Аспекты становления инновационного уклада в российской экономике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

_____________________ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ ИННОВАЦИОННОГО УКЛАДА В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ
З. В. Рыбина,
заведующий кафедрой экономической теории, финансов и предпринимательства Международного института менеджмента «ЛИНК» (г Жуковский),
кандидат экономических наук economica@ou-link. ru
В статье предлагается авторская точка зрения на развитие теории технологического уклада в российской экономической литературе, сущность инновационного уклада, обосновывается необходимость учета взаимосвязи технологических и экономических укладов и на этой основе предлагается комплекс мер по повышению эффективности инновационной экономики, включая поддержку уклада среднего предпринимательства.
Ключевые слова: технологический уклад, инновационный уклад, предпринимательство, экономический уклад
УДК 330. 111.2 ББК 65. 011. 12(005. 22)
Понятие «инновационного уклада» появилось в экономической литературе не так давно. Связано это с начавшимся переходом развитых стран мира к шестому технологическому укладу и фактически обозначает лишь то, что в производство активно внедряются новые, ранее неизвестные материалы и технологии. Поэтому «инновационный уклад» часто рассматривается как синоним «шестого технологического уклада», что для западных стран вполне соответствует действительности. Однако в России сложилась несколько иная ситуация. В течение долгих лет в стране разрабатывалась собственная (отличная от западной) теория технологического уклада.
В этой связи переход ведущих стран мира к шестому технологическому укладу ставит вопросы не только о лидерстве на мировой арене, но и о том, чья теория технологических укладов оказалась более жизнеспособной, более отвечающей реалиям современной экономики.
Первоначально в экономической теории технологические уклады связывались с именем российского ученого Н. Д. Кондратьева. Рассматривая динамику развития капиталистического общества, он обосновал наличие длинных волн экономической конъюнктуры. Сопоставив их далее с ходом развития цивилизации, ученый выделил основные характеристики длинных волн, среди которых свое место занимали глубокие изменения техники производства и обмена, которым, в свою очередь, предшествуют значительные технические изобретения и открытия [7, с. 371,374, 376]. Однако именно изменение технологий и было признано их основной отличительной чертой, а сами «длинные волны» получили название «технологические уклады».
Дальнейшее развитие теории пошло по двум различным направлениям. В значительной мере это было обусловлено многолетним противостоянием социалистической и капиталистической экономических систем. Экономисты развитых стран стали больше уделять внимания экономических аспектам технологических изменений, российские же ученые пытались всячески разграничить технические и экономические проблемы.
Из западных исследователей Й. Шумпетер первым акцентировал внимание на экономическом характере технологических инноваций: «Реализация нововведений отражает самостоятельную экономическую функцию, во-первых, потому что все новое лежит за пределами рутинных, понятных всем задач и, во-вторых, потому что приходится преодолевать сопротивление» [21, с. 184]. Рассматривая инновации как основу экономического роста, западные ученые обратили внимание на их взаимосвязь с развитием науки, социальными, политическими, институциональными изменениями. С. Кузнец выдвинул предположение о возможности обратного процесса: не только технологические изменения ведут к экономическому росту, но и экономический прогресс, изменения в политических и социальных структурах сами могут спровоцировать серьезные технологические изменения [8, с. 113, 119]. Такое признание особенно важно в свете того, что предоставляет перспективы для сознательного управления техническими инновациями путем совершенствования экономических процессов и структур.
Между тем в России, несмотря на декларируемый переход к инновационному обществу, становление шестого уклада
трактуется именно как совершенствование технологий производства.
В основе такого подхода лежит марксистское понимание способа производства, как симбиоза производительных сил и производственных отношений и последующая интерпретация этих понятий в российской литературе советского периода. Осмысливая многообразие производственных отношений, Г. В. Плеханов предложил выделять имущественные и экономические отношения [12, с. 532]. Эта точка зрения получила развитие в конце 1920-х годов, когда одновременно с дискуссией о сути общественно-экономического уклада, в экономических кругах обсуждались пути индустриализации российской экономики и вопросы взаимоотношений экономических и технических аспектов волновали политиков и ученых. В защиту примата технических отношений выступили А. А. Богданов и И. П. Разумовский [3, с. 272- 13, с. 254]. Так, А. Богданов утверждал, что в зависимости от технических отношений человека к природе формируются производственные отношения, а в зависимости от тех и других — идеи, нормы, идеология. Следовательно, первичный фактор — техника, ею определяется экономика и дальше — идеология [3, с. 272].
Второй всплеск интереса к техническим производственным отношениям приходится на 1970-е гг. и вызван одновременным влиянием двух факторов. Первый из них связан с начавшимся отставанием России по некоторым социально-экономическим и техническим показателям от развитых капиталистических держав. Второй был обусловлен начавшимся в развитых странах переходом к пятому инновационному укладу, чего Россия в силу целого ряда причин сделать не могла.
В этот период была уточнена сфера влияния технических отношений. Ею определялись: а) разделение и кооперация труда, б) функциональная субординация, в) техническое использование материальных средств производства, г) организация, регламентация, управление и координация экономико-технических аспектов отношения, д) сбор, хранение, обработка, анализ и распространение информации, е) учет и контроль, ж) методика осуществления отношений [1, с. 30- 6, с. 160].
Выделение технических отношений из совокупности производственных способствовало дальнейшему параллельному развитию двух теорий: концепции общественно-экономического уклада и теории технологического уклада, в которой главенствующая роль стала отводиться именно уровню развития технологий, а затем уже экономики.
В 1980-х годах публикации на эту тему продолжались. Стоит вспомнить работы Л. С. Барютина, В. И. Кушлина, С. М. Меньшикова и Л. А. Клименко [2, 9, 10]. Своего апогея развитие теории технологических укладов достигло в 1990-х г. с ренессансом рыночной экономики. В этой связи следует остановиться на работах Ю. В. Яковца, по мнению которого, технологический способ производства представляет собой набор средств производства и форм его организации, а экономический способ производства приравнивается к строю экономических (производственных) отношений [22, с. 62]. Основные элементы последнего: структура воспроизводства, формы собственности на средства производства и его результаты- способы распределения произведенного продукта между
3 1
а
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
участниками воспроизводства, членами общества- способы обмена, циркуляции в обществе произведенных материальных благ- формы экономического управления, регулирующий и мотивационный механизм. В каждом технологическом способе производства происходит смена технологических укладов [22, с. 63]. Каждый уклад включает в себя сменяющие друг друга взаимосвязанные наборы поколений техники (меняется каждые 2−3 года). Экономическая структура воспроизводства отражает соотношение различных укладов, основанных на определенном типе отношений собственности, распределения, обмена и предполагающих соответствующий механизм экономического управления, строящийся на внеэкономическом принуждении или экономическом побуждении в разных формах [22, с. 153].
Отделив технологический способ производства от экономического, Ю. В. Яковец предложил собственную структуру общества, которая представляет из себя пирамиду. Основание пирамиды составляют потребности, знания и навыки человека, на которых выстраивается технологический способ производства, и только после того, как общество будет полностью технически оснащено, оно переходит к экономическому производству [22, с. 60].
В этой связи следует отметить, что технологии, безусловно, представляют определенную основу для развития производительных сил. Однако потребности человека, которые автор считает основополагающими в структуре общества, — это экономическая категория, а знания и навыки многими экономистами включаются в факторы производства и по этой причине должны быть расценены, как экономическая, а не технологическая категория. Таким образом, представляя структуру общества указанным способом автор либо отрицает такие экономические категории, как потребности и знания, либо пытается намеренно затушевать первичную роль экономического способа производства.
Свой вклад в развитие теории технологических укладов внес и Ю. М. Осипов. Однако, в отличие от предыдущего автора, он считает, что технологический и социальный способы производства могут существовать только во взаимной связи [11, с. 113].
С другой стороны к проблеме технологических укладов подошел С. Ю. Глазьев. Он предлагает использовать данное понятие вместо отраслевого принципа деления экономики. С точки зрения автора, технологический уклад представляет собой некоторую совокупность подразделений, близких по качественным характеристикам технологий, ресурсов и выпускаемой продукции, т. е. как хозяйственный уровень. Данный уклад характеризуется единым техническим уровнем составляющих его производств, связанных вертикальными и горизонтальными потоками качественно однородных ресурсов, опирающихся на общие ресурсы квалифицированной рабочей силы, общий научно-технический потенциал [4, с. 61].
При этом обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Определение технологического уклада Глазьева никоим образом не согласуется с длинными волнами Кондратьева. Это прослеживается хотя бы в том, что в основе технологических новаций Кондратьева лежит динамика развития экономических систем, а технологические уклады Глазьева статичны. Кроме того, последние находят свое отражение в уже действующем производстве, они не позволяют прогнозировать дальнейшее развитие техники и технологий. Отличительной же особенностью длинных волн Кондратьева является их новизна, инновационный характер дотоле неизвестных или малоиспользуемых технологий, которые изменяют мир.
Заметим, со временем развитие технологических укладов Глазьева пошло по двум направлениям. Первое из них вызвано сращиванием различных предприятий на основе юридически оформленных аффилированных отношений. В первую очередь такие отношения оформлялись с поставщиками и смежными предприятиями. К настоящему моменту в таких интегрированных бизнес-структурах значительную роль играет банковский сектор, отсюда они получили свое второе название — финансово-промышленные группы.
Второе направление расценивается как более перспективное. Оно связано с формированием на основе территориальной, технологической, отраслевой общности компаний, а также связанных с ними поставщиков, вузов, торговых предприятий, так называемых, кластеров, основной задачей которых ставится укрепление
32
хозяйственных связей, повышение эффективности и конкурентоспособности. Таким образом, технологические уклады Глазьева нашли применение исключительно в экономической области.
Только во втором десятилетии XX в. российские экономисты обратили внимание на взаимосвязь технологических укладов с экономикой. Исследуя проблемы инновационного развития страны, М. В. Халина связала внедрение технологических инноваций на отдельных предприятиях с величиной ожидаемой прибыли [20, с. 16]. Ряд экономистов пришли к выводу о необходимости серьезных структурных преобразований в экономике для создания технологических инноваций [18, с. 340]. Напомним, за рубежом к выводу о взаимосвязи институциональных изменений и технологических инноваций пришли еще до второй мировой войны. И, наконец, А. В. Тебекин, сформулировал принципиально новое определение технологического уклада, рассматривая его как уклад социально-экономического развития общества [19, с. 36]. Тем не менее, несмотря на существенные для дальнейшего развития теории инновационного уклада выводы, указанные исследователи не смогли предложить адекватных мер по стимулированию в стране инновационных процессов.
В этой связи заметим: признание технологического уклада одним из нескольких экономических укладов открывает совершенно новые перспективы для инновационной экономики. Напомним: согласно определению общественно-экономического уклада, инновационный уклад, характеризуется а) системой социально-трудовой деятельности населения или его местом в общественном разделении труда и б) формой собственности на предметы и средства труда, а также рабочую силу [15, с. 60].
Система социально-трудовой деятельности представляется достаточно четко обозначенной — «инновационное предпринимательство», под которым в России понимают предприятия, работающие в высокотехнологичных отраслях. Такое определение представляется несколько суженным. На наш взгляд, под системой социально-трудовой деятельности следует понимать разработку и внедрение инноваций в конкретных отраслях народного хозяйства, начиная от агропромышленного комплекса и до производства высокоточных микросхем. Однако для полноценного формирования уклада необходимо, чтобы потенциал производственной или хозяйственной ниши и ресурсов, на котором он основывается, был достаточен для развития относительно целостного воспроизводимого блока отношений и связей [17, с. 56].
В то же время крупные фирмы, занимающие монопольное, или близкое к нему, положение на рынке в очень незначительной степени заинтересованы в совершенствовании собственной продукции, или внедрении инновационных технологий: лидерство на рынке гораздо легче поддерживать нерыночными способами конкурентной борьбы. Малые предприятия, если и заинтересованы в более существенном отрыве от конкурентов за счет новых технологий, то на внедрение более-менее серьезных инноваций у них нет, ни средств, ни других возможностей. К тому же в России более 90% малых предприятий являются микрофирмами, которые в состоянии прокормить только себя и свою семью.
Необходимым потенциалом обладают только предприятия среднего бизнеса, для которых внедрение инноваций является одним из способов конкурентного преимущества. Между тем, по оценкам экспертов в развитых странах в среднем бизнесе занято около 1% предприятий, что составляет в США 191 тысячу фирм, в странах ЕС — 220 тысяч фирм. В России же процентное соотношение среднего предпринимательства, хотя по относительным показателям и сопоставимо с развитыми странами — примерно 0,8%, однако по абсолютным значениям составляет чуть более 24 тысяч предприятий, почти половина которых сосредоточена в финансовой сфере, торговле и недвижимости [14].
Если учесть, что мы определили сферу деятельности, как разработку и внедрение инноваций в конкретных отраслях народного хозяйства, потенциал для развития сократится в несколько раз. Так, в сельском хозяйстве работает чуть больше 3,5 тысяч средних предприятий, в обрабатывающей промышленности — около четырех тысяч [5, с. 15]. Многие ли из этих фирм уделяют достаточно внимания инновационным технологиям?
В России слабость инновационного процесса принято связывать с недостаточностью государственного финансирования научных исследований, обычно при этом в пример ставятся фи-
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
а
нансовые вливания в науку США. Действительно, расходы на науку в США существенно превышают российские показатели. На наш взгляд, различия между двумя странами заключаются не только в объемах, но и в структуре финансирования. Так, государственный бюджет США финансирует только 31,1% научных исследований, большая же часть 61,8% капитальных вложений в науку приходится на предпринимательский сектор экономики. В России же на долю федерального бюджета приходится 65,6% финансовых вливаний в науку, при вкладе предпринимательского сектора — 16,3% [16, с. 165]. При этом следует обратить внимание на отрицательные тенденции — при увеличении объемов государственного финансирования научных исследований доля предпринимательского сектора сокращается. В условиях невысоких процентных отчислений на науку из федерального бюджета такая ситуация не может не вызывать опасения.
В этой связи следует обратиться ко второму условию существования общественно-экономического уклада — форме собственности на средства производства. В развитых странах большинство научных институтов, также как и предприятия среднего бизнеса, находятся в частной собственности, иногда эта собственность принадлежит одним и тем же юридическим или физическим лицам. Поэтому представителям науки и предпринимателям не составляет большого труда договориться о взаимном сотрудничестве, нужно понять только собственную экономическую заинтересованность.
В России в этом отношении сложилась несколько иная ситуация. Значительную преграду на пути инноваций представляют различия форм собственности организаций, осуществляющих теоретические исследования и предприятий, практически реализующих данные нововведения. Первые обычно отличает государственная собственность на средства производства, вторые — частная. Конфликт интересов собственности и приводит к нивелированию усилий по формированию в стране инновационного климата: научные организации не заинтересованы в реализации своих разработок, а предприниматели не могут получить новые необходимые им технологии.
В связи с вышеизложенным, следует заметить.
Во-первых, осознание взаимной связи технологических и общественно-экономических укладов сближает российских ученых с западными коллегами в вопросах понимания сути инновационных процессов. Акцент на инновационном характере технологических укладов позволяет рассматривать их не только с точки зрения технологических изменений, но и с точки зрения влияния на экономические и институциональные преобразования.
Во-вторых, для лидерства в шестом инновационном укладе необходимо создать плацдарм для инновационного прорыва по нескольким направлениям. Таким плацдармом может стать средний бизнес, который заинтересован во внедрении инноваций, как повышении своей конкурентоспособности. В этой связи представляется целесообразной разработка федеральной программы поддержки среднего предпринимательства.
В-третьих, сетования ряда ученых и политиков на недостаточное финансирование науки имеет под собой основание. Однако именно активизация роли предпринимателей в разработке и внедрении инноваций может способствовать как расширению финансирования, так и повышению эффективности инноваций.
В-четвертых, требует разрешения конфликт интересов собственности между научно-исследовательскими институтами и предпринимательскими структурами Нужно, чтобы научные организации были заинтересованы в реализации своих инновационных разработок. Добиться этого позволяет только трансформация собственности научных организаций, перевод их на самофинансирование и окупаемость.
Предлагаемые мероприятия, во-первых, позволяют более широко подходить к вопросу формирования инновационной экономики, именно как к формированию нового общества. Во-вторых, целенаправленное становление инновационных укладов в различных отраслях экономики позволяет до некоторой степени контролировать процесс и даже прогнозировать появление нового седьмого инновационного уклада.
Литература
1. Агеев В. М. Методологические и теоретические проблемы основного экономического закона социализма. — М.: МГУ, 1973. — 297 с.
2. Барютин Л. С. Управление техническими нововведениями в промышленности. — М.: Мир, 1986. — 326с.
3. Богданов А. Организационные принципы социальной техники и экономики // Вестник социалистической академии. -1923. — Кн. 4. — С. 272−284.
4. Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. — М.: ВлаДар, 1993. — 308 с.
5. Итоги сплошного федерального статистического наблюдения за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства за 2010 год. — М.: Стат. России, 2012. — Т. 2. — 447 с.
6. Климин Н. В. Развитие экономических отношений социализма в условиях научно-технической революции. — Л.: ЛГУ, 1976. — 180 с.
7. Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. — М.: Экономика, 2002. — 768 с.
8. Кузнец С. Современный рост: результаты исследований и размышлений. Нобелевская лекция // Нобелевские лауреаты по экономике: взгляд из России / Под ред. Ю. В. Яковца. — СПб.: Гуманистика, 2003. — 110 с.
9. Кушлин В. И. Интенсификация обновления производственного аппарата. — М.: Мысль, 1986. — 264с.
10. Меньшиков С. М., Клименко Л. А. Длинные волны в экономике. Когда общество меняет кожу. — М.: Международные отношения, 1989. — 274 с.
11. Осипов Ю. М. Опыт философии хозяйства. Хозяйство как феномен культуры и самоорганизующаяся система. — М.: Изд-во Моск. гос. ун-та. 1990. — 384с.
12. Плеханов В. Г. Избр. философ. произведения. — М.: Госполитиздат, 1956. — Т. 2. — 682 с.
13. Разумовский И. П. Курс теории исторического материализма. — М.: Госиздат, 1927. — 535 с.
14. Растущий малый и средний бизнес в России и за рубежом: роль и место в экономике: электрон. ресурс // Ресурсный центр малого предпринимательства. Аналитический отчет: веб-сайт. — Режим доступа: http/www. ruaee. ru (дата обращения: 24. 02. 2014).
15. Рыбина З. В. О необходимых условиях формирования инновационного уклада // Россия в мире: опыт прошлого — взгляд в будущее. — Новосибирск: СИБПРИНТ, 2013. — С. 50−63.
16. Рыбина З. В. Концепция общественно-экономического уклада. — М.: Библиоглобус, 2014. — 208 с.
17. Смешанное общество: российский вариант / Под ред. Л. В. Никифорова. — М.: Наука, 1999. — 328 с.
18. Сытник А. А. Технологические изменения как результат смены технологических укладов // Проблемы современной экономики. — Новосибирск: ЦРНС, 2011 — № 3−1. — С. 338−340.
19. Тебекин А. В., Серяков Г. Н. Технологический уклад как основа социально-экономического развития обществ: инновационные аспекты исследования // Innivative economy. — 2014 — № 1−2 — С. 33−36.
20. Халина М. В. Ключевые проблемы формирования инновационного уклада экономической системы // Современные тенденции в экономике и управлении. — Новосибирск: ЦРНС, 2013 — № 23. — С. 13−17.
21. Шумпетер Й. Теория экономического развития. — М.: Прогресс, 1982. — 453с.
22. Яковец Ю. В. История цивилизаций. — М.: ВлаДар, 1995. — 460 с.
33

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой