Речевой портрет личности: фонетические характеристики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

15. Соколова Т. М. Выражение субъективной позиции говорящего как один из типологических признаков русской разговорной речи // Русский язык: исторические судьбы и современность: материалы II Междунар. конгр. исследователей рус. яз. Москва, 18−21 марта 2004 г. [сайт]. URL: http: // www. philol. msu. ru/~rlc 2004/ ru/decision/ (дата обращения: 12. 03. 2010).
16. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. — М.: Слово, 2008. — 262 с.
17. Ягубова М. А. Лексико-семантическое поле «оценка» в русской разговорной речи: автореф. дис. … канд. филол. наук. — Саратов, 1992. — 21 с.
Атлас Ирина Анатольевна — аспирант кафедры немецкой филологии ГОУВПО ИГЛУ. Адрес: 664 025, г. Иркутск, ул. Ленина, 8, e-mail: irinaatlas@yandex. ru
Atlas Irina Anatolyevna — post-graduate student, Irkutsk State Linguistic University. Address: 664 025, Irkutsk, Lenin str. 8, e-mail: irinaatlas@yandex. ru
УДК 811. 111. -81. 342 © Е.А. Бабушкина
РЕЧЕВОЙ ПОРТРЕТ ЛИЧНОСТИ: ФОНЕТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ
Статья посвящена описанию фонетического портрета человека для определения тех речевых особенностей говорящего, которые характеризуют его как личность. Среди фонетических характеристик, влияющих на создание правильного речевого образа, отмечен ряд сегментных и, в особенности сверхсегментных единиц, таких как мелодика речи, темп речи и паузация.
Ключевые слова: речевой портрет, языковая личность, произносительные особенности, мелодика речи, темп речи, паузация.
E.A. Babushkina
SPEECH PORTRAIT: PHONETIC CHARACTERISTICS
The article presents a description of the speaker’s phonetic portrait aimed at identification of speech characteristics which specify their personality. Some phonetic features both segmental and suprasegmental, including speech melody, tempo, pausation, are labeled to have an influence on the coherent image of the speaker.
Keywords: speech portrait, linguistic personality, pronunciation features, speech melody, tempo, pausa-tion.
Проблема создания речевого портрета говорящего заботит умы лингвистов уже не один десяток лет. Активное развитие антропоцентрического подхода к трактованию языковой личности, объединившее усилия множества смежных наук, таких как социолингвистика, психолингвистика, прагмалингвистика, этнолингвистика и другие, поставило во главу угла человеческий фактор, а именно личностные характеристики человека, влияющие на процессы речепроизводства и речевосприятия.
Многие исследователи отмечают индивидуальность и уникальность речевого портрета отдельно взятой личности, обладающей знанием языковой семантики, системы концептов ее картины мира и законов речевого поведения. Ю. Н. Караулов, например, трактует языковую личность как «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью
структурно-языковой сложности- б) глубиной и точностью отражения действительности- в) определенной целевой направленностью» [4, с. 132]. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов.
С другой стороны, учеными отмечается перспективность создания коллективного речевого портрета личности, который позволил бы судить о речевых характеристиках социума, частью которого является индивидуум, и обобщил присущие данному сообществу явления. Определяя речевой портрет как «совокупность языковых и речевых характеристик коммуникативной личности или определённого социума в отдельно взятый период существования», Т. П. Тарасенко выделяет ряд характеристик личности, отражающихся в речевом портрете: возрастные, гендерные, психологические, социальные, этнокультурные и лингвистические [8, с. 8].
Таким образом, речевой портрет — это воплощенная в речи языковая личность, объединенная с другими личностями в одну социальную общность (национальную, демографическую, профессиональную и т. п.).
В последние десятилетия проблема идентификации личности по голосу и речи привлекает внимание как отечественных (А.А. Леонтьев, Р. К. Потапова, Е. И. Галяшина, Ф. Е. Яковлев, В. П. Белянин, Е. А. Брызгунова, А.М. Шахнаро-вич, В. И. Батов, С. Л. Коваль, П. В. Лабутин, В. Р. Женило, Ф. И. Яковлев, Т. С. Пеховский, Е. А. Прощина, и др.), так и зарубежных лингвистов (J. Crawford, J. Honey, K. Scherer, A. Broeders, P. French, J. Baldwin, P. Foulkes, A. Barron, P. Ladefoged, J. Laver, F. Nolan,
D. Reynolds, B. Bower, Ph. Rose).
Основоположником понятий речевого и фонетического портрета личности стал М. В. Панов, который описал произношение ряда политических деятелей, ученых и писателей прошлого. В своей модели для создания фонетического портрета ученый опирался на социальные характеристики людей, такие как принадлежность к определенному социальному слою, наличие в речи диалектных особенностей, возраст, профессию и др. Несмотря на то, что каждый из портретов представлял манеру произношения конкретного человека, он объединял в себе индивидуальные и коллективные свойства, поскольку был отражением речи своей социальной среды (театральной, поэтической, бытовой и т. п.).
Эти идеи были развиты другими исследователями, которые поставили целью построение таких речевых или, как их называет Т. М. Николаева, социолингвистических портретов, в которых был бы элемент выбора вариантов речевого поведения в зависимости от ситуации общения. Задаваясь вопросом о необходимости представлять все уровни языковой системы при использовании социолингвистического портрета в качестве метода описания речевых характеристик, она отвечает на него таким образом: «Многие языковые парадигмы, начиная от фонетической и кончая словообразовательной, оказываются вполне соответствующими общенормативным параметрам и поэтому интереса не представляют. Напротив, важно фиксировать яркие диагностирующие пятна» [7, с. 73].
Анализ речевого портрета представляет собой характеристику разных уровней реализации языковой личности, среди которых одним из ключевых аспектов являются фонетические особенности, в частности, интонационные характеристики личности: темп речи, ее мелодика, спо-
соб паузирования и выделения слов, которые несут смысловую и экспрессивную нагрузку. Речевое и фонетическое портретирование личности позволяет через анализ систем консонантизма, вокализма и интонационных характеристик речи выявить черты языковой личности, которые несут в себе признаки групповой принадлежности.
Голос человека, являясь составной частью его имиджа, служит созданию целостного впечатления о личности, которое складывается под воздействием индивидуальных характеристик качества и диапазона голоса, его громкости и мелодичности, а также эмоционального состояния говорящего, нормативности речи, возможных дефектов, влияющих на артикуляцию, и ряда других факторов. Важно помнить, что оценивание человека другими людьми обусловлено также социальными стереотипами речевого общения. Тем не менее, знание этих объективных связей может существенно облегчить процесс коммуникации как на родном, так и иностранном языках.
В своем фундаментальном исследовании русского речевого портрета М. В. Китайгородская и
Н. Н. Розанова рассмотрели произносительные особенности индивидуумов, опираясь на фонозаписи речи, в которой проявились характерные черты, отражающие речевую индивидуальность. Авторы описали речевые пристрастия личности относительно выбора орфоэпического варианта, в фонетическом эллипсисе, в выборе приемов акцентного выделения [6]. Интересны выводы о динамике произносительной нормы, сделанные на основании изученного материала.
Проблема взаимодействия индивидуального и общеязыкового в интонации занимает центральное место в исследованиях группы лингвистов, представляющих научную школу Е. А. Брызгуновой, В. Я. Труфанова, проанализировав актерскую речь, приходит к выводу о том, что индивидуальные предпочтения говорящего проявляются в характере изменения тона в пределах интонационной конструкции (ИК), в своеобразии сочетаний ИК и характеристиках темпа речи. По ее мнению, соотношение индивидуального и общего в интонации представляется как отношение индивидуального выбора к общим средствам, которыми располагает интонационная система языка, при этом «…впечатление оригинальности в интонации создается за счет особенностей отбора, употребления и сочетания общих для всех средств» [9, с. 201].
Эту идею поддерживает Г. Н. Иванова-Лукьянова, которая считает, что следует рассматривать речь по индивидуальным признакам, которые могут быть выражены: а) в простоте или сложности интонационной модели- б) в предпочтительности интонационной конструкции в начале, середине или конце предложения- в) в прямом или непрямом употреблении интонационных конструкций- г) в особенностях употребления экспрессивной интонации- д) в переходных типах ИК, характерных для речи того или другого говорящего [3].
Анализ общего и индивидуального на материале звукового портрета политиков определил параметр движения основного тона (ЧОТ) в качестве главного диагностирующего признака среди рассмотренных акустических параметров просодии политической речи. Кроме того, варьирование величины и направления интервала ЧОТ передают фоностилистические (жанровые) характеристики речи российских политиков [12].
Все эти данные служат подтверждением того, что фонетические характеристики речи индивидуума являются отражением личностных характеристик, заключенных в его речевом портрете, и включающих в себя возрастные, гендерные, психологические, социальные, этнокультурные и лингвистические особенности человека.
Результаты многочисленных экспериментов, проведенных британскими социолингвистами, свидетельствуют о том, что значительная доля информации о личности говорящего зависит от восприятия его акцента. При этом данные географического характера, такие как место рождения и место постоянного проживания говорящего являются основополагающими. Что касается социальных особенностей речи, они в большинстве своем обнаруживаются только на фоне региональных особенностей, что доказывает первичность региональных черт относительно социальных особенностей произношения, и в целом демонстрирует тесную взаимосвязь социальных характеристик речи с территориальными. Известно, что чем выше социальный статус и уровень говорящего, тем меньше в его речи региональных черт, несмотря на то, что территориальные особенности произношения присущи практически всем носителям языка.
С точки зрения взаимодействия основных просодических компонентов, мелодики и динамики, динамический компонент является ведущим средством акцентного выделения в диалектной речи, что дает основание говорить о динамической природе фразового ударения в
ряде социально-территориальных типов произношения. Для нормированной речи более характерно единство, однонаправленность действия мелодики и динамики, при ведущей роли тонального компонента. Фонетическая природа тембра голосов, связанного с социально установленным артикуляционным укладом жителей различных районов Великобритании, раскрывается при помощи распределения энергии спектра, общего количества энергии, затраченной в единицу времени и других показателей.
В отличие от мелодического и динамического компонентов, темпоральные характеристики региональной речи оказываются в большей степени подверженными факторам индивидуального варьирования и с трудом поддаются обобщению. За исключением некоторых нюансов, связанных с социальным статусом говорящих, включая их профессиональный уровень, пол, возраст, а также этническую принадлежность и стилистическое варьирование, темп речи носителей британских социально-территориальных типов произношения находится в пределах нормы и не может служить основой для их противопоставления.
Принадлежность к определенному социальному классу как ограниченной группе людей, наряду с включенностью в определенную социальную сеть с иерархией связей внутри и вне ее, оказывают значительное влияние на формирование типа речевого поведения, в том числе, на тип произношения. По мнению Т. И. Шевченко, «. социальная дифференциация произношения отражает социальную дифференциацию в обществе» [11, с. 216], а тип произношения ассоциируется с образом жизни людей, которые им владеют, поэтому акцент имеет ценность как символ класса.
Как показали исследования региональной речи, «интонационный контур в совокупности своих мелодических, темпоральных и динамических характеристик представляет собой социокультурную, территориальную и исторически обусловленную категорию» [10, с. 51]. Все сказанное убеждает нас в том, что социальное и региональное в просодических характеристиках речи отдельных групп говорящих находится в неразрывном единстве, и представляется возможным считать мелодику, динамику, темп, ритм и тембр речи средствами социальнотерриториальной идентификации говорящих.
Целью коммуникации на родном или иностранном языке является достижение взаимопонимания, обусловленное не только смысловыми категориями, но и ситуативностью производства
и восприятия текстов на фонетическом уровне. Когда общение происходит на родном языке, восприятие и передача информации осуществляются при использовании единого лингвистического кода в рамках единой языковой системы. Фонетическая вариативность речи регулируется данной системой, не нарушая общепринятой нормы ее реализации [1]. Носитель языка быстро расшифровывает воспринимаемую им информацию, достаточно хорошо справляясь с вариативностью произносительных единиц. Оптимальная обработка звукового сигнала обеспечивается несколькими когнитивными условиями, а именно: языковыми и речевыми способностями, воспитанными в индивидууме с детства данной системой языка и набором лингвистических знаний по использованию правил фонетического оформления речи.
Поскольку преподавание иностранных языков традиционно реализуется в условиях искусственного (аудиторного) билингвизма, овладение нормами иноязычной речи происходит вне естественной языковой среды. Результатом этого процесса неизменно становится иностранный акцент, который является неотъемлемой составляющей фонетического портрета искусственного билингва. Несогласованность с требованиями системы и нормы иностранного языка чаще всего вызвана фонетической интерференцией родного языка при контактировании двух или более языков.
Проблемой интерференции лингвисты и психологи занимаются уже не одно десятилетие. Однако, несмотря на активное развитие путей исследования в области интерференции языковых систем в различных направлениях, многие ее аспекты остаются недостаточно изученными. В частности, в работах лингвистов указывается на отсутствие факторов, определяющих предпосылки явлений интерференции на всех языковых уровнях, отсутствие полного и всестороннего описания речевых явлений данного феномена, разброс в трактовке основных понятий в теории языковых контактов, отсутствие единообразия в методологии и методике изучения явлений интерференции.
Нельзя не согласиться с мнением Г. М. Вишневской о том, что наряду с колоссальным опытом обучения английскому языку, в отечественной науке явление интерференции остается краеугольным вопросом при обучении языку в школьной, студенческой и любых других аудиториях [2]. Современные международные контакты настоятельно требуют подготовки специалистов, профессионально владеющих анг-
лийским языком, и особенно языком, максимально приближенным к норме произношения носителей языка. Это позволит гордиться отечественными научными достижениями в области преподавания английского языка. Отсюда возникает стремление разобраться в сложных механизмах появления фонетической интерференции не только с позиции нейро- и психолингвистики при учете акустико-физиологического фактора речевосприятия и речепорождения, но и с позиции когнитивной сферы человека, представляющей собой совокупность психических процессов восприятия мира.
В своем речевом поведении каждый говорящий, руководствуясь целью — быть понятым, ориентируется на коммуникативное сотрудничество с адресатом своей речи, на поиски таких форм общения, которые были бы наиболее эффективны для взаимопонимания. Отсюда необходимость для коммуникантов находить общий язык не только в терминологическом смысле этого словосочетания, но и в переносном: преуспеть в совершении такого языкового отбора для высказывания, которое свидетельствовало бы о способности говорящего актуализовать навыки, соответствующие ожиданиям слушающего.
Между тем в конкретных условиях общения абсолютная идентичность кода, используемого всеми участниками коммуникации, — явление крайне редкое. Напротив, обычна неоднородность языкового кода, и степени такой неоднородности различны. Рассмотрев теорию языковых кодов Л. П. Крысина, приведем их краткую классификацию:
1. Говорящие владеют разными языками: каждая сторона говорит только на своем языке и понимает только его- речевое общение невозможно.
2. Говорящие владеют каждый своим языком, а кроме того, понимают язык собеседника- речевое общение ограничено.
3. Говорящие владеют общими для них языками, которые не являются для них родными- общение может происходить то на одном, то на другом языке.
4. Говорящие владеют каждый своим языком и, кроме того, одним и тем же языком-посредником, на котором происходит общение.
5. Один из коммуникантов владеет языком собеседника, а другой — нет- речевое общение осуществляется только на языке собеседника.
6. Все участники речевого общения используют общий национальный язык, при этом возможны коммуникативные провалы, обусловленные несхожестью языковых знаков по содержанию,
экспрессивно-стилистической окраске, функционально-стилистической принадлежности, а также наличию отличий в коммуникативных стереотипах и коммуникативных тактиках [5].
Из этой краткой характеристики разных сторон речевого общения видно, что взрослый человек владеет некоей совокупностью социализированных норм общения, включающих как собственно языковые нормы, так и правила социального взаимодействия. Эти нормы и правила обязательны для людей, живущих в данном речевом сообществе- с особой силой они проявляются при речевом общении в неоднородной социальной среде. Таким образом, можно говорить о трех видах факторов, которые влияют на характер речевой коммуникации в неоднородной человеческой среде: языковых, социальных и ситуативных.
Поскольку каждый человек является личностью социальной, чья деятельность неразрывно связана с окружающим его речевым сообществом, территориальную, социальную и этническую принадлежность говорящего, его пол и возраст можно отнести к основным факторам, воздействующим на фонетические характеристики речи индивидуума, и, таким образом, помогающим создать правильный речевой портрет личности в ходе межкультурной коммуникации.
Литература
1. Бондарко Л. В. О фонологических восприятиях, обеспечивающих речевую коммуникацию // Фонология.
Фонетика. Интонология: материалы к IX Междунар. конгр. фонетических наук. — М., 1979. — С. 54−58.
2. Вишневская Г. М. Билингвизм и его аспекты. — Иваново, 1997. — 174 с.
3. Иванова-Лукьянова Г. Н. Особенности интонации актёра // Язык и личность. — М., 1989. — С. 106−116.
4. Караулов Ю. Н. Русский язык и языковая личность. — М.: Наука, 1987. — 257 с.
5. Китайгородская М. В., Розанова Н. Н. Русский речевой портрет. — М.: Просвещение, 1995. — 432 с.
6. Крысин Л. П. Речевое общение в условиях речевой неоднородности. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 224 с.
7. Николаева Т. М. «Социолингвистический портрет» и методы его описания // Русский язык и современность. Проблемы и перспективы развития русистики: докл. всесоюз. науч. конф. — М., 1991. — Ч. 2.- С. 73−75.
8. Тарасенко Т. П. Языковая личность старшеклассника в аспекте ее речевых реализаций (на материале данных ассоциативного эксперимента и социолекта школьников Краснодара): автореф. дис. … канд. филол. наук. Краснодар, 2007. — 26 с.
9. Труфанова В. Я. Речевой портрет говорящего на фоне интонационной системы языка // Вопросы русского языкознания: сб. науч. ст. к юбилею Е. А. Брызгуновой. -Вып. XI. Аспекты изучения звучащей речи. — М.: Изд-во МГУ, 2004. — С. 197−213.
10. Шевченко Т. И. Социальная дифференциация английского произношения.- М.: Высшая школа, 1990. — 142 с.
11. Шевченко Т. И. Фонетика и фонология английского языка: Курс теоретической фонетики английского языка для бакалавров. — Дубна: Феникс+, 2011. — 256 с.
12. Ярцева Ю. С. Интервал частоты основного тона как акустический параметр общего и индивидуального в звуковом портрете современного политика // Вестн. Волгогр. гос. ун-та. — Сер. 2, Языкозн. — 2011. — № 1 (13). — С. 262 267.
Бабушкина Елена Алексеевна — канд. филол. наук, доцент кафедры английского языка БГУ, 670 000, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24 а. E-mail: babelena@rambler. ru
Babushkina Yelena Alekseyevna — cand. of philology, assistant professor of English language department of BSU, 670 000, Ulan-Ude, Smolin str. 24a. E-mail: babelena@rambler. ru
УДК 81. 34 © Е.А. Бабушкина
ПРОСОДИЯ ДИКТОРСКОЙ РЕЧИ
В статье рассматриваются современные произносительные тенденции в речи дикторов телевидения с учетом факторов социальной вариативности интонации, а также обобщаются результаты экспериментального исследования мелодики и темпа речи дикторов новостных программ американских каналов CNN и NBC.
Ключевые слова: телевидение, коммуникация, диктор, просодия, произносительная норма, социальная вариативность, мелодика речи, темп речи.
E.A. Babushkina
PROSODIC FEATURES OF NEWS READING
The paper focuses on the current pronunciation trends of TV news reading with regard to some factors of social variation of intonation. It also presents the results of some experimental studies into melodic and temporal features of the CNN and NBC newscasters.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой