Этапы модернизации черной металлургии Южного Урала

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 99
ЭТАПЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ЧЕРНОЙ МЕТАЛЛУРГИИ ЮЖНОГО УРАЛА
© Н. М. Кулбахтин*, С. Н. Кулбахтин, Р. З. Мударисов2, Р. Ф. Салимьянов
1Башкирский государственный университет Россия, Республика Башкортостан, 450 076 г. Уфа, ул. З. Валиди, 32.
2Уфимский филиал Финансового университета при Правительстве России
Тел. :+7 (927) 234 49 37.
Email: bbb81@mail. ru
Термин «Модернизация» как методологическая платформа при изучении истории индустриального развития в нашей стране стала употребляться в последние 15−20 лет. Проводником этого направления отечественной историографии является Институт истории и археологии Уральского отделения РАН во главе с академиком В. В. Алексеевым. Научные сотрудники института всесторонне изучают модернизационную методологию истории индустриального Урала. Достаточно назвать коллективные монографии, посвященные теоретическим проблемам модернизационным процессам в металлургии Урала XVII—XX вв. [1]- о российском опыте перехода от традиционного к современному индустриальному обществу [2]- об опыте российских модернизаций XVIII—XX вв. [3]- оригинальные теоретические размышления и обобщения Е. В. Алексеевой [4], Е. Т. Артемова [5], Е. Г. Неклюдова [6], И. В. Побереж-никова [7] и др. Многоплановая коллективная работа Института истории и археологии завершилась изданием фундаментального труда по истории металлургии Урала с древнейших времен до наших дней [8]. В Республике Башкортостан к проблемам истории промышленности края в аспекте модернизационной методологии делаются первые робкие шаги. Данная статья является попыткой модернизационного подхода в изучении истории развития черной металлургии Южного Урала.
Южный Урал стал объектом интенсивного горнозаводского освоения во второй половине XVIII в. Особенностью южноуральской горнозаводской промышленности являлось преимущественное строительство и развитие партикулярных заводов. Заводы региона были крупнейшими в России, имели мощную сырьевую и топливно-энергетическую базу, хорошо оборудованы и стабильно функционировали. Они прошли все модернизационные этапы индустриального развития. Доиндустриальная модернизация коснулась их в результате технических оснащений конца XVIII — первой половины XIX в. Она проявлялась в незначительных усовершенствованиях в добыче руды, заготовке леса, замене клинчатых мехов цилиндрическими, изменении размеров и форм плавильных печей и горнов, их замене вагранками.
Падение крепостного права и становление капиталистических отношений открыли широкие возможности для интенсивной модернизации уральской металлургии. Грюндерские усилия заводовладельцев, активная инвестиция со стороны европейских и отечественных банков и акционерных обществ, правительственная поддержка субсидирования новых проектов способствовали осуществлению масштабной модернизации заводов черной металлургии Южного Урала, поднятию их производительности и конкурентоспособности.
Заводы черной металлургии внесли весомый вклад в годы Первой мировой и гражданской войн, в осуществлении социалистической индустриализации страны. В годы Великой Отечественной войны Урал и его Южный регион стали одной из основных баз обеспечения Красной Армии танками, самолетами, артиллерий и боеприпасами. Заводы Южного Урала подвергались дальнейшей модернизации и получили объективные условия для интенсивного развития в 50−70-х гг. XX столетия. «Перестройка» и «деиндустриализация» рубежа XX и XXI вв. нанесли непоправимый урон черной металлургии Южного Урала, в результате чего многие заводы были закрыты или подвергались перепрофилированию и стали производить менее значимую продукцию.
Ключевые слова: домна, кричный метод, вагранка, кантуазский способ, паровые молоты, мартеновские и бессемеровские печи, булатная сталь, стальные пушки, акционирование горных округов, русские и европейские инвесторы. Горнозаводской округ являлся единым хозяй- ходе топлива. В 1837 г. на заводах Южного Урала дей-
ственным комплексом, внутри которого было налаже- ствовали 6 вагранок [2].
но детальное разделение труда по видам производства. Передел чугуна в железо происходил путем пере-
Сюда входили добыча руды и заготовка топлива, плав- ковки. Нагретый в кричных горнах чугун (крица) ве-
ка металла и его переработка, сбыт продукции. Эти сом от 8 до 11 пудов перековывался чугунными моло-
производства были тесно взаимосвязаны и, являясь тами 20-ти пудового веса, которые приводились в дей-
звеньями единого технологического цикла, не могли ствие водяной силой [3]. Для получения большого ко-
существовать одно без другого [1]. личества железа (при снижении требований к каче-
Процесс получения металла на предприятиях ству) оказывалось выгоднее делать крицы большого
черной металлургии делился на две операции: выплав- веса, несмотря на перерасход металла. В тех случаях,
ку чугуна в домнах и передел его в кричных горнах. когда требовалось получить железо высокого качества,
Для выплавки небольшой массы чугуна в литейном приходилось делать крицы меньшего веса и более тща-
производстве стали применять печи меньшего разме- тельно их обрабатывать.
ра — вагранки. Появление вагранок положило начало Развитие металлообрабатывающей промышлен-
независимому от доменных печей существованию чу- ности и машиностроения в стране повысило спрос на
гунолитейного производства. Они обеспечивали луч- более качественное железо, который не мог удовлетво-
шие технико-экономические показатели. В них чугун рить старый кричный способ производства. В 20-е гг.
получался более высокого качества при меньшем рас- XIX в. во Франции был создан более совершенный
контуазский метод кричного передела чугуна, который нашел широкое применение на южноуральских заводах. На Урале контуазский способ был впервые внедрен на Юрюзань-Ивановском заводе в 1840 г. Затем его внедрили другие южноуральские заводы, кроме заводов Кагинского горного округа [4, с. 67−68]. Новый способ производства нашел особенно широкое применение на заводах Симского горного округа. 28 февраля 1842 г. владелец округа писал управляющему Ф. П. Мевиусу об отправлении на заводы французских специалистов братьев Гранмонтань для введения на заводах контуазского способа выделки железа.
Особенность контуазского варианта кричного передела чугуна состояла в изменении устройства горна, ускорении работ и величины криц, которых в смену выделывалось 3 штуки по 4−5 пудов каждая. На производство каждой крицы затрачивалось до 3 часов. Для успешного приготовления железа по контуазскому способу на Кусинском заводе в мае 1846 г. был специально построен новый молот весом 18 пудов, который совершал от 120 до 140 ударов в минуту. Контуазское железо получалось более однородным, ковким, хорошо варилось и давало лучшую сталь. Рыночная цена на него была выше, чем на кричное. Управляющий Сим-ским округом Ф. П. Мевиус 20 декабря 1845 г. доносил владельцу округа, что «железо это действительно начинает цениться покупателями выше прочего». В 1845 г. на заводе было выковано всего 64 тыс. пудов железа, из них 16 тыс. пудов, или 25%, контуазским способом. В 1852 г. из 80 тыс. пудов железа контуазским способом было выковано 50 тыс. пудов, или 63% [5].
Контуазский способ давал не только лучшее железо, но был более производительным. Например, на Златоустовском заводе за семь рабочих дней мастер мог давать от 90 до 120 пудов контуазского железа, а обыкновенным способом за это же время выковывалось до 78 пудов железа. Штаб-ротмистр Евреинов, обучавший златоустовских мастеров контуазскому способу, докладывал министру финансов, что если все заводы внедрят этот способ, то можно будет сэкономить 1 млн. пудов железа, ранее уходившего в угар, и при том получать железо более лучшего качества. Поэтому не случайно владелец Симского округа П. А. Балашов, понимая всю выгоду и прибыльность введения нового способа и стремясь опередить своих конкурентов, писал управляющему округом: «Я вас прошу, все что сделано будет у нас по этому преобразованию кричного нашего производства, содержать в совершенной тайне, не допуская никого постороннего к осмотру» [6].
При переделке чугуна в железо большую роль играли воздуходувные устройства. В начале XIX в. на заводах Южного Урала старые клинчатые меха заменялись повсеместно мехами поршневого действия. В 1809 г. из 205 воздуходувных мехов, применявшихся в кричных цехах, поршневых цилиндрических установок насчитывалось 164, или 80%. Так, в 1830-х гг. домна Симского завода имела 4-цилиндровую чугунную воздуходувную машину, приводимую в действие водяным колесом. Поршни цилиндрических мехов совершали 8 полных циклов в минуту, что в 2 раза быстрее клинчатых мехов. Старые клинчатые меха сохранялись только на двух заводах — Узянском и Катав-Ивановском.
Горнозаводские округа имели в своем составе металлообрабатывающие цеха с различным оборудованием. В 1846—1859 гг. на заводах Симского округа были установлены металлострогательная машина из чугуна, токарный ручной стан, разные механические станки, скобочная, гвоздарная машина из чугуна и же-
леза, вертикально-сверлильный, три токарных станка, построены плющильная и якорная фабрики, сталето-мительный корпус [7].
Технические изменения прежде всего появились в доменном производстве. На Южном Урале раньше, чем в других районах, были осуществлены опыты по использованию колошниковых газов. У доменных печей с открытым колошником большое количество тепла отходящих газов терялось безвозвратно. В 1805 г. крепостной служитель Златоустовского округа Хари-тон Коротин на Кусинском заводе соорудил рудообжи-гательную печь, работающую на колошниковых газах. Результаты оказались положительными. Уже в 1807 г. подобные печи для обжига руды были устроены на Златоустовском и Саткинском заводах. На заводах увеличивалась емкость домен, устанавливались более совершенные цилиндрические меха для дутья. Все это значительно повышало производительность чугунолитейного производства. На Катав-Ивановском заводе в 1817 г. производительность одной домны составляла 368 пудов, а в 1834 г. — 577 пудов в сутки. В 1841 г. обе старые домны были разобраны, и вместо них построены новые, более высокие. В результате улучшилось качество чугуна и увеличилась суточная выплавка до 750 пудов на каждой печи [8]. То же происходило в других округах. На Златоустовском заводе в первом десятилетии XIX в. суточная выплавка одной домны составляла в среднем 400−500 пудов, в 1830—1840-х гг. -650 пудов, в 1850-х гг. — 750 пудов. Одна из лучших домен на Урале была построена на Симском заводе. На ней в 1859 г. ежесуточно выплавлялось в среднем от 800 до 900 пудов чугуна, в то время как среднесуточная производительность уральских домен в то время составляла 600 пудов.
Тем не менее главное внимание на горных заводах было сосредоточено на введении и совершенствовании пудлингового способа производства. Пудлингованием назывался процесс передела чугуна в железо и сталь в пламенно-отражательных печах и дальнейший прокат полученных кусков металла в прокатных валках [9, с. 209]. Это было более прогрессивное производство. При кричном способе трое рабочих в 12-часовую смену переделывали не более 25 пудов чугуна, а при пудлинговании за 10 часов — 60 пудов. Следовательно, производительность труда при пудлинговании возрастала в 2.5 раза [10, с. 319]. Причем пудлинговые печи при замене древесного угля дровами экономили 63% пережигаемых на уголь дров, а в газопудлинговых печах эта экономия была еще выше [11, с. 425].
К 1860 г. из 12 частных железоделательных заводов Южного Урала внедрили пудлингово-сварочное производство 5: Катав-Ивановский (1843 г.), Усть-Катавский (1845 г.), Юрюзань-Ивановский (1848 г.), Узянский (1857 г.), Нижний Авзяно-Петровский (1860 г.) [12, с. 313].
В изучаемое время происходит усовершенствование и самого пудлингового производства за счет применения газообразного топлива вместо твердого. Для этих целей использовались отходящие газы доменной печи. Первые испытания газопудлинговых печей в нашей стране, наряду с Воткинским заводом, проводились по предписанию главного начальника горных заводов хребта Уральского В. А. Глинки на Злато-устовском заводе штабс-капитаном Миловановым 5 декабря 1842 г. Опыт в газопудлинговой печи принес удовлетворительные результаты и стал применяться на других заводах. В 1860 г. газопудлинговое и газосварочное производство вводится в Авзяно-Петровском округе. Несколько раньше пудлингово-сварочное про-
изводство было введено на Богоявленском медеплавильном заводе, где к 1857 г. действовали 4 пудлинговые печи [13].
На Южном Урале технический переворот наиболее показательным был на заводах Катав-Ивановского округа. Здесь к 1848 г. при помощи гидросиловых установок работали 6 пудлинговых печей, 4 сварочные печи, 2 обжимальных молота, 3 прокатные и 2 дроворезные машины. В 1848 г. в округ были выписаны из-за границы паровой обжимальный молот, прокатная машина, приводимая в действие паром, а также токарный, сверлильный, винторезный и строгальный станки с особою для них паровою машиною [14]. В 1861 г. обыкновенные пудлинговые печи Катав-Ивановского завода были перестроены на газопудлинговые. К этому времени в пудлинговом производстве имелись 80-сильная паровая машина и паровой молот, работавшие на отходящем тепле пудлинговых печей. Имелось два болваночных прокатных и два листопрокатных стана, работавшие при помощи паровой машины.
Развитие предельного производства потребовало бесперебойной работы доменных печей. С этой целью была построена 50-сильная паровая машина, приводившая в действие цилиндрические воздуходувные установки [15, с. 316]. Использование паровых машин приводило к ускорению производственного цикла, снимая все ограничения, связанные с применением водяного колеса, и было одним из наиболее характерных признаков крупной машинной индустрии.
Крупнейшим событием в истории кузнечного производства, определившим дальнейшее развитие технологии машиностроения, явилось изобретение в 30-х гг. XIX в. англичанином Дж. Несмитом парового молота. Он давал возможность регулировать силу ударов, что обеспечивало добротную проковку металла и значительно увеличивало производительность при изготовлении поковок [9, с. 303]. К середине XIX в. отдельные горные заводы Южного Урала использовали в производстве эти молоты. Так, на Авзяно-Петровском заводе был установлен паровой молот Дж. Несмита весом 2 тонны, а в 1859 г. для Симского завода был заказан 31 -пудовый паровой молот [16].
Техническое перевооружение в различных заводских округах происходило неодинаково и зависело от их специализации. Так, в Златоустовском казенном горном округе технический прогресс шел за счет изобретения и усовершенствования производства булатной и литой стали, оружия, инструментов. Производство стали в небольших размерах началось там в 1802 г. [17]. Однако ее качество и масштабы производства не удовлетворяли возросшие технические требования, предъявляемые машиностроением, оружейным производством. Необходимо было совершенствовать способы получения стали. Эту задачу решили знаменитые русские металлургии П. П. Аносов и П. М. Обухов, работавшие в Златоустовском округе.
Первые опыты приготовления литой стали П. П. Аносов начал в 1828 г. В течение пяти лет он сделал ряд открытий в области металлургии. В Златоусте начали плавить сталь, которая получалась высокого качества [18, с. 212]. Она ничем не уступала английской литой стали Гундесмана и обходилась заводу от 30 до 35 руб. за пуд, в то время как рыночная цена пуда английской стали была 64 руб. [19].
Дальнейшее совершенствование литой стали и способ получения ее в больших количествах предложил П. М. Обухов, назначенный в 1854 г. управляющим Златоустовской оружейной фабрики. В том же году были успешно завершены опыты по производству
литой стали. и оружейная фабрика стала готовить из нее кирасы — пуленепробиваемые нагрудники для тяжелой кавалерии, которые по отзыву артиллерийского комитета не только не уступали в достоинстве кирасам Круппа, но даже превосходили их. К тому же отечественная сталь обходилась намного дешевле, чем заграничная. Один пуд ее стоил 1 р. 50 к., за круппов-скую же сталь платили за пуд 5 р. 50 к., за английскую — свыше 15 р. [20].
После поражения России в Крымской войне с особой остротой встал вопрос о перевооружении армии, переходе к нарезному оружию, замене медных и чугунных пушек стальными. Покупка пушек за границей у Круппа обошлась бы стране в 75 млн руб. золотом. Поэтому П. М. Обухов продолжил опыты по производству стали, годной для производства ружейных стволов и стальных орудий. В 1855 г. были проведены сравнительные испытания крупповских и обуховских ружейных стволов. Последние оказались более качественными [21]. К 1857 г. П. М. Обухов создал различные сорта и марки стали, что позволило приступить к изготовлению стальных орудий. Для этой цели в 1858 г. в Златоустовском округе началось строительство Князе-Михайловской фабрики. Она была открыта 8 ноября 1859 г. Оборудование фабрики состояло из 96 воздушных печей, 154 горнов, 2 паровых молотов 57- и 200-пудового веса. В особом каменном здании был устроен паровой молот Несмита в 4 тонны для проковки пушек из литой стали. Первая проба оружия была произведена в ноябре 1860 г. и дала блестящие результаты [22].
Наиболее передовым достижением, шедшим на смену пудлингового производства и знаменовавшим, по выражению академика С. Г. Струмилина, «новую эпоху», было получение стали по способу Бессемера. В течение 8−10 минут конвертор Бессемера превращал 10−15-тонную массу чугуна в ковкое железо или сталь, на что прежде требовалось несколько дней работы пудлинговой печи или старого кричного горна [23, с. 157]. Первые опыты по производству бессемеровской стали были проведены на Златоустовском заводе в 1858 г., т. е. уже через три года после изобретения нового способа [24]. Это был один из первых опытов бессемерования в России. Поэтому не случайно английский ученый Мурчисон, посетивший Златоустовский завод, писал, что этот завод можно назвать «Шеффильдом и Бирмингамом хребта Уральского».
Приведенные материалы свидетельствуют о том, что до начала 40-х гг. XIX в. в горнозаводской промышленности Южного Урала в основном были подготовлены условия для внедрения фабричной техники. Примерно с середины 40-х гг. на металлургических предприятиях начинается технический переворот, который особенно ускорился со второй половины 50-х гг. XIX в. и послужил толчком к процессу подготовки социально-экономических и материальных условий для становления капитализма.
В конце XIX в. уральская металлургия перенесла тяжелый кризис, что отразилось на судьбе всех чугуноплавильных и железоделательных заводов. Хозяева горных заводов в условиях сужения рынка металла и резкого падения цен искали выходы из кризиса путем модернизации и перепрофилирования своих предприятий. Князь Белосельский-Белозерский на Катав-Ивановском заводе осуществил перестройку доменных печей в мартеновские, усилил литейное производство- на заводе стали выпускать осевые и рессорные стали, отливать вагонные колеса и мелкие принадлежности для вагонов. Усть-Катавский завод был перепрофилирован в вагоностроительный, на заводе был пущен
рессорный цех с электродвигателями, построен литейный цех с двумя вагранками и двумя электромоторами, установлены паровая машина мощностью в 600 л. с., гидравлические прессы и металлорежущие станки. Но экономический кризис в стране на рубеже Х1Х-ХХ вв. привел к сокращению спроса на вагоны, сортовое и котельное железо, полному отсутствию спроса на рельсы. В результате все заводы горного округа работали на убыток. Попытка их модернизации провалилась. Ни сдача Катав-Ивановского завода в аренду в 1898 г. Южно-Уральскому анонимному обществу с бельгийским капиталом, ни полное перепрофилирование его на вагоностроительное производство, ни полная техническая трансформация, ни 2-миллионная ссуда с льготными условиями 5% годовых на 10 лет и с отсрочкой погашения ссуды на 6 лет (в 1887 г.), затем на 37 лет (в 1891 г.) не помогли заводовладельцу выйти из затруднительного финансового положения. В 1908 г. Белосельский-Белозерский вынужден был остановить все три завода, а на Юрюзань-Ивановском заводе все оборудование было демонтировано и значительная его часть распродана на металлолом [25].
Более успешно была проведена модернизация заводов Белорецкого горного округа акционерного общества Пашковых. В связи с падением спроса на чугун в 1902—1904 гг. завод был подвергнут кардинальной модернизации: были остановлены обе домны, пудлинговое и кричное производство железа было прекращено. Белорецкий завод перешел на производство сортового железа и мартеновских слитков. В 1908 г. на заводе запустили третью мартеновскую печь. В 1910—1914 гг. была проведена очередная реконструкция производства: была построена собственная электростанция. В доменном цехе установлены электрические подъемники, в прокатных цехах поставлены новые мощные прокатные станы с электромоторами, электрофицированы другие производства. В 1914 г. на заводе пущен новый проволочно-гвоздильный цех с мощным прокатным станом с производительностью в 1.5 млн пуд. проволоки в год. На Белорецком заводе производилось 60. 7% изделий из проволоки, выпускаемых в 1914 г. на Урале. К 1918 г. завод входил в число 15 уральских заводов, полностью оснащенных современным оборудованием.
Заново был переоборудован и электрофицирован Тирлянский завод. Были установлены новые листопрокатные станы с электромоторами мощностью 500 и 950 л. с., которые питались от турбогенераторов фирмы «Дженерал электрик» мощностью 1 700 квт. Число кровельных станов достигло 12. На Тирлянском заводе в 1 899 гг. были установлены шесть новых прокатных станов и листовая болванка с паровой машиной «Кор-лис» мощностью в 400 л. с. Завод стал листопрокатным по выпуску кровельного железа. В 1914 г. Тир-лянский завод входил в число 5 крупных уральских заводов по производству кровельного железа с производительностью более 1 млн. пуд. в год. На производство сортового железа перешли Минский и Минъяр-ский заводы Симского горного округа. Они входили в число крупнейших заводов, которые в 1914 г. давали 68. 9% сортового железа на Урале [26].
Первая мировая война внесла свои коррективы в модернизацию горных заводов Урала. Прежде всего, это проявлялось в милитаризации уральской металлургии. Милитаризация промышленности сопровождалась непродуманной мобилизацией кадровых рабочих в армию, переоборудованием прокатных станов на выпуск продукции военного назначения. В результате значительно сократилась добыча руды, золота и платины, производства меди и железа.
Вместе с тем увеличение выпуска военной продукции позволило заводам сильно расширить сферу производства и поднять производительность. К работе на оборону привлекались и частные заводы. Симские заводы с самого начала войны по собственной инициативе приступили к выполнению военных заказов. В 1915—1916 гг. они перешли к массовому производству военной продукции: снарядной стали и повозок. На Белорецком заводе приступили к выпуску в широких масштабах колючей проволоки, которая шла на сооружение проволочных заграждений на фронте. Был построен новый проволочно-гвоздильный завод производительностью до 2 млн пуд. проволоки в год, проложена железнодорожная ветка к Самара-Златоус-товской магистрали для доставки продукции завода, построена электростанция. За годы Первой мировой войны энергомощность завода выросла в 5.3 раза: с 1 191 до 6 280 л. с. Общая энергетическая мощность Белорецкого завода с учетом водяных, паровых, газовых и электрических двигателей в середине 1918 г. составляла 10 904 л. с. и входила в первую пятерку металлургических заводов Урала. Энерговоруженность Катав-Ивановского завода в это время составляла 3 681, Минъярского завода — 2 027 л. с. [27]. Расширению производства горных заводов способствовали широкий импорт современного оборудования из США, Дании, Швеции, Японии и других западных стран- интенсивная инвестиция промышленности государством, акционерными обществами и коммерческим банком- создание новой транспортной инфраструктуры- замена примитивного кучного способа углежжения приготовлением древесного угля в углевыжигательных печах. В условиях резкого сокращения землевладения заводов в результате вымежевания земель государственным крестьянам и горнозаводскому населению внедрение печного углежжения позволяло экономии заготовленного древесного угля, резкому сокращению числа вспомогательных рабочих углежогов, дроворубов, возчиков. Если в 90-х гг. XIX в. они составляли 61. 7% рабочих, то в 1914 г. — 33. 8%.
Гражданская война и иностранная интервенция на многие годы отбросили промышленность страны назад, в т. ч. и металлургию Урала. После гражданской войны в условиях тяжелейшего экономического и политического кризиса, всеобщей хозяйственной разрухи X съезд РКП (б) в марте 1921 г. провозгласил переход к новой экономической политике. НЭП была специфической экономической политикой, рассчитанной на преодоление хозяйственной разрухи, на развитие крупной промышленности с постепенным вытеснением капиталистических элементов из экономики. Для реализации новой экономической политики требовались создание новой системы управления металлургии, введение планирования ее развития. Все это обозначало курс на индустриализацию страны в условиях восстановления народного хозяйства.
В 1921 г. было создано Уралпромбюро ВСНХ для руководства деятельностью уральской промышленностью, в 1924 г. оно получило статус Уралоблсовнархо-за. Были предприняты первые опыты планирования уральской металлургии. В плане ГОЭЛРО были заложены основы разработки и конкретизации генеральных направлений развития уральской металлургии. В 1925 г. Уралпланом была разработана «Трехлетняя программа развития металлургической промышленности Урала». В конце 1926 г. Уралобком РКП (б) подготовил доклад для СНК РСФСР «Пути развития и основные задачи хозяйства Урала». Летом 1927 г. был разработан «Генеральный план хозяйства Урала». В этих директивных документах предусматривалось развитие, прежде всего, тяжелой индустрии. Помимо вос-
становления старых горных заводов предполагалось сооружение новых предприятий с современной технологией и оборудованием [28].
Еще в 1918 г. в ходе национализации уральских заводов намечался слом окружной системы организации горнозаводской промышленности. После гражданской войны были созданы райметаллоуправления -многоотраслевые районные территориальные производственные органы. Южноуральскому райметалло-управлению подчинялись 20 горных заводов. При переходе к НЭПу металлургические предприятия стали объединяться в хозрасчетные тресты. На Урале было образовано 5 металлургических трестов, в т. ч. Южноуральский трест. Позже эти громоздкие тресты были разукрупнены. Возникли Симский металлургический и Белорецкий горно-металлургический тресты, которые находились в ведении Совнархоза БАССР. В октябре 1927 г. все тресты были объединены в производственное объединение «Уралмет». В 1929 г. система трестов была ликвидирована, и все заводы Урала были включены в производственное объединение «Востоксталь». Таким образом, производилась концентрация производства технически хорошо оснащенных обеспеченных сырьем заводов. Одновременно осуществлялась дальнейшая специализация производства, были созданы специализированные заводы. В частности, Белорец-кий завод был специализирован на канатно-проволочное производство, Юрюзань-Ивановский — по производству конно-подковных гвоздей и подков [29].
Концентрация и специализация производства благотворно повлияли на деятельность заводов: поднялась их производительность, улучшилось использование основных фондов, обеспечение заводов рудой и топливом, оснащение их современным оборудованием. В 1923 г. наметился выход страны из экономического кризиса. В 1922—1923 гг. мартеновская печь Катав-Ивановского завода давала металл безостановочно в течение всего года. На Белорецком заводе была реконструирована доменная печь: вместо домны устаревшего типа была сооружена более современная с увеличением полезного объема и с частичным использованием механизации [26].
Концентрация и специализация производства в 1930 г. привела к закрытию неперспективных заводов, 19 заводов были перепрофилированы. Усть-Катавский завод был полностью перепрофилирован в вагоностроительный, Юрюзань-Ивановский — в механический и машиностроительный, Симский — на производство сельхозмашин и инвентаря [26].
Реализация планов первой пятилетки требовала дальнейшей концентрации и специализации производства заводов Урала, вновь восстановившего себе роль металлургического центра страны. Рядом с Белорец-ким заводом на базе рудных запасов горы Магнитной был построен флагман отечественной металлургии Магнитогорский комбинат. После прекращения доменного производства в 1934—1935 гг. Катав-Ивановский завод специализировался на литейно-механическом производстве по выпуску оборудования для цементной промышленности [30].
Форсированная индустриализация страны ставила задачу строить на всех металлургических заводах доменные печи объемом более 700 куб. м [26]. Самая крупная домна наследников симбирских купцов, сооруженная на Белорецком заводе, имела рабочий объем 186 куб. м [30]. Поэтому, несмотря на целый ряд модернизационных мер, завод в предвоенные годы по своей производительности занимал последнее место среди уральских металлургических заводов. В 1940 г.
на Белорецком заводе выплавляли 58.1 тыс. тонн чугуна- 109.9 тыс. тонн стали- 90.3 тыс. тонн проката. Белорецкий завод подчинялся объединению «Главметиза» [30].
В годы Великой Отечественной войны основная тяжесть по производству высококачественной стали, проката и других продукций для вооружения Красной Армии легли на Магнитогорский и Кузнецкий комбинаты, другие крупные уральские заводы. Но и средние, и небольшие заводы Урала внесли свой вклад в победу СССР над фашисткой Германией. Их производительность за годы войны неуклонно росла. Например, Бе-лорецкий завод за 1940−1945 гг. увеличил добычу железной руды на 104. 9%, выплавку чугуна на — 149. 6%, стали — на 135. 6%, проката на 129%. До 18 тыс. тонн проката ежегодно давал Миньярский завод [31]. Бело-рецкий и Миньярский заводы относились к наркомату Главметиза, и их основной задачей являлось производство специфической продукции. Белорецкий завод был специализирован на производстве стальных проволок и каната. В начале войны сюда было эвакуировано оборудование Одесского и Харцизского метизных и Московского завода «Серп и Молот», за счет чего значительно выросли производственные мощности завода. В течение всей войны он был основным поставщиком для нужд фронта сталепроволочной и канатной продукции, выпускал шарико-подшипниковую и пружинную сталь. На территории Усть-Катавского вагоностроительного завода был размещен эвакуированный из Брянска артиллерийский завод № 13 имени С. М. Кирова. В годы войны завод производил артиллерийские орудия. Выдающуюся роль в мобилизации рабочих на героический труд и в организации производства в годы Великой Отечественной войны сыграл директор Усть-Катавского завода А. В. Курапов.
Таким образом, предвоенные годы и суровые годы Великой Отечественной войны оказывали огромное воздействие на стремительное развитие уральской металлургии. Параллельно со строительством таких новых металлургических гигантов, как Магнитогорский комбинат, шел процесс концентрации производства на крупных заводах с современным техническим и технологическим оснащением, перепрофилированием многих заводов. Все это оказалось подготовкой предпосылок для превращения Урала в «кузницу» Великой Отечественной войны. Многие уральские заводы, приняв на свою площадку оборудование эвакуированных заводов, стали выпускать танки, самоходные артиллерийские установки, пушки, снаряды и мины, высококачественную и броневую сталь и другую продукцию, необходимую для Красной Армии. Великая Отечественная война стала периодом серьезной модернизации уральской металлургической промышленности.
После Великой Отечественной войны наступила эпоха научно-технической революции, которая способствовала ускоренной модернизации индустрии страны. Характерной особенностью научно-технической революции была определяющая роль науки, когда она стала ведущим фактором развития общественного производства. Осуществлялось неразрывное соединение науки с техникой и технологией, масштабное вовлечение научных достижений в решение производственных задач. Основными направлениями развития производства в эпоху НТР стали его электронизация, компьютеризация, роботизация, комплексная автоматизация.
Научно-техническая революция втянула в свою сферу и уральскую металлургию. Еще в годы Великой Отечественной войны широкое применение в уральской металлургии получила автоматика для регулирования теплового режима доменных, мартеновских и нагревательных печей. Важным фактором влияния НТР на уральскую металлургию была гонка вооружений,
разработка проектов атомной энергетики, ракетостроения и космонавтики. На Урале возникли наукограды и закрытые города, которые работали исключительно на оборону.
Основные направления модернизации уральской металлургии в послевоенные десятилетия были обусловлены бурным развитием авиации, атомной промышленности, ракетостроения, космонавтики. Эти отрасли промышленности увеличили потребность в легированных и высоколегированных сортах стали и сплавах, изделиях из тяжелых и легких цветных металлов. Предстояло срочно освоить производство новых материалов, внедрить новые технологии, осваивать производство новых металлических изделий особой твердости, жаропрочности, антикоррозийности.
Для решения этих актуальных проблем нужно было увеличить объем доменных и мартеновских печей, распространить выплавку стали в электрических печах и конверторах, механизацию и автоматизацию производственного процесса, использование обогащенного кислородом дутья, применения в качестве топлива природного газа, непрерывной и полунепрерывной прокатки, введение непрерывной разливки стали.
Из индустриального наследия симбирских предпринимателей наибольшей модернизации в послевоенные годы подвергся Белорецкий металлургический комбинат, в меньшей степени — Миньярский завод. В результате модернизации за 1945−1970 гг. выплавка стали на Белорецком заводе выросла на 267. 8%: с 149 тыс. тонн в 1945 г. до 399 тыс. тонн в 1970 г. [30].
Годы «горбачевской перестройки» особых успехов уральской металлургии не принесли. Темпы развития производства резко упали. Производство проката на Белорецком комбинате выросло за 20 лет всего на 114. 6%, на Миньярском заводе — на 102. 6% [26].
Годы внедрения рыночной экономики (19 911 994 гг.) Президент Российской Федерации В. В. Путин справедливо определил «временем деиндустриализации». Развал СССР, раздача государственных промышленных объектов в частные руки нанесли громадный вред отечественному производству. Сильно пострадала и уральская металлургия.
Однако в конце 1990 — начале 2000-х гг. в металлургии страны заметно стала проявляться тенденция интеграционных процессов в форме крупных вертикально-интегрированных структур, возложивших на себя весь технический металлургический цикл. С самого начала формирования горнозаводской промышленности в России выявилось стремление концентрировать в своих руках всю производственную цепочку: от добычи сырья до выпуска готовой продукции и средств. Такая тенденция господствовала во всех странах и во все времена. В советский период отдельные отрасли металлургии создавались как производственно-территориальные комплексы, тесно взаимосвязанные, построенные по принципам специализации и кооперации. При переходе к рыночной экономике эти связи были разрушены. При формировании вертикально-интегрированных структур восстанавливались утерянные производственно-технические связи. Путем организационных объединений, скупки акций, поглощения мелких и слабых компаний более крупными и сильными в металлургии создавались холдинги, которые формировались вокруг четырех металлургических комбинатов-гигантов: Магнитогорский, НижнеТагильский, «Мечел», «Уральская сталь». В стальную группу «Мечел» вместе с Челябинским металлургическим комбинатом, «Южуралникаль», «Ижсталь», Коршуновским ГОК и другими вошел и Белорецкий металлургический комбинат.
Однако Белорецкий металлургический комбинат и другие заводы наследия симбирских купцов, находившиеся на территории Республики Башкортостан и Челябинской области, дальнейшего развития не получили. Белорецкий и Миньярский заводы резко снизили производство стали и проката. Если в 1990 г. на Белорецком комбинате выплавляли 361 тыс. тонн стали, то в 2000 г. — 191.4 тыс. тонн, что составляло всего 53% [40]. В дальнейшем с ликвидацией мартеновских цехов комбинат прекратил сталеплавильное производство. На Белорецком комбинате сохранялось производство проката: в 1990 г. — 548 тыс. тонн, в 2006 г. — 544.7 тыс. тонн (99. 4%). Серьезные проблемы комбинат испытывал в 1990—2000 гг.: в 1995 г. — 236.5 тыс. тонн, в 1998 г. — 206.1 тыс. тонн, в 2000 г. — 318 тыс. тонн. Миньярский металлургический завод в 1990 г. уже не занимался сталеплавильным производством, в 1990 г. он дал последнюю продукцию 85.6 тыс. тонн. проката [26]. Завод перепрофилирован на метизно-металлургическое производство. Катав-Ивановский в настоящее время имеет литейно-механический и цементный заводы. Усть-Катавский завод сохранил свой профиль вагоностроения. Юрюзань-Ивановский завод функционирует как механический завод.
ЛИТЕРАТУРА
1. Козлов А. Г. К вопросу о предпосылках технического переворота в горнозаводской промышленности на Урале // Вопросы истории Урала. Сб. 10. Свердловск, 1970. С. 3−14.
2. ГАСО. Ф. 24. Оп. 2. Д. 277. Л. 25 об.
3. ЦГИА РБ. Ф. И-2. Оп. 1. Д. 11 713. Л. 369.
4. Мударисов Р. З. Промышленность Южного Урала в первой половине XIX в. (1801−1861). Уфа: Гилем, 2003. 396 с.
5. РГИА. Ф. 892. Оп. 1 Д. 788. Л. 49 об.
6. РГИА. Ф. 892. Оп. 1. Д. 778. Л. 151.
7. РГИА. Ф. 892. Оп. 1. Д. 433. Л. 31−34.
8. РГИА. Ф. 37. Оп. 3. Д. 576. Л. 92 об. 93- Д. 12. Л. 1 об.
9. Очерки истории техники в России с древнейших времен до 60-х гг. XIX в. М.: Наука, 1978. С. 375.
10. Рудник и завод. Рассказы о добыче руды и выплавке металлов. СПб., 1864. С. 319.
11. Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. М.: Наука, 1967. С. 441.
12. Латынин Вс. К истории введения контуазского способа и пудлингования на уральских заводах. Горный журнал. 1889. Т. 4. С. 312−318.
13. РГИА. Ф. 37. Оп. 3. Д. 955. Л. 23.
14. РГИ.А. Ф. 46. Оп. 1. Д. 2. Т. II. Л. 319, 320 об.
15. Кривоногов В. Я. Внедрение фабричной техники в горнозаводской промышленности Урала в XIX в. // Вопросы народного хозяйства. М., 1962. С. 311−327.
16. РГИА. Ф. 37. Оп. 5. Д. 625. Л. 32- Ф. 892. Оп. 1. Д. 845. Л. 5 об.
17. СПбФА РАН. Ф. 908. Оп. 1. Д. 43. Л. 132.
18. Прокошкин Д. А. Павел Петрович Аносов. М.: Наука, 1971. С. 294.
19. РГИА. Ф. 44. Оп. 2. Д. 482. Л. 4 об.
20. ГАСО. Ф. 43. Оп. 1. Д. 187. Л. 19 об.
21. 21 ЦГИА РБ. Ф. И-6. Оп. 1. 505. Л. 14 об.
22. Данилевский В. Очерки истории техники XVШ-XIX вв. М.- Л., 1934. С. 280.
23. РГИА. Ф. 37. Оп. 14. Д. 142. Л. 1−3.
24. Горный журнал. 1848. № 4. С. 16−18.
25. Шировский В. Белорецкий округ акционерного общества Белорецких железоделательных заводов. Екатеринбург, 1918 // Алексеев В. В., Гаврилов А. В. История металлургии Урала с древнейших времен до наших дней. М.: Наука, 2008. С. 452−453.
26. Алексеев В. В., Гаврилов Д. В. История металлургии Урала с древнейших времен до наших дней. С. 484−485.
27. Урал: технико-экономический сборник. Екатеринбург, 1923. Вып. 6. С. 78−81.
28. История индустриализации Урала (1926−1932 гг.). Документы и мат-лы. Свердловск, 1967. С. 70−74.
29. Гараев Г. Г. Организация и совершенствование системы управления промышленности Урала. 1917−1925. Тюмень, 1984. С. 156.
30. Промышленность СССР. Стат. сб. С. 112−114.
31. Металлургические заводы Урала. Энциклопедия.
Поступила в редакцию 17. 04. 2015. г.
THE STAGES OF MODERNIZATION OF FERROUS METALLURGY OF THE SOUTHERN URALS
© N. M. Kulbakhtin1*, S. N. Kulbakhtin1, R. Z. Mudarisov2, R. F. Salimyanov1
lBashkir State University 32 Zaki Validi St., 450 076 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.
2Financial University under the Government of Russia, Ufa branch 69/1 Mustai Karim St., 450 015 Ufa, Republic of Bashkortostan, Russia.
Phone: +7 (927) 234 49 3 7.
*Email: bbb81@mail. ru
This article is an attempt of applying modernization approach to the study of the history of development of ferrous metallurgy of the southern Urals. Southern Urals became the object of intense mining development in the second half of 18th century. The feature of the South Ural mining industry was a primary construction and development of the particular plants. The plants of the region were the largest in Russia, had a powerful raw and fuel and energy base, the were well-equipped and stable functioning. They have passed all stages of modernization of industrial development. Pre-industrial modernization touched them as a result of technological equipment in the late 18th — first half of 19th century It manifested itself in slight improvements in the mining and logging, in replacement of canted bellows by cylindrical, in changing of sizes and shapes of melting furnaces and hearths and in total replacement of them by cupolas. The decline of serfdom and the emergence of capitalism has opened up opportunities for the intensive modernization of the Ural metallurgy. Grunder economy efforts of the owners, active investment from European and domestic banks and joint stock companies, government support subsidies for new projects contributed to the implementation of large-scale modernization of factories of ferrous metallurgy of the southern Urals, raised their productivity and competitiveness. Factories of ferrous metallurgy were significant assets during the World War I and the Civil war, they also contributed to socialist industrialization of the country. During the great Patriotic war, the Urals and southern region were one of the main bases, supplying the Red Army with tanks, plane s, artillery and ammunition. Plants of the southern Urals were subjected to further upgrade and got the objective conditions for intensive development in the 50−70s of 20th century. & quot-Perestroika"- and '-^industrialization& quot- on the turn of 20th and 21st centu ries caused irreparable damage to ferrous metallurgy of the southern Urals, resulting in closure of many factories or their conversion to production of less significant products.
Keywords: blast furnace, bloomery method, cupola, kandoussi method, steam hammers, open-hearth and Bessemer furnace, damask steel, steel guns, privatization of the mining districts, Russian and European investors.
Published in Russian. Do not hesitate to contact us at bulletin_bsu@mail. ru if you need translation of the article.
REFERENCES
1. Kozlov A. G. Voprosy istorii Urala. Sb. 10. Sverdlovsk, 1970. Pp. 3−14.
2. GASO. F. 24. Op. 2. D. 277. L. 25 ob.
3. TsGIARB. F. I-2. Op. 1. D. 11 713. L. 369.
4. Mudarisov R. Z. Promyshlennost'- Yuzhnogo Urala v pervoi polovine XIX v. (1801−1861) [Industry of the Southern Urals in the first half of 19th century (1801−1861)]. Ufa: Gilem, 2003.
5. RGIA. F. 892. Op. 1 D. 788. L. 49 ob.
6. RGIA. F. 892. Op. 1. D. 778. L. 151.
7. RGIA. F. 892. Op. 1. D. 433. L. 31−34.
8. RGIA. F. 37. Op. 3. D. 576. L. 92 ob. 93- D. 12. L. 1 ob.
9. Ocherki istorii tekhniki v Rossii s drevneishikh vremen do 60-kh gg. XIX v. [Essays on the history of technology in Russia since ancient times to 60s of 19th century]. Moscow: Nauka, 1978. Pp. 375.
10. Rudnik i zavod. Rasskazy o dobyche rudy i vyplavke metallov [The mine and the plant. Stories about mining ores and smelting metals]. Saint Petersburg, 1864. Pp. 319.
11. Strumilin S. G. Istoriya chernoi metallurgii v SSSR [History of ferrous metallurgy in the USSR]. Moscow: Nauka, 1967. Pp. 441.
12. Latynin Vs. K istorii vvedeniya kontuazskogo sposoba i pudlingovaniya na ural'-skikh zavodakh. Gornyi zhurnal. 1889. Vol. 4. Pp. 312 318.
13. RGIA. F. 37. Op. 3. D. 955. L. 23.
14. RGI.A. F. 46. Op. 1. D. 2. T. II. L. 319, 320 ob.
15. Krivonogov V. Ya. Voprosy narodnogo khozyaistva. Moscow, 1962. Pp. 311−327.
16. RGIA. F. 37. Op. 5. D. 625. L. 32- F. 892. Op. 1. D. 845. L. 5 ob.
17. SPbFA RAN. F. 908. Op. 1. D. 43. L. 132.
18. Prokoshkin D. A. Pavel Petrovich Anosov. Moscow: Nauka, 1971. Pp. 294.
19. RGIA. F. 44. Op. 2. D. 482. L. 4 ob.
20. GASO. F. 43. Op. 1. D. 187. L. 19 ob.
21. 21 TsGIA RB. F. I-6. Op. 1. 505. L. 14 ob.
22. Danilevskii V. Ocherki istorii tekhniki XVIII-XIX vv. [Essays on the history of technology in 18th-19th centuries]. M.- Leningrad, 1934. Pp. 280.
23. RGIA. F. 37. Op. 14. D. 142. L. 1−3.
24. Gornyi zhurnal. 1848. No. 4. Pp. 16−18.
25. Shirovskii V. Alekseev V. V., Gavrilov A. V. Istoriya metallurgii Urala s drevneishikh vremen do nashikh dnei. Moscow: Nauka, 2008. Pp. 452−453.
26. Alekseev V. V., Gavrilov D. V. Istoriya metallurgii Urala s drevneishikh vremen do nashikh dnei [The history of metallurgy of the Urals from ancient times to the present day]. Pp. 484−485.
27. Ural: tekhniko-ekonomicheskii sbornik [The Urals: technical-economical collection]. Ekaterinburg, 1923. No. 6. Pp. 78−81.
28. Istoriya industrializatsii Urala (1926−1932 gg.). Dokumenty i mat-ly [The history of industrialization of the Urals (1926−1932). Documents and Materials]. Sverdlovsk, 1967. Pp. 70−74.
29. Garaev G. G. Organizatsiya i sovershenstvovanie sistemy upravleniya promyshlennosti Urala. 1917−1925 [Organization and improvement of management system of industry in the Urals. 1917−1925]. Tyumen'-, 1984. Pp. 156.
30. Promyshlennost'- SSSR. Stat. sb. [Industry of USSR. Stat. collection]. Pp. 112−114.
31. Metallurgicheskie zavody Urala. Entsiklopediya [Metallurgical plants of the Urals. Encyclopedia].
Received 17. 04. 2015.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой