Моральные аспекты экзистенциального учения Карла Ясперса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

uzoq vaqt hukmron bo’lib kelgan bu (musulmonlaming islomni tarqatish yo’lida muqaddas urush -jihod qilish kerakligi) haqdagi fikr to’g’ri emas. Qur’onda diqqat bilan qaralsa barcha imonsizlarga qarshi urush olib borish haqida biron ko’rsatma yo’q. Muqaddas urush birgina holatda — musulmon-larga dushman hujum qilganidagina vojibdir, agar kimda-kim Qur’on ko’rsatmalarini boshqacha tu-shunsa, bunga ilohiyotchilarning noto’g’ri talqini aybdor" [5, b. 270−271].
Qur’onning 50 dan ortiq surasida yuzlab oyatlarda musulmonlar mo’min-qobillik, tinch-likparvarlik va boshqa e’tiqod vakillariga nisbatan bag’rikenglikka da’vat etilganlar [6].
Quyidagi Qur’onning diniy bag’rikenglik masalasiga daxldor oyatlarini keltiramiz: Dinda zo’rlash yo’q, zero, to’g’ri yo’l yanglish yo’ldan ajrim bo’ldi. Bas kim shaytonni inkor etib Allohga imon keltirsa demak u mustahkam xalqani ushlabdi. Alloh eshituvchi va biluvchidir (2: 285). Sizlarning dininggiz sizlar uchun mening dinim men uchun (109: 6) [2].
Diniy bag’rikenglik hamisha diniy zamindagi adovatga qarshi o’ziga xos qalqon vazifasini o’tagan. U turli e’tiqodlarning bir zamon va makonda birgalikda mavjud bo’lishiga, ularning sohiblari o’rtasidagi hamkorlik va hamjihatlikning shakllanishiga zamin yaratgan. Bu esa o’z navbatida, tinchlik va taraqqiyotga umuminsoniy madaniyat va ma’naviyat rivojiga xizmat qilgan. Mazkur masalaga to’xtalib Respublikamiz Prezidenti I.A. Karimov: «Hozirgi murakkab va notinch dunyoda, hayotimizn-ing barcha sohalarida, demokratik jamiyat qurish yo’lidagi izlanishlarimizda bag’rikenglik nechog’lik muhim o’rin tutishini izohlab o’tirishga hojat yo’q» deb ta’kidlagan edilar [7, b. 182].
Mustaqillik yillarida O’zbekistonda diniy tashkilotlar soni o’sdi. Xususan 1990-yilda re-spublikamizda 119 ta diniy tashkilot (89 tasi islomiy va 30 tasi noislomiy) mavjud bo’lgan bo’l-sa, 1991-yil 179taga (146 islomiy va 33 noislomiy) yetdi. 2008-yil sentabr oyiga kelib esa ularning soni 2228 tani (2049 islomiy va 179 ta noislomiy) tashkil etadi. Mamlakatimizni ijtimoiy-iqtisodiy rivojlanishida barcha din va millat egalari yurt tinchligi, vatan ravnaqi, xalq farovon-ligi yo’lida birdek hamjihatlikda faoliyat olib bormoqdalar.
Bibliografik ro’yxat
1. Дози Р. Исламское вероучение и богопочитание // В. Н. Крымский А.Е. История мусульманства. — М.: Репринт, 2003.
2. Karimov I. A. O’zbekiston XXI asr bo’sag’asida: xavfsizlikka tahdid, barqarorlik shartlari va ta-raqqiyot kafolatlari. — T.: 1997.
3. Karimov I. A. Xavfsizlik va tinchlik uchun kurash. 10 jild. — T.: O’zbekiston 2002.
4. Соловьев В. С. Магомет: его жизнь и религиозное учение. — СПб., 1902.
5. Qur’oni karim ma’nolarining tarjima tafsiri. Tarjima va Tafsir muallifi Abdulaziz Mansur. — T.:
Toshkent islom universiteti, 2004.
6. Saidov A. X. Xalqaro huquq. Darslik. — T.: Adolat, 2001.
МОРАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО УЧЕНИЯ КАРЛА ЯСПЕРСА
А. О. Амиров студент 3 курса,
Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека, Ташкент, Узбекистан
Summаry. The article is about Karl Jasper’s moral philosophy, his culture essence, his views on specifying its developing mechanism and tendencies, and the role and importance of these views in modern moral-philosophical view system.
Keywords: existence- naked existence- transcendence- human existence.
Карл Ясперс родился в 1883 г. в Ольденбурге. Сначала он получил юридическое образование, но довольно быстро разочаровался в юриспруденции, расценив эту сферу знания и деятельности как слишком «абстрактную», и переключился на медицину, которую изучал в
Берлине, Геттингене и Гейдельберге, где и получил учёную степень доктора медицины по психиатрии и стал работать врачом психиатрической клиники — под руководством Виндель-банда. С приходом к власти фашистов его академическая карьера оборвалась. Уже в 1933 г. он был лишён возможности занимать любой административный пост (в частности, потому, что отказался развестись «по расовым соображениям» со своей женой, еврейкой Гертрудой Майер, которая ещё в 1910 г. стала его спутницей жизни и надёжной сотрудницей по работе). В 1937 г. он был лишён и профессуры. В 1938 г. его публикации были запрещены, а в 1943 г. запрет стал официальным. Сразу же после разгрома нацистов Ясперс вернулся к преподавательской работе- возобновились и публикации его трудов.
Работы Ясперса, как по психиатрии и истории этой науки, так и по философии, а кроме этого, по проблемам социальной политики (главная тема — становление и функционирование правового государства) известны и почитаемы во всём мире. Они переведены минимум на 25 иностранных языков, и мало-помалу становятся известными и в Узбекистане.
Подлинное человеческое бытие, по Ясперсу, выражено термином «экзистенция». «Экзистенция никогда не становится объектом, она „причина“, исходя из которой, я мыслю и действую, о которой я говорю в последовательности мыслей, которая ничего не познаёт- экзистенция есть то, что относится к себе самой и поэтому к своей трансценден-ции» [1, с. 23]. Это последнее — трансценденция, трансцендентное — и оказывается ключевым камнем свода ясперсовского экзистенциализма.
«Ни экзистенция, ни трансценденция исследованию (т. е. познанию, и прежде всего, познанию рациональному) недоступны. Исследование лишь подготавливает „прояснение“ („откровение“) экзистенции, полагая, что за „явлениями“ имеется нечто, лежащее в их основании: явления предстают как „шифры“ сокрытого. В этом случае „экзистенция“ не теряется в объективировании- напротив, „объективное“ предстаёт как объективированное! А это значит, что человеческое бытие начинает видеть самого себя в продуктах своей деятельности» [1, с. 25].
Будучи в обычных условиях жизни либо скрытыми, либо отодвинутыми на второй план (человек ведёт себя «как все» и руководствуется «трезвым расчётом» последствий собственного поведения) — в особых случаях, которые Ясперс называет «пограничными ситуациями», эти качества, свобода человека, выходят на авансцену: человек внезапно «становится самим собою», он творит собственную жизнь. То, что узнает при этом человек о себе самом, никому другому пригодиться не может — это «его собственность», и больше ничья! Но — вот граница, отдаляющая ясперсовскую трактовку человека от хай-деггеровской! — теперь человек способен увидеть в предметах символы чего-то иного, почувствовать их (и собственные) трансцендентные основания. Предметное бытие раскрывается как шифры, как «письмена чего-то Иного, которое, будучи нечитаемым в общей форме, становится расшифровываемым экзистенциально» [1, с. 33]. И «беспочвенное», «заброшенное» человеческое бытие обретает уверенность, почву, смысл, укорененность в Абсолютном. Мир, объективность и независимость которого отринуты в ходе са-моосмысления человека, переходит в предпринимаемый открывшим собственную независимость человеком поиск Бога. Именно Бог выступает как Единое, как целостность в себе покоящегося бытия, и открывается он не познанию, а экзистенциальному страху.
Бытие свободы — это очень важно! — не есть само трансцендентное. Так сказать, в глубине души трансцендентное абсолютно, и потому в нём нет ни свободы, ни необходимости- здесь нет места выбору и решению. Свободное бытие не абсолютно, т. е. конечно: оно всегда имеет за собственными границами Иное, и любое его состояние преходяще. Однако экзистенция не может постигнуть себя как конечное в отношении потенциально свершившегося бесконечного, ни как конечное наряду с другим конечным: в каждом преходящем состоянии оно предстаёт как «прыжок» в самоочевидность его связи (как и связи других экзистенций) с Абсолютным, Единым, Трансцендентным.
Это другое сознание конечности, нежели эмпирическая констатация факта, о которой речь шла выше. И постигается эта конечность лишь при обращении к себе самому как бесконечной потенциальности свободных актов, а не к опредмеченному, «застывшему», уже осу-
ществленному и «увиденному» в его предметной конечности состоянию. Это не «спокойное» и безнадёжное сознание собственной конечности, а состояние бесконечной неудовлетворённости собственной неполнотой — что и выражается в неистребимых поисках трансцендентного. Трансцендентное (точнее, конечно, устремлённость к трансцендентному) опредмечивается посредством языка в идее о некоем «потустороннем», «другом» мире, мире метафизических объектов (мифы, метафизика религиозного догматизма).
Экзистенция, разрываемая этими «вопреки» и «доверчивостью», «дневным» рассудком и «ночными» страстями, не может успокоиться, удовлетвориться повседневным бытием. Трансцендентное шифруется в мифах и спекулятивных концепциях, отражающих эти устремления: из «сопротивления» и «самоотдачи» вырастает теодицея оправдания трансцендентного и ниспровержение оснований сопротивления. В чувстве подъёма или падения отдельный человек «слышит» трансцендентное как «своего ангела» или «своего демона».
Человек, в жизни которого нет пограничных ситуаций (т. е. человек, полностью погрязший в «обычном», «привычном» и не желающий ничего менять), не знает, что такое трансценденция.
«Трансценденция не появляется в слепой душе» [1, с. 71]. «Зрячая» душа постоянно обеспокоена вопросом: «хорошо ли то, что это так?», или «не может ли это стать лучше?» В пограничной ситуации такая обеспокоенность вырастает до «беспредельности», поскольку то, что «есть», полностью обесценивается [1, с. 71]. Пока человек жив, и пока он человек, в его душе ведут постоянный спор Ангел и Демон, противоречивые образы его собственного, самостоятельного Я. Они покидают человека лишь тогда, когда он отказывается от выбора, от свободы- когда его бытие становится бессмысленным — или полностью рациональным.
В своём стремлении к бесконечному человек всегда есть нечто большее, чем он есть. В этом, в частности, состоит его историчность- его возможности не исчерпаны ни в какой момент его жизни. Человек, поскольку он всегда есть нечто большее, чем он есть, не постигает себя самого окончательно. Человек как природное существо всего чаще проявляется в его чувственном начале — эротике. Но — если она не вырождена в вакханалию, если в ней осуществлена коммуникация человека с человеком.
Экзистенциалистская философия не предлагает счастливого успокоения- подобно позитивизму, она признаёт фактическое в качестве базового для бесконечного познания, но признание абсолютной историчности, экзистенции в пограничных ситуациях и коммуникациях обеспечивает ей контакт с тем, что «за пределами» фактичного бытия, с трансцендентным.
Именно «неустойчивость» бытия, постоянная угроза «крушения» заставляет человека искать прочное, непреходящее, видеть знак непреходящего в более или менее эмпирически устойчивом, длящемся. Долг, терпение, надежда в душе человека противостоят нигилизму и страсти к разрушению. Это свидетельствует о трансцендентном, о Боге. Такова концепция человеческого бытия религиозного экзистенциалиста Карла Ясперса.
Библиографический список
1. Jaspers К. Philosophic. Heidelberg, 1973. — V. 1−3.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой