Фториды галогенов в технологии ядерного топлива.
Синтез и применение

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Ядерная техника


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Рисунок. Зависимости концентраций ионов 2 от времени г при Тд = 300К, Те= 1эВ
Учитывая молекулярный состав воздуха при давлении ~105 Па в области температур плазменных электронов 1… 10 эВ, получим, что частота прилипания электронов у5~3−107… 2406С"-1, а коэффициент рекомбинации лежит в пределах аг" *(0,48… 0,2)-1(Н смз/с.
Отсюда следует, что для существования электронной компоненты плазмы с яе~106 см*3 при атмосферном давлении воздуха необходимо, чтобы скорость наработки электронов была не меньше /]~1012 см 3с~'-. В обычных условиях это возможно только при достаточно высоком уровне активности выбросов. При наличии внешнего электрического
поля (электромагнитный импульс локатора или дополнительная подсветка) эта задача существенно облегчается, так как в этом случае сильно возрастает скорость реакции разрушения отрицательных ионов кислорода. Так, при ?0~10 kB/cm, что ниже предела пробоя воздуха, A^-A^-IO^cm-V1, и равновесие между процессами образования ионов 02~ и их разрушением стабилизируется при [02& quot-]<-<- пе. В результате можно получить плазму с высокой концентрацией электронов.
В общих предположениях на основе уравнений (1−10) были проведены расчеты по ионизации воздуха радиоактивными загрязнениями. Результаты моделирования приведены на рисунке.
Заключение
Представленная в работе модель ионизации воздуха при радиоактивных загрязнениях атмосферы позволяет определить ионный состав и плотность нарабатываемой плазмы в зависимости от состава радионуклидных выбросов в атмосферу.
Естественным развитием данной модели является учет влияния внешнего электромагнитного поля на процессы ионизации и влияние ионизационных процессов на стимулирование конденсации и выпадение осадков с загрязнениями.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Боярчук К. А., Кононов E.H., Ляхов Г. А. Радиолокационное обнаружение областей локальной ионизации в приземных слоях атмосферы // Письма в ЖТФ.
— 1993. — Т. 19, вып. 6. — С. 67−72.
2. Диденко А. Н. Усов Ю.П., Юшков Ю. Г., Григорьев В. П. и др. Использование импульсных радиолокаторов СВЧ диапазона для контроля радиоактивных выбросов в атмосферу // Атомная энергия.
— 1996. -Т. 80, вып. 1. -С. 47−53.
3. Смирнов Б. М. Ионы и возбужденные атомы в плазме. — М.: Атомиздат, 1974. — 456 с.
4. Александров Н. Л. Трехчастичное прилипание электронов к молекуле // Успехи физических наук. — 1988. -Т. 154, вып. 2. -С. 177−122.
5. Елецкий A.B., Смирнов Б. М. Диссоциативная рекомбинация электрона и молекулярного иона // Успехи физических наук. — 1982. — Т. 136, вып. 1. -С. 25.
6. Гинзбург В. Л. Распространение электромагнитных волн в плазме. — М.: Наука, 1967. — 684 с.
УДК 541. 123. 012:546. 79:661. 879. 402
ФТОРИДЫ ГАЛОГЕНОВ В ТЕХНОЛОГИИ ЯДЕРНОГО ТОПЛИВА. СИНТЕЗ И ПРИМЕНЕНИЕ
И.И. Жерин
Томский политехнический университет E-mail: gerin_i@phtd. tpu. edu. ru
Приведен обзор результатов экспериментальных исследований синтеза галогенфторидов, их физико-химических свойств, кинетики фторирования галогенфторидами некоторых урансодержащих соединений. Показано что фторирование подчиняется закономерностям диффузионной кинетики.
Фторидные методы играют важную роль в современной технологии ядерных материалов и являются перспективными при переработке облученного ядерного топлива. Применение этих методов позво-
ляет не только сократить технологическую схему переработки отработанного топлива, но и существенно уменьшить объемы радиоактивных отходов, особенно жидких [1−4]. Процессы фторирова-
ния используют и для удаления урансодержащих отложений, накапливающихся в технологическом оборудовании при получении, очистке и переработке гексафторида урана. При накоплении отложений происходит изменение технологических и эксплуатационных параметров работы аппаратов, поэтому важно удалять их из оборудования и коммуникаций. Эта проблема особенно актуальна для центрифужного оборудования при разделении изотопов. Кроме того, отложения содержат значительные количества урана, в том числе высокообогащенного (в виде его фторидов и оксофторидов), что приводит к потерям продукта и снижению ядерной безопасности производства. Для удаления урансодержащих отложений из оборудования нецелесообразно использовать молекулярный фтор по причине низких скоростей и недостаточной полноты протекания реакций, необходимости поддержания повышенных температуры и давления в реакционном объеме.
Для получения фторидов урана, переработки топлива и удаления урансодержащих отложений из технологического оборудования можно использовать фториды галогенов, имеющие важное преимущество по сравнению с фтором, так как эти соединения и их смеси обладают более высокой фторирующей и окислительной способностью при пониженных температурах и давлениях [5−7]. Галогенф-ториды (СШз, ВгЁ3, ВгР5 и др.) и их смеси можно успешно применять для фторирования урана и его соединений, при этом реакции практически полностью протекают до образования гексафторида урана. Процессы с участием фторидов галогенов идут как в газовой, так и в жидкой фазах при температурах более низких, чем в процессах с применением элементного фтора, что должно снизить энергетические затраты, повысить коррозионную стойкость и сроки эксплуатации оборудования, организовать безотходные технологии переработки ядерного топлива [2,4, 8, 9].
Синтез галогенфторидов и их физико-химические
свойства
Процессы синтеза фторидов галогенов весьма сложны и зависят от совокупности факторов: температуры, скорости газового потока, соотношения реагирующих компонентов, содержания инертных газов, поверхности реагирования, а также определяются присутствием насадок различной природы в качестве катализаторов.
Синтез галогенфторидов проводится преимущественно путем взаимодействия элементов [5, 6,10, 11], при этом присутствие примесей в целевом продукте во многом зависит от чистоты фтора, получа-емого электролизом из расплавов дифторида (КРНР) или трифторида калия (КР-2НР) [12].
Были проведены термодинамические расчеты химических равновесий в многокомпонентных системах С12-Р2-С1Р-С1Р3- Вг2-Р2-ВгР-ВгР3-ВгР5- 12-Р2−1Р-1Р3−1Р5−1Р7 [10,11], которые позволили определить равновесные составы и выходы целевых
продуктов реакций при различных температурах и мольных соотношениях Х2: Р2 (где X = С1, Вг, I).
Установлено, что при эквимолярных соотношениях галоген (С12, Вг2,12) — фтор максимальный равновесный выход галогенфторида должен наблюдаться при следующих температурах: 553,15… 573,15 К для С1Р3- 393,15+5 К для ВгР3- 523,15… 573,15 К для ВгР5 в присутствии СиР в качестве катализатора- 473,1515 К для 1Р5 и 573,15+5 К для Ш7 [11,13].
Однако практический выход целевых продуктов во многом зависит от кинетических параметров химических реакций. Изучение кинетики процессов взаимодействия фтора с галогенами проводили динамическим методом в проточном реакторе [11].
Термодинамические расчеты констант равновесия реакций, равновесных выходов и экспериментальные данные по кинетике синтеза галогенфторидов позволили представить механизм реагирования как цепной по схеме:
а) Инициирование цепей:
Р2 + М* Р + Р + М-
Х2 + М* М + X + X-
Р2 + Х2 ХР + Р + X-
МеРп + Р2-& gt-МеРп+1 + Р-
б) Развитие цепей:
Р2 + X Р + ХР-
Х2 + Р X + ХЕ
ХР + Р -& gt- ХР2-
ХР2 + Р ХР3-… ХР5-… ХР7-
в) Обрыв цепей:
МеРп + И -«МеРп+1-
МеРп+, + Р -& gt-МеРп+Р2,
здесь М* - стенка реактора, любая другая молекула, которые отдают свою избыточную энергию для диссоциации галогена на атомы- МеРп — материал насадки или соединение, образующееся при пассивировании стенок реактора фтором, X — галоген (хлор, бром, йод).
Результаты исследований позволили осуществить синтез ВгР3, ВгР5,1Р5, Ш7 в лабораторных условиях и внедрить процесс синтеза С1Р3 на Суб-лиматном заводе Сибирского химического комбината (СХК). Полученные галогенфториды были использованы для экспериментального изучения кинетики фторирования ядерных материалов, а также для опытно-промышленных испытаний снятия урансодержащих отложений из технологического оборудования на производствах СХК. Кроме того, эти соединения использовали при изучении термодинамики фазовых равновесий в системах, образованных гексафторидом урана, галогенфторидами и фтороводородом.
Независимо от способа осуществления процессов фторирования ядерных материалов с применением галогенфторидов, все последующие методы разделения образующихся при этом многокомпо-
Волновое число, см'-
Рис. 1. ИК-спектры пентафторида иода (а) и трифторида бр
нентных систем основаны на кристаллизационных, дистилляционных, ректификационных и сорбцион-ных процессах, разработка которых невозможна без данных о термодинамике фазовых равновесий в этих системах. Для этого необходимы точные данные о зависимости насыщенных паров летучих компонентов от температуры, поскольку они являются основополагающими для термодинамических расчетов, определения критических параметров веществ, а также для их идентификации. В литературе [5,6] достаточно полно описаны термодинамические и критические параметры трифторида хлора и гептафторида йода. Однако для пентафторида йода и трифторида брома приводятся немногочисленные и противоречивые данные. По этим причинам было целесообразно экспериментально изучить зависимости давлений паров ВгР3 и 1Р5 от температуры. Исследования проводили статическим методом в интервале 283,15… 373,15 К [14, 15]. Для таких исследований статический метод наиболее приемлем, поскольку измерение равновесного давления пара и поддержание изотермических условий проводятся с приемлемой точностью и не представляют особых трудностей.
Синтезированные в лаборатории ВгР3 и 1Р5 очищали от примесей [14,15], идентифицировали по ИК-спектрам и температурам плавления, определяли содержание основных веществ в продуктах методом элементного химического анализа. Запись ИК-спектров проводили на спектрофотометре & quot-Перкин-Эльмер"--6РС. Полосы поглощения в спектрах синтезированных соединений, приведенные на рис. 1 (640 и 710 см-1 для Ш5 и 613,621,674 и 668 см-1 для ВгР3), совпали со спектрами этих веществ, описанными в литературе [5,16,17]. В ИК-спектрах полученных 1Р5 и ВгР3 отсутствовали полосы поглощения гептафторида йода, брома, моно-и пентафторида брома и фтороводорода.
Температуры плавления полученных продуктов составили 282,55±0,2 К для 1Р5 и 281,90±0,2 К для ВгР3 и хорошо согласовывались с литературными данными [5, 6]. Химический анализ на бром, йод и фтор [18,19] подтвердил стехиометрию синтезированных соединений.
800 760 720 680 640 600 550 Волновое число, см'-1
Ь) 1 — 79,98 Па (минимально определенное давление), 2 — 666,58 Па (максимально определенное давление)
э (Ь)
Экспериментальные зависимости давления пара от температуры для 1Р5 и ВгР3, обработанные статистическим методом [20], аналитически описали по известным [21−23] уравнениям Клаузиуса-Клай-перона, Антуана, Кирхгофа-Ренкина-Дюпре и Кир-хгофа-Эйкена, а также провели термодинамический анализ объемных свойств этих веществ [14, 15, 24]. Анализ полученных уравнений зависимости давления пара пентафторида йода от температуры в интервале 283,15… 368,15 Кпоказал, что они описывают экспериментальные данные с большей точностью, чем известные литературные выражения [5,7].
Аналитические зависимости для описания равновесного давления пара над жидким трифторидом брома от температуры, выведенные из экспериментальных данных, позволили определить: среднее значение теплоты испарения жидкого ВгР3 в интервале температур 283,15… 368,15 К, определенное по уравнению Клаузиуса-Клайперона, которое составляет ДЯИСП = 45,23 кДж-моль-1- теплоту испарения при нормальной температуре кипения ДЯИСП ь = = 41,63 ±0,ЗДЯисп0 = 63,78 кДж-моль& quot-1. Зависимость теплоты испарения от температуры трифторида брома в интервале температур 283,15… 403,15 К представлена на рис. 2, а.
Из уравнений, выведенных на основании экспериментальных данных о давлении пара пентафторида йода, нашли: среднее значение теплоты испарения жидкого 1Р5, определенное по уравнению Клаузиуса-Клайперона в интервале температур 283,15… 368,15 К, которое составляет ДЯИСП = = 41 кДж-моль-1- теплоту испарения при нормальной температуре кипения (373,75±0,20 К) ДЯиспЬ = 39,03±1,27 кДж-моль-1- теплоту испарения переохлажденной жидкости при 273,15 К ДЯисп0 =46,93 кДж-моль-1- а также зависимость теплоты испарения жидкости от температуры (в интервале 283,15… 368,15 К), представленную на рис. 2, Ь.
Используя термодинамические параметры гало-генфторидов, полученные из экспериментальных зависимостей давления их насыщенных паров от температуры, и известные литературные данные, рассчитали критические параметры Ш5 и ВгР3: температуру (Тс), давление (Рс), объем (Кс), факторы
Таблица. Средние значения критических параметров IF5 и BrF3
Соединение Тс, К /& gt-610"-5, Па Ус ¦ 106, м^'-моль '-С RTC ш
BrF3 618,595 85,465 143,52 0,2385 0,50+0,02
IFs 563,189 79,188 192,24 0,3252 0,60+0,01
сжимаемости (2С) и ацентричности (ю). Результаты расчетов приведены в таблице.
Методики расчетов и подробный анализ полученных результатов описаны в работе [24]. В целом следует отметить, что значения критических параметров гексафторида урана, рассчитанные по тем же уравнениям в качестве тестовых, удовлетворительно согласуются с литературными данными, а рассчитанные значения факторов сжимаемости и ацентричности ВгР3, 1Р5 и Ч) Рб — с известными полуэмпирическими значениями для чистых веществ с учетом полярности и склонности к ассоциации.
Фторирование уран-содержащих соединений
галогенфторидами
В настоящее время широко используются вод-но-экстракционные схемы переработки ядерного топлива. Существенным недостатком этих схем является накопление больших объемов высокотоксичных жидких отходов. С этой точки зрения наиболее перспективными являются фторидно-дистилляци-онные методы переработки, основанные на фторировании ядерного топлива фтором и фторидами галогенов [1−4].
§ п i
| 10.5 & amp-
g
О 10
9
280 300 320 340 360 380 400 420
Температура, К
10,5
1
§ 10 i а& lt-
8,5
280 300 320 340 360 380 400 Температура, К
Рис. 2. Изменение теплоты испарения BrF3(a) и IFS (6) оттем-пературы. Вычислено из уравнений: 1) Руффа и Брай-да [5]- 2) Оливера и Грисарда [5]- 3) уравнения [1]- зависимостей в форме уравнений: 4) Клаузиуса-Клай-перона [15, 16]- 5) Антуана [15, 16]- 6, 7) Кирхгофа-Ренкина-Дюпре [15,16]
Были изучены [8,9, 25] процессы фторирования оксидов урана газообразным трифторидом хлора в интервале температур 323,15… 573,15 К и растворами СШ3 и ВгР3 во фтороводороде. Исследования проводили методом непрерывной гравиметрии.
Таблетки диоксида урана различной плотности обрабатывали растворами трифторида хлора во фтороводороде с содержанием 23- 35- 48% мае. С1Р3 и растворами с массовым отношением СШ3: НБ = = 0,92:1 с добавкой 2,5- 5- 10 и 20% мае. К Е Фторид калия вводили в виде его бифторида. Фторирование таблетированного Ш2 растворами С1Р3 в ОТ проводили при температурах 283,15- 293,15- 303,15 К, а в присутствии фторида калия — при 293,15 К. Реакции фторирования в растворах протекали достаточно быстро: от 3,5 минут при 303,15 К до 23 минут при 283,15 К. Присутствие фторида калия в растворах снижало скорость реакции в несколько раз.
Прессованные, спеченные, насыпной слой спеченных таблеток диоксида урана, а также таблетки реального тепловыделяющего элемента на основе и02, диспергированного в металлическом магнии, подвергали обработке жидкими смесями ВгР3-НР, содержащими 20- 33- 50- 66- 80% мае. ВгР3 с 10-кратным избытком трифторида брома по отношению к диоксиду урана при температурах 283,15- 293,15- 303,15- 313,15- 333,15- 353,15 К. Во всех опытах реакции проводили до полного исчезновения твердой фазы.
Установлено, что процесс растворения диоксида урана в растворах С1Р3-НР и ВгР3-НР описывается моделью равномерно уменьшающегося зерна с одновременным вступлением в реакцию всех точек поверхности. Кинетическое уравнение этой модели имеет вид [26]: 1 -(1 -а)½ — к-х, где, а -степень превращения, мае. доли- к-константа скорости реакции, с-1- т — время реагирования, с. По этому уравнению рассчитали константы скорости реакции (к) для всех исследованных составов раствора и температур. Из зависимости константы скорости реакции от температуры (уравнение Ар-рениуса) определили значения кажущейся энергии активации, которые составили 22,4 и 27,8 кДж-моль-'- для растворов с содержанием 23 и 48% мае. С1Р3, и 19,4 и 24,2 кДж-моль-1 для растворов с содержанием 33 и 66% мае. ВгР3. Полученные значения энергии активации характеризуют процесс фторирования таблеток диоксида урана растворами галогенфторидов в НР как лимитируемый первой переходной областью гетерогенной кинетики по Зельдовичу [27].
uJk b
Ji
?
%
В результате изучения механизма процессов фторирования диоксида урана растворами галогенфто-ридов методами рентгенофазового анализа и инфракрасной спектрометрии установлено, что промежуточным продуктом реакций является уранилфто-рид, а конечными продуктами — гексафторид урана, галогенфториды и фтороводород [3,8,11].
Фторирование оксидов урана газообразным трифторидом хлора проводили при его давлениях 6,7… 26,7 кПа с циркуляцией газовой фазы. Экспериментальные данные гетерогенной реакции фторирования трифторидом хлора таблеток U308 обработали по уравнению A.M. Гистлинга (1 — а)~2/3 -1 = к ¦ х, где к — константа скорости реакции, с-1 [9, 28].
Зависимости константы скорости реакции от температуры обработали по закону Аррениуса в виде
lg k = f

У
ридиффузионную область. Диффузия трифторида хлора в микропоры и микротрещины вызывает торможение скорости процесса.
Результаты кинетических исследований газофазного фторирования таблетированных и308 и 1ГО2 трифторидом хлора, а также масс-спектрометрический анализ газообразных и рентгенофазовый анализ твердых промежуточных продуктов, позволили представить схему фторирования в виде следующей последовательности реакций:
из08Ы +6СЩ =ЗиР6(г) +ЗС12 +402-
и3о8
6(г)
. +3C1 °F, =ЗШ, Е/ ,+02-
в) 3 2 2{тв) I'-
uo2f2 ио
2,2W + 2ClF3=UF6®+2ClF + 02-
Установлено, что константа скорости реакции (к) зависит как от температуры реакции, так и от давления С1Р3, а энергия активации зависит от давления. Значение энергии активации реакции в интервале температур 323,15… 423,15 К изменяется от 19,77 кДж-моль& quot-1 при давлении СШ3 20 кПа до 10,21 кДж-моль-'- при 40 кПа. Согласно классификации лимитирующих стадий гетерогенных процессов по Зельдовичу [27], рассматриваемая реакция лимитируется внешней диффузией.
При фторировании таблетированного диоксида урана газообразным С1Р3 при всех изменяемых параметрах наблюдали увеличение начальной массы таблеток. Кривые имели явно сигмоидный вид, характерный для автокаталитических реакций или для реакций, в которых конечный продукт образуется через промежуточные стадии [26,29]. Для обработки экспериментальных данных выбрали кинетическую модель топохимических реакций, согласно которой химическое взаимодействие начинается с поверхностных точек — на зародышах ядер — с последующей диффузией внутрь, вызывая разрыхление поверхности. Кинетическое уравнение Проута и Томпкинса [27], хорошо описывающее этот механизм, имеет вид:
1п --- - к '-Х + С, 1-а
где С- постоянная интегрирования- к — константа скорости реакции, с-1.
Определенные по этому уравнению константы скорости в зависимости от температуры обработали по уравнению Аррениуса. Значения констант скоростей реакции, как и в предыдущем процессе, зависят от температуры и давления. Энергия активации в зависимости от давления изменяется от 37,1 кДж-моль-1 при 6,7 кПа С1Р3 до 25,3 кДж-моль-1 при 26,7 кПа С1Р3, что указывает на первую переходную область диффузионной макрокинетики по Зельдовичу [27], т. е. наряду с внешней диффузией реагентов СШ3 и иР6 (первого — к ядру реагирования, другого — от ядра) процесс переходит во внут-
2W+C1F3=U02F2(tb)+C1F-
U02F2(tb) + 2C1F3 = UF6® + C102 °F + C1F-
C102 °F = ClF + 02. Во время эксплуатации разделительного оборудования, работающего в среде гексафторида урана, в нем накапливаются коррозионные отложения, приводящие к снижению надежности газовых центрифуг. Эти отложения на 94% мае. состоят из ок-сотетрафторида урана и на 6% мае. — из пентафто-рида или тетрафторида урана. В Институте молекулярной физики РНЦ „Курчатовский институт“ был предложен и исследован, а на Сибирском химическом комбинате успешно прошел опытно-промыш-ленную апробацию способ удаления из технологического оборудования урансодержащих отложений газообразной смесью трифторида брома и гептаф-торида йода. Было показано, что эта смесь проявляет высокую химическую активность по отношению к фторидам и оксофторидам урана при пониженных давлениях и при температурах, близких к комнатной. В процессе удаления твердых отложений из газовых центрифуг трифторид брома фторирует их до гексафторида урана по реакциям [30, 31]: 3UOF4 + 2BrF3 3UF6 + Br2+3/202-
3UF5 + BrF3 -» 3UF6 + l/2Br2-
3UF4 + 2BrF3 -& gt- 3UF6 +Br2. Образующийся бром вступает в реакцию с находящемся в смеси гептафторидом йода, в результате которой происходит регенерация трифторида брома:
3IF7 + Br2 2BrF3 + 3IFS, т. е. гептафторид йода в газовой смеси выполняет не только функцию газа-носителя, но и реагента, поддерживающего постоянное содержание трифторида брома в смеси.
Заключение
Результаты исследований позволяют сделать следующие выводы:
— Разработана технология синтеза фторидов галогенов, предложен вероятный цепной механизм их синтеза.
— Показано, что фторирование оксидов урана га-логенфторидами подчиняется закономерностям диффузионной кинетики.
— Изучены зависимости давлений насыщенных паров жидких BrF3 и IF5 от температуры. Предложены аналитические выражения для описания этих зависимостей. Рассчитаны некоторые термодинамические и критические параметры этих соединений.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Столер С., Ричарде Р. Переработка ядерного горючего.
— M.: Атомиздат, 1964. — 648 с.
2. Переработка облученного топлива методом летучести фторидов. — М.: Атомиздат, 1971. — Т. 11 В. — С. 1628.
3. Щербаков В. И., Зуев В. А., Парфенов A.B. Кинетика и механизм фторирования соединения урана, плутония и нептуния фтором и галогенфторидами. — M.: Энер-гоатомиздат, 1985. — 128 с.
4. Патент 1 501 370 Франции. МКИ G21C. Фторирование ядерного горючего.
5. Николаев Н. С., Суховерхов В. Ф. Химия галоидных соединений фтора. — М.: Наука, 1965. — 348 с.
6. Никитин И. В. Фториды и оксофториды галогенов. -М.: Наука, 1989.- 118 с.
7. Rogers М.Т., Speirs J.L., Panish M.B. Iodine Pentafluoride, Freezing and boiling Point, Heat of Vaporization and Vapor Pressure — Temperature Relations // J. Amer. Chem. Soc. -1954. -V. 76. -P. 4843−4844.
8. Курин Н. П., Тушин П. П, Жерин И. И, Усов В. Ф., Ла-зарчук В. В. Фторирование диоксида урана трифтори-дом хлора в газовой фазе и растворителями C1F3 и HF // Известия вузов. Физика. — 2000. — № 5. — С. 51−56.
9. Курин Н. П., Тушин П. П., Жерин И. И., Усов В. Ф., Ла-зарчук В. В. Фторирование U308 газообразным трифто-ридом хлора // Известия вузов. Физика. — 2000. — № 5. -С. 63−66.
10. Руководство по неорганическому синтезу: в 6-ти томах. Т. 1. Пер. с нем. / Под ред. Г. Брауэра. — М.: Мир, 1985. -258 с.
11. Курин Н. П., Лапин П. В., Баландин А П., Востриков П. Н., Жерин И. И. Синтез некоторых фторидов галогенидов // Химическая технология и автоматизация предприятий ядерного цикла: Сборн. научн. трудов. — Томск, 1999. — С. 30−34.
12. Галкин И. П., Крутиков А. Б. Технология фтора. — М.: Атомиздат, 1968. — 188 с.
13. Курин Н. П., Лапин П. В., Жерин И. И., Усов В. Ф. Физико-химические свойства систем на основе фторидов галогенов // Известия Томского политехнического университета. — 2002. — Т. 305. — Вып. 3. — С. 157−167.
14. Жерин И. И., Амелина Г. Н., Гордиенко В. В. и др. Объемные свойства IF5 и BrF3. Сообщение 1. Давление насыщенного пара пентафгоридд иода // Известия Томского политехнического университета. — 2002. — Т. 305.
— Вып. 3. — С. 252−263.
15. Амелина Г. Н., Жерин И. И., Усов В. Ф. и др. Объемные свойства IF5 и BrF3. Сообщение 2. Давление насыщенного пара пентафторида брома // Известия Томского политехнического университета. — 2002. — Т. 305. -Вып. 3. — С. 263−273.
16. Began G.M., Fletcher W.N. Колебательные спектры и силовые постоянные валентности квадратно-пирамидальных молекул XeOF4, IF5, BrF5, и C1F3 // J. Chem. Phys. — 1965. — V. 42. — № 6. — P. 2236−2242.
Работа выполнена при поддержке гранта по фундаментальным исследованиям в области технических наук Министерства образования РФ № 017с2003 и гранта межотраслевой программы сотрудничества между Министерством образования РФ и Министерством Р Ф по атомной энергии № 032с2003 г.
17. Жиганова A.A., Рудников А. И. Доргунаков Ю.Б. Некоторые аспекты количественного определения га-логенфторидов и гексафторида урана в газовых смесях ИК-спектрометрическим методом // INTERSIBFLUORINE-2003: Сборн. труд. 1 Между-нар. Сибир. семин. — Новосибирск, 2003. — С. 112−116.
18. Суховерхов В. Ф. ТакановаН.Д. Определение фтора, брома, щелочного металла и сурьмы во фторидах брома и их комплексных соединениях // Журнал аналитической химии. — 1978. — Т. 33. — № 7. — С. 1365−1369.
19. Курин Н. П., Тушин П. П., Жерин И. И. Применение трифторида брома для определения воды во фтористом водороде //VIII Всесоюзного симпозиума по химии неорганических фторидов: Тез. докл. — Полевской, 1987.
20. Основы аналитической химии. Кн. 1 / Под ред. Ю. А. Золотова. — М.: Высшая школа, 1999. — 352 с.
21. Морачевский А. Г., Смирнова H.A., Балашова И. М., Пукинский И. Б. Термодинамика разбавленных растворов неэлектролитов. — Л.: Химия, 1982. — 240 с.
22. Физическая химия. Кн. 1,2 / Под ред. Я. И. Герасимова. — М.: Издательство иностранной литературы, 1962. -1148 с.
23. Хала Э., Пик И., Фрид В., Вилим О. Равновесие между жидкостью и паром / Под ред. А. Г. Морачевского. — М.: Издательство иностранной литературы, 1962. — 438 с.
24. Амелина Г. Н., Жерин И. И., КалайдаР.В. Объемные свойства IF5 и BrF3. Сообщение 3. Критические параметры BrF3 и IF5 // Известия Томского политехнического университета. — 2002. — Т. 305. — Вып. 3. -С. 273−282.
25. Курин Н. П., Тушин П. П., Савицкий А. Н., Жерин И. И. Взаимодействие таблетированного диоксида урана с растворами трифторида брома во фтористом водороде // Химическая технология и автоматизация предприятий ядерного топливного цикла: Сб. научных трудов. -Томск, 1999. — С. 35−39.
26. Дельмон Б. Кинетика гетерогенных реакций. — М.: Мир, 1972. -554 с.
27. Еремин E.H. Основы химической кинетики. — М.: Высшая школа, 1976. — 374 с.
28. Будников П. П., Гистлинг AM. Реакции в смесях твердых веществ. — М.: Стройиздат, 1971. — 487 с.
29. Розовский А. Я. Кинетикатопохимических реакций. -М.: Химия, 1974. -219 с.
30. Sakurai Т., Iwasaki М. Kinetics and Mechanism of Reaction between Bromine Trifluoride Vapor and Uranium Tetrafluoride // J. Inorganic. Chem. — 1968. — Vol. 72. -№ 5. — P. 1491−1497.
31. Jarry R.L., Steindler MJ. Reaction of gaseous bromine pentafluoride with uranium compounds I. The kinetics of the reactions with UF4 and U02F2 //J. Inorg. Nucl. Chem. — 1967. -Vol. 29. -P. 1591.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой