Символика чисел в адыгейском языке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 352. 3: 81'-373
ББК 81. 602
М 91
Мурад Г. А.
Кандидат филологических наук, доцент кафедры адыгейской филологии Адыгейского государственного университета, e-mail: murad-01@bk. ru
Символика чисел в адыгейском языке
(Рецензирована)
Аннотация:
Рассматриваются лексические единицы адыгейского языка с числовым показателем, обладающие сакральными, символическими значениями, несущие в себе этнокультурную семантику. Числа содержат богатую культурную семантику и имеют сакральную символику, которую приобретают только определенные числа языка. Наиболее продуктивными в символизации являются числительные первого десятка. Материалом исследования послужили лексические единицы адыгейского языка с числовым показателем в нартском эпосе. По частоте употребления и широте охвата сфер употребления число блы «семь» занимает особое место среди чисел, так как оно несет мощную сакральную семантику.
Ключевые слова:
Лексические единицы адыгейского языка с числовым показателем, нарт, эпос, число, значение, символика чисел, семантика.
Murad G.A.
Candidate of Philology, Associate Professor of Adyghe Philology Department, Adyghe State University, e-mail: murad-01@bk. ru
Symbolics of numbers in the Adyghe language
Abstract:
The paper examines the lexical units of the Adyghe language with a numerical indicator possessing sacral and symbolical meanings, bearing ethnocultural semantics. Numbers contain rich cultural semantics and have sacral symbolics which is characteristic of only certain numbers of the language. The most productive in symbolization are numerals of the first ten. The lexical units of the Adyghe language with a numerical indicator in the Nart epos served as the research material. The number «seven» takes a special place among numbers in frequency of the use and width of coverage of spheres of the use since it bears powerful sacral semantics.
Keywords:
Lexical units of the Adyghe language with a numerical indicator, Nart, the epos, number, meaning, symbolics of numbers, semantics.
Обожествление числа и связанная с этим мистика имеют давнюю историю и своими корнями уходит в глубокую древ-
ность. Представление о священных свойствах числа и числовые отношения являются существенным, порою важнейшим
элементом чуть ли не каждой духовной культуры, имевшей место в истории архаической, античной, средневековой и даже новой цивилизации. С помощью чисел люди во все времена не только осмысливали окружающий мир, не только умозрительно воспроизводили его структуру и законы бытия, но и определяли собственное в нем место.
Объектом исследования стали лексические единицы адыгейского языка с числовым показателем, обладающие сакральными, символическими значениями, несущие в себе этнокультурную семантику, обозначающие национальные особенности миропонимания, мировидения народа.
Числа в фольклоре функционируют для обозначения количества главных действующих лиц, объема, для обозначения пространства и времени, в котором действует герой или совершается его путешествие, происходит борьба с темными силами, врагами и т. д. Так, в частности, Чамо-ков Т.Н. пишет: «.. язык нартских пшинат-лей, несмотря на их архаичность, остается понятным новым поколениям слушателей, пополняется и обогащается система сравнений, метафор, гипербол, эпитетов. Поэтика героического эпоса находится в динамике, она живет своей жизнью. Исследователи адыгского нартского эпоса, рассматривая богатство и разнообразие его художественной лексики, отмечают высокую степень приуроченности (закрепленности) сравнений, эпитетов, метафор за каким-нибудь героем или предметом» [1: 78].
Символика чисел во многих языках связана с мифологическими и фольклорными традициями. Суеверия в отношении некоторых чисел, как известно, не перевелись до сих пор. Числа содержат богатую культурную семантику, имеют сакральную символику.
Важно отметить, что сакральную семантику приобретают не все числа языка, а только определенные. Наиболее продуктивными в символизации являются числительные первого десятка.
Число играло первостепенную роль в ритуальных, культовых обрядах, в фольклорных и древних литературных текстах. Его обожествляли, наделяли магическими свойствами. Так, наиболее священными считались числа 1 и 10 — как символы совершенства- 5 — как символическое обозначение брачного союза- число семь у пифа-горийцев являлось символом судьбы.
Материалом исследования послужили лексические единицы адыгейского языка с числовым показателем, фигурирующие в нартском эпосе, в котором наиболе-ее частотными являются эпические сочетания с числами 1, 2, 3, 4, 5, 7, 9, 12, 40, 100.
Число зы «один» служит обозначением наличия, существования кого-либо, чего-либо. Это значение тесно связано с употреблением его в качестве неопределенного артикля. Такая семантика числа зы «один» встречается в эпосах, сказках, где проявляются мифологические представления народа. Эпос начинается с описания ограниченного со всех сторон пространства, именуемого зы ч1ып1э горэ «в одном месте».
В адыгейском языке значение целостности, совершенства, передаваемое числом зы «один», отразилось в выражениях с семантикой «целая жизнь», «целый мир», «очень хороший».
Число зы «один» сочетается со словами-нумеративами и обозначает сильнейшее действие, концентрацию сил в одном куске, капле и т. д., имеющих решающее значение в жизни человека: зы шъхьац «один волос», зы тк1опс «одна капля воды», например:
Хъымыщ иныжъым ечъал1и, зы шъхьэ пиупк1ыгъ. Шак1охэр нэбгыри-т1ур зэрэзаорэм еплъытыгъэх, Хъымыщ иныжъым къы1ук1энэу ежэщтыгъэх.
В фольклоре также числа используются для обозначения пространства и времени, в котором действует герой или совершается его путешествие, происходит борьба с врагами.
С числом т1у «два» связано наличие
двух миров: этот мир и загробный мир. Это выражается в пожеланиях и заклинаниях. Надо отметить, что многие числа употребляются для определения количества главных действующих лиц. В фольклоре часто встречаются повторы: троекратные, семикратные и т. д., например:
Нарт зэшищ горэм гъажъор а1о-жьыгъэу, самэу хьамэм телъэу, зэшищы-мэ янэ къак1уи, къытехьагъ.
Число щы «три», символизирующее завершенность и полноту некоторой последовательности, имеющей начало, середину и конец, чаще всего фигурирует в обрядовых и ритуальных ситуациях, например трижды совершать то или иное магическое действие. «Наличие в сказках эпико-фантастического описания вызвано композиционной близостью эпического и сказочного сюжетов и „эпической сущностью“ волшебно-героических сказок. В абхазском нартском эпосе эпико-фантастические описания употребляются применительно не только к одному типу персонажей, а к ряду других» [2: 150].
Человек обращался к троекратному повтору в решающих ситуациях своей жизни, а также для удачного выполнения какого-либо деяния:
Адэ къысэшъутыжьыщтмэ, шъы-нэбгъищыр шхъо хъурышъоу, шъынэб-гъищыр цыпапхэу.
Число пл1ы «четыре» входит в довольно древнюю традицию обозначения четырех сторон, четырех углов или всего света:
Е-ей, Тыришъауа… Тыришъау ипк1эгъолэжъыхэр Мэфипл1ы п1алъэк1э ыт1упщи, Къэлъырэ гулъырэ регъаш1эх. Гъэжъо кониблыр тырегъэшхыхьажь. Мэфипл1ы п1алъэри къызэсым, Пк1эгъолэжъхэри къыщэжьи Шыпсыхэгъахьэми режьагъ
Сакральное число тфы «пять» предусматривает сумму горизонтального пространства и центра. Это ярко выражено в эпических произведениях. Не-
которые исламские обряды и понятия образовались с учетом пятеричности. Число «пять» заключает в себе мысль о пяти молитвах, совершаемых в течение суток и обязательных для мусульман.
В адыгейском языке число блы «семь» несет мощную сакральную семантику. По частоте употребления и широте охвата сфер употребления оно занимает особое место среди чисел. Само по себе число семь является уникальным: оно играет важную роль в религиях и верованиях людей, в искусстве и языке, в науке и технике. Так, например, в русском языке есть такие сочетания: семь смертных грехов, семь нот, семь цветов радуги, семь дней недели, семь чудес света.
С числом семь связано множество загадок, примет, пословиц, поговорок, например: Семь раз отмерь, один раз отрежь- Семь бед один ответ- За семью морями- Семеро одного не ждут и т. д. В адыгейском языке: «Апрелым имэфибл мэкъу хьынибл зыщымыгъак1» — На семь дней апреля обеспечь кормом своих домашних животных- «Баджэм тыгъужъ-ибл егъапц1э» — Лиса перехитрит семь волков- «Бжьыныфым узыгъуибл егъ-эгъу» — Чеснок излечивает от семи болезней- «Пчыхьэшхьэ шэплъыр мэфибл ош1у, пчэдыжь шэплъыр мэфибл уай» — Розовый горизонт вечером — семь погожих дней, розовый горизонт утром — семь дождливых дней и т. д.
Символика числа семь во многих языках связана с мифологическими и фольклорными традициями. Например, число семь у пифагорийцев являлось и символом судьбы, и самой судьбой. В Древней Греции с числом семь связывали представление о законченности и совершенстве. Из мифологии известно, что Минотавру, обитавшему в лабиринте на острове Крит, жители Афин ежегодно в качестве дани посылали на съедение семерых юношей и семерых девушек- у дочери Тантала Ниобы было семь сыновей и семь дочерей и т. д.
Суеверия в отношении некоторых чисел, как известно, сохранились до сих пор. У многих народов большинство ритуалов носит семеричный характер. Например, жертвоприношения из семи животных или семь видов сладостей и пр. От индусов пошел обычай дарить семь слоников-фигурок из кости, дерева или другого материала.
Существует мнение, что символика числа семь в адыгской мифологической традиции также связана с семидневной календарной единицей (семь дней). Неслучайно первый день недели назван блы-пэ «понедельник» — блы «семь» + пэ «начало» (начало семи, начало недели). Приведем наиболее часто используемые эпические сочетания с числом семь в нарт-ских сказаниях:
1) «семиглавый великан»: «Хъымыщ иныжъым ечъал1и, зы шъхьэ пиуп-к1ыгъ, шак1охэр нэбгырит1ур зэрэзэза-орэм еплъытыгъэх, Хъымыщ иныжъым къыук1ынэу ежэтыгъэх. Ау Хъымыщы яблэнэрэшъхьар иныжъым зыпеупк1ым Марыкъо лъэшэу къэгумэк1ыгъ" —
2) «семиглавое чудовище»: «Тэ тиунагъок1э тытхъоу хы 1ушъом ты-1усыгъ, ау мы иныжъымэ сшыхэр аук1и сэ гъэрэу мыщ сыкъахьыгъ. Пшъашъ-эу иныжъмэ а1эк1эк1одагъэр бэ, ау о уу-к1ыгъэ иныжъым сэ ышъхьиблы бадзэмэ сафеонэу псаоу сыкъагъэнэгъагъ" —
3) «семь дней», «семь дней и ночей», «семь недель»:
Хы олъэжъхэм къахидзэжьи, Тхьамэфиблык1э ащ къыхэлъ. Зэгу, зэгу, иныжъ, Зы джэгук1э къэнагъ. Саусырыкъо зыфа1ор Хы къочъибл зэпращы, Нахь куум ращэк1ы, Ылъэ ыч1э нэмысэу, Ыжэ псыр дэмыоу Псы куушхом хагъэты, Чэщ-мэфиблэ агъэщты, Къе1эшъ пл1э1ук1э къекъутэ, Мылы къатхэр пыблэблэу
Псы къочъиблым къек1ыжьы! -
4) «через семь морей», «за семью морями»:
А мафэм Фарэмрихьыжьэнышъ, Хыкъумиблым зэпхырихынышъ, Хиблым агъунэ щыридзыхын. Ащ къелыжьмэ Уарпыжъыр псыхъопи-блэу зэгок1ы.
Дзэпэк1ибл пэдгъэгъок1мэ къаук1ынышъ къэк1ожьыных —
5) в нартском эпосе число семь часто используется как единица измерения расстояния: (расстояние в семь криков): Нарты фэдэл1 имыс,
Зэу исмэ ащыщ! Нартмэ тызыпек1охэр! Ипэбзэджэнит1умэ Маск1эу къарылъэлърэр Гъозэу мэуцу, Икъамыщ омакъэхэр Куогъуиблэу егъэ1у Ищылъэгум къык1эзыхэр Ошъо куум еуцуэ!
«Нарт Саусырыкъо изакъоу заор къызэхиублагъ. Куогъуиблэр зэфагоу, ко-реныгум аш1уипк1агъ, заом л1ыгъэшко щызэрихьагъ, ипчи ащ хикъутахьыгъ».
Число бгъу «девять» используется в определении количества голов некоторых мифических существ. В сказках встречаются девятиглавые змеи, драконы, дивы: «де-вятиглавый дракон», «девятиглавая змея».
Число пш1ык1ут1у «двенадцать» участвует в образовании астрономических и календарных терминов. Так, в Толковом словаре адыгейского языка Хатано-ва А. и Керашевой З. с числом «двенадцать» связано летоисчисление: «джыл» жъыгъэ летоисчисление по двенадцатилетнему животному циклу.
«Ц1ыфым ыныбжь къызэраш1эрэ илъэс лъытэк1эжъ. Джылхэр 12 мэхъу:
1. Щэщкъан — (цыгъо) -1936,1948
2. сир — (чэмы) — 1937, 1949 З. барс — (псык1ык1у хьамлыу) —
1938, 1950.
4. къуян — (тхьак1умк1ыхь) — 1939.
1951.
5. улын — (ожъубэнэ хьамлыу) -1940, 1952.
6. джылан — (блэ) — 1941, 1953.
7. джылкъы — (шы) — 1942, 1954.
8. къой — (мэлы) — 1943, 1955.
9. мэйшин (хьамлыу къолэн, чэбэ-хьамлыу) -1944, 1956.
10. таук — (чэты) — 1945, 1957.
11. ит — (хьэ) — 1946, 1958.
12. донгъуз — (къо) — 1947, 1959.
Л1ыжъхэм джылымк1э ц1ыфым
ыныбжь къаш1эщтыгъэ. Джылыр нэгъ-оймэ къахэк1и адыгэмэ къахэхьагъэу а1о. Джыл лъытак1эр джы тэ тилъэхъанэм къэзыш1эжьырэр мак1э"[ 3: 98].
Сакральное значение числа т1ок1и-т1у «сорок» ярко выражено в поверьях, связанных с рождением и смертью человека, где отражены ранние мифологические, а также религиозные представления народа о сорокадневном сроке вселения души (после рождения) и оставления душой тела (после смерти).
Существует очень много поверий и запретов, связанных с сорокадневным периодом после рождения ребенка: в течение сорока дней нельзя оставлять младенца одного без присмотра (при необходимости надо положить в колыбель обереги).
Сакральная семантика чисел шъэ «сто», мин «тысяча» связывается с долголетием, вечностью. А выражения «живи сто лет», «живи тысячу лет» передают пожелание долголетия, употребляются в определении признака долголетия. Си Хъымыщыкъоу Пэтэрэз, Угу изэу, гум щыщэу, Уи зы мафэри мэфишъэу Тхьам ущегъа1, сик1ал. Къызепсыхым шъузхэм а1уагъ: Хъымыщыкъо Пэтэрэз, зыгу изэу, гум изыщ,
Зимафэ мэфишъэ хъун, Тэ къытхэхьажь.
Подводя итог, отметим, что символика чисел, связанных с мифологическими и фольклорными традициями адыгского народа, занимает важное место в нарт-ском эпосе. По частоте употребления и широте охвата сфер употребления число блы «семь» занимает особое место. И, несмотря на то, что мир перешел в новое тысячелетие, а общество стремительно развивается, представление о некоторых числах как о чем-то неизведанном и мистическом сохранилось в сознании почти каждого человека, независимо от культуры и традиций его страны.
Примечания:
1. Чамоков Т. Н. О некоторых особенностях поэтики адыгского нартского эпоса // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. Майкоп, 2012. Вып. 2. С. 78−84.
2. Джапуа З. Д. Протогипербола или фантастический атрибут в нартском эпосе абхазов // Нартский эпос и кавказское языкознание: материалы VI Междунар. коллоквиума Европейского Общества кавказологов. Майкоп, 1994. С. 149−155.
3. Хатанов А., Керашева З. Толковый словарь адыгейского языка. Майкоп, 2010. Т. 1 486 с.
References:
1. Chamokov T.N. On some features of poetics of the Adyghe Narts'- epos // Bulletin of the Adyghe State University. Ser. Philology and the Arts. Maikop, 2012. Iss. 2. P. 78−84.
2. Dzhapua Z.D. Protohyperbole or fantastic attribute in the Narts'- epos ofAbkhazians // The Narts'- epos and the Caucasian linguistics: materials of the VI International colloquium of the European Society of scientists studying the Caucasus. Maikop, 1994. P. 149−155.
3. Khatanov A., Kerasheva Z. Explanatory dictionary of the Adyghe language. Maikop, 2010. V. 1 486 pp.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой