Манипулятивный потенциал образной идиомы в дискурсе редакторской статьи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

/ М. М. Бахтин // Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1979. — С. 237−280.
3. Гаузенблас, К. К уточнению понятия «стиль» и к вопросу об объеме стилистического исследования [Текст] / К. Гаузенблас // Вопросы языкознания. — 1967.
— № 5. — С. 69−75.
4. Гаузенблас, К. О характеристике и классификации речевых произведений [Текст] / К. Гаузенблас // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1978.
— Вып. 8. Лингвистика текста. — С. 57−78.
5. Дементьев, В.В. «Текстоцентрическое» и «жанроцентрическое» изучение речи: (К выходу первого вып. сб. «Жанры речи») [Текст] / В. В. Дементьев // Вопросы стилистики. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1998. — Вып. 27. — С. 21−33.
6. Иссерс, О. С. Коммуникативные стратегии и тактики русской речи [Текст] / О. С. Иссерс. — М.: Едитори-ал УРСС, 2002. — С. 93−138.
7. Карасик, В. И. Язык социального статуса [Текст] / В. И. Карасик. — М.: Ин-т рус. яз. РАН, 1992. — 330 с.
8. Карева, В. Е. Национальная специфика комплимента в процессе межкультурной коммуникации (на примере русской и латышской культур) [Электронный ресурс] / В. Е. Карева, О. Г. Жукова. — Режим доступа: http: //net. ncstu. ru/Science/conf/ past/2006/student/ linguistika706. pdf (дата обращения: 15. 02. 2014).
9. Леонтьев, В. В. Комплимент как жанр личностного типа дискурса [Текст] I В. В. Леонтьев II Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. — Волгоград: Перемена, 2000. — С. 200−207.
10. Матвеева, Т. В. Тональность разговорного текста: три способа представления [Текст] I Т. В. Матвеева II Stylistyka V. — Opole: Uniwersytet Opolski- Instytut Filologii Polskiej, 1996. — S. 210−221.
12. Салимовский, В. А. Жанры речи в функционально-стилистическом освещении (научный академический текст) [Текст] I В. А. Салимовский. — Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 2002. — 235 с.
13. Седов, К. Ф. Психолингвистические аспекты изучения речевых жанров [Текст] I К. Ф. Седов II Жанры речи. — Саратов: Колледж, 2002. — Вып. 3. — С. 40−52.
14. Шмелева, Т. В. Жанроведение? Генристика? Ге-нология? [Текст] I Т. В. Шмелева II Антология речевых жанров: повседневная коммуникация. — М.: Лабиринт, 2007. — С. 62−67.
15. Шмелева, Т. В. Модель речевого жанра [Текст] I Т. В. Шмелева II Жанры речи. — Саратов: Колледж, 1997.
— Вып. 1. — С. 88−98.
16. Шмелева, Т. В. Речевой жанр: опыт общефилологического осмысления [Текст] I Т. В. Шмелева II Collegium. — Киев, 1995. — № 1I2. — С. 57−65.
УДК 81 ББК 81. 055. 1
Е.А. Юрковская
МАНИПУЛЯТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ОБРАЗНОЙ ИДИОМЫ В ДИСКУРСЕ РЕДАКТОРСКОЙ СТАТЬИ
Использование образной идиомы как средства манипуляции в дискурсе редакторской статьи базируется на ее способности задавать горизонт восприятия своего референта, выгодный для реализации интенции редактора. Под горизонтом восприятия референта идиомы понимается определенное направление его концептуализации и чувство-отношение к нему. В статье предлагается когнитивная схема, согласно которой реализуется манипулятивный потенциал идиом в дискурсе редакторской статьи.
Ключевые слова: образная идиома, манипуляционный дискурс, дискурс редакторской статьи, горизонт восприятия референта идиомы
E.A. Iurkovskaia
ON MANIPULATIVE POTENTIAL OF IDIOMS IN THE OP-ED DISCOUSE
The use of idioms as a manipulation device in editorial discourse is based on their ability to generate the specific horizon of comprehending the subject the idiom refers to. This includes how the subject is conceptualized by the reader and what attitude it evokes from the reader, both aspects being in accordance with the editor’s intention. I suggest a cognitive schema regulating the mental processes activated by idioms.
Key words: idiom- manipulative discourse- editorial discourse- horizon of comprehension
Одним из актуальных направлений совре- изучении обусловливающих его порождение менной лингвистики является исследования и восприятие широкого спектра когнитивных, манипулятивных возможностей различных прагмо-функциональных и социо-культурных типов дискурса. При дискурсивном подходе аспектов. Именно в рамках дискурсивного анализ текстового материала базируется на анализа становится возможным обнаружение,
интерпретация и объяснение манипулятивно-го потенциала идиомы в дискурсе.
Исследование идиоматики в рамках теории дискурса делает невозможным разведение системно-языковых и речевых свойств идиомы и позволяет говорить об идиоме как дискурсивной единице. Идиома является единицей системы языка, конвенционально закрепленной в словарях, однако, для адекватного ее употребления и восприятия требуется определенный дискурсивный опыт. Идиому можно охарактеризовать как единицу, имеющую двойственную природу, ее «целостное значение принадлежит единице языка, образность
— единице речи» [Амосова, 1963, с. 96].
Исследование манипулятивных возможностей идиомы в дискурсе обусловливает подход к идиоме как дискурсивному средству, способствующему реализации дискурсивной стратегии манипулятивного воздействия продуцента дискурса.
В данной статье в качестве контекста мани-пулятивного использования идиом используется дискурс редакторской статьи (далее РС). Главной характеристикой манипуляционного дискурса является тот факт, что его иллокутивная функция не раскрывается адресантом и не распознается адресатом [Каплуненко, 2007]. Дискурс Р С демонстрирует черты дискурса манипуляции, так как преобладающей иллокуцией для дискурса РС является Ass (Dir) — ассертив суть косвенный директив.
Выражение директивной иллокутивной цели в РС носит косвенный характер, следовательно, редактор нуждается в языковых средствах усиления иллокутивной силы. Эффективным средством «иллокутивного усиления» [Каплуненко, 1992] являются идиомы, они «способствуют совокупной иллокутивной силе речевого акта, частью которого они являются» [Там же. С. 123].
Употребление идиомы не играет решающей роли для акта пропозитивной номинации, так как пропозитивное содержание высказывания может быть выражено и без идиомы, посредством высказывания, имеющего буквальное значение. Преимущество идиомы перед ее буквальным эквивалентом в дискурсе, нацеленном на манипуляцию, состоит в том, что она способна не только идентифицировать, но и определенным образом квалифицировать некий фрагмент действительности [Телия,
1996]. Очевидно, что основание появления идиомы в речевом акте и, шире, в дискурсе следует искать на уровне интенции продуцента дискурса, которая находит свое выражение в иллокутивной силе речевого акта. Именно там устанавливается ее приоритет над другими лексическими средствами, способными выразить аналогичное пропозитивное содержание. Идиому следует отнести к корпусу иллокутивных дискурсивных средств, ее появление в речи человека субъективно и функционально обусловлено.
Для того чтобы идиома могла послужить эффективным средством манипулирования должны быть соблюдены определенные условия. Рождение идиом происходит в речевой практике носителей языка, и для поддержания жизнеспособности идиоме необходимо быть активной речевой единицей. Для полноценного функционирования идиомы в качестве эффективного иллокутивного дискурсивного средства необходимо сохранение ее образности и действенности фразеологического образа в когнитивной системе носителей языка.
Комплексные наблюдения за функционированием идиом в РС показали, что корпус идиом, функционирующих в РС, можно охарактеризовать как базовый уровень идиоматического состава английского языка, преимущественно связанный с наивной картиной мира. Образным основанием данных идиом становится обиходно-бытовая ситуация либо реалии социо-культурной жизни нации. Идиомы, функционирующие в РС, по этимологии преимущественно являются образными метафорами, причем для них характерно сохранение прозрачной внутренней формы [Юрковская, 2001]. Следует предположить, что живая внутренняя форма образной идиомы предоставляет возможность активной ее интерпретации, следовательно, сознание читателя РС не обречено на пассивное восприятие, редактор втягивает его в процесс когнитивной обработки идиоматического образа.
Анализ категории образности в психологии и лингвистике, применительно к идиоматике проводился С. В. Кабаковой [Кабакова, 1999]. На основании нескольких научных экспериментов автор делает вывод о том, что при восприятии образных идиом носителями языка «образ в его прямом значении» воспринимается всегда, хотя и не всегда осознается.
Более того, «переживаются» образы как вещественного, так и умозрительного характера.
Образ — досемантическая категория, категория сознания. Содержание образных идиом и особенности их употребления базируются «не на визуальном образе…, а на достаточно комплексных операциях над обыденным сознанием, отправной точкой которых является буквальное прочтение идиомы» [Добровольский, 1996, с. 75]. В процессе восприятия образной идиомы имеет место определенная когнитивная обработка идиоматического словосочетания, в процессе которого происходит переход от буквального прочтения идиомы к ее актуальному смыслу и, очевидно, именно на этой стадии возникают обстоятельства, делающие возможным использование образной идиомы в качестве средства манипуляции.
Ментальный образ всегда синкретичен, целостен и представляет собой «агрегат признаков». Однако в процессе восприятия образной идиомы акцентируются только те признаки образа, которые стимулируют значимые для языкового сознания ассоциации и обеспечивают осуществление функции образной идиомы как единицы вторичной номинации.
Для обозначения редуцированного характера идиоматического образа В. Н. Телия использует термин «образный гештальт», который понимается как «редуцированный образ» [Телия, 1996, с. 190]. Гештальт — «это больше, чем просто набор частей» [Lakoff, 1987, р. 272], его определяющей характеристикой признается целостность. Гештальты как когнитивные структуры участвуют в процессе восприятия языковых структур, представляющих собой словосочетания, значение которых не сводимо к сумме значений их компонентов, взятых изолированно, к которым можно отнести и образные идиомы.
Актуализация определенных черт образа определяется типичным для обыденного сознания ассоциативным контекстом данного образа. Например, называя человека стреляным воробьем, говорящий «видит» не воробья в целом, а скорее — его «настороженность и увертливость» [Телия, 1996, с. 189−190], данные ассоциации-признаки становятся центральными в образе стреляного воробья и переносятся на человека, именуемого стреляным воробьем.
В идиоме open йе door (s) — открыть путь чему-либо, дать полную возможность — в центр образа выносится признак открываемо-сти двери. При этом в тени остаются другие признаки, присущие целостному образу открываемая дверь: различные атрибуты двери, широко ли открывается дверь, для чего открывается дверь. В случае, если ситуация с открыванием двери воспринимается чувственно, данные признаки являются ее неотъемлемой частью. Образ, положенный в основу идиомы, не нуждается в столь детальном восприятии. Признак открываемости двери является достаточным основанием для адекватного ее восприятия: если дверь открыта, появляется возможность пройти:
В РС Medical alerts in Sacramento [Medical alerts in Sacramento, 2013] обсуждаются два законопроекта, внесенных законодателями Калифорнии:
One would allow nurses with advanced training to deliver more medical care, and another would open the door to less-expensive versions of pricey biologic drugs.
Если данный законопроект об использовании медикаментов, изготовленных по особой технологии с использованием живых организмов, будет одобрен, это даст возможность менее дорогим лекарствам войти в употребление.
В свою очередь, идиома close the door (s), базируется на образе, имеющим своим центром признак закрываемости двери, как следствие исчезает возможность пройти. В РС Close the N.S.A. s back doors [Close the N.S.A. 's back doors, 2013] обсуждается необходимость принятия закона, запрещающего производителям программного обеспечения оставлять возможность декодирования данных, подлежащих скрытию: любые лазейки (backdoors) должны быть закрыты, чтобы не выпускать информацию.
Итак, идиоматический образ, метафорически переосмысленный в идиоме, имеет целостную структуру образного гештальта, в котором редуцированы черты, не вошедшие в подобие и актуализированы вошедшие. При этом «редукция образа не изменяет его природы, но «высвечивает его часть» [Телия, 1996, с. 190].
В случае необходимости «высветить» другие признаки образа, положенного в основу
идиомы, они должны быть выражены эксплицитно. В РС Time to open NZ migration doors wider [Time to open NZ migration doors wider, 2014] редактор убеждает в необходимости изменения миграционной политики Новой Зеландии с целью привлечения большего количества мигрантов. В данном случае признак открываемости двери дополняется степенью ее открываемости. Для того чтобы количество иммигрантов росло, необходимо, чтобы двери были открыты широко.
В дискурсе РС преимущественно употребляются образные идиомы, которые являются по происхождению метафорическими языковыми выражениями. Метафора, также как и образ, не относится к семиотическим концептам, она, скорее, «техника смыслообразования"[Арутюнова, 1999, с. 324], благодаря которой происходит понимание одной сущности в терминах другой:
В статье Taking the sting out of car crashes [Taking the sting out of car crashes, 2013] редактор убеждает в необходимости разработать упрощенную схему разрешения конфликта в случае незначительных дорожно-транспортных происшествий. При восприятии идиомы take the sting out of smth. — стараться смягчить что-л., ослабить впечатление от чего-л. [Кунин, 1984, с. 723], происходит редукция образа вытаскивать жало доведуще-го признака образа уменьшать последствия (укуса). Данный признак становится основой для установления подобия разнородных концептов уменьшать последствия и вытаскивать жало, а идиоматический образный гештальт «работает в режиме подобия, вводимого модусом фиктивности как если бы» [Телия, 1996, с. 190], т. е. допущения о возможности подобия двух различных сущностей, следовательно, уменьшать последствия неприятной ситуации есть как бы вытаскивать жало при укусе.
Связка есть как бы отличается от обычной предикативной связки есть модусом фиктивности [Телия, 1996].
Уникальность метафоры как техники смыслообразования является ее способность представлять некий объект в определенном ракурсе, они навязывают определенное видение данного фрагмента действительности, что согласуется с признанным в современной лингвистике свойством метафоры «навязы-
вать говорящим на данном языке специфичный взгляд на мир» [Там же. С. 134]. Референт идиомы преподносится как подобный тому, что олицетворяет идиоматический образ, и связанные с образом ассоциации приписываются референту, задавая горизонт его восприятия.
Использование идиомы как манипулятив-ного дискурсивного средства базируется на ее способности посредством метафорического переноса задавать тот горизонт восприятия референта, который выгоден для успешной реализации перлокутивного эффекта РС, он всегда согласуется с интенцией редактора представить данный референт в определенном ракурсе.
Горизонт восприятия референта идиомы можно эксплицировать посредством реконструкции ментальных процессов, происходящих в сознании реципиента дискурса при восприятии образной идиомы. В РС Charlie Dooley needs to clean house in county government [Charlie Dooley needs to clean house in county government, 2013] редактор убеждает в необходимости предпринять решительные меры в борьбе с коррупцией правительственных чиновников.
Идиома clean house — избавиться от нежелательных элементов [Кунин, 1984, с. 402] -связана с образом обиходно-бытовой ситуации уборка в доме. Данный идиоматический образ редуцируется до центрального признака избавление от грязи и, как следствие, имплицитно указывает на то, что члены правительства — плохие хозяева, так как в их доме грязно. Образный гештальт задает необходимое для реализации перлокутивного эффекта статьи (принятию мер борьбы с коррупцией) направление концептуализации референта идиомы. Посредством идиомы у читателя формируется негативный образ правительства округа Сент-Луис как хозяев дома, в котором есть грязь.
Чтобы достичь своей цели, манипуляционный дискурс должен вовлечь читателя в эмоциональное восприятие предмета обсуждения, переживание произошедшего, По словам В. Н. Телия, «процедура образно-ассоциативного восприятия объекта апеллирует к воображению» [Телия, 1996, с. 112], а «возбуждение» образом апеллирует не к разуму, а к чувству. Чувство-отношение (термин В.Н. Телия)
— эмоциональная, а по сути иррациональная, оценка — к референту идиомы формируется у читателя как результат эмоционального переживания того, что описано с привлечением идиоматического образа. Посредством использования идиомы clean house, у читателя формируется чувство-отношение неодобрения правительства. Редактор манипулирует отношением читателей к правительству округа Сент-Луис, убеждая в необходимости призвать главу исполнительной власти округа Сент-Луис, Чарли Дули, срочно начать уборку:
It s Mr. Dooley s job to regain that trust, and to do so he needs to begin a house-cleaning project.
Mr. Dooley needs to clean house. He needs to do so quickly.
Таким образом, в понятие горизонта восприятия референта идиомы включаются стимулируемые данной идиомой направление его концептуализации и чувство-отношение к нему. Образная идиома стимулирует тот горизонт восприятия своего референта, который выгоден для реализации интенции редактора, а, следовательно, и реализации перлокутивно-го эффекта РС.
Образ и метафору невозможно проанализировать с позиций рациональной логики. Метафора базируется на сдвиге в классификации объекта, он включается в тот класс, к которому не принадлежит или, по крайней мере, не может принадлежать на рациональном основании [Арутюнова, 1990], таким образом, референту идиомы находится ниша в мире иррационального, мире образов, чувств, эмоций.
Например, в РС The presidential race is on [The presidential race is on, 2011], а также в других контекстах, посвященных выборам, предвыборные кампании метафорически именуются presidential race (s). Данная идиома восходит к концептуальной метафоре ELECTION CAMPAIGN IS RACE [Юрковская, 2001] и вербализуется на протяжении всей статьи:
… there’s typically a clamor for a white knight who could save the party if only he or she would enter the race.
The emerging Republican field includes three former governors with records of accomplishment
— front-runnerMitt Romney of Massachusetts,
Tim Pawlenty of Minnesota and Jon Huntsman of Utah.
The GOP is in the early rounds of a long, grueling process that separates serious contenders from those not ready for prime time.
В реальной действительности кандидаты в президенты не бегут по ипподрому, пытаясь обогнать друг друга, как если бы они участвовали в гонках. В данном случае нарушается рациональная логика рассуждения, однако, вступает в силу логика воображения, явление преподносится наглядно, становится вообразимо. Подобную логику можно назвать, вслед за Я. Э. Голосовкером, имагинативной логикой, т. е. логикой воображения, логикой чудесного, согласно которой «возможно все» [Голосовкер, 1987]. В мире имагинативной логики кандидаты в президенты есть как бы лошади, которые соревнуются с целью победить в скачках. Согласно имагинативной логике данного образа, которую можно понимать как ассоциативный контекст образа, в президентских предвыборных кампаниях также есть темные лошадки — black horses- участник, следующий вторым — a front-runner- выставляются кандидатуры на пост президента — run for (presidency), одерживаются победы — win the race, делаются ставки — be at stake (s) [Юрковская, 2000].
Процедура, осуществляемая при использовании образной идиомы, может быть описана, по мнению В. Н. Телия, при помощи когнитивного оператора вообрази или представь себе [Телия, 1996]. В свою очередь, воображение реципиента дискурса, воспринимающего высказывание с идиомой, активизируется, однако, оно не свободно, а управляется имагина-тивной логикой идиоматического образа.
На основании вышеизложенного становится возможным объяснить механизм дискурсивного приема использования идиом в качестве средства манипуляции в дискурсе РС. Используя образную идиому, редактор моделирует восприятие некого фрагмента реальной действительности, именуемого посредством идиомы, согласно следующей когнитивной схеме:
Вообрази, что Х (референт идиомы) есть как бы/поступает как бы как Y (идиоматический образ-гештальт, редуцированный до ведущего признака).
Согласно имагинативной логике идиоматического образа посредством метафорического переноса задается направление концептуализации, восприми X как Y.
Испытай такое чувство-отношение к X, какое испытал бы к Y.
Несомненно, что именно данное направление концептуализации референта идиомы и данное чувство-отношение позволяют редактору настроить восприятие читателей выгодным для реализации перлокутивного эффекта РС образом.
Например, в РС French President’s girl friend to remain in hospital [French President’s girl friend to remain in hospital, 2014] редактор анализирует ситуацию вокруг скандала в семье президента Франции Франсуа Аллана. Журнал Closer опубликовал фото, разоблачающее президента в связи с молодой актрисой. В результате этого Первая Леди государства, его официальная подруга, Валери Тривейлер попала в больницу с нервным срывом. Описывая данное происшествие, редактор использует идиому ride out the storm — выстоять, выдержать, преодолеть трудности, испытания (этимол. морск. выдержать шторм) [Кунин, 1984, с. 727]. В статье прослеживается попытка редактора представить данную ситуацию как шторм, стихийное бедствие.
The Socialist leader, 59, had initially been hoping to ride out the storm created by last week’s revelation of an affair with Julie Gayet, a blonde actress 18 years his junior.
Согласно логике идиоматического образа выплыть из шторма, поведение Президента следует понимать как борьбу со стихией. Таким образом, возникший вокруг президента скандал преподносится как шторм, стихия, возникшая не по его вине, Аллан надеялся побороть стихию.
Когнитивная схема, регулирующая восприятие данной образной идиомы выглядит следующим образом:
Вообрази, что Аллан ведет себя так, как если бы выплывал из шторма.
Согласно имагинативной логике, восприми Франсуа Аллана как человека, который борется со штормом, то есть пытается противостоять стихии, возникшей по независящим от него обстоятельствам.
Следовательно, испытай чувство-отношение сочувствие по отношению к Аллану.
Восприятию данного скандала как якобы стихийного бедствия способствуют и другие авторские метафоры:
The traditional reticence in France’s media and political class over what is seen as prying into the private lives of public figures ensured that reaction to closer’s scoop was at first subdued.
But those hopes were shattered with the hospitalization of Trierweiler, Hollande’s companion of several years and de facto First Lady.
… friend of the First Lady quoted by Le Parisien newspaper have insisted she was devasted when the report of the affair emerge.
Таким образом, и президент Франции, и его официальная подруга предстают перед глазами читателей как жертвы стихии — журналистского стремления сделать сенсацию. Редактор не оценивает данную ситуацию прямо, однако косвенно, при помощи идиомы to ride out of the storm, а также обыгрывая данный идиоматический образ, манипулирует сознанием читателей, задавая определенное направление концептуализации данной ситуации: этот скандал есть как бы стихийное бедствие, Президент и Первая Леди есть как бы жертвы стихии, тем самым пытаясь нейтрализовать негативный характер данной ситуации, что предположительно и является планируемым перлокутивным эффектом статьи.
Исследование использования образных идиом в дискурсе РС показало, что образная идиома является иллокутивным дискурсивным средством, способствующим реализации дискурсивной стратегии манипулятивного воздействия редактора на читателей. Мани-пулятивный потенциал идиом базируется на функциональных особенностях идиом как образных и экспрессивно-номинативных единиц дискурса. Посредством образной идиомы редактор выводит сознание реципиента в мир образов и эмоций, где восприятием руководит имагинативная логика идиоматического образа. Образная идиома в РС задает тот горизонт восприятия определенного фрагмента объективной действительности, который выгоден для достижения перлокутивного эффекта РС. Горизонт восприятия референта образной идиомы всегда согласуется с интенцией редактора задать определенное направление концептуализации референта и вызвать определенное чувство-отношение к нему.
Библиографический список:
1. Aмосовa, Н. Н. Основы английской фразеологии [Текст] I Н. Н. Амосова. — Л.: Изд-во ЛГУ, І963. — 208 с.
2. Голосовкер, Я. Э. Логика мифа [Текст] I Я.Э. Голо-совкер. — М.: Наука, І987. — 2І8 с.
3. Добровольский, Д. О. Образная составляющая в семантике идиом [Текст] I Д. О. Добровольский II Вопросы языкознания. — І996. — № І. — С. 7І-93.
4. Потебня, A.A. Мысль и язык [Текст] I А. А. Потебня. — Киев: СИНТО, І993. — І92 с.
5. Кабакова, С. В. Образное основание идиом: Психолингво- культурологические аспекты [Текст]: дис. … канд. филол. наук: І0. 02. І9 I С. В. Кабакова. — М., І999.
— І20 с.
6. Каплуненко, A.М. Историко-функциональный аспект идиоматики (на материале фразеологии английского языка) [Текст]: дис… д-ра филол. наук: І0. 02. 04 I А. М. Каплуненко. — Москва, І992. — 35І с.
7. Каплуненко, A.M. О технологической сущности манипуляции сознанием и ее лингвистической сущности [Текст] I А. М. Каплуненко II Вестник ИГЛУ Сер.: Коммуникативистика, коммуникациология. — 2007. -№ 5. — С. 3-І2.
8. Кунин, A.В. Англо-русский фразеологический словарь [Текст] I А. В. Кунин. — 4-е изд., перераб. и доп.
— М.: Рус. яз., І984. — 944 с.
9. Телия, В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты [Текст] I В. Н. Телия. — М.: Языки русской культуры, І996. — 288 с.
10. Юрковская, E.A. Функционально-прагматический и концептуальный аспекты идиом в дискурсе редакторской статьи (на материале британской и американской прессы) [Текст]: дис. … канд. филол. наук: І0. 02. 04 I Е. А. Юрковская. — Иркутск, 200І. — І95 с.
11. Юрковская, E.A. Употребление идиоматики и языковая реализация концептуальной метафоры ELECTION CAMPAIGN IS RACE [Текст] I Е. А. Юрковская II Вестник ИГЛУ. — Сер. Лингвистика. — 2000.
— № 3. — С. 99-І07.
12. Charlie Dooley needs to clean house in county government [Electronic resource] II St Louise Post Dispatch. — 20І3. — URL: http: IIwww. stltoday. com/newsI opinionIcolumnsIthe-platformIeditorial-charlie-dooley-needs-to-clean-house-in-county-governmentIarticle_ bcdcb5e6−0526−5df6−9329−49f1d34dbd33. html (дата обращения: І0. 0І. 20І4).
13. Close the N.S.A. 's back doors [Electronic resource] II New York Times. — 20І3. — URL: http: IIwww. nytimes. comI2013I09I22IopinionIsundayIclose-the-nsas-back-doors. html?_r=0 (дата обращения: І0. 0І. 20І4).
14. French President’s girl friend to remain in hospital
[Electronic resource] II New Straits Times. — 20І4. -URL: http: IIwww. nst. com. myIopinionIeditorialIfrench-
president-s-girlfriend-to-remain-in-hospital-1. 461 992 (дата обращения: І0. 0І. 20І4).
15. Lakoff, G. Women, Fire and Dangerous Things: What Categories Reveal about the Mind [ТєхЦ I G. Lakoff.
— Chicago and London: The University of Chicago Press, І987. — 6І4 p.
16. Medical alerts in Sacramento [Electronic resource] II Los Angeles Times. — 20І3. — URL: http: II www. latimes. comIopinionIeditorialsIla-ed-health-legislation-biosimilars-nurses-20 130 830,0,6 162 474. story#axzz2qluv2Fpy (дата обращения: І0. 0І. 20І4).
17. Taking the sting out of car crashes [Electronic resource] II The National. — 20І3. — URL: http: II www. thenational. aeIthenationalconversationIeditorialI taking-the-sting-out-of-car-crashes (дата обращения:
10. 01. 2014).
18. The presidential race is on [Electronic resource] II USA Today. — 20ІІ. — URL: http: IIusatoday30. usatoday. comInewsIopinion/editorialsI20ІІ-06-І3-presidential-race-is-on_n. htm (дата обращения: І0. 0І. 20І4).
19. Time to open NZ migration doors wider
[Electronic resource] II NZ Herald News. — 20І4. -URL: http: IIwww. nzherald. co. nzIopinionInewsIarticle.
cfm? c_id=466& amp-objectid=11 167 045 (дата обращения:
10. 01. 2014).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой