К вопросу о динамике понятий «Характер»и «Характеросложение» в отечественном и зарубежном литературоведении

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 82. 01
ББК 83. 01
Д 64
Долгиева М. Б.
Ассистент кафедры русской и зарубежной литературы Ингушского государственного университета, e-mail: nonstop_life80@mail. ru
К вопросу о динамике понятий «характер"и «характеросложение» в отечественном и зарубежном литературоведении
(Рец ензирована)
Аннотация:
Рассматривается проблема становления понятия «характеросложение» от эпохи Возрождения до настоящего момента как категории. Прослеживается динамика развития характера как структурного элемента характеросложения в отечественном и зарубежном литературоведении, приводятся примеры определения характера известных ученых-литературоведов. Выявляются структурные компоненты понятия «характеросложение» и то, какими факторами они определяются.
Ключевые слова:
Структура, характер, понятие характеросложения, динамика.
Dolgieva M.B.
Lecturer Assistant at the Russian and Foreign Literature Department, Ingush State University, e-mail: nonstop_life80@mail. ru
Revisiting the question of «character» and «character building» concepts'- dynamics in native and foreign literary studies
Abstract:
The paper examines the character building concept establishment as a category starting from the Renaissance till now. The dynamics of character development as character building structural element is traced in native and foreign literary studies. Examples of character definitions made by famous literature theorists are given. The structural components of character building concept and their determinants are discovered.
Keywords:
Structure, character, character building concept, dynamics.
Воспроизведение характера в его многогранности, неоднозначности и динамике — специфическая задача художественной литературы в целом. Понятие характера сформировалось ещё во времена Древней Греции, когда произошло выделение литературно-художественного творчества в отдельную область духовной культуры. Общепризнано, что воспроиз-
ведённый художественный характер, способы его построения являются «двигателем» сюжета, а принципы его формирования находятся в непосредственной связи с жанром и композицией произведения.
Отечественное литературоведение определяет характеросложение как совокупность внешних и внутренних «жестов» персонажа, параметров его внеш-
ности, авторских и других характеристик, изображение места и роли конкретного персонажа в развитии сюжета. Характер -вид литературного образа, «принадлежащий и образу, и жизни», а также «целостность и многоплановость образа действующего лица» [1: 312 — 313- 2: 28].
В зарубежном литературоведении проблема понимания литературного характера рассматривается с прагматической точки зрения, что приводит к некоторой узости подхода. В отдельных работах характер — это комбинация характеристик и качеств, которые свойственны как отдельному человеку, так и группе людей [3]. В некоторых других исследованиях характер полностью отождествляется с абстракцией словесных знаков и, таким образом, происходит как бы «приравнивание» портрета отдельного характера к эксплицитным средствам репрезентации в тексте [4].
Можно отметить, однако, что и в отечественном, и в зарубежном литературоведении признают, что процесс построения характера требует соблюдения определенных принципов. Так, по мнению учёного Дж. Пилана, одним из основных принципов характеросложения является синтетический, благодаря которому в характере появляется элемент «искусственности», то есть характер формируется как конструкт возможного представления какого-либо индивида, который выполняет лишь заранее заданные функции [5: 14,29]. Кроме того, и отечественные, и зарубежные исследователи единодушны в том, что изучение характера на современном этапе невозможно без обращения к теории и практике психологии [3: 390- 6]. В целом «.. творчество имеет множество опор, и современная наука еще не знает однозначного ответа на вопрос: что определяет творческое сознание — разум или интуиция, подсознание, чувства и эмоции — все то, что стоит над рационализмом. На наш взгляд, факторы, влияющие на систему художественного творче-
ства отдельного художника, не имеют односторонней природы: это и социальный детерминизм, и влияние литературно-эстетического мейнстрима, и собственный — глубоко индивидуальный внутренний мир, важнейшую роль в формировании которого играет национальное самосознание- и глубинные подсознательные структуры — на уровне таланта, структуры ментальных архетипических образов и мифологем» [6: 18].
Отмечается, что простой характер отличается цельностью, статичностью, а также обладает некоторым ограниченным набором ценностных ориентиров, которые ярко и однозначно демонстрируют, является ли тот или иной характер положительным либо отрицательным. Сложный характер обычно проявляется в динамике, неоднозначности, внутренней эволюции. В нём выражается многогранность духовной жизни личности. В сложном характере автором не только «закладываются» предпосылки для деградации человека, но и намечаются потенциальные возможности его будущего преображения и спасения, что является проявлением динамического принципа построения характера.
Носителем характера всегда выступает какой-нибудь персонаж, но эти категории нельзя признать равнозначными, их не следует отождествлять. Как утверждает Л. Чернец, персонаж существует и как характер, и как художественный образ, что формирует конкретный характер с большей или меньшей степенью эстетической совершенности [8: 47]. По мнению учёного В. И. Тюпы, рассмотрение характера как литературной и литературоведческой категории на современном этапе существенно отличается от подходов древности: на начальном этапе персонажи различались не своими характерами, а прежде всего своей ролью в контексте изображаемых событий. В современном литературоведении утверждаются иные принципы соотношения характера и сюжета: акценты делаются не на факты и события, а на характеры
действующих лиц [7].
В процессе формирования традиций изображения характера персонажа значимы такие ключевые этапы мировой истории и культуры, как Возрождение и Классицизм. Г. Бочаров считает, что ренес-сансный характер литературного творчества освобождается от оков правил и канонов изображения определенного «нрава», благодаря чему изображаемый герой становится способным сам, по своей воле изменять способы проявления и последовательность собственных действий [1: 313−314]. Классицизм очертил четкие рамки построения характера и в то же время позволил сосредоточить внимание на процессе самосознания личности, которая должна сделать выбор между «долгом» и «ощущением». Романтизм сформулировал новый принцип создания характера: эта категория становится тождественной внутреннему миру человека, опосредованному и психологической природой конкретного изображаемого персонажа, и его социальной судьбой.
В XIX веке реализм, в свою очередь, по мнению учёного В. И. Тюпы, позволил воспроизвести индивидуальный характер как исторически неповторимое взаимодействие среды и личности [7: 215 — 219]. Следует отметить, что несколько позже символизм и экзистенционализм включили в структуру характеросложения мотив саморазвития и самосовершенствования, что произошло на фоне усиления противоречий между «всеобщностью и индивидуальностью». Этот мотив был развит позже появлением понятия «саморазвивающийся характер» (то есть такой, который не достигает в рамках конкретного литературного произведения конечного результата в развитии, а непрерывно взаимодействует с какими-либо историческими и социальными обстоятельствами [9: 218]).
Реализм требует всестороннего рассмотрения и изображения характера, определения и социальных, и психологических основ поведения, а также аспек-
тов влияния внешних событий и обстоятельств. Он коренным образом меняет подходы к изображению литературного характера: утверждается концепция детерминированности характера средой. Личностные характеристики становятся обусловленными социальным окружением, объясняются принадлежностью человека к определенной общественной группе. В эту эпоху опосредованность характера социумом, средой порождает национальный характер, который рассматривается в условиях межкультурного взаимодействия и понимания представителями других народов [10: 71].
В модернизме романтические каноны обогатились достижениями в области науки и искусства второй половины Х1Х — начала ХХ веков. Распространение и популярность психоанализа обусловили повышение массового интереса ко всему иррациональному, подсознательному. Сейчас концепцию литературного характера интересуют процессы психического плана, эмоции, мыслительные процессы, сознание и подсознание. Именно это повлекло за собой расширение спектра форм и средств выражения авторского мировоззрения на страницах литературных произведений. Психологизирован-ность и индивидуализация привели к доминированию в изображаемом литературном характере качеств и свойств, которые способны определить личность человека не только в статике, но и в динамике.
Современное литературоведение предлагает различные классификации способов раскрытия характера, которые в целом не очень отличны друг от друга. Самым ярким приёмом изображения этого понятия «извне» является авторская характеристика. По мнению В.А. Свитель-ского, этот приём является своеобразным «оценочным вектором», причём мнения читателя и писателя могут как совпадать, так и полностью различаться. Таким образом, раскрываются эстетические ценности, идеалы, которые сам автор устано-
вил в произведении [11: 45].
Когда автор уделяет большое внимание изображению внутренней жизни человека, а сюжетные коллизии отходят на второй план, самым эффективным способом самораскрытия характера становится внутренняя речь конкретного персонажа. «Внутренний монолог» как раз и является одним из приёмов внутренней речи. Читателю наглядно показан внутренний мир героя, что и помогает узнать характер того или иного персонажа «изнутри».
Таким образом, развитие понятий «характер» и «характеросложение» как в отечественном, так и в зарубежном ли-
тературоведении представляет собой довольно длительный процесс. На этом пути понятию «характеросложение» отводится значимая и ключевая роль, поскольку именно оно определяет принципы, структуру и функции построения характеров в художественном произведении. Набор принципов создания конкретного характера зависит от разных факторов: творческой задачи, исторической эпохи, своеобразия авторского метода писателя и многих других. Всё это в рамках литературного произведения становится инструментом создания характера — носителя главных идей произведения.
Примечания:
1. Бочаров С. Г. Характеры и обстоятельства // Теория литературы. Основные проблемы в историческом освещении. Кн. 1. М., 1962. 452 с.
2. Гинзбург Л. Я. Литература в поисках реальности / Литература в поисках реальности. Статьи. Эссе. Заметки. Л.: Сов. писатель, 1987. 155 с.
3. Bennema C. A theory of character in the Fourth Gospel with reference to ancient and modern literature // Biblical Interpretation: A Journal of Contemporary Approaches. 2009. Vol. 17, №. 4. P. 375−421.
4. Callcott M.F., Lee W. -N. Establishing the Spokes-Character in Academic Inquiry: Historical Overview and Framework For Definition // Advances in Consumer Research. 1995. Vol. 22. P. 144−151.
5. Phelan J. Reading people, reading plots: Character, progression, and the interpretation of narrative. University of Chicago Press, 1989.
6. Бешукова Ф. Б. Постмодернистская структура художественного текста Н. Куёка «Чёрная гора» // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. 2012. Вып. 2: С. 17 — 22.
7. Тюпа В. И. Характер // Краткая литературная энциклопедия Т. 8 / гл. ред. А. А. Сурков. М.: Сов. энцикл., 1975. Стб. 215−219.
8. Чернец Л. В. Введение в литературоведение: учеб. пособие. М.: Высш. шк., 2004. 680 с.
9. Тюпа В. И. Художественность литературного произведения // Вопросы типологии. Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 1987. 224 с.
10. Юсупова Ю. Л. «Дэниел Мартин» как философский роман Дж. Фаулза // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. 2009. Вып. 1: С. 71−74.
11. Свительский В. А. Между героем и автором // Филологические записки. Воронеж, 1993. Вып. 1. 60 с.
References:
1. Bocharov S.G. Characters and circumstances // Theory of literature. The main problems in historical coverage. Book 1.М., 1962, P. 452.
2. Ginzburg L. Ya. Literature in search of reality/ Literature in search of reality. Articles. Essays. Notes. L.: Sov. pisatel, 1987, 155 pp.
3. Bennema C. A theory of character in the Fourth Gospel with reference to ancient and modern literature // Biblical Interpretation: A Journal of Contemporary Approaches. 2009. Vol. 17, №. 4. P. 375−421.
4. Callcott M.F., Lee W. -N. Establishing the Spokes-Character in Academic Inquiry: Historical Overview and Framework For Definition // Advances in Consumer Research. 1995. Vol. 22. P. 144−151.
5. Phelan J. Reading people, reading plots: Character, progression, and the interpretation of narrative. University of Chicago Press, 1989.
6. Tyupa V.I. Character // Short literary encyclopedia / ed. -in-chief A.A. Surkov. M.: Sov. encyclopedia, 1975. Columns 215−219.
7. Chernets L.V. Introduction to the study of literature: a manual. M.: Vysshaya shkola, 2004, P. 680.
8. Tyupa V.I. Artistry of a literary work // Typology problems. Krasnoyarsk: Krasnoyarsk University publishing house, 1987, P. 224.
9. Yusupova Yu.L. «Daniel Martin» as a philosophical novel by J. Fowles // Bulletin of the Adyghe State University. Ser. Philology and the Arts. 2009. Iss. 1. P. 71−74.
10. Svitelsky V.A. Between the character and the author // Philological notes. Voronezh, 1993, Iss. 1, P. 60.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой