Динамика межперсональной диалоговой коммуникации в интернет-пространстве в свете понятия проксемики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81 ББК 81. 002
Е. Ф. Серебренникова ДИНАМИКА МЕЖПЕРСОНАЛЬНОЙ ДИАЛОГОВОЙ КОММУНИКАЦИИ В ИНТЕРНЕТ-ПРОСТРАНСТВЕ В СВЕТЕ ПОНЯТИЯ ПРОКСЕМИКИ
В статье ставится вопрос о динамике межперсонального общения в диалоговых дискурсивных Интернет-формациях в условиях физической непредставленности и свободного участия лиц в коммуникации. Вопрос решается на основе понятия проксемики и выявления прок-сем как семиотических индикаторов позиции акторов интеракции. Аргументируется положение о том, что проксемика устанавливается посредством предъявления и взаимовлияния позиций в контексте мнения, способствующего созданию ассумптивного мира общения.
Ключевые слова: Интернет- коммуникативное Интернет-пространство- субъектность- проксемика- интеракция- контекст мнения- ассумптивный мир
E.F. Serebrennikova
THE DYNAMICS OF THE INTERPERSONAL INTERNET-BASED DIALOG COMMUNICATION IN THE CONTEXT OF PROXEMICS
The article focuses on the problem of dynamics of the interpersonal communication that suggests a physical absence of actors and a free participation in the communication. The problem is solved on the basis of proxemics as reflected in semiotic indicators of the actors. The combination of proxemic positions in the context of opinion favors a creation of assumptive world of communication.
Key words: Internet- communicative Internet space- subjectivity, proxemics- interaction, context opinions, assumptive world
Интернет — всемирная система объединенных компьютерных сетей, представляет собой глобальный коммуникативный интерактивный феномен, целевое (сервильное) существование которого разрешено техническим режимом дуальности (включенности/не включенности в сеть), что задает во времени его функционирования несколько пространственных уровней развертывания, образующих особые контексты коммуникации в векторах «до момента» включенности, в векторе «в момент включенности» и, далее, в векторе «после» его выключенности. Одним из таких контекстов, заданных для коммуникации пользователей в векторе «в момент включенности», является уровень межперсонально-го взаимодействия [Серебренникова, 2012]. Данный уровень образует пространственный контекст порождения персонального дискурса, предусматривающий возможность межличностного общения для пользователей: выход на контакт с некоторым лицом (лицами) с целью представления своего мнения или обмена мнениями по определенным образом заданной теме.
Межперсональный уровень общения в коммуникативном Интернет пространстве (далее КИП) реализуется, таким образом, в виде диалоговых дискурсивных образований в зависимости от технологически задаваемого формата коммуникации, диверсифицированного по синхронности общения* и несет в себе «родовые» признаки всего феномена Интернета. Общение с помощью компьютерных сетей представляет собой новый пласт социальной реальности и особые виды дискурсивных практик. На данном уровне функционирования коммуникант-пользователь имеет статус медийного актора. По своему modus vivendi актор является «интернавтом», которому технологически предоставлена возможность свободного навигирования, заппи-
* Многообразие режимов межперсонального общения в сети Интернет подразделяется на три основные группы: асинхронная коммуникация (электронная почта), синхронная коммуникация, организованная вокруг определенной темы (чаты и программы обмена сообщениями), коммуникация с асинхронным доступом: сначала автор написал материал, а затем, спустя некоторое время, аудитория может с ним ознакомиться и оставить комментарии (форумы, блоги). Вторая и третья группы отличаются тем, что специально сформати-рованы для дискуссии, обсуждения и представляют особый интерес для изучения особенностей межсубъектной организации диалога в параметрах базового ограничителя — «Интернет-анонимности».
© Серебренникова Е. Ф., 2014
рования и относительная свобода «визита» к некоторому лицу (лицам) с разными целями, открывающая возможность принять статус актора, вносящего вклад в диалоговые формации.
К родовым признакам КИП, отграниченном дуальным состоянием канала коммуникации, отнесем прежде всего а-физический способ коммуникации, влекущий за собой практически недоступную для истинной идентификации аутентичность лица — «интернет-анонимность», а также знаковый — текстовый (кодированный поликодово, но вербально-письменный прежде всего) характер коммуникации. Осуществляемая через текст коммуникация в ее пространственно-временном измерении подразумевает выведенность физического присутствия лица «за экран», который высвечивает лишь текст (в формате интерфейса), а также свободу интернавта на вход, пребывание («визит») и выход из пространства обратной связи. Дигитальная деятельность и визуализация опосредуют семиотические процессы в Интернете.
Исходя из того, что межперсональная интеракция производится текстуально-знаково, и ее информационное, акциональное и регулятивное измерения устанавливаются в КИП через диалогические структуры, объединенные темой и целью общения, то в фокусе анализа оказывается вопрос о том, какова феноменология «отсутствующих», но имеющих место порождающих инстанций — субъектов происходящей коммуникации в динамике ее реализации. Решение этого вопроса, как представляется, связано с параметрами своеобразия проксемики данного уровня общения в КИП.
Утверждение проксемики (от англ. proximity, фр. proximite — близость) как термина относится к области социальной психологии и семиотики, занимающихся изучением пространственной и временной знаковой системы общения. В условиях ординарной, «оффлайновой» межперсональной, личност-но идентифицируемой и практически тактильной коммуникации пространство и время организации процесса общения выступают в качестве особой, специфической знаковой системы и несут смысловую нагрузку, являясь явными компонентами коммуникативной ситуации. Антрополог Э. Холл в 1950-х гг. ,
исследуя личностное пространство человека в его повседневном поведении и коммуникации, обозначает термином «проксемика» анализ того, как человек осуществляет спонтанное структурирование микропространства в межличностном общении, в организации пространства в своем жилище, в планировке городской среды и т. д. [Hall, 1990]. Данный ракурс исследования позволил ему прийти к новому пониманию взаимоотношений между людьми. Каждый человек имеет определенную территорию, считаемую им личной. Устанавливается значимость фактора расстояния между общающимися. Расстояние при общении зависит от многих факторов (происхождение, культура, личные предпочтения). При слишком малом или большом расстоянии люди могут испытывать неловкость и дискомфорт. Как известно, Э. Холл выделил четыре межсубъектные зоны по критерию расстояния:
• интимная (0−0,5м) —
• персональная (личностная)
(0,5м-1,2м) —
• социальная (1,2м-3,65м) —
• общественная (3,65 м и более).
Размеры личностного пространства, вторжение в которое других людей нами допускается, как показали исследования Э. Холла, культурно детерминированы (для людей различных культур (национальностей) различаются). Восточные культуры допускают меньшее расстояние при общении, нежели западные.
Очевидно, что своеобразие пространственных координат контекста межперсонального уровня КИП определяет своеобразие проксе-мики взаимодействия акторов данного типа дискурса по критерию способов структурирования личного пространства. Если мы обратимся к рассматриваемому нами типу общения, то очевидной будем констатация того, что Интернет-общение, обладая отмеченными выше базовыми признаками, образует специфическую зону проксемики по ряду причин, в том числе по причине стирания в принципе границ личного (приватного) пространства общающихся, заинтересованных в первую очередь не в сохранении лица (личного пространства) и соблюдения конвенциональных социальных норм общения, а в «са-мо-открытии» данного пространства в раз-
Вестник ИГЛУ, 2014
ных формах проявления своей субъектности, вплоть до парадоксальных явлений экзиби-ционизма и вуайеризма, отмеченных У! Эко в явлении потери приватности в «глобальных» телекоммуникациях в условиях потребительского общества «каранавализации» и сетевого Global Village [Эко, 2013]. В этих условиях вербальная интеракция деформирует или нейтрализует ординарные параметры «вертикального» (по критерию авторитетности разного характера) и «горизонтального» (по критерию психологической близости общающихся) измерения проксемики. На первое место выдвигается важность конструирования проксемики как таковой в открытом коммуникативном пространстве, изобретательно структурируемой интенциональным навигатором, оперирующем во времени мгновенной передачи сообщения и бесконечно долгой его «архивизации» при необходимости.
Анализ диалогической Интернет-коммуникации в данном аспекте с необходимостью опирается на семиотический подход визуализации и «получения» письменного текста. При этом нас интересует особое отношение в коммуникации, которое устанавливается между «адресантом» и «адресатом» с опорой на понятие «активного ответного оценочного отношения» адресата к тексту, сформулированного М. М. Бахтиным [Бахтин, 1986, с. 274]. Адресат, который получает (читает) и осмысливает (переосмысливает и домысливает) текст/дискурс, принимает одновременно по отношению к этому дискурсу активное ответное оценочное отношение: он заинтересовывается сообщением-посланием или нет- соглашается с ним или не соглашается, он дополняет его, принимает, отвергает, адаптирует его к своему внутреннему когнитивному пространству в постоянной динамике и знаковой ткани процессов дискурсивизации и смыслообразования проблемно задаваемой или проблемно воспринимаемой темы. Всякое понимание живого слова, живой позиции влечет за собой обязательную активную от-ветность, реагирование в том или ином виде, в той или иной форме. Именно коммуникативное качество «живой позиции», живого голоса (Ж. Деррида) конституирует собой «отсутствующую», но имеющуюся инстанцию
— субъектов интеракции. Сделаем попытку перехватить это особое проксемическое от-
ношение в межперсональной Интернет-коммуникации через выявление способов 1) проявления субъектности инициирующего сообщения, порождающего диалоговые структуры ответа-реакции- 2) проявления субъектности «адресатов». Будем считать, что данные проявления субъектности являют собой «следы субъектов» в происходящей коммуникации в ее проксемическом интеракциональном измерении. Субъектность рассматривается, вслед за базовыми положениями работ Э. Бенвени-ста и К. Кербрат-Ореккиони, как инстанция порождения высказывания: «Человек становится субъектом, присваивая себе язык в высказывании» [Бенвенист, 2002], высказывание являет собой способ субъективации человека говорящего. Как следствие, в высказывании проявляются «traces du sujet parlant» 'следы субъекта', указателями которых являются координаты личного дейксиса «Я/Ты — здесь
— сейчас». В этой связи оправданным является проблемизация положения о необходимой, но стертой анонимностью категории, которую по-французски можно обозначить как la traciabilite — наличие и выводимость следов субъекта высказывания.
В условиях реальной коммуникации и обмена высказываниями/сообщениями следует говорить о межсубъектности: «…il
faut aborder de front la description de ce qui constitue l’objet essentiel de la linguistique: les echanges communicatifs reels. La pragmatique interactionnelle ne traite plus de subjectivite mais d’intersubjectivite «[Kerbrat-Orecchioni, 1989, p. 13−22]. Дискурс рассматривается в этом плане не как речевой акт, действие, но как взаимодействие (интеракция) между индивидами, вовлеченными в коммуникативный процесс. Интеракция устанавливает в ходе коммуникации некую сеть взаимно направленных влияний: говорить — это обмениваться в координации усилий и меняться, меняя вектор влияния. Структуры проявления межсубъектности в диалогическом измерении проксемики могут быть названы проксемами.
Наша гипотеза состоит в том, что проксемы как индикаторы следов субъектности (субъ-ективемы) в интеракции будут играть центральную роль в установлении отношения интернавтов Х и Y для данного типа коммуникации, опосредованной печатным сообщением (текстом) и его получением в ходе визу-
ализации, точнее чтения и интерпретации. В нем Х (адресант — источник, инициирующий диалоговую структуру своим высказыванием/сообщением) провоцирует, стимулирует Y (окказионально подключающегося к открывающемуся диалогу собеседника) к тому, чтобы поделиться своим видением того, как он оценивает, судит, классифицирует «объект», выдвинутый в инициирующем высказывании. В самом предъявляемом для визуализации тексте представлены, очевидно, не сами ин-тернавты в координатах личного дейксиса, но их позиции. За позицией видится, чувствуется, подразумевается живое, физическое, личностное присутствие «Я» интернавтов. При этом сообщения Х и Y дисперсны по своей адресации, т. е. предназначены не для персонально и точечно адресованного ответа, но «запускаются» в глобальное пространство в векторе поиска «своего» дестинатора. По сути, позиция Y есть позиция дестинатора — той инстанции, в которой завершается траектория дискурса [Плотникова, 2013].
Поставим задачу выявить проксемы позиций Х и Y на примере одного текста, отобранного по критерию краткости [URL: http: // forums. over-blog. com/thread-2 714 352−0. htm]:
Sujet: Votre film prefere?
Y1 blougue: Question difficile mais je dirai: L’effetpapillon ! Et vous ?
Y2 lara: La ligne verte
Y3 juliaparisiana: Je suis d’accord avec «La ligne verte» car c’est un film tres poignant qui je pense aura marque a vie tous ceux qui l’auront vu.
Y4 actufilms: J’aime beaucoup Bienvenue a Gattaca. Je n’ai pas vu la ligne verte, il va peut etre changer ma vie.
Y5 Cash: Sans hesiter Se7en, le meilleur film que j’ai pu voir dans ma vie, je n’ai jamais ressentis un tel sentiment aux credits. Les acteurs sont merveilleux !
Проксематика позиции X, субъекта — инициатора общения. Отметим прежде всего, что базовым условием для остановки интернавта на одном из уровней феноменологии КИП следует признать достаточную прагматическую аттрактивность сообщения, формулирующего объект дискурсивизации, проявляющуюся в способности остановить внимание интернав-та, стать интересным — подействовать на его разум, зацепить его интеллектуально, тронуть
эмоционально — подействать на его чувства, эмоции, сенситивность и, тем самым, получить возможность войти в когнитивное пространство субъекта восприятия и интерпретации, пройдя через его психологический и оценочный фильтр и, возможно, достичь некоторой степени интериоризации конструируемого оценочного смысла.
В данном случае проксема позиции Х [Votre film prefere?] структурно выполняет роль «зацепки» для интернавта, задается в форме краткого, прямого, персонализованного вопроса-запроса, представляя объект явно аттрактивный, касающийся эстетической сферы интересов современного человека, в которой кино играет признанную ценностную роль. Кино входит в ряд зон, которые привлекают всеобщее внимание и в которых происходят постоянные активные процессы. Очевидно, что любому человеку есть, что сказать по данному объекту — теме открывающегося диалога, любой интернавт в принципе может занять позицию Y — респондента на заданный вопрос. В позиции Х заложена установка на доверительное общение в жанре свободного разговора, в параметрах зоны дружеской проксемики. Участие в такого типа общении имеет малую энергетическую «стоимость» для участника, не требует поделиться сокровенным, пропустить во внутренний мир, допускает вариативность мнений, вызывает любопытство -стимул к вступлению в диалогическую игру.
Проксематика позиции Y, субъекта — респондента. Проксема позиции Y1 [blougue: Question difficile mais je dirai: L 'effet papillon ! Et vous ?] демонстрирует прежде всего ин-теракциональную связность с позицией Х, перифрастически и оценочно номинализируя всю инициирующую часть диалоговой структуры в выражении — эхе [Question difficile], В синтактике знакового отношения к заданному объекту развивает уступительную конструкцию высказывания мнения [mais je dirai: L’effet papillon]. Обращает на себя внимание структурирование сообщения — суждения мнения в форме уступительного отношения, свертывающего сложный интерпретативный акт субъекта, что выявляет определенную степень интериоризации осмысляемого, его интерес к теме, вовлеченность в разговор. Об этом также свидетельствует и завершение сообщения вопросом к «аудитории» [Et vous ?].
Вестник ИГЛУ, 2014
Данный вопрос является проксемой запроса на выход и установление связи с возможными «единомышленниками» и маркером ощущения их физического присутствия в коммуникативном пространстве. Круг общения формируется, выводится по крайней мере два мнения (Y1 L’effetpapillon — предположительное мнение, Y2 La ligne verte — категорическое мнение).
В проксемах других позиций мнения ранжируются по отношению к первому категорическому мнению, которое начинает доминировать в круге общения именно как первое вполне определенное- оно становится предметной осью, которое позволяет сравнить свое мнение с ним [Y4: J’aime beaucoup Bienvenue a Gattaca. Je n’ai pas vu la ligne verte, il va peut etre changer ma vie] и готовность разделить
первое мнение, выдвинуть собственное при несовпадении, согласится с ним [Y3: Je suis d’accord avec «La ligne verte"]. В устанавливаемой проксемике данному категорическому мнению, таким образом, придается статус сильного влияния в интеракции. Все другие мнения, как бы они не стремились «взять верх» посредством усиленной аргументации [Y5 Sans hesiter Se7en, le meilleur film que j’ai pu voir dans ma vie, je n’ai jamais ressentis un tel sentiment aux credits], ориентированы на первое в презумпции уже произошедшей освоенности аудиторией. Проксемы — указатели интеракциональных отношений структурируют в следующем виде организацию влияний возникающего дискурсивного мира общения:
Film prefere -Vieille ur film
Ueffelpapillon (?)
1
La ligne verts

¦ d'-accord avec «La ligne verte# Je n '-ai pas vu la ligne verte, ilvapeul eire changer ma тле.
¦ Sans hesiter Se 7en
Конструируемая проксемами динамика пространства суждений (мнений и оценок) образует некоторый ассумптивный универсум [Бочкарев, 2003, с. 17], если понимать под таким типом коммуникатитивного пространства мир общения, развивающийся не по отношению к действительному миру, не по отношению к реально существующему объекту (который изначально задается не фактически, но гипотетически), а по отношению к некоторой субъектной (и субъективной) установке мнения, регламентирующей в пределе подстановку одного сингулярного термина вместо другого в контексте возможности высказывания собственного мнения. Причем эта установка выводится непосредственно в ходе интерпретации, позволяющей определить, насколько адекватным в данном контексте мнения [Крипке, 1986] является выбор того или иного сингулярного термина для идентификации концептуально заданного объекта, в данном случае объекта «Фильм, который вы пред-
почитаете ^ Лучший, на ваш взгляд, фильм». В данном универсуме критерий верификации суждения, его истинности либо не существует, либо чрезвычайно сложно выявляется. В этом плане ассумптивный мир мнения совпадает с универсумом веры [Martin, 1983], ментальным пространством [Fauconnier, 1984], а в пределе — с концептуальной, ценностно ориентированной системой говорящего.
Очевидно, что субъектное мнение выражает одно из возможных мнений об объекте, причем в рассматриваемом нами типе общения главным является представление мнения по объекту и не требуется объяснения, почему это должно быть так, а не иначе. Однако, при этом, высказанное вполне определенное мнение, одно из множества возможных, выступает в особой роли, составляет опорный компонент контекста мнения, вокруг которого организуется перекрещивание основных дуальных мотивов (в терминах Ж. Дерриды) речемыслительной деятельности: наличия или
отсутствия представления (образа, идеи) по предмету осмысления, положительного и отрицательного движения мысли, приводящих к согласию или не согласию, солидаризации или оспариванию мнения. Скажи мне сначала, какого твое мнение, а я скажу свое потом
— видимо, данное правило, действующее в условиях реальной межличностной интеракции, где важно условие безопасности и границ «личного пространства», сохраняется и в условиях КИП. Безусловно, данное наблюдение о роли первого, достаточно категорического мнения как сильной опоры контекста мнения, подлежит анализу на более обширном языковом материале.
Разработка аспектов межперсональной проксемики в условиях существования общающихся лиц в экранном «зазеркалье», касаясь реализации влияний позиций в интеракции, включает в себя обширную проблематику, в которую входят, в том числе, проблемы стратегий, реализуемых в устанавливаемом окказионально диалоговом ассумптивном мире- закономерности проявления субъектности посредством модализации и оценочных операций, способы конструирования своей позиции и вхождения в устанавливаемую дискурсивную социальную общность и многие др. Согласимся с мнением большинства исследователей, которые считают, что межперсональ-ное общение в коммуникативном Интернет-пространстве представляет собой некую новую дискурсивную практику. Представляется, что особенность данной практики проистекает из стирания привычной проксемики, ре-гламентриующей статусную и ролевую дистанцию в общении, а также в ее семиотике: формализуя эмоцию и мысль в письменном
УДК 81 ББК 81. 055
знаке, сообщение, как и устная речь, более непосредственно, нежели письменная речь, отражает состояния души человека в позиционной игре интеракции.
Библиографический список:
1. Бахтин, М. М. Эстетика словесного творчества [Текст] / М. М. Бахтин. — М.: Искусство, 1986. — 502 с.
2. Бенвенист, Э. Общая лингвистика [Текст]: пер. с фр. / Э. Бенвенист- общ. ред., вступ. ст. и коммент. Ю.С. Степанова- 2-е изд., стереотип. — М.: Едиториал УРСС, 2002. — 448 с.
3. Бочкарев, А. Е. Семантический словарь [Текст ] / А. Е. Бочкарев. — Нижний Новгород: ДЕКОМ, 2003. -200 с.
4. Крипке, С. Загадка контекстов мнения [Текст ] / С. Крипке // Новое в зарубежной лингвистике: Логический анализ естественного языка — Вып. XVIII. — М.: Прогресс, 1986. — С. 194−241.
5. Плотникова, С. Н. Когнитивная траектория дискур-сивизации: дестинация, стратегия, технология [Текст] / С. Н. Плотникова, Е. Ф. Серебренникова // Вестник ИГЛУ — 2013. -№ 1. — С. 183−189.
6. Серебренникова, Е. Ф. Основания уровневого подхода и векторного анализа в семиотическом моделировании Интернета [Текст] / Е. Ф. Серебренникова // Вестник ИГЛУ — 2012. — № 1 (17) — С. 20−28.
7. Эко, У. Полный назад! [Текст ] / У Эко- пер. с ит. Е. Костюкович. — М.: Астрель: CORPUS, 2012. — 608 c.
8. Fauconnier, G. Espaces mentaux [Texte] / G. Fauconnier. — P.: ed. de Minuit, 1984. — 342 p.
9. Hall, E.T. Understanding Cultural Differences, Germans, French and Americans [Texte ] / E.T. Hall. -Yarmouth: Intercultural Press, 1990. — 438 p.
10. Kerbrat-Orecchioni, C. L’approche ineractionnelle en linguistique [Texte] / C. Kerbrat-Orecchioni // L’Interaction. — P.: Association des Sciences du Langage, 1989. — P. 7−25.
11. Votre film prefere? [Электронный ресурс]. — Режим
доступа: http: //forums. over-blog. com/thread-2 714 352−0.
htm (дата обращения: 11. 12. 2013)
12. Матйи, R. Pour une logique du sens [Texte] / R. МаТт. — P.: P.U.F., 1983. — 328 p.
Н.М. Богданова
ТЕКСТ ТИПА «РАССУЖДЕНИЕ»: ОСОБЕННОСТИ ВЫРАЖЕНИЯ ЗНАЧЕНИЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И АНГЛИЙСКОГО
ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА)
В данной статье рассматриваются особенности выражения значения обусловленности в тексте типа ««рассуждение» на материале русского и английского художественного текста. Выявлено, что на уровне текста четыре значения обусловленности (причина, следствие, уступка и условие) функционируют как в чистом виде, так и в сочетании друг с другом. Значения обусловленности в тексте «рассуждение» выражаются и посредством союзов, и имплицитно.
Вестник ИГЛУ, 2014
© Богданова Н. М., 2014

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой