Соотношение либерализма и консерватизма в биоэтике и их противостояние этическому нигилизму ницшеанского типа

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 172 (075. 3)
ББК Ю 715я73 + Ю 6−61я73
В. Н. Засухина
г. Чита
Соотношение либерализма и консерватизма в биоэтике и их противостояние этическому нигилизму ницшеанского типа
Либеральное и консервативное направления в биоэтике имеют ряд четко противоположных позиций по отношению ко многим проблемам, связанным с жизнью, здоровьем и благополучием человека. В то же самое время, их конструктивное взаимодействие, при условии избегания крайностей этического релятивизма и этического догматизма, могут способствовать более результативному решению большинства проблем биоэтического характера. И либеральная и консервативная традиция в биоэтике в совокупности своих лучших проявлений нейтрализуют негативные тенденции дегуманизации науки и здравоохранения, порожденные этическим нигилизмом ницшеанского типа.
Ключевые слова: биоэтика, этический релятивизм, этический догматизм, этический нигилизм, качество жизни.
V N. Zasukhina
Chita
Correlation of liberalism andnservatism in bioethics and their with ethic nihilism of nietzcheantype
Liberal and conservative directions in bioethics have some contradictory points on many problems concerning man'-s life, health and wellbeing. At the
Либеральная и ко
same time their constructive interrelation can promote more effective solution of the majority of bioethical problems. This will be relevant if avoid the extremes of ethic relativism and ethic dogmatism. Both liberal and conservative traditions in bioethics neutralize negative tendencies of non-human activities in science and healthcare caused by ethic nihilism of Nietzchean
type.
Keywords: bioethics, ethic relativism, ethic dogmatism, ethic nihilism, life quality.
Практически сразу же после появления биоэтики как самостоятельной науки в ней наметилось два направления, которые можно определить как противоположные друг другу: либеральная и консервативная. Либеральный и консервативный подходы к решению основных биоэтических проблем четко противостоят друг другу по ряду позиций (см. табл.).
Либеральная биоэтика
Главное понятие либеральной биоэтики — «права и свободы человека». Личность сама и только сама принимает решения, касающиеся ее жизни, здоровья и благополучия. Каким бы ни было это решение — оно заслуживает уважения. Долг общества, таким образом, состоит в том, чтобы способствовать реализации этого решения. Единственным ограничением является то, что данное решение может навредить кому-то или вступает в явное противоречие с действующими законами и общепринятыми моральными нормами.
Либеральная биоэтика актуализирует юридические аспекты тех проблем, которые возникают в сфере науки и здравоохранении, ориентирует общество на их правовое решение. Подобный подход создает условия для максимального контроля над деятельностью ученых с целью недопущения или минимализации вреда жизни, здоровью и благополучию человека «во имя интересов науки».
Таблица
: ативная биоэтика
Либеральная биоэтика Консервативная биоэтика
Философско-теоретическая основа Натуралистическая этика (гедонизм, эвдемонизм, утилитаризм), прагматизм и др. Деонтология и христианская антропология
Основная этическая тенденция Этический релятивизм Этический догматизм
Основное понятие Права и свободы человека Долг перед обществом и ближним
Цель Качество жизни Жизнь как абсолютная ценность
Известное «законничество» либерализма (то есть его особо пристальное внимание к букве закона) делает биоэтику более действенной в разработке методов и средств результативного правового противостояния злоупотреблениям и антигуманным тенденциям в науке и здравоохранении.
Акцентируя внимание на качестве жизни, либеральная биоэтика привлекает внимание к проблеме уровня жизни населения, которое напрямую влияет на здоровье и благополучие человека.
Качество жизни в контексте биоэтики следует рассматривать с двух сторон:
— с одной стороны, качество жизни есть фактор, формирующий благополучие человека и создающий тем самым благоприятные условия для здорового образа жизни, который предполагает возможность полноценного отдыха, хорошее питание, занятие спортом, профилактику заболеваний, высокий уровень гигиенической культуры и т. п. -
— с другой стороны, качество жизни определяется высоким уровнем жизни, который не в последнюю очередь зависит от того, как государство и общество относятся к здоровью своих граждан (высококвалифицированная медицинская помощь, широкий спектр медицинских услуг, начиная с профилактики и диагностики- постоянное расширение не только врачебных, но и социальных возможностей здравоохранения).
Теоретической основной либеральной биоэтики являются следующие направления нравственной философии:
— Гедонизм (от греч. hedone — наслаждение, удовольствие) — тип этических учений, сформировавшийся еще в античной философии. В гедонизме все моральные определения выводятся из удовольствий. Стремление к наслаждениям рассматривается в этом учении как главная движущая сила всех поступков человека. Наслаждение, удовольствие есть высшее благо и главный критерий человеческого поведения.
— Эвдемонизм (от греч. eudaimonia — блаженство, счастье) — методологический принцип этики, сформировавшийся также в античной философии. По своей сути близок гедонизму. Главным критерием нравственности и поведения человека считает стремление к счастью. Для сторонников эвдемонистической традиции в этике счастье есть высшая цель жизни и ее единственный смысл.
— Утилитаризм (от лат. utilitas — польза, выгода) — этическое направление, основанное в XVIII веке в Англии. Его представители счи-
тают, что в основании нравственности лежит всеобщее благо, отождествляемое ими с общей пользой. Польза есть основа нравственности и главный критерий человеческого поведения.
— Прагматизм (от греч. pragma — действие) — субъективно-идеалистическое направление в философии, зародившееся в США в кон. XIX — нач. XX вв. Прагматисты ратовали за коренную реконструкцию философии. По их мнению, философия должна быть не размышлением о первичных началах бытия и познания, чем она была со времен первых греческих мыслителей, а общим методом решения ежедневных жизненных проблем, которые непрестанно возникают перед человеком в постоянно меняющемся мире. В целом прагматизм соответствует традиции гедонизма и утилитаризма. Его сторонники настаивают на земном обосновании морали и отрицают как абсолютные ценности, так и возвышающиеся над всем законы.
Либеральная биоэтика совершенно не тождественна философскому или политическому либерализму, но она активно использует некоторые его положения для обоснования своих позиций. В генезисе либерализма можно выделить две составляющие:
1. Ренессанс с его возрождением языческих (то есть культивирующих природное начало) идеалов. Именно культура Возрождения дала толчок к развитию гедонистических и прагматических (утилитаристских) теорий в европейской этике.
2. Протестантизм, одной из определяющих черт которого является отрицание Предания. Это делает возможной любую интерпретацию вероучения и заповедей. В протестантизме нет понятия «ересь», все вероучительные «вольнодумства» рассматриваются там как частная, субъективная точка зрения. Протестизм трансформировал христианство вплоть до принятия женского священства и законности гомосексуального брака. Отсюда и этический релятивизм, трактующий все нравственные ценности как относительные, то есть условные, изменчивые и временные.
Натурализм и этический релятивизм порождают ряд негативных тенденций в биоэтике. Горизонт гедонизма и утилитаризма ограничен «удовольствием» и «пользой». Таким образом, ценность человеческой жизни может быть измерена степенью получения позитивных ощущений и материальных выгод, что мало соответствуют гуманистическим принципам, так как:
— во-первых, не берутся в расчет все те люди, которые по какой-либо причине не могут чувствовать (например, находящиеся в коме):
— во-вторых, становится допустимым уничтожение тех, чьи страдания превосходят удовольствия (например, физически неполноценные, дети с врожденными пороками и т. п.) —
— в-третьих, оказывается морально оправданным искусственное прерывание жизни (читай убийство или самоубийство) при условии, что эта процедура (эвтаназия) будет осуществлена безболезненно.
Как уже было сказано, в либеральной биоэтике высшей ценностью провозглашаются права и свободы человека, а единственным нравственным ограничением — свобода и права другого человека. Мораль здесь обосновывается только «автономным выбором субъекта» [2, с. 51]. Таким образом, когда речь идет о тех, кто не обладает моральной автономией и не может самостоятельно сделать выбор (зародыш, новорожденный, умирающий и т. п.), либеральная биоэтика превращается в узаконивание насилия и правоты более сильного и состоятельного. В результате мы получаем свободу в ее выхолощенном, урезанном понимании: свобода только для тех, кто в состоянии ею воспользоваться, у кого достаточно сил, чтобы отстоять свои права. Еще не родившийся ребенок, дети или старики, не имеющие покровителей, социально опустившийся или психически больной человек не могут бороться за свои права и свободы. Свобода, предлагаемая либеральной биоэтикой, — это свобода без ответственности, свобода от лишних обязанностей и ограничений (обязанностей перед ближним, нуждающемся в нашей помощи, и ограничений в получении удовольствий и выгод).
Рост потребительских возможностей, культивируемый в настоящее время, в либеральном обществе может трансформироваться в культуру потребления здоровья и жизни как товара, ценность которого определяется его способностью приносить пользу и доставлять удовольствие.
Абсолютизация понятия «качество жизни» в либеральной биоэтике может привести к выводу о бессмысленности жизни. В этом случае критериями принятия решения в сложных моральных ситуациях для медиков или ученых станет минимализация боли и экономических затрат: сопоставление стоимости и эффективности, стоимости и выгоды, стоимости и вероятности восстановления работоспособности человека.
К такого рода биоэтическим теориям можно отнести, например, так называемый контрактуализм, идеи которого изложены в трудах
Х. Е. Энгельгардта1. Для этого направления характерно оправдание низкой оценки тех, кто еще или уже не является членом общества (дети, чьи права зависят от взрослых, или дети, еще находящиеся в утробе матери, немощные, больные, умственно и психически неполноценные, асоциальные и т. п.).
Биоэтика этого типа постоянно скатывается к субъективизму, точнее к «субъективизму большинства» [2, с. 53]. Она отказывается от метафизики, а, следовательно, не верит в возможность отыскать универсальную истину, «общезначимую норму» [2, с. 53]. С ее позиций ценности непознаваемы, и ни одна ценность не может рассматриваться как абсолютная, даже если эта ценность — человеческая жизнь. Подобный релятивизм делает биоэтику бессильной против угрозы превращения человека в придаток научно-технического прогресса, в пассивный объект медицинских технологий. «& quot-Этика без истины» — это пустой стакан, стоящий перед тем, кто умирает от жажды" [2, с. 49].
Раскрытие гуманистического потенциала либеральной биоэтики возможно только при условии избежания крайностей этического релятивизма и одностороннего натурализма, а также ее разумного соотношения с консервативной биоэтикой.
Консервативная биоэтика
Основополагающими принципами консервативной биоэтики являются деонтология и теоретические положения христианской антропологии.
Консервативным христианством называют православие и католицизм. Протестантизм следует считать либеральным христианством. Из всех протестантских конфессий наиболее близким консервативному христианству является лютеранство, которое имеет официальную позицию, исходящую от Синода этой церкви. В других же протестантских организациях такие позиции формируются стихийно. Но даже лютеранская церковь представляет скорее либеральные, чем консервативные взгляды по целому ряду биоэтических вопросов.
На Западе в сфере биоэтики сильны позиции католической церкви. Для России актуально православие, так как на протяжении многих столетий оно было определяющей духовной си-
1 Ссылки на эти труды, еще не переведенные на русский язык, есть в кн.: Сгречча Э. и Тамбоне В. Биоэтика. Учебник. — М., 2001 г.
лой в русской культуре и ведущей идеологией в русском государстве. Нельзя игнорировать и того очевидного факта, что позиции православия остаются прочными и в настоящее время, а за последнее время они только усилились.
Католицизм и православие значительно отличаются друг от друга, объединяют же их две существенные черты:
— Во-первых, деонтологическая установка, которая определяется ориентацией на Высшее Абсолютное начало. Следовательно, эти учения признают и обосновывают существование абсолютных духовно-нравственных законов, ценностей и необходимость человеку четко и неукоснительно следовать раз и навсегда данным этическим заповедям. Здесь основой решения всех проблем и конфликтных ситуаций являются абсолютные ценности — ценности безусловные, безотносительные, объективные, вечные. Понятие долга перед ближним является первичным по отношению к понятию личного права индивида.
— Во-вторых, персоналистическая установка. Актуализация личностного начала в целом характерна для христианской культуры. Логика христианского учения о человеке такова: Бог как Творец мира есть Высшая Абсолютная Личность, а человек, являющийся образом Бога, должен в процессе уподобления Ему реализовать себя как полноценную личность в земной жизни с целью достижения бессмертия и спасения своей личной, индивидуальной души. К слову, понятие «личность — персона» в значении неповторимой, уникальной индивидуальности, имеющей безграничный потенциал развития, введено в мировую философию и науку именно христианством.
Помимо религиозной в консервативной биоэтике есть и светская традиция, представителями которой являются например, российские ученые Б. Г. Юдин и Р. Г. Апресян. Она так же, как и религиозная, сориентирована на абсолютные ценности.
В консервативной биоэтике так же, как и в либеральной, возможны уклонения в крайности. Если в либеральной биоэтике этой крайностью является этический релятивизм, то в консервативной — этический догматизм.
Чрезмерное увлечение или идеологическое злоупотребление этическим догматизмом омертвляет этику. Формальный запрет без обоснования и объяснений неэффективен в современном обществе. Напротив, он способен вызвать резкую реакцию отторжения и желание сделать наоборот. Морализатороское «нельзя» без ответа на вопрос «почему» делает саму постановку вопроса о нравственных ценностях
бессмысленной. У людей создается впечатление бессмысленности этических рассуждений — их оторванности от реальной жизненной практики.
Когда не учитываются особенности сложившейся ситуации, когда некто претендует на «компетентное» нравоучение без достаточных профессиональных знаний, когда человек опирается на мифологические аргументы вроде «наши бабушки в стогах рожали — и ничего» — тогда любые ценности становятся формально декларируемыми. И даже такая ценность как жизнь дегуманизируется. Она превращается в самоцель, так как единственной целью гуманизма должен оставаться только человек как личность — его благо, достоинство и свобода, право на справедливость и милосердие.
Таким образом, сопоставив либеральное и консервативное направления биоэтики, выявив их положительные и отрицательные тенденции, мы можем сделать вывод, что в сферу пересечения и результативного взаимодействия этих двух направлений попадают понятия здоровья и благополучия человека, тогда как по отдельности они больше склоняются к таким категориям как «качество жизни» (либеральная биоэтика) и «ценность жизни» (консервативная биоэтика) — см. рис. И либерализм, и консерватизм в биоэтике в совокупности своих лучших проявлений нейтрализуют негативные тенденции дегуманизации науки и здравоохранения, порожденные этическим нигилизмом ницшеанского типа.
Ницшеанский тип биоэтики
Помимо вышеназванных направлений назовем третий — ницшеанский тип биоэтики. Если первые два с учетом избежания их крайних проявлений (чрезмерного увлечения этическим догматизмом или этическим релятивизмом) можно рассматривать как взаимодополняющие, то последний следует оценить как совершенно недопустимый.
О существовании ницшеанского типа биоэтики можно говорить с полным основанием. В его основе лежит философский нигилизм, порожденный учением немецкого мыслителя конца XIX — начала XX вв. Фридриха Ницше. Сторонники этого учения (возможно, не вполне верно его истолковав) утверждают: «Больной — это паразит общества, он отравляет существование здоровым».
В свое время Ф. Ницше создал свой вариант морали для врачей. Например, в книге «Сумерки идолов» философ вменяет врачам в обязанность не лечить, а помогать больному побыстрее убраться с лица земли: «…Право на жизнь долж-
Абсолютизация понятия „качество жизни“ приводит к выводу о бессмысленности жизни, если ее качество недостаточно высокое
Здоровье и благополучие человека
Жтаьь как абсолютная ценность становится формально
декларируемой, превращается в
самоцель, а следовательно
д егуманизируется
Рис. Соотношение либерализма и консерватизма в биоэтике
но бы вызывать глубокое презрение общества. Врачам же следовало бы быть посредниками в этом презрении, — не рецепты, а каждый день новая доза отвращения к своему пациенту. Высший интерес жизни, восходящей жизни, требует беспощадного подавления и устранения вырождающейся жизни — например, для права на зачатие, для права быть рожденным, для права жить.» [1, с. 611].
Ницше своеобразно трактует сострадание и альтруизм. В контексте его философии, если человек стоит на краю пропасти, то по-настоящему гуманным будет «помочь» ему: протянуть руку и столкнуть его в эту пропасть. Во имя любви к «дальнему», то есть грядущему сверхчеловеку, Ницше призывает отказаться от любви к ближнему, от жалости и сострадания к болящему и страждущему.
Традиционную для Европы христианскую нравственность Ницше критикует за ее снисходительность к слабым, выраждающимся формам жизни. Помощь больным и неконкурентоспособным в борьбе под солнцем способствует, по его мнению, всеобщей деградации, мешает восхождению к новой жизни, отдаляет появление сверхчеловека — человека будущего. Мыслитель убежден в исторической перспективности тех отношений к «низшим», которые сформировались в рамках восточной кастовой системы. Жесткие ограничения, касающиеся касты отверженных или неприкасаемых, в кото-
рую входят все социальные отбросы, очищают общество, делают его здоровым, сильным и способным к созданию нового человека «улучшенной модификации». Запреты на употребления представителями низшей касты чистой воды и свежей пищи (они могут пить только из болота и луж, а есть только то, что выбросили другие) — запрет носить новую чистую одежду (они имеют право только подбирать рваное тряпье с помоек) — запрет на оказание им медицинской помощи со стороны представителей более высокой касты вплоть до запрета на родовспоможение и помощь младенцам — эти и подобные табу в отношении неприкасаемых восхищают Ницше. Они представляются ему нравственно более совершенными, чем установки христианской морали рабов, которая унижает и ограничивает возможности сильных, эксплуатируя их жалость к немощным, обязывает тратить свою жизненную энергию на помощь тем, кто все равно обречен на постепенное вымирание.
Идеи, изложенные в произведениях Ф. Ницше, во все времена находили сторонников, не смотря на их откровенную антигуманность и циничность. В контексте биоэтики они являются смыслообразующими принципами обоснования этической правомерности таких сомнительных, а подчас и просто преступных с нравственной точки зрения, явлений, как принудительная эвтаназия, аборты, стерилизация, извлечение материальных выгод от пересад-
ки органов и фетальной терапии и т. п. Кто знает, может быть, чрезмерное увлечение в среде интеллигенции философией Ницше в начале ХХ века привело к появлению такого страшного феномена, как врачи-садисты, которые «во имя интересов науки» проводили бесчеловечные эксперименты на детях и стариках в фашистских концлагерях.
Никто не может дать гарантий от появления активных почитателей ницшеанской этики в среде ученых или врачей, в частности, от того, что такие люди могут занимать ответственные посты или иметь доступ к технологиям и знаниям, таящим потенциальную угрозу для человека и общества. Не дай Бог стать пациентом человека, возомнившего себя творцом нового человечества.
Автор статьи уверен, что мир, несмотря на свое несовершенство, не нуждается в «переоценке ценностей», к которой призывал Ницше.
Ценности, нормы и принципы классической этики, призывающей любить ближнего, больше соответствуют задачам сохранения человеческого рода. История доказала, что народы, культивирующие милосердие и сострадание, более жизнеспособны чем те, которые умерщвляли слабых младенцев и немощных стариков. Отказываясь поддерживать физически неполноценных, слабых (а среди них, как правило, много людей талантливых, гениальных), избавляясь от них, мы рискуем погибнуть гораздо быстрее от жестокости и произвола, чем от угрозы постепенного вырождения.
Таким образом, биоэтика как наука, защищающая жизнь, здоровье и благополучие человека, должна развиваться, используя нравственный потенциал, накопленный в рамках как либеральной, так и консервативной традиции и выводя за рамки этически допустимого любые ссылки на авторитет ницшеанской этики.
Список литературы
1. Ницше Ф. Сумерки идолов, или как фи- 2. Сгречча Э. и Тамбоне В. Биоэтика: учеб.
лософствуют молотом // Сочинения в 2 т. Т.2. М.: Библейско-богословский институт св. ап.
М.: «Мысль», 1990. С. 556 — 630. Андрея, 2002. 420 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой