Когда слова не нужны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Прочее


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кристина КАРИМОВА
КОГДА СЛОВА НЕ НУЖНЫ
Фантастический рассказ (журнальный вариант)
— Отказ системы стабилизации… Критическое снижение скорости… Необходима эвакуация… — флаер на пределе, но пытается дотянуть до конца поля. Ведь внизу — зрители.
Эвакуация? Черта с два! Если я покину машину, то ее просто сожгут силовым лучом.
— Нет, — отвечаю я ему. — Я тебя не брошу…
Новая ученица не понравилась мне сразу. Высокая, тонкая, одета в черный облегающий комбинезон. Носок туфельки нетерпеливо постукивает об асфальт.
Ничего, подождет.
— Полет стабильный, — нарочито неторопливо говорю я ученику Славику. — Еще немного — и экзамен.
— Спасибо, Мастер, — Славик кивает. — Но все же машину я пока еще слабовато чувствую.
Он прав, но все же определенные задатки у него есть. Попробую поговорить с ним о гонках позже.
Как только мы попрощались, девица шагнула вперед:
— Я к вам. Алла Альметьева.
Темные волосы забраны в длинный хвост, глаза обведены черным, губы ярко размалеваны. Ну что эта кукла будет делать с Мирой? Вот ведь пошло повальное увлечение — получать права на вождение флаеров.
— Вы уверены, что хотите именно «Химеру»? — начал я аккуратно. — Это сложная машина. Может, какую-то другую модель?
— Нет, благодарю! — девица упрямо задрала нос.
Ясно. Уперлась, и что я ни скажи — бесполезно.
— Покажите руки.
Девица удивилась, но протянула ладони:
— Уверяю — чистые!
— Вы не можете летать с этим, — я ткнул в длиннющие ногти.
— Почему? Разве мы будем работать не с прямой связью?
Ишь ты, подкованная.
— Первый этап — сенсорный. Но есть модели, с которыми этого не требуется. «Гейша», «Ангел».
Девица фыркнула, кинула свысока:
— Буду завтра.
И двинулась прочь. Я мысленно сплюнул. Навязалась на мою голову!
— Дима, — Серж, самый молодой инструктор, светился от любопытства. — Что за красотка? Ученица?
— А-а, — я махнул рукой.
— Уступи, а? Ей моя «Гейша» в самый раз!
— Я бы без проблем. Только она «Химеру» хочет. Уговоришь?
— Да не вопрос!
«Бог в помощь, — подумал я. — Баба с воза — флаеру легче».
Утром, к моему величайшему разочарованию, она все-таки явилась.
— Руки? — потребовал я.
— Извольте, — она с усмешкой продемонстрировала коротко подстриженные ногти.
— Садитесь, пристегивайтесь.
Я погладил крыло флаера и мысленно сообщил: «Ученик». Мира ответила теплой волной.
Ученица устроилась, и я начал привычный инструктаж:
— Флаер типа «Химера» имеет два посадочных места.
— А почему «Химера»? — перебила меня девица.
— По имени мифического существа, обладающего несочетаемыми качествами. «Химера» может участвовать в Гонках и использоваться, как бытовой флаер. Потому и способов управления два — тактильный и сенсорный. Начнем с сенсорного варианта. Положите руки сюда.
Глаза девицы, увидевшей панели, наполненные вязким гелем, полезли на лоб:
— Биогель?! А зачем я уродовала ногти?! Они бы не помешали!
Я вздохнул.
— Биогель усиливает воздействия. Если ногти длинные, реакция машины может быть неадекватной.
Все сказанное — правда. Но не вся. Просто я не хочу, чтобы Мире было больно.
Ученица неприятно усмехнулась:
— А-а-а… Мне же сказали, что вы считаете ее живой. — И тут же, без перехода: — А правда, что вы попали в аварию во время Гонок? Из-за того, что не оставили машину?
Серж. Это он протрепался. Но я сам виноват, что все ему рассказал.
«Создание ситуации, опасной для жизни людей, — стояло у меня в дисквалификационной карточке. — Лишен права участия в Гонках на неопределенный срок».
Да, я подверг опасности жизни людей ради спасения машины. А если флаер — не просто машина? А если он чувствует, понимает?..
Каждый раз с появлением Аллы мое настроение падало — меня ждало два часа пустого времени. Ученица запаздывала с командами, путала право и лево, ей не хватало точности, чувства равновесия, одним словом всего, без чего полет на скоростном флаере невозможен. Но она упрямо продолжала приходить на занятия. Я поражался и злился одновременно — по моим расчетам она давным-давно должна была сдаться. Я ее терпеть не мог, а флаеру она нравилась. Мира старалась изо всех сил и была само внимание и послушание. Впрочем, бесчувственная Алла этого не замечала и продолжала делать ляп за ляпом.
Однажды я не выдержал и после посадки спросил:
— Алла, вы понимаете, что «Химера» не для вас? Возьмите ту же «Гейшу», возьмите «Барракуду». Ну, «Гепарда», наконец, если вас смущают женские модели. Зачем вы тратите время впустую?
Она вздернула подбородок:
— Я буду заниматься на «Химере». Столько, сколько нужно. Я всю жизнь об этом мечтала- она поймала мой удивленный взгляд и усмехнулась. — Не зря же я выбирала лучшего инструктора. Как вы ее зовете? Мира?
Развернулась и ушла.
— Ты слышала, Мира? — пробормотал я. — Откуда она узнала, как я тебя зову?..
«Помоги ей», — шепнула Мира.
На следующее занятие я уже сам ждал Аллу. «Я всю жизнь об этом мечтала… «Мальчишкой я тоже мечтал о полете. Знал, что ничего не светит, и все же мечтал. И потому смог. Я научу ее. Пусть Алла никогда не выйдет на поле для Гонок, но летать она будет.
— Так, — начал я сразу, едва она появилась. — Попробуем все с начала. Руки на панель, закройте глаза, представьте, что вы и есть флаер.
— А? У меня получилось? — глаза Аллы сияли. Подъем, «горка», заход на посадку — идеально.
— Отлично получилось!
Мы занимались каждый день. Более настойчивого ученика я не видел за всю свою практику. Честно говоря, я все больше начинал гордиться ученицей. Сила воли, упорство, стремление к победе. И с каждым днем все лучший и лучший контакт с машиной. Именно то, что нужно для Гонок. Жаль, что Алла не парень.
— На следующем занятии — прямой контакт. А там еще немного — и экзамен.
— Дима, вы так давно со мной возитесь… — Алла вдруг перегнулась через подлокотник и чмокнула меня в щеку. Хлопнула дверца — и нет ученицы.
— Что это было? — ошеломленно пробормотал я, машинально касаясь щеки.
Мира ответила нежной и чуть грустной волной.
— Ну что ты, что ты! — пробормотал я. — Я тебя никогда не оставлю.
«Я тебя никогда не оставлю.» Обещание почти несбыточное. Учебные машины служат в школе от силы полгода, потом идут на продажу. Интеллектуальный блок обладает импринтингом — ему требуется постоянный хозяин.
Выкупить Миру себе? Во-первых, очень дорого. Во-вторых, ей нужны скорость, полет, Гонки. Я не смогу ей это дать. Найти бы достойного пилота…
— Ого. — пробормотал я, глядя на серебристо-пере-ливающийся костюм Аллы вместо привычного черного.
— Прошу прощения, я в таком нерабочем виде, — Алла обезоруживающе улыбнулась. — У меня сегодня день рождения, родители организуют праздник.
— Поздравляю, — кивнул я. — Тогда у меня тоже подарок: пора назначать день экзамена.
— Правда?! Спасибо!!!
Безупречное сенсорное управление, стабильное прямое — начальная ступень работы со скоростным флаером освоена. Если бы я готовил пилота для Гонок, трудов было бы еще немало. Но в случае Аллы пора выпускать ее в мир.
Глаза девушки так сияли, что я вдруг добавил:
— А хотите в завершение попробовать кое-что из программы Гонок?
— О! Да!!!
— Хорошо. В последнее время мы занимались прямым управлением и подзабросили сенсорное. Но в Гонках используются оба вида контакта. Прямое дает импульс, сенсорное — корректирует движение, дает возможность выполнять маневры интуитивно. Готовы попробовать совмещение?
Алла почему-то на секунду замялась. И кивнула.
Мира кричала от боли. От запредельного шока она не слышала даже меня, но, почти оглохшая, ослепшая, она шла, рвалась вверх. И выводила нас из пике. Поймала воздушный поток, выправилась. Скользнула над
4 «Юный техник», 2013 г.
49
полем, коснулась полотна, остановилась. Беспокойство, сожаление, просьба: «Не ругай ее сильно… «
Ученица сидела, опустив голову.
— Покажи руки, — произнес я.
Пряча глаза, Алла неохотно выложила руки на колени. Накладные ногти. У нее опять были ногти.
— Вон отсюда, — сказал я.
— Дима, я не знала… Я думала…
— Вон!
Поздно вечером я зашел в ангар. Двинулся вдоль ровного ряда учебных машин: кокетливая «Гейша», скромная «Ласточка», самоуверенный «Гепард». Все они когда-то обретут своих хозяев… Как и моя Мира — скоростной флаер класса «Химера». Когда-нибудь.
Сегодня я говорил со Славиком, спросил, что он думает об участии в гонках.
— Спасибо, Мастер. Но нет. Это не мое.
И я согласился с ним.
Есть ли у флаеров разум? Живые ли они? Тех, кто считает их просто машинами, — большинство. Но я убежден, что без взаимной любви и уважения человека и флаера невозможен высший пилотаж. Мне казалось, Алла это понимает. Ошибался.
«Ангел», «Ягуар», «Сокол». Сейчас увижу Миру… Резко, словно наткнувшись на стену, я остановился — около машины кто-то был.
— Мира, — шепот был едва слышен. — Мирочка, прости! Я не нарочно…
Я оцепенел, боясь сделать лишнее движение. Сбивчивый речитатив Аллы. Радость и смущение Миры. Я осторожно шагнул назад и все отступал и отступал, пока ряд других машин не скрыл от меня девушку, обнимающую флаер, и Миру, тающую под ласковой рукой.
На стенде первой среди сдавших экзамен значилась фамилия Альметьева. «Ну вот и все. Удачи на трассах», — подумал я.
— Димка! — окликнул меня Серж. — Ты уже знаешь, что старую «Химеру» продали? Завтра новая придет.
— Как продали?! — вскинулся я. — А кто покупатель?
— Ее сейчас забирают, можешь посмотреть.
Я выскочил на поле, лихорадочно завертел головой. И увидел Миру рядом с новой хозяйкой. Черный костюм, длинный хвост по спине. Алла. Я попятился, собираясь уйти. Девушка оглянулась.
— Дима! Я сдала!
— Знаю, — мне пришлось остановиться. — Поздравляю.
— Дима, я хочу участвовать в Гонках. С Мирой. Ты можешь учить нас?
У меня отвалилась челюсть: женщина — в Гонках?! Такого еще никогда не было!
— Мы обе тебя просим. Мира, скажи ему!
Я почувствовал Миру: «Помоги ей! У нее получится!.. «
«А, может, и правда. — мелькнула мысль. Ведь именно такого гонщика — способного понять и принять машину — я искал и почти отчаялся найти. — Но женщина в Гонках?.. «
«А еще — она тебя любит», — шепнула Мира. Я поперхнулся: Мира! Чтоб ты понимала в людях!
Алла смотрела умоляюще. «А, гори все синим пламенем!» Я шагнул к инструкторскому креслу, оглянулся:
— Ну? Чего ждешь? Садись!
Губы Аллы расплылись в улыбке. Она распахнула дверцу, радостно плюхнулась на сиденье и протянула обе руки.
— Видишь — никаких ногтей!
— Вижу, молодец, — сказал я, глядя на ее длинные, чуткие пальцы. — Ну что, начнем?
Гонг к посадке — как звук трубы для боевого коня. Все до боли знакомо — рев двигателей, шум трибун. И все по-другому. Я — в тренерской ложе. А около Миры — хрупкая фигурка в черном. Змеиный хвост по спине и упрямо сжатые губы — Алла.
— Последние мгновения. Пилоты садятся в машины, — кричит комментатор. — Скоро мы узнаем имя победителя. Господа, еще есть время сделать ставки!..
Но я не делаю ставок. Я просто знаю. Ведь упорства моей жене не занимать.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой