Журнал «Вперед!» как тип бесцензурного издания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 070 (091)
ББК 76. 01
Ш 65
Шишхова Н. М.
Кандидат исторических наук, доцент кафедры литературы и журналистики Адыгейского государственного университета, e-mail: sessvetla@mail. ru
Журнал «Вперед!» как тип бесцензурного издания
(Рец ензирована)
Аннотация:
Анализируется характер, роль и значение бесцензурного журнала «Вперед!», издаваемого П. Л. Лавровым в эмиграции. Отмечается, что центральная проблема исследования — влияние отсутствия возможности легальной пропаганды в России на формирование данного журнала как типа издания, то как оно определило редакционную стратегию в работе с читательской аудиторией. Отдельные публикации издания рассматриваются с точки зрения информационного и эмоционального замысла, диктовавшегося особенностями Программы «Вперед!». Делается вывод о том, что типологические признаки бесцензурного журнала и определили смысл и содержание его материалов.
Ключевые слова:
Бесцензурная печать, журнал, отдел, пропаганда, статья, читательская аудитория, теория, обозрение, корреспонденция.
Shishkhova N.M.
Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of Literature and Journalism Department, Adyghe State University, e-mail: sessvetla@mail. ru
Magazine «Forward!» as type of the uncensored edition
Abstract:
An analysis is made of the character, role and value of the uncensored magazine «Forward!», published by P.L. Lavrov in emigration. The research focuses on identification of influence of lack of possibility of legal promotion in Russia on formation of this magazine as type of the edition since it defined editorial strategy in work with reader'-s audience. Separate publications of the edition are regarded from the point of view of the information and emotional thought dictated by features of the Program «Forward!». The conclusion is drawn that typological features of the uncensored magazine defined sense and the content of its materials.
Keywords:
Uncensored press, magazine, department, promotion, article, reader'-s audience, theory, review, correspondence.
С именем и жизнью П. Л. Лаврова связан большой этап развития общественной мысли в России. Он внес значительный вклад в успешное решение ряда
проблем, стоявших перед отечественной философией, социологией и журналистикой во второй половине Х1Х-го столетия. История развития математики также
свидетельствует об определенных заслугах Лаврова, бывшего одним из любимых учеников знаменитого русского математика М. В. Остроградского.
Участие Лаврова в борьбе демократического лагеря, его связь с революционным подпольем послужили причиной его ареста и ссылки в Вологодскую губернию после покушения Каракозова на царя (4 апреля 1866 г.). Трехлетняя ссылка Лаврова завершилась бегством в Париж (1870 г). Так началась многолетняя эмигрантская жизнь, которой так и не суждено было закончиться возвращением на Родину. Он стал видным представителем заграничного революционного центра и редактором журнала и газеты «Вперед!», которые были органом оппозиционной русской интеллигенции в 70-е годы XIX века. Историки русской печати не раз констатировали влияние и авторитет данных изданий, ставших в течение 1873−1875 гг. единственным нелегальным изданием революционного движения — народничества.
Журнал и газета «Вперед!» занимали исключительное положение в течение двух лет выхода (1873−1875 гг.) как единственные бесцензурные издания, информирующие о ходе революционной борьбы в России и на Западе.
В истории «лавринистики» и русского народничества «Вперед!» и его значение занимают важное место. Первый том журнала появился в 1873 году. Всего же было 5 томов, выходивших нерегулярно и в разные годы (I — 1873 г.- II-III — 1874 г.- IV — 1876 г.- V — 1877 г.).
Журнал имел название непереоди-ческого обозрения и был по форме и содержанию теоретическим «толстым» журналом. Он разделялся на несколько отделов. Первый состоял из проблемно-теоретических статей самого различного характера и не имел определенного названия, а три других назывались соответственно — «Что делается на родине?», «Хаос буржуазной цивилизации», «Летопись рабочего движения».
Все попытки Лаврова-редактора привлечь к изданию крупных представителей народнической эмиграции закончились неудачей. Несмотря на это, он в программе своего издания высказал желание сделать его органом всего движения.
Отличительная черта Программы, составленной Лавровым, — обширность и многочисленность вопросов, поставленных в ней, детальность разработки частных положений. Эта черта — непосредственный результат стремления редактора связать воедино теоретические и практические поиски представителей народничества.
По содержанию этой Программы было очевидно, что она направлена против теории революции двух лидеров русского народничества: М. Бакунина с культом «мгновенного» и «повсеместного» бунта и П. Ткачева с его верой в могущество заговора меньшинства. Она детально разрабатывала принципы и методы революционной борьбы, которые весьма разнились с платформой бакунистов и ткачевцев.
Лавров-редактор, определив цель своего издания как содействие общей борьбе с самодержавием, подчинил Программу предварительной разработке характера и способов революционных действий. Исходным положением платформы «Вперед!» стало утверждение, что первым и необходимым условием победы социальной революции является подготовка кадров для нее. Вопрос о том, в чем заключается такая подготовка, был центральным для журнала.
Отсутствие других органов печати такого направления служило причиной компромиссности лавровского издания. Тем не менее, нужно отметить, что в Программе были особо оговорены границы и условия сотрудничества. Составители не допускали коалиций с лицами, мнения которых принципиально расходились с концепцией журнала, а лишь предоставляли им возможность для полемики.
Скрупулезная детализация основных пунктов должна была, вероятно, исключить, по мнению Лаврова, всякое
двусмысленное толкование и указать четко, для кого и зачем создается журнал «Вперед!»: «При малой грамотности и при неподготовленности большинства мы не можем обратиться прямо к нему с таким словом. Мы обращаемся с ним к той доле цивилизованного русского меньшинства, которая понимает, что будущее принадлежит народу…» [1: 12−13].
Четкая аудиторная направленность — это то новое, что принесла нелегальная пресса народников, в отличие от изданий Герцена, которые обращались к самым различным слоям общества.
Хотя Лавров и заявлял о преемственности в русском революционном движении, указав на «незаменимый талант Герцена» как на начало истории русской революционной бесцензурной прессы, но он все-таки был критически настроен по отношению к герценовским органам печати.
По нашему мнению, выступление Лаврова против частного обличительства звучит именно как критика издательской деятельности Герцена. «Мы судим не частную жизнь, а общественное дело- не частных людей, а общественных деятелей. Мы враждуем не против личностей, а против общественных начал, против несправедливости общественного строя», — заявляет Лавров [2: 1−2]. Он указывает на слабость разработки народнической доктрины и видит в восполнении этого пробела важнейшую миссию журнала. И согласно этому на первый план выдвигаются статьи теоретического характера. Содержание первого отдела всех пяти томов и есть теоретическая разработка и пропаганда программных установок редакции «Вперед»".
Необходимость непосредственного участия в дальнейшем уточнении и разработке народнической идеологии обусловила, в свою очередь, обращение журнала к двум основным категориям интеллигенции: профессиональным революционерам, участвующим непосредственно в теоретическом оформлении идеологии, и практическим участникам «хождения в
народ». Это были две основные прослойки внутри интеллигенции, которые были потенциальными читателями «Вперед!». Правда, издатели журнала не игнорировали возможностью воздействия и на другую прослойку. В частности, на ту часть интеллигенции, которая находилась под властью конституционных изданий.
Такая аудиторная направленность, в свою очередь, сделала необходимым создание программных статей двух типов: теоретических и специальных, разъясняющих коренные положения народнической доктрины. Журнал «Вперед!», выступающий за распространение знаний, вызывал многочисленные нарекания. В период его издания перед народническим движением была поставлена альтернатива — «Слово и дело». Бакунин учил молодежь: «Для народа слово ничего не значит, а дело — все» [3: 238]. Нужен агитационный, будоражащий орган, а не издание, проповедующее длительную пропаганду и распространение знаний, по утверждению Бакунина. Ткачев вообще мало верил в возможности печатного издания помочь каким-либо образом движению и считал, что нужно захватить власть, а не издавать газеты, журналы и проповедовать образование.
Программные статьи указывают на то, что редакция «Вперед!» считала образовательно-пропагандистскую функцию — одной из важнейших. П. Л. Лавров еще в начале своей редакторской и журналистской деятельности придерживался таких же принципов: «Публицист весьма настаивал в своих статьях на той мысли, что с просветительской функцией журнала связана его возможность формировать общественное мнение, влиять на него, отражать его слабые и сильные стороны» [4: 203]. В журнале печаталось в тоже время достаточное количество и полемических статей, которые должны были не только разъяснять теоретические вопросы, но и привлечь читателей, возможно, к дальнейшей дискуссии. Так или иначе редакция стремилась расширить читательскую аудиторию.
Обилие теоретико-пропагандистских статей было следствием обращения журнала к интеллигентному меньшинству и способствовало развитию культа пропаганды и игнорированию агитационной функции издания. Так, например, Н. В. Смирнов в статье «Революционеры из привилегированной среды» писал следующее: «Как сказано в программе этого журнала и как всем и без того понятно, книжки его предназначаются для интеллигенции русской, для привилегированной среды. Нет сомнения, что читаются они главнейшим образом его детищем, русскою учащеюся молодежью» [5: 122]. То же самое утверждал П. Лавров. Н. П. Огарев в одном из своих писем к нему (от 16 мая 1875 года) дал следующий совет: «Если русские мужики читают кое-где „Вперед!“, нельзя ли почти все иностранные слова, даже слово „эксплуатация“, перевести на русский» [6: 547]. Лавров отвечал Огареву в письме от 3 марта 1876 года: «Ваши замечания относительно языка передовых, может быть, и верны, но большинство молодежи, читающей журнал, знакомо с социалистическими терминами по иностранным источникам или через них, а потому поймут…
Таким образом, «Вперед!» обращался не просто к революционной молодежи, а к той ее части, которая уже имела определенный багаж теоретических знаний.
Журнал «Вперед!», возникший на гребне «хождения в народ», хотел указать формы и методы революционной борьбы участникам этого движения. Редакция стремилась обеспечить себе определенное влияние на его представителей, и на каком-то этапе это соответствовало стремлению интеллигентной молодежи принять это влияние, чем и объясняется успех, сопутствующий «Вперед!» в первые два года его выпуска.
Именно переход теоретических установок в практику, необходимость слить воедино теорию и практику обусловили появление на страницах журнала статей, пред-
назначенных для пропагандистов в народе.
Такого рода статьей и открылся первый номер «Вперед!». Это была статья Лаврова «Счеты русского народа» — история правления дома Романовых в течение 260 лет. Интересно, как автор выделяет высокое значение печатного слова. Он высказывает мысль о том, что обстоятельства вынудили Александра II освободить крестьян. При этом он называет одним из таких обстоятельств выступления русских публицистов в печати. Вот что пишет Лавров: «Самое первое требование человеческого достоинства, самая элементарная идея из всех идей просветителей — свобода рабов — не могла осуществиться по воле императорства, пока под ним не зашевелилась настоящая оппозиционная мысль, пока не высказался чахоточный Белинский, пока не загудел в Лондоне «Колокол» Герцена, пока подцензурный «Современник» не стал будущею силою русской молодежи в руках Чернышевского» [7: 42−43].
«Счеты русского народа» относятся к статьям, предназначенным для практических нужд участников «хождения в народ». Наряду с пропагандистской они выполняли функцию образовательную — содержали обширные сведения, фактический материал по исследуемому предмету и социальный анализ этого предмета.
Материалы трех других отделов журнала должны были осуществлять связи с Россией, давать конкретный фактический материал из разных стран и эпох. Был специальный отдел «Это делается на Родине?», который строился в виде небольших, но целостных подборок материала. Так, например, под рубрикой «Иноходцы» журнал в I томе рассказал о беспорядках в Туркменистанской губернии, о вымирании населения в северо-восточной части Архангельской губернии, об эпидемии горячки среди киргизов на Иртыше- о нужде народа в Якутской области- о голоде в Кахетии- о бесчеловечности обращения с горцами на Кавказе, вызвавшем выселение черкесов в Турцию- о бунте трех
селений Дагестанской области.
Следует отметить, что внутреннюю информацию редакция комментировала гораздо шире, чем внешнюю. Иногда в конце всего отдела редакция давала небольшое обобщающее заключение, которое должно было акцентировать внимание на социальной стороне фактов.
Другой отдел журнала — «Летопись рабочего движения» — довольно подробно освещал конгрессы различных секций Интернационала и борьбу внутри Интернационала. Комментируя и оценивая деятельность Интернационала, освещая разногласия внутри, редакция довольно подробно приводила споры о месте политической борьбы в социальной войне пролетариата.
«Летопись рабочего движения» и «Хаос буржуазной цивилизации» — два отдела, посвященные общественно-политической жизни в зарубежных странах, были призваны в той или иной степени способствовать решению русских проблем. Материалы этих двух отделов превышали объем «Что делается на родине?», но если учитывать то обстоятельство, что редакция искала в фактах заграничной жизни выходы к русским проблемам, проводила прямые аналогии и параллели, то разница в объеме приобретает в некотором смысле формальный характер.
По нашему мнению, несомненной заслугой публицистов «Вперед!» является строгий отбор информации, целенаправленность, постоянное соотнесение теоретических положений передовых статей с другими публикациями журнала. Анализ содержания отдела «Хаос буржуазной цивилизации» еще раз подтверждает эту соотнесенность.
Словами самой редакции можно охарактеризовать содержание большей части материалов «Хаоса буржуазной цивилизации», которая писала, что это отчет о развитии политических идей в Европе.
Информация, сообщаемая в этом отделе журнала, весьма однообразна, несмотря на географическую широту: Германия,
Англия, США, Франция. В конечном итоге, вся цепь фактов должна была подвести к одной обобщающей мысли — повсюду налицо банкротство политических идей, убеждений, форм правления. Материалы показывали враждебность буржуазной республики не только интересам пролетариата, но и интересам интеллигенции.
Тенденциозный отбор информации об общественно-политической жизни европейских стран создавал довольно впечатляющую картину краха буржуазной цивилизации. Морально-этические характеристики политических правителей делали сообщаемую информацию более близкой, доступной для восприятия, усиливали впечатление о продажности, лживости, царящей в политических кругах буржуазной Европы.
Если вспомнить, насколько был силен морально-этический аспект в теоретических концепциях народников, какое большое внимание уделялось в их среде облику революционера, то приходится признать, что этот пропагандистский прием говорит в пользу публицистов журнала.
Так выглядел в общих чертах журнал «Вперед!», три номера которого вышли к 1875 году. Содержание третьего номера указывало на довольно обширные связи и с Западом, и с Россией. В примечании к материалам отдела «Что делается на родине?» редакция сетовала на то, что ее не удовлетворяет форма непериодического журнала, оставляющего за бортом издания большое количество корреспонденций. Редакция благодарит своих корреспондентов из России, сообщает о желании перейти к другому типу издания и пишет: «Если наши товарищи и читатели помогут нам устроить быстрое сообщение с Россией, мы изменим способ издания в указанном направлении (месячное или двухнедельное обозрение) [8: 150]».
Таким образом становится совершенно очевидным стремление издателей «Вперед!» и их готовность перейти к выпуску более регулярного и оперативного органа, чем журнал.
Примечания:
1. Вперед! 1873. Т. 1. Отд. 1.
2. Вперед! 1873. Т. 1.
3. Бакунин М. А. Речи и воззвания. СПб., 1906.
4. Шишхова Н. М. Вопросы журналистики в ранних работах П. Л. Лаврова (50−60-е годы XIX в.) // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. Майкоп, 2013. Вып. 3. С. 199−201.
5. Вперед! Т. 2. Отд. 1.
6. Огарев Н. П. Избранные социально-политические произведения. М., 1956. Т. 2.
7. Вперед! Т. I. 1873. Отд. 1.
8. Вперед! 1974. Т. III.
References:
1. Vperyod! 1873. V. 1. Section 1.
2. Vperyod! 1873. V. 1.
3. Bakunin M.A. Speeches and appeals. SPb., 1906.
4. Shishkhova N.M. The problems of journalism in P.L. Lavrov'-s early works (the 50−60s of the XIX century) // Bulletin of the Adyghe State University. Ser. Philology and the Arts. Maikop, 2013. Iss. 3. P. 199−201.
5. Vperyod! V. 2. Otd. 1.
6. Ogarev N.P. Selected socio-political works. M., 1956. V. 2.
7. Vperyod! V. I. 1873. Section 1.
8. Vperyod! 1974. V. III.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой