Современные проблемы теории и методологии исторического исследования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Бориснёв С. В.
СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
Развитие современной исторической науки представляет собой процесс перманентного совершенствования теории и методологии исторического исследования, заключающийся в необходимости анализа современных научно-методологических проблем, определения новых подходов и взглядов на дальнейшие изменения теоретических и методологических основ исследования истории.
Говоря о данных современных проблемах теории исторического познания, следует тезисно их обозначить: продолжение спора об отличиях исторического и в целом гуманитарного знания от естественнонаучного- развитие исторических понятий и теорий (подходов) — совершенствование логики исторического познания- дискуссия по современной синергетике и постмодернизму в исторической науке- активизация применения позитивистско-рационалистической эпистемы, представляющей собой подход, существенно обусловливающий сегодня возможность определенных взглядов, концепций, научных теорий и собственно исторической науки в тот или иной исторический период.
Если также обратиться кратко к современным проблемам методологии исследования истории, то они проявляются в дискуссиях историков по ряду вопросов: развитие методики исторического исследования: научная компаративистика- анализ генетических связей- роль и место казуальнофункционального анализа- метафора и ее роль в развитии понятийного аппарата в прошлом- современная герменевтика и интерпретационный анализ- методика изучения событийной истории, культуры в ее неповторимости, а также анализ длительных пространственно-временных тенденций и традиций- методика истории в рамках современной эпистемологии истории- применение математического моделирования в исторических исследованиях (глобальный и конкретно-исторический подходы к математическому моделированию) — понимание исторического времени (его связь с астрономическим) — связь темпоральности и событийности как показатель темпа историче-
ского времени- проблемы теории исторического познания в рамках разных философских и исторических школ (кантианская и гегельянская традиции) — риккертианство- теория охватывающих законов, аналитическая философия истории- постмодернизм и герменевтика.
Необходимость обсуждения этих вопросов настоятельно диктуется современным уровнем развития исторической науки в стране, положением, которое занимает Россия в современном мире.
Изучение теоретических проблем исторической науки, бесспорно, приобретает сейчас все более важное значение в практике подготовки кадров историков высшей квалификации. Это вызвано и сложными противоречивыми процессами, протекающими в отечественной исторической науке последнего десятилетия, и мировой исторической практикой, выдвинувшей в XX столетии целый ряд теоретических направлений, которые долгие годы не рассматривались отечественной наукой, и невостребованностью выдающихся достижений как теоретико-исторической мысли дореволюционной России, так и российского зарубежья. Несомненно, они актуальны и на современном этапе.
Сегодня перед учеными историками стоят следующие задачи: обобщение отечественного и мирового опыта в области теории исторического познания- систематическая публикация информационных и аналитических материалов, освещающих современное состояние мировой теоретикоисторической мысли- подготовка общих и специальных курсов по проблемам теории и методологии истории, теоретических проблем современной мировой историографии, современной структуры исторического познания, исторических школ и направлений- обобщение отечественного и мирового опыта в области применения в исторических исследованиях теории и методов смежных гуманитарных дисциплин, максимальное внедрение в практику преподавания теоретических проблем современной исторической науки междисциплинарных подходов- подготовка кадров в рамках аспирантуры/адъюнктуры и докторантуры по проблемам теории и методологии истории.
В настоящее время важной тенденций современной мировой историографии является повышенный интерес к проблеме: «Как пишется история сегодня?». При этом существует явный разрыв между сознанием научного исторического сообщества и педагогической практикой в высшей школе исторического профиля. Перед российской исторической школой стоит актуаль-
ная задача — интегрировать отечественную историографию в процессы, которые переживает сейчас мировая наука.
Во-первых, в центре обсуждения находится проблема применения всевозможных методов в исследовательской работе историков: от использования хронологии до построения математических моделей исторических циклов.
Во-вторых, рассматривается место истории среди других социальногуманитарных наук. Изучая перенесенные в прошлое объекты этих наук (политологии, экономики, социологии, культурологии и т. д.), история тем не менее не является простым их синтезом, что затрудняет или делает невозможным прямое использование в истории методов этих наук.
В-третьих, разрабатывается важнейшая для историка категория времени применительно к его роли в календарных и хронологических системах, концепции исторических эпох, построении схем всемирной истории — ухро-нии, диахронии, синхронии.
В-четвертых, проводится углубленный анализ достоинств и недостатков моделирования исторических циклов и стадиальных схем исторического развития, принципов и границ их применения как способа периодизации.
В-пятых, рассматриваются структурно-функциональные представления (структурирование и использование времени в различные эпохи) и темпоральные представления об исторических координатах.
В-шестых, широко обсуждается связь историка с современным ему обществом, использование им истории, различных современных историографических позиций для объяснения настоящего и прогнозирования будущего.
В ходе научных дискуссий историками поднимаются вопросы о соотношении оригинальной авторской концепции с предшествующей историографией, о проблеме верификации в истории и возможности использования собственно исторического научного аппарата для воссоздания объективной исторической картины мира, об условности исторических моделей и др.
Особое внимание уделяется проблеме верификации. Признавая возможность верификации источников прежде всего экспериментальными методами, некоторые ученые отвергают возможность верификации закономерных общественных явлений.
Так, по мнению И. М. Савельева, каждая закономерность проявляется исключительно в рамках конкретной, как правило, идеологизированной исторической модели.
Н. Б. Селунская утверждает, что диапазон применения подобных моделей может быть как весьма широким, работающим в различных исторических периодах (например, по ее мнению, марксизм), так и достаточно узким, объясняющим отдельные аспекты социальных явлений (трёх-, тридцати- и более годичные циклы и пр.)
Как отмечает Г. В. Гивишвили, проблема верификации характерна для естественных наук, и отвергать саму возможность верификации в истории, как это делали постмодернисты, недопустимо, ибо в этом случае история теряет собственно предмет исследования, лишаясь права называться наукой.
Единодушное осуждение со стороны профессиональных историков вызывают безответственные игры с историческим временем, долгое время практикуемые отдельными представителями естественных наук, пытающимися разработать собственные оригинальные концепции, без опоры на элементарные исторические факты. По мнению историков, в последнее время воскресли тенденции 60-х гг. XX в., когда непродуктивные споры физиков и лириков вылились на страницы серьёзной прессы, ныне усугубившиеся проникновением псевдоисторических концепций в учебно-методическую литературу, издаваемую даже под эгидой МГУ (например, работы А. Т. Фоменко и Г. В. Носовского).
Большое значение сегодня для теории истории, прежде всего для источ-никоведов, является разработка понятия гомогенного, гетерогенного, дискретного, континуального времени, что в высшей степени ценно при интерпретации источников.
В этом отношении Е. И. Пивовар высказал следующее: «В XX веке происходит резкое убыстрение истории (т.е. скорости хода исторического процесса), времени источника (т.е. скорости его создания и получения по средствам современной связи), время же историка (т.е. продолжительность его жизни) и время общества (влияние его через систему образования и различные формы воздействия на труд историка) остаются почти неизменными. При таком положении важнейшими задачами становятся как отбор информации, преодоление соблазнительного стремления использовать сверхсовременные технические средства для исследования событий отдалённых эпох,
не всегда поддающихся математическому моделированию, так и отказ от попыток использовать достижения социальных наук (ту же концепцию власти) применительно к историческим периодам, где они работают с большой натяжкой» [3].
В конечном счете большинство историков, даже в наше время информационной революции, переживаемой мировым сообществом в последние десятилетия, не отменяют важнейшую монополию историка — монополию на время, на прошлое.
Исторический метод, прежде используемый другими социальными науками, полностью вытеснен в них методом структурно-функционального анализа, оставшись достоянием одной истории. Не прогноз будущего или объяснение настоящего, чего часто ожидают от историков, а прежде всего изучение прошлого должно оставаться предметом истории как науки.
Рассмотрев современные проблемы теории исторического познания, следует также тезисно обозначить методологические проблемы исторического исследования сегодняшнего времени.
Развитие исторической науки характеризуется бурными изменениями познавательных средств и приемов исторического исследования. На рубеже XIX — XX столетий формируется самостоятельная область научного знания -методология истории, истоки которой — в синтезе историографии и философии истории. В современных условиях особенно очевидна необходимость систематизации и обобщения результатов специальной разработки методологических проблем научного познания, ориентированной на исследовательскую практику историков, на усиление их методологической подготовки1.
Методология истории включает ряд составляющих, которые представляют собой источники формирования методологии истории, основные тенденции современного развития методологии истории, характеристики объекта и предмета истории как науки, исторические времена и пространства, особенности процесса исторического познания, наконец, природу исторического знания и проверки его истинности.
Остановимся на основных проблемах методологии подробнее.
1 Программа курса является дальнейшей разработкой концепции академика И. Д. Ковальченко, инициировавшего постановку курса «Методологические проблемы исторических исследований» на историческом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова, автора монографии «Методы исторического исследования» [2]. — С.Б.
Сегодня идет дискуссия о развитии методики исторического исследования через компаративистику (как сравнительный подход в методологии истории), обсуждение её теоретических и методологических аспектов. Учеными решаются вопросы: следует ли разграничивать компаративистику как направление исследования и сравнительно-исторический метод и в чем, специфика исторической компаративистики, каковы ее познавательные возможности и ограничения?
Продолжается анализ генетических связей исторических процессов, посредством анализа объекта, ситуации с точки зрения их происхождения и развития. Ряд современных ученых утверждают, что генетический анализ, как методологический подход даст возможность проследить причинноследственные связи исторических событий и рассчитать варианты развития ситуации в будущем. По их замыслу, это позволит проводить разработки стратегических линий управления общественным процессом, т. е. выявлять исторические тенденции в совершенствовании общества и государства, позволит, с одной стороны, предупредить повторение ошибок и недостатков, а с другой — использовать ценные традиции и удачные способы решения определенных социально-экономических и политических задач в новых исторических условиях.
Идет широкий спор о роле и месте казуально-функционального анализа. Данный анализ проверяет гипотезы относительно причинно-следственных связей. В основе данного исследования лежит стремление понять какое-нибудь явление на основе использования логики типа: если X, то затем У. Факторы, которые вызывают какие-то изменения, называются независимыми переменными, в то время как переменные, изменяющиеся под воздействием этих факторов, называются зависимыми переменными. Данный вид анализа применяется, когда речь идет о диагностике проблем, выявлении будущего влияния процессов и событий. Наличие причинно-следственных связей означает, что наличие изменений меняет вероятностные характеристики последствий. В процессе данного анализа выявляются связи между потоками непосредственных событий в прошлом, настоящем и будущем, а также их последствиями. Казуально-функциональный анализ — это своего рода анализ последовательностей. Более того, последствия исследования прошлого представляют собой комплекс связанных событий, которые разворачиваются во времени, что позволяет привести точную характеристику с помощью регресси-
онного анализа и других статистических методов. Данный анализ позволяет понять сущность принятия решений при проведении той или иной политики, оценить эффективность и выполнение поставленных программ, а также понять эволюцию различных характеристик общества.
Сегодня активно подвергается критике методика изучения событийной истории, культуры в ее неповторимости, а также анализ длительных пространственно-временных тенденций и традиций.
Основным критиком данной методики, по мнению Н. Е. Косопова, сегодня выступает Б. Н. Комиссарова. Она доказывает: «…Рассказ о политических событиях, доминирующий в курсах его оппонентов, был главным содержанием истории в XIX в. Напротив, в историографии ХХ в. последовательное изложение политической истории уступает место сначала истории долговременных экономических, социальных и культурных процессов, а в последние два десятилетия — мозаичным реконструкциям фрагментов прошлого или анализу памяти о прошлом"1. Перечисляется целый ряд новейших направлений, явившихся на смену событийной истории: французская школа «Анналов», стимулировавшая изучение исторической ментальности и психологии, англо-американская школа социальных исследований, изучение повседневности, история понятий и пр. О себе Н. Е. Копосов говорит, что он долгие годы был адептом школы «Анналов», а в последнее время занялся историей понятий, эпистемологией.
Пристальное внимание учеными уделяется методике истории в рамках современной эпистемологии истории2.
& quot-Открытое письмо членам комиссии Ученого совета СПбГУ по изучению положения на историческом факультете& quot- (25 октября 2000 г.)
Проблема исторической эпистемологии в первую очередь связана с системой восприятия фактов историком. Так как история изучает прошлое, то важно, во-первых, установить, насколько историк может быть объективным в объяснении этого прошлого- во-вторых, анализ исторической действительно-
1 Открытое письмо Н. Е. Копосова членам комиссии Ученого совета СПбГУ по изучению положения на историческом факультете (датировано от 25 октября 2000 г.) остается пока неопубликованным, но оно было роздано членам университетской комиссии и таким образом обрело официальный характер.
иКЬ: http: //www. centant. pu. ru/centrum/publik/frolov/frol05. htm
2 Эпистемология — (от др. -греч. елютрцп, «знание» и Хоуо^ - «слово, учение») — теория познания, раздел философии. — С.Б.
сти, определение законообразности развития истории связаны с индивидуальностью как самого исторического явления, так и с субъективностью его восприятия историком- в-третьих, историк часто работает с анонимным материалом, и сама его деятельность является достаточно автономной. В-четвертых, необходимо зафиксировать проблему историзма концепций развития истории.
Указанные особенности исторической науки не отделяют ее от системы научного познания, а позволяют зафиксировать то положение, что историческая наука в отличие от естественных наук выступает не только как отдельная форма знания, но и как сумма наук об обществе, и как социальный феномен. Именно этим определяется интерес к истории. Соответственно и подход к исторической науке должен быть системным. Анализ развития концепций объяснения истории показывает, что есть необходимость переходить от изучения отдельных событий и цивилизаций к выявлению закономерностей развития человечества в комплексе, мира в целом. Для решения этой проблемы необходима единая методология исторического исследования — отсюда увеличение внимания к эпистемологии истории.
Большое значение сегодня придается применению математического моделирования в исторических исследованиях. Особое внимание уделяется приспособлению глобального и конкретно-исторического подходов к математическому моделированию.
Перефразируя известного юриста М. Д. Шаргородского, утверждавшего, что юридическая наука начинается там, где она говорит законодателю «нет», можно сказать, что историческая наука начинается там, где математик говорит историографу «бы». И в этом смысле историческая наука только сейчас и начинается — на наших глазах. Общим стало утверждение, что история, де, не знает сослагательного наклонения. История как перечень произошедших событий действительно ограничена изъявительным наклонением. Но история как научная дисциплина (каковая обязана иметь целями не только описание, но еще и объяснение и предсказание) вынуждена в равной, а возможно, и в еще большей мере оперировать сослагательным и повелительным наклонениями.
Исторический процесс — это сочетание огромного числа поступков, воли, мнений, устремлений, замыслов и просчетов, совместно образующих то, что называется историческими фактами. Но как из всего массива этих фактов
выбрать те немногие, которые наилучшим образом характеризуют изучаемые события? Для этого необходимо понимать, в какой мере тот или иной исторический факт закономерен, является ли он отражением общих тенденций или «выпавшей» точкой.
Единственный способ сделать это — перейти от анализа фактов к осмыслению процессов. Переход предполагает и рассмотрение исторических альтернатив, т. е. постановку еретического для историографии вопроса «а что было бы, если бы.». Умение ответить на него сделает историю теоретической наукой, но вместе с этим умением она должна приобрести и умение отвечать на вопрос «а что будет, если. «, т. е. решать задачи стратегического прогноза и проектирования будущего. А это уже задачи прикладной науки, от которых недалеко до технологической постановки — «а что нужно, чтобы.». И здесь открывается надежда, что когда-нибудь политика станет историей, опрокинутой в будущее.
В конце октября 2007 г. в Институте прикладной математики им. М. В. Келдыша РАН прошла II Международная конференция «Математическое моделирование исторических процессов». Участники конференции еще раз напомнили, что именно ключевые, значимые для страны прикладные задачи, по мнению М. В. Келдыша, и определят направления развития теоретических исследований в будущем. Сейчас такой значимой для мировой науки задачей становится исторический прогноз. Исторический прогноз имеет большое прикладное значение и для современной России. Очевидно, что стратегический прогноз, ориентированный на 10−20 лет, непосредственно сопрягается с прогнозом историческим, оперирующим временным горизонтом в 30−50 лет [4].
Сегодня вновь поднимаются проблемы теории исторического познания в рамках разных философских и исторических школ. Продолжаются споры о противоречивости познания истории на основе кантианской и гегельянской традиций. Так, кантианство и его последователи (неокантианцы) продолжают обращать внимание, что Кант ставил вопрос о предпосылках знания, то есть о сфере трансцендентального1 [6] и отрицал возможность адекватного познания мира.
1 Трансцендентальное (от лат.атеепёет — выходящий за пределы) — связанное независимыми от опыта и предшествующими ему (априорными) условиями возможного опыта, прежде всего — с изначально присущими сознанию априорными формами познания. — С.Б.
В гегелевском понимании вопроса логика целиком и полностью, без иррационального остатка покрывает собою все поле проблем познания, не оставляет за пределами своих границ ни образов созерцания, ни образов фантазии. Логика целиком и без остатка сливается здесь с теорией познания, потому что все остальные познавательные способности рассматриваются как виды мышления, как мышление, ещё не достигшее адекватной формы выражения, ещё не созревшее до неё.
Имеет место в современной исторической методологии спор по риккер-тианству, его поддержка или критика как совершенной критической формы. Немецкий философ Г. Риккерт обосновал действительно эффективные и адекватные материалу истории методы организации исторического знания в индивидуализирующем методе, конституированном в оппозиции генерализирующему методу естествознания и в методе отнесения исторических индивидуальностей к ценностям. Риккерт создал апологию философии в истории, историю как самоманифестацию трансцендентального эго, но, в отличие от Гегеля, он остановился на пороге критической философии истории, и постарался полностью проявить, а на самом деле исчерпать ее возможности [5].
Продолжается спор вокруг понимания аналитической философии истории. Ее автор А. Данто полагает, что задача философии не в том, чтобы размышлять или говорить о мире, а скорее в том, чтобы анализировать способы размышлений и высказываний о мире. В его подходе впервые дается анализ исторического мышления и языка, открывающий структуру самой истории [1].
Нельзя не сказать, анализируя современную методологию истории и о постмодернизме в науке1. Постмодернизм представляет собой скорее умонастроение, интеллектуальный стиль. Как тип ментальности постмодернизм -это гиперрефлексия, возникшая в условиях религиозно-философского вакуума, дискредитации идеологических концептов, тотального релятивизма, перепроизводства предметов сиюминутного потребления. Соответственно постмодернизм не относится к области философии или истории, не связан с идеологией, не ищет и не утверждает никаких истин. Постмодернизм расце-
1 Постмодернизм (фр. роБШоёегтвше — после модернизма) — термин, обозначающий структурно сходные явления в мировой общественной жизни и культуре второй половины XX в. -С.Б.
нивается как реакция на модернистский культ нового, а также как элитная реакция на массовую культуру, как полицентричное состояние этикоэстетической парадигмы. Постмодернизм также рассматривают как реакцию на тотальную коммерциализацию культуры, как противостояние официальной культуре.
Многие исследователи рассматривают постмодернизм как переходный этап к новому культурному периоду, поскольку исторический опыт говорит о невозможности существования стабильной культуры вне определенной системы ценностей.
Продолжает будоражить ученые умы герменевтика1, как особый метод классической науки о языке, позволяющий осмысленно толковать памятники древней литературы. В частности, благодаря работе т. н. исторической школы в XIX в., начиная со Шлейермахера, герменевтика стала специфическим методом наук о духе — экзегетика. В идущих от В. Дильтея философских течениях конца XIX—XIX вв. — учение о «понимании» (целостном душевнодуховном переживании) как методологической основе гуманитарных наук (в отличие от & quot-объяснения"- в естественных науках).
Таким образом, в теории и методологии современного исторического исследования имеется ряд проблем, обсуждение которых настоятельно диктуется современной динамикой развития исторической науки в России и ее положением в современном мире.
* * *
1. ДантоА. С. Аналитическая философия истории / пер. с англ. М.: Идея-Пресс, 2002.
2. Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М., 1987.
3. Пивовар Е. И. Теоретические проблемы исторических исследований. М., 2002. Вып. 4.
4. Проблемы математической истории. Математическое моделирование исторических процессов / под ред. Г. Г. Малинецкого, А. В. Коротаева. М.: Либроком, 2008.
5. Феллер В. Введение в историческую антропологию. М.: КноРус, 2005.
1 Г ерменевтика (от греч. ЬегшепеийкоБ — истолковывающий) — искусство перевода, искусство объяснения (толкования) текстов, учение о принципах их интерпретации (экзегетика). -С.Б.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой