского месторождения и месторождений севера Иркутской области), Якутского (на основе Чаяндинского месторождения и соседних нефтегазоконденсатных месторождений) и Сахалинского (на базе месторождений шельфовой зоны острова (проекты «Сахалин-1,2») с дальнейшим развитием центра за счет реализации проектов «Сахалин-3−6».
В Программе объемы добычи газа в 2015 г. прогнозируются в пределах 44,9−88,2 млрд куб. м газа, в 2020 г. — 76,6−133,8 млрд куб. м, что позволит удовлетворить как внутренние, так и новые экспортные потребности20.
Иными словами, имея в виду, что основным звеном российско-китайского газового сотрудничества является организация поставок из РФ в КНР, предполагалось «связать» новые осваиваемые месторождения с потребителями в Китае.
Как известно, принципиальные решения по этому вопросу принимались высшими руководителями двух стран еще весной
2006 г., в ходе визита в КНР тогдашнего президента РФ В. В. Путина. Входившие в состав делегаций руководители российской компании «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорации (КННК) подписали «Протокол о поставках природного газа из России в КНР», в котором зафиксированы основные договоренности по поставкам газа, включая принципы формирования формулы цены21.
Продвижение проекта шло непросто, хотя принципиальные договоренности неизменно подтверждались.
В организационном плане взаимодействие РФ и КНР в газовой сфере ведется в рамках Соглашения о стратегическом сотрудничестве, которое еще в октябре 2004 г. подписали «Газпром» и КННК. Тогда, собственно, и были декларированы ос-
новные цели сотрудничества, в том числе и обеспечение поставок в Китай российского природного газа.
В 2009 г. Соглашение продлено на очередной пятилетний срок. Две компании создали Совместный координационный комитет, который ведет практическую работу. При этом стороны (как и в нефтяной сфере) ставят задачу уйти от упрощенной схемы купли-продажи поставляемых ресурсов. Для решения этой задачи действует совместная Рабочая группа, которая изучает возможности газопереработки, создания газохимических производств на территории РФ, строительства подземных хранилищ газа, разработки и обустройства ряда китайских высокосернистых газовых месторождений, а также исследует другие
направления взаимодействия, связанные с поставками россий-
22
ского газа по «восточному маршруту».
В июне-октябре 2009 г. между РФ и КНР были подписаны Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сфере природного газа и Дорожная карта к этому Меморандуму. В них было предусмотрено дальнейшее изучение проектов поставок газа из РФ в КНР по первоочередному «западному направлению» (проект «Алтай»), а также по «восточному направлению». Поставки были определены при этом в следующих общих объемах: 30 млрд куб. м по «западному направлению» и 38 млрд куб. м по «восточному». Договоренности сторон были детализированы в соглашении «Расширенные основные условия поставки природного газа из России в Китай», подписанном в ходе визита Д. А. Медведева в КНР в сентябре 2010 г. 23
В документе были зафиксированы ключевые коммерческие параметры предстоящих поставок российского природного газа на рынок КНР: их объем, сроки начала и увеличения, уровень гарантированных платежей и т. д. Документ носил юридически обязывающий характер. Начало поставок (разумеется, после подписания полномасштабного контракта) планировалось на конец 2015 г. Кроме того, руководители ОАО «Газпром» и китайской СМРС подписали протокол, в котором отражены результаты совместных технико-экономических исследований в сферах газопереработки и газохимии. Возглавлявший тогда российскую часть Энергодиалога «Россия-Китай» вице-премьер
И. Сечин заявил, что РФ готова обеспечить все потребности Китая в природном газе, подчеркнул, что двустороннее «сотрудничество в газовой сфере имеет стратегические перспективы"24. А согласно Совместному российско-китайскому заявлению по итогам пекинского саммита, стороны выразили намерение «как можно скорее достичь договоренности о начале работ по строи-
«. ««.» 25
тельству российско-китайского газопровода».
На фоне благоприятного развития событий многие наблюдатели ожидали, что в ходе очередного официального саммита в июне 2011 г. в Москве стороны достигнут окончательных соглашений, что позволило бы начать непосредственную реализацию проекта. Этого, однако, не произошло: сторонам не удалось согласовать ценовые вопросы, оставшиеся, добавим, не решенными и в следующем — 2012 г.
Отвлекаясь от хронологии вопроса, отметим, что «ценовые» разногласия между сторонами в известном смысле имеют объективную природу, поскольку каждая из них выдвигает вполне понятные аргументы. Россия ориентируется на мировые цены, говорит о нерентабельности, «убыточности для РФ» тех цен, которые предлагаются китайской стороной (235 долл. за 1 тыс. куб. м).
Китай, в свою очередь, указывает на де-факто имеющий место разрыв между мировыми газовыми ценами и гораздо более низкими ценами на внутреннем рынке КНР, в силу чего, по словам китайских представителей, им затруднительно соглашаться с российскими условиями. Напомним, что РФ ориентируется на европейские цены — порядка 355 долл. за 1 тыс. куб. м в 2011 г. 26
Заметим попутно, что определенные разночтения в части цены возникли в 2011 г. и в сфере нефтяного экспорта из России, когда стороны разошлись в толковании соответствующих пунктов «Соглашения между Правительством Р Ф и Правительством КНР о сотрудничестве в нефтяной сфере» от 2009 г., определявших условия поставок по линии «Сковородино-Мохэ- Дацин» и, в частности, их транспортную составляющую27. Затем решения были все-таки найдены и разногласия устранены, что, надо полагать, не в последнюю очередь сказалось на стабильности нефтяных поставок в 2011—2012 гг.
Этот «нефтяной пример» был важен и сточки зрения надежд на устранение «газовых расхождений». Вновь подчеркнем, что заинтересованности российской стороны здесь видятся в том, что реализация крупномасштабных проектов по поставкам российской нефти и газа в Северо-Восточную Азию, в том числе (и прежде всего) в Китай, может в значительной степени решить не только вопросы диверсификации энергетического экспорта, но и дать толчок экономическому развитию районов Дальнего Востока и Сибири в целом, эффективно содействовать привлечению в регион необходимых для РФ иностранных инвестиций.
Не только углеводороды
Как бы ни была важна кооперация в сфере нефти и газа, ясно, что лишь одна эта сфера вряд ли способна обеспечить «стратегическую глубину» энергетического сотрудничества, о которой говорят руководители двух стран. Не случайно, согласно межправительственным документам, путями реализации стратегического партнерства в энергетике является сотрудничество как в традиционной нефтегазовой отрасли, так и в «атомной, угольной, электроэнергетической областях, а также в сфере развития возобновляемых источников энергии"28.
В связи с этим весьма интересным представляется анализ положения в угольной сфере, поскольку при всей значимости углеводородов именно уголь занимает важное место в энергобалансе двух стран: в КНР на долю угля приходится свыше около 70% энергобаланса (РФ — порядка 18%). Россия и Китай — одни из мировых лидеров по доказанным запасам угля (соответственно 14,6 и 12,6% от глобальных запасов). Китай занимает 1-е место в мировой угледобыче (в 2011 г. свыше 3,52 млрд т — почти половина мирового производства). Однако еще больше КНР потребляет: в 2011 г. свыше 4 млрд т, что опять-таки находится на уровне 50% мирового потребления. Разницу Китай компенсирует, являясь вторым (после Японии) импортером угля (195 млн т, или 16% мирового угольного рынка).
Доля России в мировом производстве угля невелика — не более 4% (в 2011 г. — 333 млн т). Но значительную часть добы-
чи РФ «отдает» на внешний рынок, являясь третьей в списке крупнейших угольных экспортеров (122,1 млн т — в 2010 г.).
Иными словами, в угольной сфере, так же как и нефтегазовой, наблюдается взаимодополняемость рынков двух стран. Причем импорт Китаем угля в последние годы непрерывно растет. Согласно подсчетам специалистов, потребление угля в глобальном энергобалансе к 2030 г. может увеличиться более чем на 3 млрд т, и большая часть этого прироста (около 2,4 млрд т), как ожидается, придется на долю Китая. У России, которая к 2010 г. довела поставки угля в КНР до 10 млн т29, существуют потенциальные возможности наращивания угольного экспорта (что, правда, осложняется не столько возможностями добычи, сколько недостаточно развитой инфраструктурой). Интересны и такие общие цифры: при нынешних темпах добычи угольные запасы Китая будут исчерпаны через 35 лет, России — лишь через почти 5 столетий.
Потому неудивительно, что две страны налаживают пути взаимовыгодной кооперации.
24 июня 2009 г. в Москве был подписан Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в угольной сфере, в котором были обозначены стратегические направления: освоение угольных ресурсов, возможное увеличение поставок угля в КНР морским и железнодорожным транспортом и т. д. В сентябре
2010 г., в ходе визита Д. А. Медведева в Китай, Меморандум был дополнен специальным Протоколом, а также Дорожной картой.
По итогам 2012 г. в сравнении с периодом двухлетней давности российские угольные поставки в КНР практически удвоились, составив 19,3 млн т. По заявлению замминистра энергетики РФ А. Яновского, в 2013 г. этот показатель может быть несколько превзойден, достигнув не менее 20 млн т 30.
По сообщениям китайских СМИ, взамен этого «Китай предоставит России кредит на сумму 6 млрд юаней в целях совместного освоения угольных ресурсов в районе реки Амур на Дальнем Востоке России и строительства в России железных и шоссейных дорог для перевозки угля, а также приобретения добывающего оборудования». Сотрудничество в этой сфере, считает китайская сторона, поможет, с одной стороны, удовлетворить китайские
импортные потребности, с другой, — привлечь в угольную отрасль РФ необходимые инвестиции, способствуя тем самым и развитию инфраструктуры Востока России в целом31.
Визитной карточкой сотрудничества двух стран в области ядерной энергетики является проект сооружения российскими специалистами энергоблоков для Тяньваньской АЭС. Два первых блока, контракт на строительство которых был заключен в декабре 1997 г., были сданы в эксплуатацию летом-осенью 2007 г. Вслед за этим стороны («Атомстройэкспорт» и Цзянсунская ядерно-энергетическая корпорация) подписали новое соглашение — о сотрудничестве в сооружении второй очереди ТАЭС в составе 3-го и 4-го энергоблоков. После ряда согласований в конце сентября 2010 г. стороны заключили в Пекине Контракт на техническое проектирование 3-го и 4-го блоков Тяньваньской АЭС, а спустя два месяца в Москве, в ходе 15-й регулярной встречи глав правительств России и Китая, состоялось подписание соответствующего генерального контракта.
О важности взаимодействия в сфере мирного атома стороны говорили в ходе двустороннего московского саммита летом
2011 г. Новым шагом стало принятие ходе визита в Китай президента В. В. Путина (июнь 2012 г.) Дорожной карты отдельных направлений сотрудничества между госкорпорацией «Росатом» и Агентством по атомной энергии Китая.
В сфере электроэнергетики сотрудничество осуществляется в рамках ряда проектов, и одним из основных можно назвать экспорт электроэнергии из РФ в КНР. Общий масштабный проект осуществляется под патронажем российской компании ОАО «ИнтерРАО ЕЭС» и Государственной электросетевой корпорации Китая. В 2007 г. в России специально для реализации проекта было создано открытое акционерное общество «Восточная энергетическая компания» (ВЭК).
Первые поставки электроэнергии в Китай начались в 2009 г. В течение следующих двух лет их объем составил около 1-
1,2 млрд кВт ч. В 2012 г. он был удвоен, достигнув 2,63 млрд кВтч. Плановый объем поставки в 2013 г. — 3,3 млрд кВтч32. Подача электроэнергии на территорию КНР ведется через пров. Хэйлунцзян по двум межгосударственным линиям —
«Благовещенск-Хэйхэ» (мощность 110 кВ) и «Благовещенск- Айгунь» (220 кВ)33.
При этом увеличение объемов экспорта электроэнергии в Китай в 2012 г. было обеспечено за счет начала эксплуатации первой линии сверхвысокого напряжения ЛЭП-500 «Амур-ская-Хэйхэ».
Все последние годы шли непростые переговоры о заключении крупномасштабного контракта. Одним из главных камней преткновения, судя по сообщениям СМИ, вновь был «ценовой вопрос». Причем, рядом специалистов и представителей общественности в РФ он не был «снят» и после заключения первых контрактов и начала поставок. Аргумент — «цена продажи электроэнергии в КНР (примерно 0,05 долл. США, или 1,5 руб. за
1 кВт) едва ли не втрое ниже той, которую платит российский потребитель». Вопрос в такой постановке был даже задан 25 апреля 2013 г. президенту В. В. Путину во время его многочасовой телевизионной «прямой линии». Характерно, что и президент, и многие эксперты объясняют ситуацию сходным образом: контрактная цена при поставках электроэнергии в КНР определяется оптовыми критериями, которые и в РФ, и в КНР значительно ниже розничных.
Как свидетельствуют специалисты, в 2011 г. ОАО «Восточная энергетическая компания» экспортировала электроэнергию в Китай по цене 42 долл. /мВт-ч (0,042 долл., или, примерно,
1,3 руб. за 1 кВт).
При этом, согласно данным Госкомитета по контролю за энергетикой КНР, средневзвешенная оптовая цена электроэнергии в пров. Хэйлунцзян была практически того же порядка — 49 долл. /мВт-ч (0,049 долл. за 1 кВт). Показательно, что в контрактах на 2012 г. фигурировала уже эта, последняя цифра, что говорит о продолжении переговоров по повышению экспортной цены российской электроэнергии.
Что же касается розничных цен, то, по свидетельству специалистов, в Китае они мало отличаются от российских. Например, такие китайские предприятия коммерческого сектора, как техцентры по обслуживанию автомобилей, в 2011 г. оплачивали электроэнергию по цене 936 ю за 1 мВт-ч (146 долл. /мВт-ч,
или, примерно, 4,5 руб. за 1 кВт), что сопоставимо с тарифом для аналогичных потребителей российского Дальнего Востока34.
Уже существующие линии передач позволят увеличить объем экспорта электроэнергии из России в Китай до 4,5−5 млрд кВт ч ежегодно. ОАО ВЭК и ГЭК Китая объявили о своих планах довести годовой объем экспорта электроэнергии из России в Китай до 60 млрд кВт ч, выделив под это к 2020 г. до 10- 13 млрд долл. Конечно, это потребует серьезной модернизации существующей и создания новой инфраструктуры, совместных усилий по созданию генерирующих мощностей на территории РФ и новых ЛЭП супервысокого напряжения.
Надежды «нового этапа»
Венцом перечисленных фактов и событий, сопровождавших энергетическое сотрудничество РФ и КНР в последние годы, стала целая серия новых договоренностей в энергетической сфере, которые были достигнуты по итогам российско-китайских переговоров в Москве в ходе первого зарубежного визита нового председателя КНР Си Цзиньпина. Вкупе с достижениями предыдущих лет это, похоже, и позволяет ныне говорить (по меньшей мере, со сдержанным оптимизмом), что энергетическое взаимодействие обретает «качественно новый уровень». Действительно, с темой энергетики оказалось связано как минимум 8 пописанных в ходе визита документов. Но дело не только в количественных показателях. Согласно компетентным оценкам, сторонам удалось прийти к ряду знаковых решений.
Так, по словам председателя КНР, в результате переговоров стороны «достигли прорывных договоренностей о дополнительных поставках нефти, строительстве газопровода, а также об
35
импорте российского сжиженного газа».
В нефтяной сфере, как отметил глава компании «Роснефть» И. Сечин, руководимая им компания в ближайшие годы будет наращивать ежегодный экспорт нефти в КНР — до 31 млн т. При этом «Роснефть» привлечет дополнительный китайский капитал на 2 млрд долл. под гарантии поставки нефти сроком на 25 лет «на очень выгодных условиях"36. А согласно коммента-
рию, опубликованному 11 апреля 2013 г. агентством Синьхуа, подписанные «энергетические документы предусматривают, что ежегодный объем поставки российской нефти в Китай в будущем должен будет увеличиться в 4 раза"37.
Кроме того, стороны договорились о совместной работе на шельфе Баренцева моря, в Печорском бассейне и на 8 участках в Восточной Сибири, а также о сотрудничестве в рамках проекта «Сахалин-3», проекта строительства Тяньцзиньского нефтеперерабатывающего завода. Как отметил вице-премьер правительства России А. Дворкович, на правительственном уровне были достигнуты договоренности о предоставлении совместному российско-китайскому предприятию ряда прав, в том числе «на самостоятельный импорт сырой нефти и экспорт производимой продукции, сбыт нефтепродуктов и продукции на внутреннем рынке Китая"38. Напомним, что в 2012 г. объем поставленной в КНР российской нефти превысил 24,3 млн т, увеличившись более чем на 23% в сравнении с предыдущим годом.
Но более всего «прорывной» характер энергетических договоренностей иллюстрировался, пожалуй, признаками решительного продвижения по «газовому вопросу». В ходе визита Си Цзиньпина было объявлено, что летом 2013 г., после описанных выше долгих переговоров, планируется подписать 30-летний контракт на поставки в Китай российского газа по восточному маршруту — газопроводу «Сила Сибири» («Якутск-Хабаровск- Владивосток») с Чаяндинского месторождения в Якутии. Был подписан соответствующий Меморандум. Начало поставок намечено на 2018 г., годовые объемы составят 38 млрд куб. м с возможностью увеличения до 60 млрд куб. м39. Помимо этого, стороны планируют сотрудничество по сжиженному природному газу (СПГ) — обсуждается вопрос о кооперации по проекту, предусматривающему добычу газа и строительство завода СПГ на полуострове Ямал.
Также было объявлено, что, развивая сотрудничество в электроэнергетике, РФ и КНР (Группа «Синтез» и Государственная электросетевая компания Китая) планируют совместное строительство электростанций мощностью 10 ГВт в Сибири и на Дальнем Востоке с расчетом на экспорт излишков энергии в Ки-
тай. Предполагаемый объем инвестиций — 600 млрд руб. Кроме того, стороны договорились о модернизации 6 существующих и строительстве 5 новых объектов электро- и теплоэнергетики в Архангельской, Вологодской, Костромской и Ярославской областях. В проект стороны могут вложить порядка 70 млрд руб. 40 Проект обещает стать новым большим шагом, дополняющим недавнее масштабное соглашение между российской «Восточной энергетической компанией» и китайскими партнерами о поставке 100 млрд кВт ч электроэнергии в КНР до 2036 г. 41
В ходе визита и подготовки к нему отмечались достижения сотрудничества и в атомной сфере: при участии России стартовало сооружение 2-й очереди Тяньваньской АЭС (ТАЭС), где в канун 2013 г. была произведена заливка «первого бетона» на 3-м энергоблоке. Кроме того подчеркивалось, что в угольной отрасли существуют реальные условия доведения показателей российского экспорта угля в Китай уже в ближайшей перспективе до 30 млн т42. Наращивается взаимодействие и в области энергосбережения и нетрадиционной энергетики.
По мнению многих экспертов, связанный с последними договоренностями новый, более масштабный, комплексный и эффективный этап энергетического сотрудничества приобретает зримые стратегические характеристики. Четче проявляются взаимовыгодность и взаимодополняемость энергодиалога. В случае реализации пакета соглашений, КНР на годы вперед будет иметь более надежные (в сравнении с подверженными рискам морскими перевозками) маршруты жизненно необходимых углеводородных и других поставок. Россия же получит как гарантированные варианты диверсификации своего энергетического экспорта, снижающие нынешнюю зависимость от далеко не всегда стабильных западных маршрутов и рынков, так и надежды на последующую конвертацию многих энергетических проектов в общее инфраструктурное развитие Сибири и Дальнего Востока.
Конечно, путь сотрудничества в энергетических областях вовсе не устлан розами: результаты даже при наличии многих благоприятных предпосылок не являются автоматически гарантированными. Есть явные и скрытые проблемы. Помимо известных «ценовых трений» по нефти и газу, в угольной отрасли,
к примеру, росту объемов российских поставок препятствует неразвитость дорожной инфраструктуры — вопрос, который не может быть решен в один день. В сфере ядерной энергетики России приходится выдерживать жесткую конкуренцию в борьбе за китайский рынок, поэтому тем более досадными выглядят некоторые упущения субъективного плана. Не случайно китайские эксперты деликатно выражают «уверенность», что в будущем, с учетом опыта прошлого, Россия сможет должным образом соблюдать временные и иные условия контракта, организовывать послепродажное обслуживание и тем самым «укрепит
43
свою репутацию на китайском рынке атомной энергетики». Это же касается и сферы электроэнергетики и электрооборудования, где, похоже, еще имеет место недооценка высококонкурентного уровня нынешней китайской продукции. Поэтому для реализации перспектив и выполнения договоренностей необходима и долгая целенаправленная работа, и политическая воля руководства обеих стран.
Тем не менее, сотрудничество в энергетическом комплексе, включая углеродную область, сферы мирного атома, угля, электроэнергии, нетрадиционных и возобновляемых источников энергии, повышение энергоэффективности, не просто сохраняет свое значение, но, по мере актуализации мировых энергетических проблем, еще и расширяется. Следует добавить, что российско-китайское энергетическое взаимодействие обогащает стратегическое партнерство двух стран, повышает уровень всего комплекса отношений России и Китая.
Примечания
1 URL: http: //www. mid. ru/bdomp/ns-rasia. nsf/1083b7937ae580ae432569e7 4199c2/c32577ca00174586c32578ce0022e15a!0penD0cument.
2 URL: http: //www. kremlin. ru/transcripts/16 390.
3 См.: Стенографический отчет о совещании «О приграничном сотрудничестве с Китаем и Монголией и задачах развития восточных регионов Российской Федерации». 21 мая 2009 года, 10: 10 Хабаровск. URL: http: // www. kremlin. ru/transcripts/4160.
4 URL: http: //russian. people. com. cn/31 521/7349894. html.
5 URL: http: //news. kremlin. ru/transcripts/11 594.
6 URL: http: //news. kremlin. ru/ref_notes/966.
7 URL: http: //kremlin. ru/transcripts/17 728.
8 Обращение заместителя председателя правительства Российской Федерации A.B. Дворковича к участникам Энергодиалога «Россия-Китай». URL: http: //minenergo. gov. ru/co-operation/china/.
9 URL: http: //www. oilru. com/news/225 441/- URL: http: //www. bp. com/ liveassets/bp_internet/globalbp/globalbp_uk_english/reports_and_publications/st atistical_energy_review_2011/STAGING/local_assets/pdf/oil_section_2012. pdf.
10 URL: http: //www. oilru. com/news/355 189/.
11 URL: http: //www. bp. com/liveassets/bp_internet/globalbp/globalbp_uk_
english/reports_and_publications/statistical_energy_review_2011/STAGING/loc al_assets/pdf/oil_section_2012. pdf.
12 URL: http: //www. cbr. ru/statistics/print. aspx? file=credit_statistics/crude_ oil. htm.
13 См., напр.: Баталин Ю. Восточный вектор развития // Экономика России: XXI век. URL: http: //www. ruseconomy. ru/nomer19_200 506/ec11. html.
14 URL: http: //archive. kremlin. ru/text/appears/2005/12/99 294. shtml.
15 URL: http: //www. bp. com/liveassets/bp_internet/globalbp/globalbp_uk_e nglish/reports_and_publications/statistical_energy_review_2011/STAGING/loca l_assets/pdf/statistical_review_of_world_energy_full_report_2012. pdf
16 URL: http: //ekportal. ru/page-id-2753. html
17 URL: http: //www. bp. com/liveassets/bp_internet/globalbp/globalbp_uk_e nglish/reports_and_publications/statistical_energy_review_2011/STAGING/loca l_assets/pdf/statistical_review_of_world_energy_full_report_2012. pdf
18 URL: http: //kremlin. ru/transcripts/9038.
19 Обзор перспектив многопрофильного энергетического сотрудничества Китая и России. URL: http: //russian. people. com. cn/31 521/6924804. html
20 URL: http: //www. parlcom. ru/index. php? p=MC83&-id=18 525
21 Восточный вектор энергетической политики // Экономика и ТЭК сегодня. URL: http: //www. rusoil. ru/opinions/o08−06. html.
22 Там же.
23 URL: http: //www. minenergo. gov. ru/china/.
24 URL: http: //minenergo. gov. ru/press/min_news/5188. html? sphrase_id=12 4033.
25 URL: http: //www. fmprc. gov. cn/rus/zxxx/t757139. htm.
26 Китай и Россия продолжают спорить о цене на газ. URL: http: // www. gasoil-center. ru/gasoil/288-neftegaz
27 Как сказано в ФЭО к проекту Федерального закона о ратификации данного Соглашения, сторонами «на корпоративном уровне согласован паритет ценообразования на границе Россия-КНР (при транспортировке по нефтепроводу «Сковородино-Мохэ») и в порту Козьмино, где тариф основывается на котировках российской нефти на открытом рынке РФ, тогда как практическая транспортировка до границы с КНР по нефтепроводу будет короче на 2000 км. Таким образом, экономический эффект от транспортировки каждой тонны нефти через нефтепровод «Сковородино-Мохэ» по сравнению с портом Козьмино будет не менее 20 долларов США». Позже (2011 г.) китайская сторона стала исходить из необходимости скидок с указанного согласованного уровня // ИЯХ: http: //asozd2. duma. gov. ru/main. nsf/ (Уіе'№Оос)?Ореп^е^& amp-'-№огк7. ш^ВуГО&- СА706С20ВАС03А6АС32 575Е0004БРВ3Е.
28 иЯЬ: http: //news. kremlin. ru/ref_notes/966.
29 иЯЬ: http: //www. vesti. ru/doc. html? id=427 233.
30 иЯЬ: http: //www. biztass. ru/news/id/67 348.
31 Цзинъ Цзяньхун. Итоги и перспективы китайско-российского энергетического сотрудничества 2010−2011 гг. // Жэньминь жибао. 15. 12. 2010 // иЯЬ: http: //russian. people. com. cn/31 518/7231465. html.
32 Эксклюзивное интервью А. Дворковича агентству Синьхуа. 20. 03. 2013.
33 Сайт ОАО «Восточная энергетическая компания». ИЯХ: http: //www. eastern-ec. ru/news/302/.
34 иЯЬ: http: //www. eastern-ec. ru/ru/press-center/ptsblikatsii-media/index. php? ELEMENT_ID=19.
35 ИЯЬ: http: //pda. kremlin. ru/transcripts/17 728.
36 Эксперт. 2013. № 13. С. 15.
37 ИЯЬ: http: //russian. people. com. cn/95 181/8202614. html.
38 Синьхуа. 20. 03. 2013.
39 Эксперт. 2013. № 13. С. 16.
40 Там же.
41 ИЯ!: http: //www. eastern-ec. ru/ru/press-center/ptsblikatsii-media/index. php? ELEMENT_ID=19
42 Синьхуа. 20. 03. 2013.
43 ИЯЬ: http: //russian. people. com. cn/31 518/7231465. html.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой