К вопросу о типологии концептов в современной лингвистике

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Лингвистика
О.И. Лыткина
К вопросу о типологии концептов в современной лингвистике
Данная статья представляет собой аналитический обзор различных классификаций концептов. Также рассматриваются спорные вопросы определения концепта и понимания его структуры.
Ключевые слова: когнитивная лингвистика, картина мира, концепт, типология концептов.
В настоящее время мы являемся свидетелями нового, стремительно развивающегося направления в лингвистике — лингвоконцептологии. Предметом ее изучения является концепт. История употребления концепта и эволюция его семантической структуры в разных языках была прослежена В. З. Демьяненковым. Ученый отмечает, что в текстах классической и средневековой латыни слово conceptus и его производные проявляют общую сему «зародыш», метафорическое осмысление которой привело к пониманию концепта как «зародыша мысли». В итальянском языке концепт долгое время употреблялся в значении «зачатый», однако уже в XIII—XIV вв. наблюдается значение «понятый, понимаемый как… «, в современном итальянском языке у слова concetto ведущими значениями являются 1) понятие, представление, суждение, мнение- 2) воззрение, концепция, понимание- 3) замысел, идея, план, проект- 4) репутация- 5) экстравагантный художественный образ, метафора. Сходное положение наблюдалось и в испанском языке. Во французском языке до конца XIX в. слово concept употреблялось крайне редко, в современном французском языке concept — это термин, обозначающий явления, которые получают организацию в результате дискурсивной деятельности. В немецком языке концепт (Konzept, Koncept, Conzept) функционирует в значении «набросок», близком к русскому значению «конспект». Однако в 1960-е гг. Konzept стал обозначать «предварительное, отрывочное, незавершенное, иногда туманное, только относительно справедливое, ценное и непротиворечивое представление о целом мире, лежащем за некоторым понятием и моделирующем (отражающем в научном исследовании) истинные понятия человека» [5, с. 612]. В английском языке concept зафиксирован в словарях со значением «понятие, идея, общее представление, концепция" — в настоящее время concept чаще всего встречается в научной литературе, в частности, посвященной проблемам
когнитологии и информатики. Таким образом, термин концепт во всех языках сохраняет одну из первоначальных сем — «незавершенность, зачаточность».
В лингвистике нет единства в понимании концепта. На наш взгляд, наиболее удачное определение (синтезирующего характера) дал Ю. Е. Прохоров: «Концепт — сложившаяся совокупность правил и оценок организации элементов хаоса картины бытия, детерминированная особенностями деятельности представителей данного лингвокультурного сообщества, закрепленная в их национальной картине мира и транслируемая средствами языка в их общении» [9, с. 159].
Ментальный, абстрактный характер концепта объясняет большое количество самых разнообразных классификаций: по содержанию, по степени абстрактности, по степени значимости, по форме выражения и т. д. Как известно, классификации концептов определены их природой, функциями, структурой и содержанием. В связи с чем необходимо обратиться к вопросу о структуре и содержании концепта.
Мнения ученых совпадают в том, что концепт — сложное многоуровневое по своему строению явление. Ю. С. Степанов отмечает сложность структуры концепта: «С одной стороны, к ней принадлежит все, что принадлежит строению понятия …, с другой стороны, в структуру концепта входит все то, что и делает его фактом культуры — исходная форма (этимология), сжатая до основных признаков содержания история- современные ассоциации- оценки и т. д.)» [13, с. 43].
По мнению Н. Н. Болдырева, структура концепта имеет вид гештальта. Ядро концепта составляют конкретно-образные характеристики, которые являются результатом чувственного восприятия мира, его обыденного познания. Производными являются абстрактные признаки, они отражают знания об объектах, полученные в результате теоретического, научного познания. Взаиморасположение этих признаков носит индивидуальный характер, это зависит от условий формирования концепта у каждого отдельного человека. У концепта нет жесткой структуры. Его объем постоянно увеличивается за счет новых концептуальных характеристик. В структуре концепта выделяются общенациональный компонент и групповые компоненты, региональные (локальные), индивидуальные [3, с. 29−38].
З. Д. Попова, И. А. Стернин отмечают три базовых структурных компонента: образ, информационное содержание и интерпретационное поле [8, с. 74−80]. Образный компонент в структуре концепта состоит из перцептивного образа, являющегося результатом отражения им окружающей действительности при помощи органов чувств, и когнитивного (метафорического) образа, являющегося результатом метафорического
Филологические
науки
Лингвистика
осмысления действительности. Информационное содержание включает когнитивные признаки, «наиболее существенные для самого предмета или его использования, характеризующие его важнейшие дифференциальные черты, обязательные составные части, основную функцию и под.» [8, с. 77]. Интерпретационное поле образуется когнитивными признаками, интерпретирующими основное информационное содержание концепта. В интерпретационном поле выделяются следующие зоны: энциклопедическая- утилитарная, представляющая прагматическое отношение людей к денотату- регулятивная, объединяющая предписывающие когнитивные признаки- общеоценочная, выражающая оценку- социально-культурная, отражающая связь концепта с культурой народа- паремиологическая, представляющая совокупность когнитивных признаков, объективируемых в национальных паремиях- мифологическая- идентификационная и др. Разграничивая содержание и структуру концепта, З. Д. Попова и И. А. Стернин отмечают: «Содержание концепта образовано когнитивными признаками, отражающими отдельные признаки концептуализируемого предмета или явления, и описывается как совокупность этих признаков. Содержание концепта внутренне упорядочено по полевому принципу — ядро, ближняя, дальняя и крайняя периферия» [Там же, с. 80].
Учитывая характер и природу ассоциаций, используемых как метод описания концепта, Г. Г. Слышкин отмечает, что концепт имеет вход («точки приложения воздействий среды») и выход (точки, из которых исходят реакции системы, передаваемые среде). Совокупность входов образует интразону, выходов — экстразону. Кроме того, выделяются ква-зиинтразона, образованная совокупностью входящих формальных ассоциаций, и квазиэкстразона, образованная совокупностью исходящих формальных ассоциаций [12, с. 60−67].
Как показывает материал, говоря о структуре концепта, ученые характеризуют его содержание. Вот почему самыми многочисленными являются классификации концептов с точки зрения представленной в них информации.
Так, С. А. Аскольдов выделяет два типа концептов: познавательные и художественные. «Проблема концептов и проблема художественного слова имеют не только точки соприкосновения, но в основании положительно совпадают. Слова в одном случае, не вызывая никакого познавательного «представления», понимаются и создают нечто, могущее быть объектом точной логичной обработки. В другом случае слово, не вызывая никаких художественных «образов», создает художественное впечатление, имеющее своим результатом какие-то духовные обогащения.
В проблеме познания это «нечто» носит название «концепта», под которым надо разуметь два его вида: «общее представление» и «понятие». В проблеме искусства это «нечто» пока не связано с четким термином. Мы будем называть его «художественным концептом» с полным сознанием имеющихся в данном случае существенных отличий» [1, с. 268].
Ю. С. Степанов различает научные (изоляты) и ненаучные (художественные) концепты. Первые «формируются как синонимичные, минимум парами, являются парными утверждениями (или в большем количестве), не являются изолированными» [13, с. 20]. Ненаучные «не поддаются парному утверждению» и являются «абсолютными изолятами» [Там же, с. 21].
В «Русском ассоциативном словаре» материал также рассматривается с позиции содержания. Концепты-ассоциации можно разделить на три группы: 1) экстралингвистические знания о явлениях окружающей действительности (имена- надписи, лозунги, реклама- знания, связанные с актуальным состоянием общественной жизни, политики, экономики, культуры- научная информация- факты и явления искусства, культуры- метафорическое осмысление действительности- фразеологзм как единица картины мира- образность и наглядность в реакциях- жесты и мимика, интонация- генерализованные высказывания (житейские правила, сентенции, дефиниции, суждения- фреймы типовых национально-культурных ситуаций) — 2) диалоговая информация, отражающая языковое сознание носителей (рефлексия по поводу языковых феноменов- диалоговый режим- эмоционально-оценочные ответы, дейктическая и перформативная реакции- юмор, игра слов- пресуппозиция- элементы национального самосознания, национальные оценки и предпочтения- нарушения культурно-речевых норм и степень вмешательства редактора, орфографические ошибки как предел выхода за рамки норм культуры речи) — 3) знания об устройстве самого языка [11, с. 193−212].
А. П. Бабушкин все концепты подразделяет на мыслительные картинки, схемы, гиперонимы, фреймы, инсайты, сценарии, калейдоскопические концепты: 1) мыслительные картинки — совокупность образов в коллективном/национальном или индивидуальным сознании людей- 2) концепт-схема формирует перцептивную и когнитивную картину мира, определенным образом членимую лексическими средствами- 3) концепты-гиперонимы — определения, лишенные коннотата- 4) концепт-фрейм — схема сцен, совокупность хранимых в памяти ассоциатов- 5) концепт-сценарий (скрипт) — схема событий, представление информации о стереотипных эпизодах, последовательность и связь мыслимых событий, обозначенных словом, их динамика- 6) инсайт предполагает внезапное понимание, схватывание тех или иных отношений и структуры
Филологические
науки
Лингвистика
ситуаций в целом, «упакованная» в слове информация о конструкции, внутреннем устройстве или функциональной предназначенности предмета- 7) калейдоскопический концепт является результатом метафо-ризации, они не имеют постоянных фиксированных ассоциатов, поскольку развертываются то в виде мыслительных картинок, то в виде фрейма, схемы или сценария [2, с. 43−67].
З. Д. Попова, И. А. Стернин различают 1) концепт-представление (обобщенный чувственно-наглядный образ предмета или явления) — 2) концепт-схему, представленный некоторой обобщенной пространственно-графической или контурной схемой- 3) концепт-понятие, отражающий общие, существенные признаки предмета или явления, результат их рационального отражения и осмысления- 4) концепт-фрейм (многокомпонентный концепт, объемное представление, некоторая совокупность стандартных знаний о предмете или явлении) — 5) концепт-сценарий (скрипт) (последовательность нескольких эпизодов во времени, стереотипные эпизоды с признаком движения, развития) — 6) концепт-гештальт (комплексная, целостная функциональная мыслительная структура, упорядочивающая многообразие отдельных явлений в сознании) [8].
М. В. Пименова выделяет образы (Русь, Россия, мать), идеи (социализм, коммунизм) и символы (лебедь) [7, с. 8], а также концепты культуры, которые делятся на несколько групп: универсальные категории культуры (время, пространство, движение, изменение, причина, следствие, количество, качество) — социально-культурные категории (свобода, справедливость, труд, богатство, для русских — достаток, собственность) — категории национальной культуры (для русских это воля, доля, соборность, душа, дух) — этические категории (добро, зло, долг, правда, истина) — мифологические категории (боги, ангел-хранитель, духи, домовой) [Там же, с. 10].
Видовое деление лингвоконцептов «может идти по линии предметной области, к которой они отправляют»: эмоциональные, онтологические, гносеологические, семиотические, иллокутивные и др. [4, с. 32].
По степени абстрактности содержания концепты подразделяются на абстрактные (ментефакты) и конкретные/"предметные концепты» (натурфакты и артефакты): «В основу типологии лингвистических концептов может быть положен также уровень абстракции их имен, отправляющих к концептам-универсалиям духовной культуры, образованных путем гипостазирования предикатов — свойств и отношений (счастье, красота, свобода и пр.), с одной стороны, и к концептам-символам -окультуренным реалиям (матрешка, черемуха, береза и пр.), с другой» [Там же, с. 31−32].
По сфере функционирования возможно разделение концептов на этнокультурные и социокультурные. Среди вторых в свою очередь выделяют групповые (возрастные, гендерные, профессиональные и подобные) и индивидуальные концепты [2- 6- 7]. Индивидуальные концепты могут быть представлены индивидуально-авторскими, выражаемыми ключевыми словами- концептами, определяющими психотип личности, а иногда и определенных социальных групп (в таком случае они становятся социокультурными или этнокультурными концептами) [6, с. 122].
Особого внимания заслуживает ассоциативная классификация концептов Г. Г. Слышкина, согласно которой выделяются 1) пропорциональные концепты, особенность которых в том, что они продолжают обогащать как интразону, так и экстразону- 2) сформировавшиеся концепты, у которых завершилось формирование интразоны, но продолжает функционировать экстразона- 3) формирующиеся концепты, еще не обладающие экстразоной, но уже имеющие развитую интразону- 4) предельные концепты, интразона которых постоянно расширяется, а экстразона отсутствует по причине высокой степени абстракции концептуализированных понятий- 5) рудиментарные концепты, почти или полностью утратившие интразону и сохранившиеся лишь в составе отдельных единиц своей экстразоны [12, с. 67−73].
По степени отраженности национального характера выделяют универсальные концепты (вода, солнце, родина, земля, дом и др.) и национальные — присущие только одному народу (правда, истина в русском языке).
По степени значимости концепты подразделяются на концепты
высшего уровня (долг, счастье, любовь, совесть) и обычные [4, с. 44]- базовые (элементарные, необходимые для описания других концептов) и универсальные.
В зависимости от типа взаимосвязей концептосферы языковой личности с лингвистическими явлениями Г. Г. Слышкин выделяет собственно концепты языковой личности и ее метаконцепты. «Метаконцепт — результат вторичной концептуализации, объектом которой становятся продукты предшествующего концептуализационного опыта человечества, оформленные как семиотические образования (такие как язык, текст, жанр, стиль, перевод, дискурс, грамматика и др.). В метаконцептах реализуется рефлексия носителя языка по поводу знаковой деятельности, объектом и / или субъектом которой он является» [12, с. 103].
По характеру выражения концепты можно подразделить на вербализованные и невербализованные. Причем вербализованные в свою очередь делятся на универбумы, фразеологические (синтаксические) [2].
Филологические
науки
Лингвистика
Идея о существовании ядра и периферии в концепте положена в основу классификаций М. В. Пименовой и Н. Ю. Шведовой. М. В. Пименова вычленяет макроконцепт — «сложное ментальное образование, связанное с концептами, входящими в его структуру, родовидовыми отношениями» (например: «основание мира», «растение», «живое существо» и др.) [7, с. 14]. Н. Ю. Шведова делит концепты на «основные» («базовые», «большие», «великие») и «малые» («неосновные», «небазовые»). Малые концепты — необходимое окружение основного концепта и выполняющее роль конкретизаторов. «Это закрытый набор слов, связанных с основным концептом общим (единым) понятием, но своим лексическим значением дополняющих это понятие некими существенными элементами. Эти дополняющие элементы распределены между малыми концептами и, будучи представленными в определенной совокупности, позволяют вывести расширенное определение концепта уже не просто как понятийной данности, а как такой данности, способной принимать в себя множество дополнительных характеристик» [14, с. 508].
Эта классификация, на наш взгляд, наиболее удачна. Концепт является единицей картины мира, которая понимается как «исходный глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующий сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющийся результатом всей духовной активности человека», входит «в класс идеального, которое, не переставая быть образом реальности, опредмечивается в знаковых формах, не запечатлеваясь полностью ни в одной из них» [10, с. 21]. В научной литературе выделяют следующие типы картин мира: идеалистическая, материалистическая, синтетическая (дуалистическая) — научная (представленная частнонаучными: физической, биологической, химической, географической, геологической, социологической, экологической, лингвистической и т. д. картинами мира), вненаучная, философская- рациональная, внерациональная- космологическая, биологическая, социальная- естественная, гуманитарная- мифологическая, религиозная, философская, бытовая, этико-нравственная, художественная, медиа-картины мира и др. Мы привели далеко не полный список типов картин мира. Если сопоставить типы представленных знаний в структуре концепта с типами картин мира, то напрашивается вывод о том, что структура концепта — точка пересечения разных типов картин мира. В зависимости от ситуации с переменным успехом актуализируются разные типы знаний, то есть ядро и периферия концепта могут меняться местами в зависимости от их значимости в данной момент для индивида или группы. Ю. Е. Прохоров отмечает: «. любая совокупность именований концепта — невербальным, лексическим способами,
использованием устойчивых конструкций и т. п. — образует текст, под которым мы понимаем совокупность правил лингвистической и экстра-лингвистической организации содержания коммуникации представителей лингвокультурной общности. Этот текст может быть как угодно широк: в него входят и исторически сложившиеся элементы, и элементы, связанные с правилами сегодняшнего дня- в нем есть элементы, относящиеся ко всем типам коммуникативных пространств, в которых личность вступает в общение средствами данного языка (от планетарного до личного пространства). При этом довольно проблематично выделять, что есть ядро, а что периферия: анализ ассоциативных материалов скорее говорит о том, что частотность той или иной реакции больше зависит от текущей значимости для личности в общении того или иного коммуникативного пространства, чем о том, что именно эта языковая единица более значима в общении, чем иная» [9, с. 142−143].
Таким образом, к существующим на данный момент в лингвистике классификациям концептов можно прибавить классификации, основанные на принципах типологии картин мира.
Библиографический список
1. Аскольдов С. А. Концепт и слово // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста: Антология / Под ред В. П. Нерознака. М., 1997.
2. Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж, 1996.
3. Болдырев Н. Н. Когнитивная семантика. Тамбов, 2002.
4. Воркачев С. Г. Лингвокультурный концепт: типология и области бытования. Волгоград, 2007.
5. Демьянков В. З. Термин «концепт» как элемент терминологической культуры // Язык как материя смысла / Отв. ред. М. В. Ляпон. М., 2007.
6. Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепт, дискурс. М., 2004.
7. Пименова М. В. Душа и дух: особенности концептуализации. Кемерово, 2004.
8. Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. М., 2007.
9. Прохоров Ю. Е. В поисках концепта. М., 2008.
10. Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Отв. ред. Б. А. Серебренников. М., 1988.
11. Русский ассоциативный словарь. М., 1996. Кн. 1.
12. Слышкин Г. Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты. Волгоград, 2004.
13. Степанов Ю. С. Концепты. Тонкая пленка цивилизации. М., 2007.
14. Шведова Н. Ю. К определению концепта предмета языкознания // Языковая личность: текст, словарь, образ мира: Сб. статей. М., 2006.
Филологические
науки

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой