Формирование архитектуры Театра оперы и балета в Екатеринбурге

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Строительство. Архитектура


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 725.8 ВЕСЕЛОВСКАЯ В. Г.
Формирование архитектуры Театра оперы и балета в Екатеринбурге
В статье рассмотрены стадии проектирования, строительства и реконструкции театра оперы и балета. Автором приведены данные о разработке проекта театра архитектором В. Н. Семеновым, об особенностях изменения проекта и строительстве театра архитектором К. Т. Бабыкиным. Отмечены изменения облика театра после реконструкции 1982 года архитектором А. Е. Заславским. Материал дополнен архивными фотографиями, чертежами каждого этапа его формирования.
Ключевые слова: театр оперы и балета Екатеринбурга, архитектура, реконструкция, особенности, изменения облика.
VESELOVSKAYA V. G.
THE HISTORY OF AN ARCHITECTURE CREATION OF THE EKATERINBURG STATE ACADEMIC OPERA AND BALLET THEATRE
The article describes a design, construction and reconstruction stages of the Ekaterinburg State Academic Opera and Ballet Theatre. This article includes same information about theater’s drafting which made by V. N. Semionov, about Babykin’s constructionfeatures andprojectmodifications. Describes external changes ofthe theatre after reconstruction which was hraded by Zaslavskiy in 1982. In addition the article contains photos and schemes each of this stages.
Keywords Opera and Ballet Theatre, architecture, reconstruction, particularly changes in appearance.
Веселовская Виктория Георгиевна
аспирантка УралГАХА E-mail: proekt-da@ya. ru
Важное градостроительное место в формировании главного проспекта города Екатеринбурга занимает государственный академический театр оперы и балета (рис. 1). Он является ведущим архитектурным элементом площади Парижской коммуны, привлекая внимание гостей и жителей города выразительностью внешнего облика, ярким декоративным убранством фасадов, красотой и удобством ландшафтной организации сквера и прилегающей к театру территории.
История проектирования, строительства и реконструкции здания театра представляет особый интерес не только для исследователей культуры и истории Екатеринбурга, но и для многих жителей города.
Идея строительства здания Нового городского театра на бывшей Дровяной площади (ныне театра оперы и балета на площади Парижской коммуны) родилась у екатеринбуржцев еще в конце девятнадцатого столетия. Деньги на проектирование и строительство важного городского объекта культуры стали собирать и накапливать с 1892 г. Как полагалось, объявили конкурс. В марте 1903 г. на рассмотрение жюри поступило шестнадцать проектов. Лучшим был
признан проект под названием «Светлана». Его автором был молодой пятигорский гражданский инженер Владимир Николаевич Семенов, через многие годы ставший доктором и академиком архитектуры, занявший пост главного архитектора Москвы в тридцатых годах. Однако в связи с тем, что к началу строительства театра автор проекта отсутствовал, принимая участие в Англо-бурской войне, разработку рабочих чертежей и руководство строительством доверили архитектору К. Т. Бабыкину, который вместе с инженером Т. И. Ремельтом выполнил все расчеты и осуществил рабочее проектирование. Он же вел и производство работ на площадке, а также авторский надзор за строительством. В рабочую группу вошли также скульптор А. Вейнберг и архитектор И. Янковский [2].
Владимир Николаевич Семенов родился в Кисловодске в январе 1874 г. Он окончил реальное училище во Владикавказе и поступил в Петербургский институт гражданских инженеров, который закончил с серебряной медалью в 1898 г. Значительно позднее его назовут выдающимся советским архитектором-градострои-телем. В его память благодарными учениками будет отчеканена медаль со сказанными им
© Веселовская В. Г., 2011
59
Архитектура
словами: «Градостроительство — это высокое искусство» [1].
О том, что это был незаурядный человек, говорит хотя бы такой факт из его биографии. С небольшой группой русских добровольцев он, только-только включившись в практическую архитектурную деятельность, уезжает в Трансвааль для участия на стороне буров в Англо-бурской войне. Английские войска жестоко расправлялись с непокорным народом, и общественность России сочувственно относилась к бурам, героически сражавшимся за свою независимость. Вернувшись в Россию, Семенов едет на Кавказ и, работая до 1908 г. в Управлении Кавказских Минеральных Вод, строит гостиницу «Бристоль» в Пятигорске, дачу эмира Бухарского (теперь корпус санатория) в Железноводске, жилые дома. Уже при советской власти он входит в ряды передовой технической интеллигенции. Будучи главным архитектором Москвы (1930−1934), В. Н. Семенов осуществляетруководс-тво разработкой плана реконструкции и развития столицы, утвержденного в 1935 г.
В январе 1910 г. в Екатеринбургской городской Думе окончательно утвердили смету на строительство театра в сумме 300 тыс. рублей. Производство работ взял на себя частный подрядчик на условиях договора с городской строительной компанией.
Итак, проект молодого архитектора В. Н. Семенова передали в руки молодого архитектора К. Т. Бабыкина. Константину Трофимовичу поручили возглавить рабочее проектирование будущего здания оперного театра в Екатеринбурге. Архитектор был рад чести, которая выпала ему — подготовка рабочего проекта и строительство первого в наших уральских краях оперного театра.
Архитектор К. Т. Бабыкин активно работал над проектом. По воспоминаниям современников, ему нравился проект, он считал его рациональным, но ему казалось, что В. Н. Семенов представил в своем проекте уральские края слишком суровыми, а людей несколько аскетичными [3].
Здание театра имело граненую форму, с раскрытыми на фасад зрительным залом и фойе. Плавное закругление объема перебивалось фронтальным решением центральной части фасада, ризалитами с балконами и выступами лестничных клеток. Парадность и торжественность облика театра раскрыты и в фасадном убранстве — в многофигурных и портретных барельефах, скульптурной группе из трех муз на фронтоне, богатой лепнине, украшающей балконы с красивыми
Рисунок 1. Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета. Фото с сайта www. mr66. ru
формами. Не менее богато отделан и зрительный зал.
По рисунку В. Н. Семенова фронтон здания по углам и в центре причудливыми лепестками венчали островерхие стелы (рис. 2). На уровне второго этажа был запроектирован балкон на весь фасад, на уровне третьего этажа — еще три балкона. Фасад театра украшали две густо рустированные плоскости стен с геральдическими картушами. Стрельчатые окна подчеркивали величие здания. Архитектор широко использовал почти все элементы зодческой палитры, назвав свой конкурсный проект «Светлана».
В доработанном проекте К. Т. Бабыкина был изменен фасад здания. Его главное новшество состояло в том, что фигуры трех муз искусств находились на самой высокой точке фасада. На них длинные одежды, их позы величественны и вдохновенны. Это муза с нотной книгой, муза с горящим факелом и муза с лирой. Скульптуры как бы объявляли каждому, кто бросает взгляд в их сторону, что именно здесь живет и процветает высокое театральное искусство. В дополнение к скульптурной группе под карнизом пущен выполненный в классическом стиле фриз — граждане древнего Рима в длинных хитонах собираются на зрелище. Фасады были выполнены на ренессансный манер, с элементами барокко.
Хотелось бы подробнее остановиться на истории трех муз. В репортаже 1981 г. приведен тот факт, что музы являются результатом работы разных мастеров. Это заметили мастера реконструкции М. А. Шаталов и A.B. Широков. Обращается внимание и на смешение разных стилей в фигурах. Классическое решение просматривается в лицах, складках одежды, в то же время в них ярко выражены признаки провинциального модерна. Важен и масштаб. Центральная фигура имеет «рост» три метра сорок сантиметров, хотя с уровня восприятия человека фигура сомасштабна окружению и не выглядит громоздко. Это
явная заслуга архитектора К. Т. Бабыкина, продумавшего, казалось бы, незначительную деталь [2].
Главный фасад здания имел трехчастное членение по горизонтали и вертикали. Он состоял из центрального объема, выступающего подобно портику в зданиях классицизма, и двух зеркально-симметричных боковых, поставленных к нему под углом. С классическим ордерным портиком имела много общего и декоративная трактовка центральной части главного фасада. Желанием приблизить архитектурное решение к классическим образцам объясняется трехчастное членение фасада по вертикали, которое не соответствует внутренней четырехэтажной разбивке здания (рис. 3).
На этой стройке по настоянию архитектора К. Т. Бабыкина впервые на Урале применялось бетонирование крупных конструкций. Использование железобетонных сводов вместо кирпичных не только обусловило необычную форму зрительного зала, но и его великолепную акустику.
Ярусный зрительный зал был решен по типу французского классического театра. Особенностью этого зала является отношение длины к ширине 7: 6, характерное для итальянских залов. Зал рассчитан на 900 мест, которые располагаются в партере, амфитеатре, трех ярусах, ложах бенуара, бельэтажа, на балконах и обширной верхней галерее.
Интерьер был задуман изящным и строгим: легкие декоративные византийские арки галереи, широко раскрытые ярусы лож, условно перегороженные невысокими барьерами. Крайние к порталу ложи выделялись богатством отделки — лепниной, бархатом.
Подковообразная форма зрительного зала обусловила форму всего здания — это вытянутый перпендикулярно главной улице прямоугольник, вписанный в овал.
Помимо отхода от первоначального проекта в фасаде здания и использования железобетона возникли небольшие изменения, такие как расширение партера за счет лож бенуара и их сокращение до шести мест с каждой стороны.
Все изменения проекта архитектора В. Н. Семенова, возникшие в ходе его доработки архитектором К. Т. Ба-быкиным, помогли фасаду лишиться оттенка трагического хаоса, приобрести легкость и парадность [3]. Поиски нового, выразившиеся в повышении внимания к функциональным качествам архитектуры, стремлении использовать новейшие технические
Рисунок 3. Оперный театр, 1939 г. Архив музея УралГАХА
достижения своего времени, сочетались с применением ретроспективной декорации. Соединив в себе основные противоречия, присущие архитектуре переходной эпохи, здание театра стало образцом памятника архитектуры XX в.
Все время строительства К. Т. Ба-быкин постоянно находился на лесах, внимательно контролируя качество работ.
12 октября 1919 г. оперой Михаила Ивановича Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») открылся его первый театральный сезон. Зал был переполнен. На спектакле присутствовал сам пермский губернатор Д. Г. Арсеньев. За дирижерским пультом стоял выпускник Флорентийской консерватории Сильвио Барбини, а постановку оперы осуществил первый главный режиссер театра А. Альтшуллер.
Хотелось бы особо отметить причастность Константина Трофимовича Бабыкина к авторству проекта Оперного театра. Н. С. Алферов, первый ректор Уральской государственной ар-хитектурно-художественнойакадемии, в своей книге о Свердловске отмечает, что архитектора К. Т. Бабыкина вправе можно считать одним из авторов данного сооружения. Сам Константин Трофимович в своей автобиографии скромно пишет: «1910−1912 г. Мной разработаны все рабочие чертежи, произведены все статические расчеты, разработано внутреннее оформление большого оперного театра им. Луначарского в Свердловске и мной построено само здание».
Вместе с тем следует отметить, что есть и другие мнения относительно авторства К. Т. Бабыкина. Однако никто не отрицает, что архитектор и инженер Бабыкин вложил в проект Владимира Николаевича Семенова свои силы, фантазию, опыт и вкус к искусству. Помимо этого, он воплотил «бумажную» архитектуру в памятник, который по сей день радует глаз прохожего и является одной из доминант города. По воспоминаниям современников, сам Константин Трофимович отрицал свое авторство, утверждая, что он только построил театр. Но блестяще осуществленный в натуре Оперный театр стал великолепным зданием, которое по сей день является ярким украшением Екатеринбурга, его «белым лебедем».
В 1982 г., максимально сохранив старую часть здания, творческий коллектив под руководством заслуженного архитектора РСФСР А. Е. Заславского реконструировал театр, сделав его сомасштабным современному градостроительному сооружению, сделав пристрои двух боковых час-
тей и склада декораций. Театр стал соответствовать современным функциональным и техническим требованиям, появились дополнительные возможности для декораций, сцены. Кирпичной оградой была ограничена территория театра с восточной стороны. Высота центральной части театра увеличилась до26мв высоту, глубина сцены — с12до 18 м, портал — набм. В театре появился лифт. Улучшились условия для занятий, увеличилось число вспомогательных помещений и гримерных, стало возможным одновременное пребывание 140 актеров и обслуживающего персонала [4].
Заключение
История создания Оперного театра в Екатеринбурге показывает, как талантливые, интеллигентные и внимательные к идеям своих коллег архитекторы бережно развивали изначальные замыслы создателя, не пытаясь громко заявлять об авторстве на объект, стремясь всякий раз глубже понять своего предшественника и сохранить его рациональные творческие
идеи. Этот пример служит прекрасным уроком высокой нравственности современному поколению екатеринбургских зодчих.
Список использованной литературы
1 ДесятовВ.Г. Константин Трофимович Бабыкин. Екатеринбург, 2007.
2 Сидоров М. Белый лебедь архитектора Бабыкина // Домострой. 2000. № 10−11.
3 Автобиография К. Т. Бабыкина // Архив музея архитектуры Урал ГАХА. Ф. 11. Оп. 5а. Д. 25.
4 Заключение на реконструкцию оперного театра искусствоведа Г. И. Фадеевой // Архив музея архитектуры УралГАХА. Ф. 11. Оп. 5а. Д. 27.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой