Химическая картина мира и ее положение в системе фундаментальных дисциплинарных онтологий

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

— Философия —
УДК 16
В. С. Данилова, Н.Н. Кожевников
ХИМИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА И ЕЁ ПОЛОЖЕНИЕ В СИСТЕМЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ДИСЦИПЛИНАРНЫХ ОНТОЛОГИЙ
Рассмотрены основания химической картины мира и её главные особенности. Анализируются ключевые понятия и контуры этой картины мира: основные понятия, фундаментальные концепции, теоретические модели, основные этапы развития химии. Обосновывается центральное положение исследуемой дисциплинарной онтологии. Рассматриваются основные методологические подходы, универсализм и эвристический потенциал химической картины мира, эволюция её онтологических и эпистемологических категорий.
Ключевые слова: атом, молекула, обобществление электронов, химическая связь, элементный и молекулярный состав веществ, структурные теории, химический процесс, кинетические теории, константа равновесия, катализ, сложные системы, эволюция, самоорганизация, химические часы, брюсселятор, редукционизм, холизм.
1. «Химический взгляд» на мир и его альтернативы
«Химия — наука о веществах — об их строении, свойствах, о реакциях, в результате которых одни вещества превращаются в другие» [1, с. 9]. Химическое соединение — это вещество, атомы которого за счет химических связей объединены в молекулы, комплексы, макромолекулы, монокристаллы или иные квантово-механические системы, причем в химических реакциях атомы остаются неизменными. Химия долгое время была в тени других наук: физики, астрономии, биологии, кибернетики, которые стимулировали научные революции или на определенное время оказались модными. Однако в начале XXI в. в химии происходит «тихая революция». Тихая — в том смысле, что она пока осознается далеко не всеми членами химического сообщества, сущность же этой революционности состоит в смене старых парадигм на новые [2].
«Химический взгляд» на природу начал формироваться в рамках классической химии, которая является наукой о свойствах веществ и их превращениях на основе феноменологического подхода. В современной (неклассической) химии этот взгляд дополнился совокупностью квантовых представлений о веществе и его преобразованиях, объяснениями причин химических процессов на
ДАНИЛОВА Вера Софроновна — д. филос. н., профессор кафедры философии ЯГУ
E-mail: nnkozhev@mail. ru
КОЖЕВНИКОВ Николай Николаевич — д. филос. н., профессор кафедры философии ЯГУ E-mail: nnkozhev@mail. ru
основе квантовой механики и квантовой теории поля. «Химический взгляд» на природу не может быть сведен к физическому, несмотря на все успехи физической химии в нынешнем столетии, поскольку у химии давно были обнаружены качества некоторого особого типа.
У последнего утверждения имеются авторитетные противники и сторонники. Многие выдающиеся физики и химики ХХ столетия: В. Гейзенберг, П. Йордан, Р. Фейнман, Л. Поллинг считали, что любые химические процессы будут рано или поздно сведены к фундаментальным физическим законам. Подобная позиция, абсолютизирующая категории и методологию физического познания, называется в философии физикализмом. Последний пришел на смену механицизму, представляя собой более развитой и углубленный этап исследования этих проблем.
Аналогичную позицию разделяет и автор концепции «трех миров» К. Поппер, который идет дальше физиков. «Таким образом, даже управление химическими процессами при помощи чисто физических средств само по себе неэквивалентно сведению химии к физике. Такое сведение означает гораздо большее. Оно подразумевает теоретическое понимание: теоретическое проникновение старой области знаний в новую» [3, с. 277].
Другая группа выдающихся ученых В. Оствальд, А. А. Бутаков, Б. М. Кедров, А. Н. Несмеянов, Ю. А. Жданов отстаивали принципиальную несводимость химии к физике. Позицию, согласно которой процессы изменения частиц вещества определяются в конечном счете действием периодического закона, развивали многие известные ученые-химики. Например, Н. Н. Семенов сво-
дил основные отличия между физическим и химическим процессом к трем: 1) истории системы- 2) отсутствию мгновенных параметров для скоростей химических реакций- 3) возможности пользоваться равновесными параметрами для физических процессов и невозможности
— для химических [4].
Дальнейшие научные исследования по дисциплинарным онтологиям убеждают авторов в том, что картины мира следует рассматривать не по наукам, которые все теснее будут переплетаться друг с другом, а по структурным уровням, которые характеризуются определенными пространственными и временными параметрами. Химическая картина мира является в этом смысле одним из наиболее удачных исключений, где сочетается, с одной стороны, идентификация химии как науки, а с другой, -исследуемые процессы четко соответствуют структурному уровню, расположенному между размерами атома и молекулы, то есть от 10−10 до 10−6 м. Время определяется в интервале нескольких порядков от секунды в одну и в другую стороны.
Подобное расположение делает химическую картину мира в значительной степени универсальной. С одной стороны, именно она является ядром «химического» взгляда на природу и способствует развитию индуктивного подхода, когда на основе химической фактологии выявляются более или менее общие закономерности (правила, законы), а затем уже создаются обобщенные модели, составляющие основу современной теоретической химии. С другой стороны, эта картина мира позволяет установить устойчивые взаимосвязи между самостоятельными научными дисциплинами современной физической химии (химическая термодинамика, химическая кинетика, электрохимия, термохимия, радиационная химия, фотохимия, плазмохимия, лазерная химия и т. п.), а также обеспечить активное интегрирование с остальными науками, результатом чего было появление биохимии, молекулярной биологии, космохимии, геохимии, биогеохимии. Кроме того, развиваемая дисциплинарная онтология способствует развитию принципиально новых методов исследования (рентгеновский структурный анализ, масс-спектроскопия, радиоспектроскопия и др.), а также интенсивному развитию некоторых направлений человеческой деятельности. Например, химия дала хирургии три главных средства, благодаря которым современные операции стали безболезненными и вообще возможными: 1) введение в практику эфирного наркоза, а затем и других наркотических веществ- 2) использование антисептических средств для борьбы с инфекциями-
3) получение новых, не имеющихся в природе аллопла-стических материалов-полимеров.
Основополагающим понятием квантовой химии является химическое взаимодействие, на основании чего всю химию символически сводят к двум утверждениям: 1) атомы склеиваются «электронным клеем" — 2) поведение вещества зависит от того, какие атомы входят в его
состав и как они расположены. Основой химической связи можно считать «обобществление электронов».
В химии совмещается множество противоречивых тенденций. В качестве примеров можно отметить отчетливое проявление неравноценности отдельных химических элементов. Подавляющее большинство химических соединений (96% из более 15 миллионов, известных в настоящее время) — это органические соединения, в основе которых лежат 18 элементов (наибольшее распространение имеют всего 6 из них). Это происходит в силу того, что, во-первых, химические связи на основе этих элементов прочны (энергоемки) и, во-вторых, они еще и лабильны. Наиболее всем этим требованиям энергоемкости и лабильности связей отвечает углерод, который к тому же совмещает в себе химические противоположности, реализуя их единство. В космическом пространстве основным элементом является водород, в звездах к нему добавляется гелий. В неорганических веществах основными элементами являются водород, азот, кислород, углерод.
Материальная основа жизни не сводится к даже самым сложным химическим образованиям. Она есть не просто агрегат определенного химического состава, но одновременно и структура, имеющая функции и осуществляющая процессы. В последнее время именно химия пытается объяснить основы жизни, все более и более вторгаясь в биологию.
Химия оказалась хорошо восприимчива к идее «концептуальной системы», которая была подробно исследована В. Гейзенбергом применительно к физике и где, в частности, отмечалось, что сто лет тому назад «такие понятия, как валентность, активность, растворимость или летучесть, имели, скорее, качественный характер, и химия в то время вряд ли являлась точной наукой» [5, с. 57]. «Представление о концептуальных системах химии позволяют увидеть все поле химии как бы с высоты птичьего полета. Они позволяют оценить, какими возможностями располагает эта наука в смысле производства новых материалов, каковы её ближайшие перспективы, на какие её теории и методы можно рассчитывать при решении задач синтеза новых веществ» [6, с. 178].
2. Естественно-научное и философское значение концептуальных систем химии
1. Учение об элементном и молекулярном составе веществ является первым уровнем химических знаний. До 1820−1830-х гг. вся химия не выходила за пределы этого подхода. Но постепенно рамки состава (свойств) стали тесны химии, и во второй половине XIX в. главенствующую роль в химии постепенно приобрело понятие «структура», ориентированное, что и отражено непосредственно в самом понятии, на структуру молекулы реагента.
Химическим соединением называется атомномолекулярная система, обладающая следующими признаками: 1) содержанием большего числа атомов ограниченного числа «сортов" — 2) каждому «сорту» атомов соответствует определенная координация постоянных, определяющих индивидуальность химического соединения, распределение атомов по «сортам» (состав) — 3) способностью существовать в виде одного или нескольких химических веществ.
2. Химические структурные теории сосредоточили основные исследования на пространственной и энергетической упорядоченности квантово-механической системы, состоящей из атомных ядер и электронов и обладающей единой молекулярной орбиталью. Структура — это устойчивая упорядоченность качественно неизменной системы (молекулы). Под данное определение подпадают все квантово-механические структуры, исследуемые в химии и основанные на понятиях валентности, химического сродства со всеми соответствующими им моделями. Вершиной структурной химии стал период после 1880 г., когда был открыт органический синтез и когда началось его бурное развитие. Химики того времени считали, что из нескольких простейших элементов они могут складывать все остальные, хотя необходимость исследовать основные параметры химических процессов обусловила развитие следующих этапов исследования.
3. Кинетические теории связаны с наиболее глубоким взаимопроникновением физики, химии и биологии. Эти теории химических процессов основываются на термодинамике и кинетике (физической химии) и принадлежит как физике, так и химии. Химический процесс есть то основное явление, которое отличает химию от физики, делая первую более сложной наукой. Протекание процессов определяется так называемыми структурнокинетическими факторами: строением исходных реагентов, их концентрацией, наличием катализаторов и других добавок, способов смешения реагентов, материалами и конструкцией сосудов (реакторов), в которых протекает реакция, и т. д. Среди этих структурно-кинетических факторов наиболее важным является катализ, открытый К. Кирхгофом в 1812 г. и представляющий собой посредничество третьих тел в процессе реакции.
Сущность катализа сводится к следующему: 1) активная молекула реагента достигается за счет ее неполновалентного взаимодействия с веществом катализатора и состоит в расслаблении химических связей реагента- 2) в общем случае любую каталитическую реакцию можно представить проходящей через промежуточный комплекс, в котором происходит перераспределение расслабленных (неполновалентных) химических связей. Все рассмотренные выше эффекты объясняются ослаблением исходных связей. Кроме этого, возможны и другие эффекты, являющиеся следствием неполновалентного взаимодействия молекул реагента с катализатором.
4. Теория самоорганизации химических систем зародилась в 1950—1960 гг., и иногда её называют эволюционной химией. Под эволюционными следует понимать проблемы самопроизвольного синтеза новых химических соединений (без участия человека). Эти соединения являются более сложными и более высокоорганизованными продуктами по сравнению с исходными веществами. В основе эволюционной химии лежат процессы биокатализа, ферментологии, и ориентирована она, главным образом, на исследование молекулярного уровня живого.
Химическая эволюция вещества начинается в момент начала расширения Вселенной. Этому моменту соответствует стадия элементарных частиц, когда кинетическая энергия сталкивающихся ядер уже не способна преодолеть барьер отталкивания между ними. В результате при температуре приблизительно 10 тыс. К образуются многоярусная система, окруженная электронной оболочкой, и первые соединения (СО, СН, НО, SiO). Затем при температурах ниже 3−4 тыс. К начинается образование твердых тел, а при возникновении некоторых оптимальных условий, соответствующих условиям появления геосфер Земли, начинается биогенная стадия эволюции вещества.
В некоторых научных работах период господства структурной химии первых десятилетий называют «мрачным временем, а появление системных кинетических исследований — «возрождением» [7, с. 124]. Ядром эволюционной химии являются: теория саморазвития открытых каталитических систем А. П. Руденко [6] и термодинамика необратимых процессов И. Р. Пригожина [8]. «Основанием включения обеих концепций в эволюционную химию является то, что объектом их выступают самоорганизующиеся химические системы, эволюционирующие в направлении возникновения жизни» [9, с. 183]. Самостоятельность и своеобразие концептуальной системы эволюционной химии «обусловлены спецификой её объекта исследования, к которому относятся: во-первых, необратимые самоорганизующиеся химические процессы и, во-вторых, полимолекулярные открытые химические системы, представляющие собой целостную совокупность («кинетический континуум») реагирующих веществ и катализаторов» [9, с. 184]. Следует отметить, что на основе рассмотренных выше концептуальных систем в химии развился системный подход, который играет в настоящее время определяющую методологическую роль во всей этой дисциплинарной онтологии.
3. Основные принципы, законы химии, их
естественно-научное и философское обобщение
Становление химии осуществилось благодаря законам «сохранения массы» (М.В. Ломоносова и А. Лавуазье), «постоянства состава» (Ж. Пруста), а также «кратных отношений» (Дж. Дальтона), «объемных отношений» (Д. Гей-Люссака) и закона Авогадро. Фундаментальное
значение этих законов сохранилось главным образом в методологическом образовательном смысле, поскольку развитие современной науки привело к теориям изотопов, открытых систем, относительности массы-энергии. Благодаря этому в современной науке отмеченные выше законы выполняются ограниченно или в пределах определенных концептуальных установок.
Понятие «моль химического элемента» получило существенное развитие и включено в систему основных физических величин — семи основных единиц системы СИ как мера количества структурных элементов (с 1960 г.). Постоянная Авогадро 6,022^1023 [1/моль] стала рассматриваться как соотношение основных параметров макро- и микромира. Это число характеризует химический мир и дистанцию, отделяющую его от отдельных атомов.
При переходе к теоретической химии на первый план выходят следующие принципы: 1) принцип электронного строения молекулярных систем- 2) учение о взаимосвязи строения и свойств молекулярных систем- 3) учение о реакционной способности химических соединений-
4) концепция единства химических явлений [4].
Однако универсальным законом химии, прежде всего, следует считать, «Периодический закон химических элементов», согласно которому (в его современной форме) свойства химических элементов не являются случайными, а зависят от электронного строения данного атома- они закономерно изменяются с изменением атомного номера. Важным в периодическом законе является то, что эта зависимость характеризуется строгой периодичностью, которая находит свое выражение в повторяемости типичных свойств элементов.
Д. И. Менделееву в момент создания периодической системы было известно 62 химических элемента, однако он предугадал «пустые клетки» своей таблицы, необходимость изменения ряда атомных масс у известных элементов, что было возможным, только опираясь на периодический закон и соответствующую ему систему в целом. В качестве единого систематизирующего фактора своей Периодической системы он выбрал атомный вес, полагая, что последний является главной характеристикой всех химических элементов.
В настоящее время число известных элементов достигло уже 118, хотя последние из них еще находятся в стадии идентификации. Следует отметить, что элементы с номера 102 крайне неустойчивы: период их полураспада составляет сотые и тысячные доли секунды, а элементы после номера 110 являются настолько короткожи-вущими, что будут распадаться в момент их образования. Исследования, связанные с открытием 118 элемента, продолжаются с 2006 г. Долгое время предполагалось длительное существование элементов с номерами 114, 126. Однако в последнее время в качестве долгожителя выявлен элемент с атомным номером 122 (относительная масса 292) (Остров стабильности. Википедия).
Следующие узловые проблемы химии связаны с химическим равновесием, химической связью, кинетикой и самоорганизацией.
Химическим равновесием называется состояние системы реагирующих веществ при неизменной их концентрации. Это состояние динамического равновесия достигается тогда, когда скорость прямой реакции становится равной скорости обратной реакции и характеризуется константой равновесия, которая, в свою очередь, является комбинацией констант для отдельных этапов полной реакции [10].
Химическая связь осуществляется обобществлением электронов. В зависимости от конкретного механизма процесса этого обобществления возникают связи, среди которых выделяют четыре основных: ионную, ковалентную, водородную и металлическую. Энергия двойных и тройных связей на порядок больше энергии одинарных связей, а двойные и тройные связи углерода и азота самые прочные, вследствие чего они получили такое распространение в окружающем нас мире. Химические взаимодействия асимметричны, поскольку в многоатомных молекулах энергия связи и энергия диссоциации связи (обеспечивающая её расщепление на части) могут быть различными. Важнейшим состоянием исследуемых реакций является состояние динамического равновесия, при котором скорости прямой и обратной реакций уравновешиваются. Это состояние характеризуется константой равновесия, которая, в свою очередь, является комбинацией констант для отдельных этапов полной реакции [11].
Химическая кинетика взаимодействует со всеми направлениями, подходами и методами химии. Самопроизвольные химические реакции идут в сторону образования более устойчивых соединений и сопровождаются выделением энергии. Для осуществления реакции каждая пара молекул должна пройти через конфигурацию (активированный комплекс), промежуточную, между исходной и конечной. Скорость химической реакции зависит от концентрации реагирующих веществ (закон действующих масс), от температуры и от присутствия катализаторов.
Катализатор уменьшает величину энергии активации
и, следовательно, увеличивает скорость как прямой, так и обратной реакции. Катализ имеет исключительно разнообразные формы: гомогенный, гетерогенный и их многочисленные виды, важнейшим из которых является ферментативный анализ [12] и его возможные обобщения.
Наиболее общим законом, определяющим влияние различных факторов на равновесную систему, является принцип Ле Шателье (Ле Шателье-Брауна): «Если на систему, находящуюся в термодинамическом равновесии, воздействовать извне, изменяя какой-либо из параметров, определяющих положение равновесия, то в системе усилится то из направлений процесса, которое ослабляет влияние произведенного воздействия. Положение
равновесия также сместится в направлении ослабления эффекта внешнего воздействия» [13, с. 299]. Этот принцип признан в настоящее время далеко за пределами химии, находя применение в различных науках.
4. Химическая картина мира
Исходя из предыдущих разделов настоящей работы можно утверждать следующее:
1. Основой химической реальности является динамическая ячейка сложной топологической структуры. Эта ячейка склеена «электронным клеем», посредством «обобществления» электронов, а её элементный состав и структура расположения атомов определяют поведение и самой ячейки, и вещества на её основе. То, что сама структура химических соединений оказалась гораздо более качественно разветвленной, чем это предполагалось ранее, позволило фактически ввести в химическую науку новый логический и топологический язык [14]. Наиболее важным в осмыслении этих структур и сложных систем, изучаемых в химии, является утверждение Г. Николи-са, И. Р. Пригожина, что «естественнее или по меньшей мере менее двусмысленно говорить о сложном поведении, нежели о сложных системах» [15, с. 12]. Подобная динамическая ячейка химической реальности представляет собой гораздо более определяемую конструкцию, чем неопределенный и размытый «химический взгляд» на мир, поскольку определяется указанными выше пространственными, временными границами, а также величинами масс, соответствующими атомам, молекулам и их соединениям.
2. По многим параметрам химию можно рассматривать как центральную науку естествознания. Первая предпосылка к этому — размеры химических объектов — атомов и молекул, которые, с одной стороны, значительно превышают размеры элементарных частиц, ядра атомов, а с другой стороны, на много порядков меньше параметров клеток отдельных растений и живых организмов. Отсюда легкость перекидывания мостов к физике, о которых говорилось выше и которые к настоящему времени позволили установить глубокие и хорошо исследованные взаимодействия между физической и химической дисциплинарными онтологиями. Также естественным образом углубляются возможности взаимодействия с биологией. Исследование нуклеиновых кислот, аминокислот, полипептидов, белков включает в себя конкретные химические исследования [16].
3. Методология химических исследований также предполагает развитие различных, далеко отстоящих друг от друга направлений. С одной стороны, в ней четко выражена тенденция редукционизма и, прежде всего, сведение к физике- большое значение имеет опора на историцизм химических процессов. С другой стороны, химия всегда тяготела к холизму и системной иерархии, и именно на них, прежде всего, опирается развитие пред-
ставлений о «сложных системах» этого структурного уровня мира. Однако главными проблемами химической картины мира являются самоорганизация и время.
4. Самоорганизация представляет собой спонтанное образование высокоупорядоченных структур из хаоса или промежуточных зародышей. «Мы называем систему самоорганизующейся, если она без специфического воздействия извне обретает какую-то пространственную, временную или функциональную структуру. Под специфическим внешним воздействием мы понимаем такое, которое навязывает системе структуру или функционирование» [17, с. 28]. Зародышем самоорганизации служит «вероятность», упорядоченность возникает через флуктуации, устойчивость — через неустойчивость [18].
5. Ключевые проблемы самоорганизации, химической сложности, необратимости определяются исследованием времени в химических процессах. Химическое время — это не совсем корректный термин, «правильнее говорить не о «химическом времени», а о моделях или концепциях времени, функционирующих в химических теориях» [8, с. 193]. Наиболее важный вклад в развитие представлений о времени в современной науке внесли И. Р. Пригожин и И. Стенгерс, которые считают, что «наука вновь открывает для себя время» [19, с. 7].
В современной химии установлено уже достаточно много моделей времени. Рассмотрим химические часы, ритмические колебания которых рассматриваются как «устройство для измерения времени с помощью внутренней динамики системы» [15, с. 25]. Их исследование было начато в автоколебательной реакции Белоусова-Жаботинского. Оказалось, что «в режиме однородного стационарного состояния (которое также асимптотически устойчиво!) система игнорирует время. Однако в периодическом режиме она вдруг «открывает» для себя время в виде фазы периодического движения и соответственно в заранее заданной последовательности максимумов различных концентраций, сменяющих друг друга. Такой переход мы будем называть нарушением временной симметрии» [15, с. 28].
Обобщением представлений о химических часах можно считать «брюсселятор», учитывающий диффузию в химических реакциях. В частности, «в сильно неравновесной области появление новых типов неустойчивости, в том числе усиление флуктуаций, нарушает начальную пространственную симметрию. Таким образом, колебания во времени (химические часы) перестают быть единственным типом диссипативных структур, которые могут возникать в системе- в сильно неравновесной области могут появиться, например, колебания не только временные, но и пространственно-временные. Они соответствуют волнам концентрации химических веществ X и У, периодически проходящим по системе. Кроме того, в системе, особенно в тех случаях, когда коэффициенты диффузии веществ X и У сильно отличаются друг от друга, могут устанавливаться стационарные не зависящие
от времени режимы и возникать устойчивые пространственные структуры» [19, с. 138].
6. Онтология и эпистемология химической картины мира прошли путь, соответствующий переходам от классической науки к неклассической, а затем и к пост-неклассической. С. А. Лебедев суммирует эти процессы следующим образом. Онтология классической науки представляла реальность в виде трех самостоятельных субстанций: вещества, пространства и времени при полном отсутствии случайности [20]. В неклассической науке пространство, время и материя рассматриваются как внутренние взаимосвязанные аспекты единой реальности. Вероятностные законы здесь считаются не менее фундаментальными, чем динамические (однозначные законы), а изменение объектов рассматривается как эволюция. Постнеклассическая наука допустила в онтологию случайность в качестве основополагающего фактора существования мира и подчеркнула фундаментальную роль непричинных резонансных связей и отношений. Эволюция здесь распространяется на всю Вселенную, появляются высокоорганизованные «разумные» системы
— человекоразмерные комплексы [20]. Аналогичный путь прошла эпистемология и гносеология. В классической науке основу научного познания составляют данные наблюдения и эксперимента, а субъект научного познания гарантирует его способность к доказательному истинному знанию [20]. Неклассическая наука рассматривает научную истину не как окончательно доказанное утверждение (таких в науке в принципе быть не может), а как наилучшую из обоснованных гипотез, которая пользуется у научного сообщества наибольшим доверием и относится к непроблематизированному корпусу знания. Субъектом научного познания и знания здесь является конкретное профессиональное научное сообщество. В постнеклассической науке субъектом научного познания является диверсифицированное научное сообщество, состоящее из отдельных ученых-личностей, каждый из которых является частичным выразителем истины. Научная истина есть результат не только взаимодействия субъекта с объектом, но и когнитивного взаимодействия познающих субъектов между собой [20].
Сформулированные выше фундаментальные положения представляют собой ядро формирующейся химиче-
скои дисциплинарной онтологии — химическои картины мира.
Л и т е р, а т у р а
1. Поллинг Л. Общая химия / Пер. с англ. — М.: Мир, 1974.
— 848 с.
2. Липпард Ст. Дж. «Тихая революция в химии» // Российский химический журнал. — 2001. — Т. 45. — № 2. — С. 92.
3. Поппер К. Р. Объективное знание. Эволюционный подход / Пер. с англ. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. — 384 с.
4. Семенов Н. Н. О некоторых проблемах химической кинетики и реакционной способности. — М.: Наука, 2004. — 704 с.
5. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое / Пер. с нем. — М.: Наука, 1989. — 400 с.
6. Кузнецов В. И., Идлис Г. М., Гутина В. Н. Естествознание.
— М.: Агар, 1996. — 384 с.
7. Гамет Л. Основы физической органической химии / Пер. с англ. — М.: Мир. — 536 с.
8. Пригожин И. Р. От существующего к возникающему / Пер. с англ. — М.: Наука, 1985. — 328 с.
9. Философия естественных наук. — М.: Академический проект, 2006. — 560 с.
10. Слейбо У, Персонс Т. Общая химия / Пер. с англ. — М., 1979. — 551 с.
11. Браун Т., Лемей Г. Ю. Химия в центре наук: в 2 т. Т. 2 / Пер. с англ. — М.: Мир, 1983. — 520 с.
12. Стромберг А. Г., Семченко Д. П. Физическая химия. — М.: Высшая школа, 1988. — 496 с.
13. Химический энциклопедический словарь / Под ред. И. Л. Кнунянц. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — 792 с.
14. Химические приложения топологии и теории графов / Пер. с англ. — М.: Мир, 1987. — 560 с.
15. Николис Г, Пригожин И. Р. Познание сложного. Введение / Пер. с англ. — М.: Мир, 1990. — 344 с.
16. Кантор Ч., Шиммел П. Биофизическая химия: в 3 т. Т. 3 / Пер. с англ. — М.: Мир, 1985. — 536 с.
17. Хакен Г. Информация и самоорганизация: Макроскопический подход к сложным системам / Пер. с англ. — М.: Мир, 1991. — 240 с.
18. Хакен Г Синергетика / Пер. с англ. — М.: Мир, 1985. -419 с.
19. Пригожин И. Р, Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой / Пер. с англ. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 312 с.
20. Лебедев С. А. Философия науки: краткая энциклопедия (основные направления, концепции, категории). — М.: Академический проект, 2008. — 692 с.
KS. Danilova, N.N. Kozhevnikov
Chemical picture of the world and its place in the system of fundamental disciplinary ontology.
Foundations of chemical picture of the world and its main features are considered in the article. The following key concepts and outlines of this picture are analyzed: basic concepts, fundamental concepts, theoretical models, main stages of development of chemistry. The authors consider the central place of disciplinary ontology under study. The main methodological approaches, universalism and heuristic potential of chemical picture of the world, evolution of its ontological and epistemological categories are considered.
Key words: atom, molecule, electrons' socialization, chemical bond, elemental and molecular composition of materials, structural theories, chemical process, kinetic theories, equilibrium constant, catalysis, complex systems, evolution, self-organization, chemical clock, brusselator, reductionism, holism.
-------------------------------------

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой