Российская политика в Центрально-Азиатском регионе и ближневосточные геополитические проблемы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Terra Humana
9G УДК 327
ББК 66.4 (2Рос)
А.С. Севостьянов
российская политика в центрально-азиатском регионе и ближневосточные геополитические проблемы
Анализируется складывающаяся ситуация на Ближнем Востоке и в Центральной Азии (Каспийский регион), предпринимается попытка моделирования возможных шагов высшего политического руководства России по наметившемуся сближению с Китаем и защите ее национальных интересов, поскольку для России наличие стабильности или ее отсутствие в данном региональном жизненном пространстве имеет первоочередное значение.
Ключевые слова:
высшее политическое руководство, геополитика, доминирование, евробюрократия, жизненное пространство, Евразийский союз, многополярность, Ближний Восток, Центральная Азия
В конце сентября 2011 г. еврокомиссар по энергетической политике Гюнтер Эт-тингер инициировал масштабные выемки документов в партнерских и дочерних компаниях «Газпрома» в Европе на предмет выявления нарушений антимонопольного законодательства. По словам болгарского президента Трайчо Трайкова, проверяющие были более чем в 20 европейских компаниях (в том числе в болгарских государственных газовых компаниях, не имеющих прямого отношения к «Газпрому») [3].
Основная причина подобного рода агрессивных действий против «Газпрома» со стороны команды еврокомиссара по энергетике Г. Эттингера, на наш взгляд, заключается в следующем. Российский концерн «Газпром» поставляет около 30% газа, импортируемого Европой (данные за 2009 г.) [5]. С приходом к власти в России Владимира Путина деятельность концерна «Газпром» все активнее стала привязываться к национальным геостратегическим интересам страны. Так, например, Министерство иностранных дел России (команда Сергея Лаврова) и концерн «Газпром» (команда Алексея Миллера) до сегодняшнего дня успешно проводили единую стратегию по недопущению структур евробюрократии к заключаемым контрактам с отдельными европейскими странами по поставкам углеводородного сырья. Кроме того, В. Путин, опираясь на своих давних партнеров Герхарда Шредера (ФРГ), Сильвио Берлускони (Италия) и других, сумел не только сорвать планы Еврокомиссии по энергетике включить невыгодные для России законодательные механизмы, разделяющие страны на поставщиков и покупателей углеводородных ресурсов, а, значит, ущемляющие в правах продавцов по ограничению их прямого доступа на рынки и
недопущению к сделкам касательно приобретения в собственность транзитных и газоперерабатывающих систем, но и, укрепляя российско-итало-германо-фран-цузское сотрудничество, сумел запустить механизмы введения в строй трубопроводных проектов, минуя страны-транзи-теры, способствующих прямым поставкам нефти и газа в Европу. Речь идет о двух инфраструктурных проектах: «Северный поток» (Nord Stream) и «Южный поток» (South Stream).
Таким образом, В. Путин и его команда выстраивают ответную линию геополитической игры с учетом использования энергетического фактора по усилению российского влияния в Европе. Можно выделить следующие направления.
Во-первых, два выше обозначенных трубопровода играют роль важных для России флангов, охватывающих Европу своими прямыми энергетическими поставками с севера и с юга.
Во-вторых, высшее политическое руководство (ВПР) нашей страны, используя тесную взаимосвязь транспортной инфраструктуры стран Каспийского региона с российской, сумело заключить контракты по закупкам и поставкам газа с Азербайджаном, Туркменистаном и Казахстаном. Данный фактор позволяет команде В. Путина резко уменьшить значимость таких проектов, как трубопровод Nabucco (хотя его реализация отложена до 2017 г.), который должен выполнять роль альтернативной трубопроводной системы по поставкам газа в Европу в обход России.
Наше государство, в подкрепление к своим северному и южному энергетическим флангам, эффективно использует имеющиеся у него транспортно-транзитные возможности по удержанию в собственной
орбите влияния таких стран, как Азербайджан, Армения, Казахстан, Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан и других.
В-третьих, сегодня энергетическая политика России препятствует атлантическим силам, насаждающим глобальное доминирование в мире, окончательно закабалить Европу и подталкивает европейские элиты к проведению более самостоятельной, многополярной, многовекторной политики.
В-четвертых, идеи многоцентризма и многополярности объективно подталкивают такие страны как Россия, Германия, Франция, Италия, Китай, Индия, Иран к созданию взаимовыгодных политических и экономических альянсов.
В-пятых, экономический кризис в Европе и ожидаемые в связи с ним «дефолты» таких стран, как Греция, Португалия, Испания и Италия, являются очень серьезным испытанием для ЕС. Естественно, что при таких обстоятельствах «старший брат» европейцев США заинтересован разжигать страхи у ЕС по усиливающемуся энергетическому влиянию России в общеевропейском доме. Американцам необходимо возглавить процессы по давлению на Россию с целью уменьшить ее возможности по экспорту углеводородного сырья и заставить ее снизить цену на поставляемый в Европу газ. Таким способом США заинтересованы сохранить свое доминирование в европейских делах.
Согласованный демарш еврокомиссара по энергетике Г. Эттингера и премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, направленный против России, является прямым подтверждением того, что США и их западных и восточных союзников не устраивает политика команды В. Путина, направленная на претворение в жизнь идеи многополярного мира.
Турецкий фактор является ключевым в понимании ситуации на Ближнем Востоке.
Недавно на парламентских выборах в Турции победила умеренная исламистская партия — Партия Справедливости и Развития (ПСР), что позволило турецкой правящей элите сформировать сильный, наступательный, властный квартет (Президент Турции Абдулла Гюль, премьер-министр Р. Т. Эрдоган, министр иностранных дел Ахмет Давутоглу, министр энергетики Танер Йылдыз).
Во внешней политике обозначенный альянс моделирует двухвекторную игру. Министр иностранных дел Турции А. Да-вутоглу прекрасно понимает, что его стра-
на не нужна ЕС. В данной связи команда А. Г юля — Р. Т. Эрдогана — А. Давутоглу сделала ставку на сближение с США и с евробюрократией, подконтрольной американцам.
В унисон с действиями энергетического еврокомиссара Г. Эттингера против концерна «Газпром» турецкий премьер-министр Р. Т. Эрдоган и министр энергетики Т. Йылдыз потребовали от ВПР России и руководства концерна «Газпром» снизить цену на газ [2].
Кроме того, Турция отказалась продлить контракт с «Газпромом» о поставках российского газа по западному маршруту. Турки высказали солидарное с энергетической еврокомиссией мнение о нежелательности прокладки «Южного потока» [1].
Подобного рода действия турецкой стороны «льют воду на американскую мельницу» по усилению совместного влияния США и Турции в «стратегическом эллипсе» на Ближнем Востоке (Персидский залив), Центральной Азии (Каспийский регион), на Кавказе и на Средиземноморье.
Американский военный аналитик, один из авторов доктрины «Шок и трепет» в Ираке Харлан Уллман в интервью российскому журналу «Однако» приводит очень интересное высказывание о новой турецкой внешней политике. По его мнению, Турция «при помощи США и НАТО, ну и, конечно, благодаря талантам министра иностранных дел Ахмета Давутоглу проводит политику, получившую название „Ноль проблем с соседями“. Если будут сглажены противоречия с Грецией, Кипром и Арменией, у противников вступления Турции в ЕС не останется аргументов. А поскольку эта страна играет ключевую роль в американских геополитических построениях, США, скорее всего, надавят на Брюссель (а точнее на Париж и Берлин) и вынудит ЕС смириться с присоединением огромной мусульманской державы. Ведь западный альянс с Анкарой может стать фактором стабильности на Ближнем Востоке» [11].
Итак, проанализируем «американотурецкие геополитические построения». Прикрываясь таким сильным союзником, как США, турки разорвали все прежние отношения с Израилем, поддержав стремление палестинцев обрести государственность, нападая на израильтян за разгром морского «Каравана Свободы». Данный демарш позволил Турции укрепить союзнические отношения с лидером суннитского исламского мира королевством ваххабитского толка Саудовской Ара-
Общество
Terra Humana
вией. Это позволило Турции вступить в схватку со своим прежним партнером, при «кемалистах», Исламской Республикой Иран за влияние в Египте, Сирии, Ливане, Палестинской автономии и Ираке. Все эти шаги позволяют туркам, при поддержке США, сблизить свои позиции с такими государствами как Катар, Кувейт, Бахрейн, Иордания, Марокко.
Параллельно премьер-министр Турции Р. Т. Эрдоган дал согласие на размещение на территории своей страны американского радара системы ПРО, обеспечивающего слежение за территорией Ирана и Закавказья [10].
Эти действия вписываются в конкретный пример реализации на практике принципа «петли анаконды», в концепцию окружения России сетью сухопутных и морских баз, а также иных военных объектов, способных обеспечить контроль над системами ядерного сдерживания (СЯС) нашей страны. Помимо Турции Испания дала согласие на присоединение к американской системе ПРО посредством размещения на испанской военно-морской базе в Роте четырех кораблей ВМС США, оснащенных системой управления ракетным оружием «Иджис» (Aegis) и противоракетами СМ-3, а также 1100 американских военнослужащих [7].
Американцам Турция нужна как союзник, закрепляющий успехи США по смене режимов в нефтеносном Ближнем Востоке и в качестве орудия по выдавливанию России из Каспийского региона и Кавказа.
Поэтому автор данной статьи не согласен с мнением Гейдара Джемаля, высказанным на страницах журнала «Однако», согласно которому основной целью американцев является не создание «управляемого хаоса» и перекройка «политической карты» Ближнего Востока, а «сдерживание ислама в его естественных границах» [6].
События последнего времени показывают как раз обратное. Альянс США — Турция — Саудовская Аравия, при подтягивании к нему Великобритании и Франции, заинтересован взять под контроль нефтегазовый Ближний Восток, сдержать экономический рост Китая, «удушить в объятиях» шиитский Иран, изолировать Россию от союзников в процессе ее вытеснения из Каспийского региона и Кавказа и удержать в «орбите собственного влияния» ЕС, не давая европейцам уйти в «свободное плавание».
На наш взгляд, ответ России на подобного рода вызовы может заключаться в следующих шагах.
Прежде всего, обратим внимание на проблемы основного союзника США Турции, с которыми эта страна неминуемо столкнется.
Усиливая влияние «Блистательной Порты», команда А. Гюля — Р. Т. Эрдогана — А. Да-вутоглу — Т. Йылдыза втянется в целую серию затяжных конфликтов на нескольких направлениях.
«Первый звоночек» для американо-турецкого альянса уже прозвучал. Накануне принятия решения Советом Безопасности ООН по введению экономических санкций в отношении Сирии президент этой страны Башар Асад встречался с министром иностранных дел Турции А. Давутоглу. В ходе переговоров с представителем Турции Б. Асад предостерег американо-турецкий альянс от военной агрессии НАТО по отношению к его стране [4].
Одновременно Россия и Китай в октябре 2011 г. наложили «вето» на проталкиваемое решение США, Турцией и их западноевропейскими союзниками по введению режима экономических санкций против Сирии [12]. В феврале 2012 г. Россия и Китай во второй раз наложили «вето» на проталкиваемую западными державами резолюцию по Сирии [9].
Другой пример — активность Ирана на Ближнем Востоке, выражающаяся в соперничестве с Саудовской Аравией. В начале октября 2011 г. в провинции Эль-Ка-тиф шииты вышли протестовать против разгона мирной демонстрации в городе Эль-Авамия. Американские дипломаты и власти королевства, считают, что за организацией беспорядков в стране стоит «некое заинтересованное государство». Намеки идут в сторону Тегерана [13].
В Саудовской Аравии шиитское меньшинство сконцентрировано в нефтеносных восточных районах страны. В случае организации мятежа со стороны Ирана королевство резко сократит добычу нефти, что нанесет серьезный удар по экономике страны и приведет к сбою нефтяных поставок.
Противостояние Ирана и Саудовской Аравии расширяет свободу маневра Китая и России в борьбе за отстаивание своих позиций на рынках углеводородного сырья. Для Саудовской Аравии и Турции действия Ирана являются сигналом, что спокойной жизни в ближайшее время у них не будет [13].
В этой связи сближение России, Китая, Ирана и Сирии в борьбе с общей угрозой может стать эффективным ответом на геополитические вызовы с противоположной стороны.
Формирование оси Москва — Пекин -. Тегеран — Дамаск позволяет усилить позиции нашей страны в качестве посредника по решению израильско-палестинской проблемы признания «страной обетованной» Палестинской автономии в качестве полноправного независимого государства со столицей в восточном Иерусалиме.
Израиль одинаково опасается как ирано-сирийского альянса, так и сближения Турции с Саудовской Аравией и США. Жизнь во «враждебном окружении» подталкивает Израиль не только к взаимодействию со своим лобби в США, но и к сближению с Россией и Китаем. Москва и Пекин способны общими усилиями эффективно воздействовать на Иран, Турцию и Сирию.
Одним из эффективных ответов на геополитические вызовы соперников России являются предложения премьер-министра России Владимира Путина по созданию Евразийского союза [8].
1 января 2012 г. был запущен интеграционный проект — Единое экономическое пространство (ЕЭП) России, Белоруссии
и Казахстана. В. Путин обозначил стратегическую необходимость запуска ЕЭП по следующей формуле: «строительство Таможенного союза и Единого экономического пространства закладывает основу для формирования в перспективе Евразийского экономического союза» [8]. Зачем нужен Евразийский экономический союз? «Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной связки между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом» [8]. Такая конструкция может быть подкреплена элементами либеральной, рыночной внешнеэкономической политики.
Идея Евразийского союза — ничто иное, как манифест геополитики «Суши» и евразийского возрождения континентальных держав.
Строительство альянса Россия — Ки-. тай — Иран с привязкой к «европейскому континентализму», свободному от атлантической зависимости, — вот основная глобальная задача на первую половину XXI в.
список литературы:
[1] Беликов Д., Кузнецова Е. «Газпром» ищет частный путь в Турцию // Коммерсантъ. — 2011, 4 октября, № 185 (4726). — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //kommersant. ru/doc/l787321
[2] Беликов Д. От «Газпрома» требуют all inclusive // Коммерсантъ. — 2011, 30 сентября, № 183 (4724).
[3] Беликов Д. [и др.]. С «Газпрома» удерживают еврокомиссионные // Коммерсантъ. — 2011, 29 сентября, № 182 (4723).
[4] Б. Асад: В случае атаки НАТО Сирия ударит по Израилю // РБК. — 2011, 5 октября. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //top. rbc. ru/politics/05/10/2011/618 682. shtml
[5] Годовой отчет ОАО «Газпром» за 2009 год. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. gazprom. ru/f/posts/95/166 501/annual-report-2009. pdf
[6] Джемаль Г. Д. Повелитель Востока. // Однако. — 2011, 26 сентября, № 32 (96). — С. 43.
[7] Испания утвердила решение о присоединении к американской системе ПРО // Российская газета. -
2011, 7 октября. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. rg. ru/2011/10/07/ispania-anons. html
[8] Путин В. В. Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня // Известия. — 2011, 3 октября. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. izvestia. ru/news/502 761
[9] РФ и КНР блокировали резолюцию по Сирии С Б ООН, их партнеры раздражены // РИА Новости. -
2012, 4 февраля. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //ria. ru/arab_sy/20 120 204/557123986. html
[10] Тарасенко П. Турция размещает радар ЕвроПРО // Коммерсантъ-Online. — 2011, 2 сентября. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //kommersant. ru/doc/1 764 124
[11] Терентьев А. «Не поддавайтесь паранойе!» // Однако. — 2011, 26 сентября, № 32 (96). — С. 42.
Общество

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой