Специфика взаимосвязи личностных ресурсов и параметров субъективной оценки качества жизни у военнослужащих срочной службы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Удк 159. 923 ББк 88. 3
Юлия Юрьевна Неяскина,
кандидат психологических наук, доцент, Камчатский государственный университет им. Витуса Беринга (683 032, Россия, г. Петропавловск-Камчатский, ул. Пограничная, 4)
e-mail: neyasknaju@yandex. ru
Специфика взаимосвязи личностных ресурсов и параметров субъективной оценки качества жизни у военнослужащих срочной службы
В статье представлены результаты исследования, направленного на выявление особенностей личностных ресурсов в их взаимосвязи с субъективным качеством жизни у военнослужащих срочной службы.
На основании кластеризации показателей различных личностных ресурсов были сформированы экспериментальные группы, значимо различающиеся по параметрам жизнестойкости, толерантности к неопределённости, по шкалам фаталистического и гедонистического настоящего методики временной перспективы.
Осуществлялось сравнение полученных групп по параметрам оценки субъективного качества жизни, а также поиск и описание взаимосвязей между личностными ресурсами и параметрами субъективной оценки качества жизни внутри каждой из экспериментальных групп.
Выявлено, что группы с разным уровнем личностных ресурсов демонстрируют отсутствие различий в оценке субъективного качества жизни. Сопоставление важности сфер и удовлетворённости ими для респондентов каждой группы свидетельствует о том, что у молодых людей с меньшей выраженностью личностных ресурсов показатели удовлетворённости по многим шкалам превышают показатели их значимости. Вероятно, респонденты с высоким уровнем ресурсов характеризуются более высоким уровнем постановки собственных жизненных целей, предъявляют повышенные требования к себе и своим достижениям (но в силу возраста пока не решили большинство поставленных жизненных задач).
Показано, что разный уровень выраженности личностных ресурсов у военнослужащих срочной службы определяет различный характер взаимосвязей важности жизненных сфер и ценностей и удовлетворённости ими с показателями осмысленности жизни, жизнестойкости, толерантности к неопределённости, параметрами временной перспективы.
Ключевые слова: качество жизни, удовлетворённость жизнью, личностные ресурсы, осмысленность жизни, жизнестойкость, толерантность к неопределённости, временная перспектива личности.
Yulia Yurievna Neyaskina,
Candidate of Psychology, Associate Professor, Kamchatka State University named after Vitus Bering (4 Pogranichnaya St., Petropavlovsk-Kamchatsky, Russia, 683 032)
e-mail: neyasknaju@yandex. ru
The Specific of personal Resources Relations and Life Quality Subjective Assessment among Army Conscripts
The article summarizes the outcomes of the research aiming to distinguish the specifics of personal resources and their interrelations with the life quality subjective assessment by army conscripts.
On the basis of cluster indication of various personal resources there were formed the experimental groups essentially differentiated in the parameters of life sustainability, tolerance for indefiniteness on the scales of fatalistic and hedonistic present of time perspective methodic.
The received groups were compared by the parameters of subjective life quality assessment- the interrelations between personal resources and life quality subjective assessment parameters within each experimental group were also searched and described.
It was determined that the groups with different grades of personal resources demonstrate similar assessments of subjective life quality. The comparison of spheres importance and satisfaction with them among the respondents of each group proves the fact that the young people with low manifestation of personal resources demonstrate life satisfaction indication on numerous scales which exceeds the parameters of their importance. The respondents possessing high level of resources are, apparently, characterized with the higher level of life goals specification, higher demands for themselves and own achievements (but due to their age still have not got around the set life tasks).
It is shown that different types of personal resources manifestation of army conscripts stipulates different types of interrelations between life spheres, life values, their satisfaction and indicators of life comprehension, sustainability, tolerance for uncertainty, time perspective.
Keywords: life quality, satisfaction with life, personal resources, life comprehension, sustainability, tolerance for uncertainty, personality'-s time perspective.
118
© неяскина ю. ю., 2015
Молодые люди, призванные для прохождения срочной службы, сталкиваются со многими довольно значительными ограничениями, запретами, изменениями привычных условий жизни, вытекающими из особой специфики воинской деятельности (которую, безусловно, можно отнести к т. н. «особым», в известной мере даже к трудным жизненным ситуациям). Эти факторы вносят дезорганизацию в психическую деятельность человека, способствуют нарушению гомеостаза в системе «субъект-среда», восстановление которого напрямую зависит от адаптационного потенциала субъекта, его возможности и способности опереться на доступные и имеющиеся в его распоряжении ресурсы (как внутренние, личностные, так и внешние).
Термин «ресурсы» в психологии понимается в нескольких трактовках: 1) в широкой трактовке «ресурсы» включены в понятие личностного и человеческого потенциалов (Г. М. Зараковский, М. С. Каган, Г. Б. Степанова, П. Г. Щедровицкий), а также в описание стратегий жизни (К. А. Абульханова, Л. И. Анцыферова, А. А. Кроник, Ю. М. Резник, Е. А. Смирнов) — 2) в узкой трактовке рассматриваются как возможности и средства преодоления стрессов (П. Б. Балтес, В. А. Бодров, Р. Лазарус, С. Хобфолл) и элементы самоорганизации, саморегуляции деятельности и поведения (А. Н. Дёмин, Л. Г. Дикая, Т. Л. Крюкова, В. И. Моросанова, К. Муздыбаев, А. К. Осниц-кий, С. А. Шапкин) [1].
Е. Ю. Кожевникова определяет личностные ресурсы как внутренние и внешние возможности, воспринимаемые и используемые в качестве средств достижения позитивных результатов. Ресурсы рассматриваются автором и как элемент механизмов преодоления трудных жизненных, стрессогенных, кризисных ситуаций, и как фактор преодоления, связанный с достижением позитивных результатов с целью создания целостного представления о содержании и результатах психологического преодоления [1].
Целью исследования явилось выявление особенностей личностных ресурсов и их взаимосвязи с субъективным качеством жизни у военнослужащих срочной службы.
В основу исследования была положена гипотеза о том, что разный уровень выраженности личностных ресурсов военнослужащих срочной службы определяет различный характер взаимосвязей важности жизненных сфер и ценностей и удовлетворённости ими с показателями осмысленности жизни, жиз-
нестойкости, толерантности к неопределенности, параметрами временной перспективы.
Эмпирическую базу исследования составили военнослужащие срочной службы г. Петропавловска-Камчатского, 114-ой бригады кораблей охраны водного района, призвавшиеся весной 2013 года, в возрасте от 19 до 24 лет, всего 60 респондентов1. На момент проведения исследования респонденты отслужили примерно половину положенного срока.
В качестве методов сбора эмпирических данных использовались: тест смысложизнен-ных ориентаций (СЖО) Дж. Крамбо в адаптации Д. А. Леонтьева [2]- опросник по временной перспективе Ф. Зимбардо в адаптации А. Сырцовой, Е. В. Соколовой, О. В. Митиной
[7]- тест жизнестойкости С. Maddi (ТЖС) в адаптации Д. А. Леонтьева, Е. И. Рассказо-вой [3]- методика оценки качества жизни и удовлетворенности в адаптации Е. И. Расска-зовой [6]- методика качества жизни Quality of Life Inventory М. Фриша в переводе Е. И. Рас-сказовой (в настоящее время методика находится на стадии русскоязычной адаптации)
[8]- опросник толерантности к неопределенности Д. Маклейна (MSTAT-I) в адаптации Е. Н. Осина [5].
На первом этапе для распределения респондентов по группам была проведена кластеризация сводной матрицы, включающей в себя показатели осмысленности жизни, жизнестойкости, толерантности к неопределенности, временной перспективы. В результате кластеризации по всем методикам было получено два чётко выраженных кластера -31 человек и 19 человек соответственно. Ввиду малого числа респондентов во второй группе были также предприняты попытки кластеризации не по совокупной матрице, а на основании поочередного сочетания данных различных методик, однако, наиболее чёткая кластерная структура всё же была получена именно при кластеризации всей совокупности показателей. Таким образом, отдавая себе отчёт в недостаточном объёме второй из полученных экспериментальных выборок, мы сочли возможным последующее описание особенностей респондентов в каждой группе, основываясь на довольно выраженных отличительных особенностях групп. Для выявления оснований распределения респондентов в кластеры был осуществлён сравнительный анализ средних показателей по шкалам ме-
1 эмпирические данные собраны в процессе совместной работы с Опрышко Светланой Алексеевной
тодик, вошедших в сводную матрицу для кластеризации.
Сравнение показало, что группы значимо различаются по шкалам методики жизнестойкости («вовлеченность», «контроль», общий балл жизнестойкости), по всем шкалам методики толерантности к неопределённости, по шкалам настоящего методики временной перспективы («фаталистическое настоящее», «гедонистическое настоящее»). Существенных различий по шкалам методики СЖО не выявлено. Показатели значимых различий представлены в таблицах 1−3.
Таблица 1
Сопоставление показателей по шкалам методики жизнестойкости в первой и второй экспериментальных группах
Шкалы методики ЭГ1 (п=31) ЭГ 2 (п=19) t — критерий
Вовлечённость 40,83 44,68 2,55*
Контроль 35,35 39,52 2,24*
Общий балл жизнестойкости 94,58 104,84 2,77**
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01 Таблица 2 Сопоставление показателей по шкалам методики толерантности к неопределённости в первой и второй экспериментальных группах
Шкалы методики ЭГ 1 (п=31) ЭГ 2 (п=19) t — критерий
Отношение к новизне 11,7 13,78 2,28*
Отношение к сложным задачам 30,58 37,52 4, 83**
Отношение к неопределённым ситуациям 38,32 50 7,02**
Предпочтение неопределённости 40,8 51. 36 4,12**
Толерантность к неопределённости 39,8 51,15 6,48**
Общий балл 80,61 102,52 9,19**
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01 Таблица 3 Сопоставление показателей по шкалам методики временной перспективы ф. Эимбардо в первой и второй экспериментальных группах
Шкалы методики ЭГ 1 (п=31) ЭГ 2 (п=19) t — критерий
Гедонистическое настоящее 3,19 3,6 2,84**
Фаталистическое настоящее 2,57 2,23 2,88**
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Таким образом, полученные в результате кластеризации экспериментальные группы различаются мерой выраженности ряда личностных ресурсов. При этом обращает на себя внимание тот факт, что среди отличительных особенностей преимущественно фигурируют те параметры, которые, по всей видимости, оказываются наиболее существенными именно в ситуации похождения срочной службы («особой ситуации настоящего»). Так из возможных временных локусов именно «настоящее» различает группы, в то время как «прошлое» и «будущее» не различаются в группах статистически значимо. Также отсутствуют различия в показателях осмысленности жизни, в то время как толерантность к неопределенности и жизнестойкость, различающие полученные группы между собой, являются теми характеристиками, которые с наибольшей вероятностью способствуют/ препятствуют успешности адаптации к сложной (для солдата срочной службы) жизненной ситуации, конструктивному совладанию с ней. Далее полученные экспериментальные группы мы будем условно обозначать как группы респондентов с высоким и низким уровнем ресурсов (подразумевая под этим «более» и «менее» выраженную в контексте межгруппового сравнения «ресурсность» респондентов).
Логика дальнейшего исследования предполагала два направления анализа: 1) сравнение полученных групп по параметрам оценки субъективного качества жизни- 2) поиск и описание взаимосвязей между личностными ресурсами и параметрами субъективной оценки качества жизни внутри каждой из экспериментальных групп.
Выводы о субъективной оценке качества жизни делались на основании данных методики М. Фриша. Автор выделяет и описательно конкретизирует такие параметры, как: «здоровье», «самооценка», «цели и ценности», «деньги», «работа», «игра», «обучение», «творчество», «помощь», «любовь», «друзья», «дети», «родственники», «дом», «район», «город»), предлагая респондентам дать балльную оценку 1) важности жизненных ценностей (сфер) и 2) субъективной удовлетворённости ими. Ввиду того, что авторская трактовка отдельных ценностей шире традиционного понимания обозначающего категорию понятия, считаем целесообразным конкретизацию некоторых из категорий в дальнейшем тексте.
Сравнение групп с высоким и низким уровнем выраженности личностных ресур-
сов по параметрам оценки как важности жизненных сфер, так и удовлетворённости ими показало отсутствие различий по всем позициям методики (курсив автора). Таким образом, можно говорить о том, что респонденты обеих групп характеризуются одинаковой тенденцией оценивать субъективную удовлетворённость всей совокупностью параметров качества жизни и, кроме того, не отличаются в оценке субъективной важности данных параметров. Не было выявлено значимых различий между группами и при сравнении показателей по четырем факторам качества жизни методики Е. И. Рассказовой (методика предполагает оценку качества своей жизни по сферам «физическое здоровье», «эмоциональные переживания», «активность в свободное время» и «сфера общения»). Таким образом, можно говорить об отсутствии различий в субъективной оценке качества жизни у респондентов обеих экспериментальных групп. По всей видимости, заведомо ограниченное по времени пребывание в особых условиях жизнедеятельности не снижает уровень оценки качества жизни даже у тех молодых людей, которые характеризуются более низкими показателями значимых в актуальный период жизни личностных ресурсов.
В предпринятых нами ранее исследованиях, направленных на изучение взаимосвязи жизнестойкости и качества жизни (преимущественно у военнослужащих по контракту), было установлено, что при достаточной степени выраженности жизнестойкости данный параметр выступает у военнослужащих одним из условий, оказывающих влияние на субъективную оценку качества жизни. Низкий же уровень жизнестойкости сам по себе не оказывает прямого влияния на субъективную удовлетворённость жизнью, а лишь побуждает личность задействовать иные личностные ресурсы для повышения субъективного качества жизни [4]. Можно предположить, что сказанное верно и в отношении других личностных ресурсов, однако предположение требует дополнительной эмпирической проверки.
Различия между «высокоресурсными» и «низкоресурсными» респондентами были выявлены на этапе внутригруппового анализа соотношения важности сфер и удовлетворённости ими.
Сопоставление важности сфер и удовлетворённости ими внутри каждой из групп показало, что именно в группе респондентов с более низкой выраженностью личностных ресурсов показатели удовлетворённости по
многим шкалам превышают показатели их значимости. У респондентов с низким уровнем выраженности ресурсов удовлетворённость превышает значимость по шкалам «здоровье», «самооценка», «цели и ценности», «игра», «обучение», «друзья», «родственники», «дом» и «район». Только по шкале «дети» важность превосходит чувство удовлетворённости (данный факт, очевидно, связан с возрастом респондентов). У респондентов с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов уровень удовлетворённости превышает уровень значимости лишь по параметрам «самооценка», «помощь», «друзья и родственники» (при этом можно предположить, что высокая удовлетворённость поддержкой со стороны друзей и родственников характерна именно в текущий период времени, когда жизненный контекст молодых людей, их «особая» жизненная ситуация актуализирует у близких стремление оказывать поддержку).
Полученные результаты, на первый взгляд, представляются в определённой степени противоречивыми. Однако, с наибольшей вероятностью данный эмпирический факт может быть объяснён следующим образом: респонденты с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов характеризуются более высоким уровнем постановки собственных жизненных целей, предъявляют более высокие требования к себе и своим достижениям (другими словами, «ставят для себя более высокую планку»). Вместе с тем, в силу юного возраста респонденты пока не решили большинство поставленных жизненных задач — осознание этого и отражается в полученных результатах.
Задачей следующего исследовательского этапа стал поиск взаимосвязей между показателями выраженности личностных ресурсов и оценкой качества жизни внутри каждой экспериментальной группы при помощи корреляционного анализа.
Анализ данных, полученных в результате поиска возможных взаимосвязей по шкалам методики СЖО и методики качества жизни М. Фриша по параметру «удовлетворенность», позволил выявить следующие корреляционные связи (табл. 4).
Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что в группе респондентов с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов полученное количество корреляционных связей между осмысленностью жизни и удовлетворённостью жизнью существенно выше.
Таблица 4
корреляционные связи между шкалами методики СЖО и параметрами качества жизни («удовлетворённость»)
Шкалы СЖО Группы
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Цели цели и ценности 0,51* деньги 0,46* Работа 0,65**
Процесс Игра 0,56** Творчество 0,5** Родственники 0,38* деньги 0,51* Работа 0,6**
Результат Друзья 0,36* цели и ценности 0,47* Район 0,47*
Локус контроля — Я Здоровье 0,49* цели и ценности 0,51* Работа 0,5* Друзья 0,51*
Локус контроля — жизнь Родственники 0,43* цели и ценности 0,65** деньги 0,57* Работа 0,64** Любовь 0,47*
Общий показатель О Ж Игра 0,41* Родственники 0,44* Здоровье 0,52* цели и ценности 0,46* деньги 0,49* Работа 0,65** Друзья 0,48*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01 «Сквозными» аспектами субъективной удовлетворённости жизнью, вступающими во взаимосвязи с большинством шкал методики СЖО, для респондентов с достаточным уровнем личностных ресурсов являются параметры «деньги» (в интерпретации автора методики данный аспект конкретизируется как «деньги, которые Вы зарабатываете, вещи, которыми владеете, и вера в то, что у Вас будут деньги и вещи, которые будут Вам нужны в будущем»), «цели и ценности» («Ваши убеждения о том, что наиболее важно в жизни и как Вы должны жить сейчас и в будущем. Сюда относятся цели в жизни, то, что Вы считаете правильным и неправильным и смысл жизни — как Вы его представляете»), «работа» («работа означает Вашу карьеру или то, как Вы проводите большую часть своего времени. Вы можете ездить на работу, заботиться дома о своей семье или учиться в школе или институте. К работе относятся обязанности на работе, деньги, которые Вы зарабатываете (если зарабатываете), люди, с которыми Вы работаете»).
Среди незначительного числа выявленных корреляционных связей между осмыс-
ленностью и удовлетворённостью жизнью в другой группе обращает на себя внимание наиболее часто повторяющийся параметр «родственники». Осмысленность жизни (в частности, настоящего её момента), а также признание того факта, что жизнь «управляема», контролируема, не подчинена законам фаталистичной «предопределённости», респонденты с низким уровнем выраженности ресурсов связывают с возможностью получения поддержки со стороны членов семьи и ближайших родственников. Кроме того, степень осмысленности жизни у респондентов с дефицитарным ресурсом находится во взаимосвязи с наличием способов расслабления в свободное время, умением развлечь себя, наличием хобби (параметр «игра»). Данный факт хорошо согласуется и с выявленной взаимосвязью между шкалами «процесс жизни» и «творчество»: интересная, эмоционально насыщенная и наполненная смыслом жизнь для респондентов с низким уровнем ресурсов связана с творчеством.
При анализе данных таблицы 5 обращает на себя внимание тот факт, что «значимость нематериального» у респондентов с достаточно выраженными ресурсами во многом обуславливает осмысленность различных временных локусов, а также оказывается связанной с оценкой себя как способного управлять собственной жизнью, контролировать и регулировать происходящее в ней.
Таблица 5
корреляционные связи между шкалами методики СЖО и параметрами качества жизни («значимость»)
Шкалы СЖО Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Цели Творчество 0,68** Помощь 0,53*
Процесс Игра 0,58** Город 0,38* Творчество 0,51* Помощь 0,67**
Результат Город 0,36* Помощь 0,5*
Локус контроля — Я Деньги 0,39* Работа 0,55** Творчество 0,57* Помощь 0,643 484** Район 0,49*
Локус контроля -жизнь Творчество 0,58** Помощь 0,72** Друзья 0,5*
Общий показатель О Ж Деньги 0,36 418* Творчество 0,6** Помощь 0,66**
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Параметр «помощь» (в интерпретации автора методики параметр трактуется довольно широко, означает помощь людям, которые нуждаются в ней или участие в том,
чтобы улучшить мир вокруг- существенен акцент автора на том, что имеется ввиду помощь людям, которые не являются друзьями или родственниками респондента) является своего рода образующей, базовой референтной осью, определяющей степень осмысления происходящего респондентом с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов. Ещё одним определяющим параметром для обладающих достаточно выраженными личностными ресурсами молодых людей является «творчество».
Общий уровень осмысленности жизни у респондентов с низким уровнем выраженности ресурсов находится в прямой взаимосвязи со значимостью материального аспекта жизни («деньги"/значимость). Корреляция шкалы «локус контроля — я» с такими параметрами качества жизни как «деньги» и «работа» у респондентов первой группы свидетельствует о значимости данных параметров для осознания себя сильной личностью, обладающей достаточной свободой выбора для построения своей жизни в соответствии со своими целями и представлениями о её смысле.
При сопоставлении параметров методики смысложизненных ориентаций с факторами качества жизни по методике Е. И. Рас-сказовой (табл. 6) было выявлено, что осмысленность жизни молодых людей из группы с более высоким уровнем личностных ресурсов прямо пропорционально соотносится с оценкой качества жизни в сферах физического здоровья и эмоциональных переживаний респондентов. В то же время, для «менее ресурсных» респондентов лишь оценка качества жизни в плане активности в свободное время определяет осмысленность настоящего и прошлого респондентов (а также осмысленность жизни в целом).
Таблица 6
корреляционные связи между шкалами методики СЖО и факторами качества жизни (методика Е. И. Рассказовой)
Шкалы СЖО Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Цели Физическое здоровье 0,49*
Процесс Активность в свободное время 0,47** Физическое здоровье 0,41* Эмоциональные переживания 0,46*
Результат Активность в свободное время 0,37* Физическое здоровье 0,48* Эмоциональные переживания 0,48* Сфера общения 0,47*
Локус контроля — Я Эмоциональные переживания 0,57*
Локус контроля -жизнь Эмоциональные переживания 0,61**
Общий показатель О Ж Активность в свободное время 0,37* Эмоциональные переживания 0,53* Физическое здоровье 0,46*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Аналогичным описанному выше образом осуществлялся анализ взаимосвязей параметров значимости жизненных сфер и удовлетворенности ими со шкалами методик жизнестойкости и толерантности к неопредё-ленности (табл. 7).
Таблица 7
корреляционные связи между шкалами жизнестойкости и параметрами качества жизни («удовлетворённость»)
Шкалы жизнестойкости Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Вовлеченность Друзья 0,42* Родственники 0,36* Здоровье 0,66** Деньги 0,51* Работа 0,5* Любовь 0,46* Друзья 0,61**
Принятие риска Помощь 0,46** Друзья 0,42* Родственники 0,5** Самооценка 0,7**
Жизнестойкость Самооценка 0,37* Друзья 0,43* Родственники 0,39* Здоровье 0,49* Самооценка 0,57* Друзья 0,48*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Можно предположить, что удовлетворённость взаимодействием с ближайшим социальным окружением (друзьями, родственниками) является своего рода механизмом, способствующим повышению показателей жизнестойкости у респондентов с менее выраженными ресурсами. Обращает на себя внимание тот факт, что для т. н. «высокоресурсных» респондентов спектр жизненных ценностей и сфер, значимый для ощущения себя «в процессе жизни» и для получения удовольствия от собственной деятельности (пусть и в строго регламентированных условиях срочной службы), гораздо шире и
включает в себя как «бытийные» (ценности бытия), так и материальные (ценности обладания) аспекты (здоровье, деньги, работа, друзья, любовь).
Интересно, что «принятие риска» (согласно интерпретации авторов методики -убежденность человека в том, что все то, что с ним случается, способствует его развитию за счёт знаний, извлекаемых из опыта) в первой группе взаимосвязано с социальным окружением, в то время как во второй — лишь с удовлетворённостью качеством жизни в сфере «самооценка» — с уверенностью в возможности опоры на себя самого.
Таким образом, эффективно справляться со стрессовыми и сложными жизненными ситуациями, оставаться активным, стойко преодолевать трудности в данный временной отрезок срочной службы респондентам с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов помогает удовлетворённость здоровьем, деньгами, работой, любовью, друзьями и самооценкой, а респондентам с низким уровнем выраженности личностных ресурсов — преимущественно удовлетворяющие их отношения с ближайшим социальным окружением.
Картина корреляционных взаимосвязей между параметрами жизнестойкости и значимостью жизненных ценностей оказалась принципиально отличной от описанной выше («жизнестойкость» — «удовлетворённость жизненными ценностями»). По всей видимости, никакие из жизненных ценностей (за исключением параметра «помощь другим») не являются определяющими для актуализации способности успешного совладания со стрессом у респондентов с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов- в первой экспериментальной группе картина существенно отличается (табл. 8).
Таблица 8
корреляционные связи между шкалами методики жизнестойкости и параметрами качества жизни («значимость»)
Шкалы жизнестойкости Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Вовлечённость Самооценка 0,38* Обучение 0,37* Дом 0,45* Город 0,42* Помощь 0,6*
Принятие риска Игра 0,38* Город 0,46**
Жизнестой- Самооценка Помощь 0,48*
кость 0,41*
Дом 0,38*
Город 0,4*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01 Шкалы опросника жизнестойкости «вовлечённость» и «жизнестойкость» согласованы со значимостью для респондентов с низким уровнем выраженности личностных ресурсов параметров «самооценка», «дом», «город». Данные параметры являются важными для того, чтобы найти стоящее и интересное в условиях срочной службы и выдержать стрессовую ситуацию, сохраняя внутреннюю сбалансированность и не снижая успешность деятельности. Также для поиска интересного и стоящего в текущем моменте жизни важным является обучение, которое состоит в прямой корреляционной связи с «вовлечённостью».
Таким образом, для респондентов с высоким уровнем выраженности личностных ресурсов помощь другим выступает своего рода механизмом снятия напряжения в стрессовых ситуациях, способствует восприятию их как менее значимых, в то время как для респондентов с низким уровнем личностных ресурсов в качестве таковых выступают параметры «самооценка», «дом», «город», «игра» и «обучение».
Данные табл. 9 подтверждают описанный выше факт: наиболее существенную роль в повышении ресурсных показателей личности (как по методике СЖО, так и по методике жизнестойкости) для респондентов первой группы играет качество жизни в сфере активности в свободное время, а для респондентов второй группы — физическое здоровье. Значимость физического здоровья для «высокоресурсных» респондентов можно, на наш взгляд, интерпретировать в контексте существующего у них стремления опираться на себя (удовлетворённость физическим здоровьем в этом контексте для них может являться своего рода маркером собственной силы и состоятельности).
Таблица 9
корреляционные связи между шкалами методики жизнестойкости и факторами качества жизни (методика Е. И. Рассказовой)
Шкалы жизнестойкости Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Вовлечённость Эмоциональные переживания 0,39* Физическое здоровье 0,62**
Контроль Активность в свободное время 0,42*
Принятие риска Активность в свободное время 0,44*
Жизнестойкость Активность в свободное время 0,48** Физическое здоровье 0,52*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Картина выявленных корреляционных связей между значимостью различных жизненных сфер и ценностей и удовлетворённости ими с показателями методики толерантности к неопределённости (таблицы 10−11) характеризуется отсутствием очевидных закономерностей в каждой из экспериментальных групп, ввиду чего полученные показатели не представляется возможным чётко и однозначно интерпретировать. Обращает на себя внимание тот факт, что в обеих группах удовлетворённость отдельными ценностями (сферами) вступает в обратные взаимосвязи со шкалами методики толерантности к неопределенности, а значимость тех или иных ценностей — преимущественно в прямые связи.
Общий балл толерантности к неопределённости в первой группе (низкий уровень ресурсов) прямо связан со значимостью помощи другим, самооценки, город и района и обратно — с удовлетворённостью по позициям «работа» и «дети" — во второй — оказывается состоящим в прямой взаимосвязи со значимостью таких ценностей, как работа, любовь, игра, и в обратной — с удовлетворённостью позицией «помощь другим» (которая, согласно ранее описанным данным, является одной из центральных для респондентов с высоким уровнем развития личностных ресурсов).
Неожиданно частотными оказались взаимосвязи шкал толерантности к неопределенности с параметром «дети» в первой экспериментальной группе (низкий уровень личностных ресурсов): выявлены существенные связи значимости данной позиции со шкалами «отношение к новизне» (обратная связь), «отношение к неопределённым ситуациям» (прямая связь), а также удовлетворённости данным параметром (по всей видимости, объективно низкой у испытуемых ввиду их юного возраста) со шкалами «предпочтение неопределённости» и интегральной шкалой толерантности к неопределённости (общий балл). Во второй экспериментальной группе позиция «дети» (ни значимость, ни удовлетворённость данной ценностью) не фигурирует. Можно предположить, что полученный результат в определённой мере дополняет
описанные выше данные о важности социального окружения как своего рода компенсаторном механизме недостаточного уровня ресурсов у молодых людей первой группы, однако однозначная и логически обоснованная интерпретация эмпирического факта представляется затруднительной.
Таблица 10
корреляционные связи между шкалами толерантности к неопределённости и параметрами качества жизни («удовлетворённость»)
Шкалы методики толерантности к неопределённости Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Отношение к новизне Работа -0,43*
Отношение к сложным задачам Самооценка -0,56*
Отношение к неопределённым ситуациям Любовь -0,5* Родственники -0,48*
Предпочтение неопределённости Дети -0,5**
Общий балл Работа -0,5* Дети -0,54** Помощь -0,46*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Таблица 11
корреляционные связи между шкалами толерантности к неопределённости и параметрами качества жизни («значимость»)
Шкалы методики толерантности к неопределенности Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Отношение к новизне Дети -0,37* Самооценка 0,47** Родственники 0,51*
Отношение к сложным задачам Цели и ценности 0,4* Обучение 0,54** Любовь 0,58**
Отношение к неопределённым ситуациям Дети 0,37*
Предпочтение неопределённости Помощь 0,38* Район 0,41* Игра 0,55*
Толерантность к неопределённости Самооценка 0,39* Деньги 0,46**
Общий балл Самооценка 0,44* Помощь 0,38* Район 0,41* Город 0,37* Работа 0,53* Игра 0,51* Любовь 0,58**
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Респонденты с высоким уровнем выраженности ресурсов характеризуются отсутствием связи между оценкой качества жизни по параметрам методики Е. И. Рассказовой и шкалами методики толерантности к неопределённости. У респондентов с низким уровнем выраженности личностных ресурсов оценка качества жизни в сфере эмоциональных переживаний согласована с общим баллом толерантности к неопределённости, и, в частности, с отношением к решению сложных задач, а оценка «качества» собственного физического здоровья оказывается во взаимосвязи с предпочтением неопределённости (табл. 12).
Таблица 12
корреляционные связи между шкалами толерантности к неопределённости и четырьмя факторами качества жизни (методика Е. И. Рассказовой)
Группа
Шкалы толерантности к неопреде- 1 группа (низкий уровень 2 группа (высокий уровень
лённости личностных личностных
ресурсов) ресурсов)
Отношение к Эмоциональные —
сложным за- переживания
дачам 0,49**
Предпочтение Физическое здо- -
неопределён- ровье 0,36*
ности
Общий балл Эмоциональные —
толерантности переживания 0,42*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01 Анализ взаимосвязей между показателями качества жизни и параметрами временной перспективы позволяет предположить, что характер взаимосвязей в группах в меньшей мере определяется спецификой выраженности личностных ресурсов у респондентов, и, вероятно, обусловлен какими-то иными латентными переменными. Полученные результаты представлены в таблицах 13−15.
Таблица 13
корреляционные связи между шкалами методики временной перспективы и параметрами качества жизни («удовлетворённость»)
Шкалы временной перспективы Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Негативное прошлое Помощь -0,39* Друзья -0,45* Родственники -0,47** Самооценка -0,66** Работа -0,46* Друзья -0,46*
Гедонистическое настоя- Творчество 0,48** Город 0,45* Деньги -0,52* Любовь -0,79**
щее Дети -0,65**
Будущее Дети -0,45* Игра -0,63**
Позитивное Самооценка 0,4* Творчество
прошлое -0,62**
Фаталистиче- Город 0,36* Друзья -0,56*
ское настоя-
щее
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Фактором, определяющим настоящее респондентов первой группы (как гедонистическое, так и фаталистическое), является удовлетворённость городом, в котором они проживают. Для молодых людей с менее выраженными личностными ресурсами снова подтверждается ценность и особая роль социального окружения: удовлетворённость отношениями с друзьями и родственниками, а также возможность оказания помощи другим людям снижает вероятность реконструирования своего прошлого как негативного. Оценка своего прошлого как позитивного подкрепляется позитивной самооценкой.
У респондентов с выраженными личностными ресурсами удовлетворённость отношениями с друзьями снижает фаталистичность в оценке настоящего, при этом «оторванность» настоящего момента от прошлого и будущего, как бы «вырванность» этого периода из временного континуума, стремление получить наслаждение от настоящего момента, повышает недостаточная удовлетворённость параметрами как «деньги», «любовь» и «дети» (последнее, вероятно, гипотетически- согласно инструкции методики, на вопросы о детях предлагается отвечать даже если их пока нет).
Обращает на себя внимание тот факт, что фактор «будущее» видится слабо согласованным с удовлетворённостью какой-либо из жизненных сфер/ценностей: в каждой из групп получено по одной обратной корреляционной связи. Так наличие целей и планов на будущее обратно связано с удовлетворённостью параметрами «дети» в первой группе и «игра» («то, что Вы делаете в свободное время, чтобы расслабиться, развлечься или для самосовершенствования» — М. Фриш) -во второй. Кроме того, у респондентов с недостаточным уровнем ресурсов ориентация на будущее также состоит во взаимосвязи со значимостью для них наличия возможности развлечься, расслабиться, а также с возможностью позитивной оценки города как места проживания (табл.). Высокая значимость данных параметров («игра» и «город»), возможно, также способствует у респондентов
первой группы позитивной реконструкции прошлого.
Таблица 14
корреляционные связи между шкалами методики временной перспективы и параметрами качества жизни («значимость»)
Шкалы временной перспективы Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Негативное прошлое Самооценка 0,53*
Гедонистическое настоящее Обучение -0,63** Деньги 0,47*
Будущее Игра 0,38* Город 0,36*
Позитивное прошлое Игра 0,37* Город 0,37*
Фаталистическое настоящее Здоровье 0,44* Цели и ценности 0,36* Любовь 0,51*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01 Анализ взаимной согласованности данных, полученных по методике временной перспективы и четырёх факторов качества жизни (методика Е. И. Рассказовой), позволил выявить следующие корреляционные связи (табл. 15).
Таблица 15
корреляционные связи между шкалами методики временной перспективы и факторами качества жизни (методика Е. И. Рассказовой)
Шкалы временной перспективы Группа
1 группа (низкий уровень личностных ресурсов) 2 группа (высокий уровень личностных ресурсов)
Гедонистическое настоящее Эмоциональные переживания -0,47**
Будущее Активность в свободное время 0,5** Активность в свободное время -0,59**
Позитивное прошлое Эмоциональные переживания 0,64** Сфера общения 0,54*
Фаталистическое настоящее Активность в свободное время 0,52*
* для р & lt- 0,05- ** для р & lt- 0,01
Заслуживающим внимания представляется фактор качества жизни в сфере активности в свободное время. Так, высокие оценки по фактору напрямую соотносятся с построением планов и постановкой целей на будущее у респондентов с низким уровнем ресурсов, и, напротив, препятствуют про-страиванию будущего у т. н. «высокоресурсных» респондентов (у последних активность в свободное время способствует более фаталистичному взгляду на настоящий момент жизни). Оценка качества жизни в сфере эмоциональных переживаний у представителей первой группы обратно связана с гедонистическим настоящим (вероятно, молодые люди не испытывают эмоциональных переживаний по поводу того, что в данный момент настоящее видится оторванным от прошлого и будущего), в то время как у респондентов второй экспериментальной группы прямо пропорциональна позитивному принятию собственного прошлого.
Таким образом, обобщение полученных эмпирических фактов позволяет говорить о том, что личностные ресурсы и параметры субъективного качества жизни военнослужащих срочной службы взаимосвязаны, при этом разный уровень выраженности личностных ресурсов определяет различный характер взаимосвязей важности жизненных сфер и ценностей и удовлетворённости ими с показателями осмысленности жизни, жизнестойкости, толерантности к неопределённости, параметрами временной перспективы. При этом особого внимания заслуживает тот факт, что группы с различной выраженностью личностных ресурсов практически не демонстрируют значимых отличий в оценке параметров субъективного качества жизни.
Полученный результат на данном этапе позволяет лишь констатировать наличие и описать специфику выявленных различий в картине взаимосвязей осмысленности жизни, жизнестойкости, временной перспективы, толерантности к неопределённости с удовлетворённостью жизненными сферами и ценностями. Осмысление и качественная интерпретация полученных эмпирических фактов станут возможными при дальнейшем, более развернутом и систематичном исследовании специфики взаимосвязи субъективной оценки качества жизни и личностных ресурсов.
Список литературы
1. Кожевникова Е. Ю. Личностные ресурсы преодоления ситуации социально-экономической депривации: автореф. дис. … канд. психол. наук. Краснодар, 2006. 20 с.
2. Леонтьев Д. А. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО). М.: Смысл, 2000. 18 с.
3. Леонтьев Д. А., Рассказова Е. И. Тест жизнестойкости. М.: Смысл, 2006. 63 с.
4. Неяскина Ю. Ю. Взаимосвязь личностных ресурсов и субъективной оценки качества жизни (на примере осмысленности жизни и жизнестойкости) // Вестн. Кемер. гос. ун-та. 2014. № 3−1. С. 135−143.
5. Осин Е. Н. Факторная структура версии шкалы общей толерантности к неопределённости Д. Мак Лейна // Психологическая диагностика, 2010. № 2. С. 65−86.
6. Рассказова Е. И. Методика оценки качества жизни и удовлетворённости: психометрические характеристики русскоязычной версии // Психология. Журнал высшей школы экономики. 2012. Т. 9. С. 81−90.
7. Сырцова, А. А. Адаптация опросника временной перспективы личности Ф. Зимбардо / А. А. Сырцова, Е. Т. Соколова, О. В. Митина // Психологический журнал. 2008. Т. 29. № 3. С. 101−109.
8. Frisch, M. Quality of Life Inventory. Complementary Trial Package. Pearson. 2007.
References
1. Kozhevnikova E. Yu. Lichnostnye resursy preodoleniya situatsii sotsial'-no-ekonomicheskoi deprivat-sii: avtoref. dis. … kand. psikhol. nauk. Krasnodar, 2006. 20 s.
2. Leont'-ev D. A. Test smyslozhiznennykh orientatsii (SZhO). M.: Smysl, 2000. 18 s.
3. Leont'-ev D. A., Rasskazova E. I. Test zhiznestoikosti. M.: Smysl, 2006. 63 s.
4. Neyaskina Yu. Yu. Vzaimosvyaz'- lichnostnykh resursov i sub& quot-ektivnoi otsenki kachestva zhizni (na primere osmyslennosti zhizni i zhiznestoikosti) // Vestn. Kemer. gos. un-ta. 2014. № 3−1. S. 135−143.
5. Osin E. N. Faktornaya struktura versii shkaly obshchei tolerantnosti k neopredelennosti D. Mak Leina // Psikhologicheskaya diagnostika, 2010. № 2. S. 65−86.
6. Rasskazova E. I. Metodika otsenki kachestva zhizni i udovletvorennosti: psikhometricheskie khara-kteristiki russkoyazychnoi versii // Psikhologiya. Zhurnal vysshei shkoly ekonomiki. 2012. T. 9. S. 81−90.
7. Syrtsova, A. A. Adaptatsiya oprosnika vremennoi perspektivy lichnosti F. Zimbardo / A. A. Syrtsova, E. T. Sokolova, O. V. Mitina // Psikhologicheskii zhurnal. 2008. T. 29. № 3. S. 101−109.
8. Frisch, M. Quality of Life Inventory. Complementary Trial Package. Pearson. 2007.
Статья поступила в редакцию 15. 01. 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой