Полифоническое мышление как особый инструмент познания сложной системы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 165
ПОЛИФОНИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ КАК ОСОБЫЙ ИНСТРУМЕНТ ПОЗНАНИЯ СЛОЖНОЙ СИСТЕМЫ
© С. А. РОГОВА
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра музыки и методики преподавания музыки e-mail: posthouse@mail. ru
Рогова С. А. — Полифоническое мышление как особый инструмент познания сложной системы // Известия
ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 27. С. 112−116. — В данной статье автор рассматривает полифоническое мышление как вид мышления, который может быть использован человеком в качестве специального инструмента изучения сложных систем.
Ключевые слова: сложная система, развитие мышления, полифонические музыкальные способности, полифоническое мышление.
Rogova S. A. — Polyphonic thinking as a special tool for learning complex systems // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. i V.G. Belinskogo. 2011. № 27. P. 112−116. — In this article the author considers the polyphonic thinking as a kind of thinking that could be used as a special tool for learning complex systems.
Keywords: complex system, the development of thinking, polyphonic musical ability, polyphonic thinking.
В настоящее время понятие системы прочно вошло в тезаурус различных областей наук, и означает некую совокупность элементов, находящихся в определённых отношениях между собой. При этом система является одновременно как единое целое и в то же время как подсистема для вышестоящих и нижестоящих уровней, т. е. речь идёт о сложной системе, в которой изменение любой из её звеньев влияет на развитие системы в целом. Удивительная согласованность развития гигантской сложной системы, именуемой Вселенной, позволяет предположить существование определённой программы её развития. В этом случае остаётся неясной роль разумного существа в ней, т. к. разум даёт возможность субъекту постоянно менять своё поведение, а значит, оказывать «незапрограмми-рованное» влияние на развитие всей системы в целом. Так, человек, в отличие от других компонентов системы способен сознательно:
• изменить свою деятельность-
• прекратить своё существование (суицид) —
• продолжить его вопреки сложившимся обстоятельствам (оживление людей после клинической смерти и т. п.).
Можно предположить, что подобные изменения способны повлиять на развитие всей системы в целом, а возможно предотвратить (или ускорить) её самоликвидацию. Возникает вопрос: обладает ли человек инструментом, позволяющим ему познавать и, в случае необходимости целенаправленно изменять ход разви-
тия всей системы в целом или же он является «случайным», несовершенным изобретением Вселенной (или пробным изобретением), который должен исчезнуть как вид, дабы не мешать её гармоничному развитию. Для ответа на данный вопрос нужно проанализировать известные основные виды анализа, мышления человека, с помощью которых и происходит познание действительности, а также организация его деятельности.
В настоящее время для решения различных проблем человек применяет т. н. системный подход (И.
В. Блауберг, В. А. Ганзен, Б. Ф. Ломов, В. Н. Садовский, В. Д. Шадриков и др.), системный анализ, среди основных компонентов которого выделяют множественность, структуризацию, иерархичность строения и его целостность. Подобный анализ позволяет выявить компоненты функционирующей системы и связи, установившиеся между ними, но не позволяет рассматривать развитие данных связей в зависимости от развития структуры других систем в процессе изменяющегося времени, анализировать и предсказывать развитие т. н. «динамических систем».
учением о развитии, эволюции сложных динамических систем (во франкоязычных странах — теория диссипативных структур И. Пригожина, в США
— теория динамического хаоса М. Фейгенбаума) часто называют синергетику, одним из основателей которой является немецкий физик Г. Хакен. В настоящее время сфера применения эволюционно-синергетической парадигмы активно расширяется. По мнению методо-
логов К. Мэтьюза, М. Вайта и Р. Лонга, выраженного в статье «Почему надо изучать & quot-науку о сложном& quot- в социальных науках», отмечается рост числа исследований социальных процессов, в которых сделаны попытки применить «теорию хаоса» и обозначить перспективы данного применения [11, с. 7].
В России академик Н. Н. Моисеев предпринял попытку рассмотреть развитие истории человечества как эволюцию сложной динамической системы, с характеризующими её бифуркациями (под понятием «бифуркация» (раздвоение) в широком смысле понимаются качественные перестройки различных объектов с последующим изменением их параметров), приводящим к формированию качественно нового эволюционного процесса. Допуская возможность такого развития, многие исследователи указывают на невозможность прогнозирования развития нелинейных процессов, особенно в точках бифуркации, которые, собственно, и определяют формирование направленности эволюции данных систем. Однако определённая часть исследователей приходит к противоположному мнению. Так, А. П. Назаретян [5] считает, что предсказать количество сценариев и даже их выбор в точках полифуркации (так автор называет бифуркации) вполне возможно, используя синергетический подход и соответствующие компьютерные программы. При этом исследователи вынуждено констатируют, что без компьютерных программ человек не способен познать многофакторность, многоаспектность, влияние флуктуаций на развивающиеся во времени системы. В определённом смысле, это указывает на ограниченность мышления человека, его индивидуального ней-робиологического инструмента познания сложной динамической системы.
Именно временной фактор одновременно является сложным и имеет большое значение в познании динамических систем, т. к. установление взаимосвязей между компонентами одной системы, а также связи с другими системами (выше и нижестоящими) происходит во времени, является процессом. Это означает, что познание человеком системы должно основываться на способности осмысливать два или более одновременно происходящих, различных, но взаимосвязанных между собой процесса. Данный вид мышления не вмещается в рамки ни одного из известных видов мышления (наглядно-действенного, образного, логического и т. п.). По-видимому, речь идёт об особом виде мышления и нам предстоит выяснить возможности человека относительно его развития, развития достаточно специфических способностей. Речь идёт о способности человека выявлять связи между двумя различными, одновременно происходящими процессами, в некотором роде «расщеплять» своё сознание.
Такое определение полифоничности (образов) было дано М. М. Бахтиным, крупнейшим философом и филологом XX века в книге «Проблемы творчества Достоевского», вышедшей в 1929 году и вызвавшей значительный интерес к рассмотрению данной проблемы среди философов и филологов [2]. При отсутствии строгой дефиниции термина критиками признавалась
«полифоничность» образов не только в романах Достоевского (но и в произведениях В. Шекспира, А. С. Пушкина и др.). Под полифоничностью подразумевалась некая способность субъекта к «расщеплённости» его сознания. Однако ни психологическая сущность данных способностей, ни их роль в развитии человека, ни механизм их развития выявлен не был. Не были созданы и методики развития полифонических способностей, хотя профессиональная полифоническая музыка, требующая высокого уровня развития полифонических музыкальных способностей, существует ни одно столетие, а корни её уходят глубоко в народную музыку.
Что же такое полифония, можно ли говорить не только о полифонической музыкальной реальности, но и о полифоничности окружающей нас действительности, а также о возможности осмысления данной действительности человеком?
Доктор философских наук В. М. Розин, в статье «контекстное, полифоническое мышление — перспектива XXI века», противопоставляя классическое и современное мышление, последнее характеризует в «постулатах» порождения, контекстности и полифо-ничности. Полифоничность он определяет как совокупность «многих разных мышлений, находящихся между собой в различных отношениях (дополнения, противостояния, независимости, родства и т. д.)» [8, с. 127]. При этом полифоничность В. М. Розин трактует не в качестве особого вида мышления, которым может обладать определённый субъект, а в качестве характеристики (постулата) современного мышления в целом. При этом данный взгляд характеризует не только особенность современного этапа развития социума, научной мысли, но и, в определённом смысле, указывает на полифоничность окружающей нас действительности. Однако подобная трактовка так и не объясняет: способен ли человек, как представитель данного социума, обладать полифоническим мышлением?
Известно, что полифоническая музыкальная мысль достигла высочайшего развития в творчестве И.
С. Баха, С. И. Танеева, Д. Д. Шостаковича и др.
Определение полифонического мышления как особого вида мышления, необходимого субъекту не только в музыкальной деятельности, нуждается, безусловно, как в дополнительных психологических исследованиях, так и в широком философском осмыслении.
Под полифонией в музыкознании понимается один из видов многоголосия, заключающийся в одновременном звучании двух или нескольких самостоятельных и равноправных голосов.
В окружающем нас мире одновременно происходят различные процессы, которые, на первый взгляд никак не связаны между собой. Например: физические процессы, происходящие на нашей или других планетах Вселенной, жизнь человека в данном месте и в данное время, деятельность других, незнакомых ему людей и т. п. При более пристальном рассмотрении обнаруживается тесная взаимозависимость между такими различными, но одновременно происходящими процессами. В настоящее время доказано, что самочув-
ствие человека зависит от природных явлений, а также от действий других людей. Так, недостаток солнечного света может вызвать депрессивные состояния у человека- обострение многих хронических заболеваний часто происходит весной и осенью- эмоциональное состояние человека зависит от слов или действий, произведённых другими, подчас не знакомыми ему людьми и т. п. Это указывает на системность и структурированность происходящих процессов.
Таким образом, объективная реальность представляет собой сложную систему, каждый компонент которой является процессом, а значит, развивается одновременно с другими процессами и находится при этом в явно или неявно выраженной взаимосвязи с другими компонентами системы. Данные характеристики полностью соответствуют определению, как сложной динамической системы, так и полифонии и позволяют признать, что окружающая нас действительность полифонична. Однако может ли человек на настоящем этапе своего развития её познать, имеет ли он эту возможность, способность?
Аристотель подчёркивал, что «способность и действительность — не одно и то же» [1, с. 232], а посему даже человек, испытывающий желание или влечение сделать вместе две различные или противоположные вещи, не в состоянии данное совершить. Причину данного Аристотель видел в том, что человек его времени не обладал особой «формой» способностей (в нашем понимании — уровнем развития способности). Он писал: " … его способность не в том, чтобы делать вместе разные вещи, ибо вещи, к которым он способен, он будет делать так, как он к ним способен" [1, с. 236]. В то же время, размышляя над путями развития, он признавал, что данное развитие возможно, так как действительность предшествует и способности и всякому началу, вызывающему изменение [1, с. 246]. Данный вывод позволяет предположить: если человек XXI века обрёл некое новое качество, о возможном появлении которого на каждом новом витке развития человечества писали изотерики (Е. П. Блаватская), то, возможно, «да».
При этом понятия полифоничности и сложной системы не тождественны. Во-первых, осознание полифонии человеком возможно на основе познания им времени, его организации, что и позволяет человеку познавать процесс. Во-вторых, само существование полифонической музыки указывает на то, что человек способен сам целенаправленно создавать полифоническую реальность, полностью представляя и предвосхищая её будущую форму и эволюцию данной формы.
В этом случае он должен обладать высоким уровнем развития полифонических способностей, которые (на определённом уровне развития) позволят ему осмысливать одновременно происходящие, различные, но взаимосвязанные между собой процессы и реагировать на них. Речь идёт о полифоническом мышлении.
Под полифоническими музыкальными способностями понимается свойство функциональных систем, реализующее отдельные психические функции,
имеющие индивидуальную меру выраженности и проявляющиеся в успешности и качественном своеобразии освоения и реализации полифонии [7, с. 32]. Данное определёние дано на основе определения способностей В. Д. Шадрикова [10]. Под полифоническим мышлением понимается вид мышления, позволяющий решать особые полифонические по своей сущности задачи, воспринимать и осознавать полифоническую действительность.
Чтобы ориентироваться в данной действительности, важно замечать всё происходящее вокруг «здесь и сейчас» в двух или более различных, одновременно протекающих процессах, выявлять малейшие изменения в этом окружении, сопоставлять эти изменения и т. п. При этом делать это приходится в постоянно изменяющемся времени.
Человек, способный анализировать одновременно два или более протекающих процесса (здесь и сейчас), различных, но каким-то образом, взаимосвязанных между собой, имеет гораздо больше возможностей принять верное решение по сравнению с человеком, не способным к такому анализу. В психологическом плане такую возможность человеку предоставляет познавательный процесс внимание, точнее, один из его параметров — распределение внимания.
Данное понятие вводится в конце XX века (В. А. Крутецкий, В. Д. Шадриков). В 1999 году Т. А. Кир-дяшкина издаёт учебное пособие «Методы исследования внимания» [4, с. 127], в котором даёт определение данного параметра внимания, разрабатывает упражнения «распределяемости и упражняемости» внимания у студентов ВУЗ, а также разрабатывает и внедряет методику его изучения. Она заключает, что распределение внимания означает одновременное сосредоточение его на двух различных видах деятельности. В настоящее время доказано, что внимание можно сосредотачивать на двух и более различных видах деятельности (инженерная психология).
В ходе исследования и длительного эксперимента нам удалось доказать, что одновременное выполнение двух и более различных, но взаимосвязанных между собой видов деятельности возможно при наличии у ребёнка дошкольного возраста определённого уровня развития полифонических способностей [7]. Способностей, основанных на распределении внимания и координации движений.
В настоящее время, как констатирует крупный нейробиолог, представитель когнитивной нейронауки, профессор многих университетов США Элхотон Голдберг, установлено, что способность человека контролировать занятия параллельными видами деятельности при нисходящем сверху вниз развёртывании плана производится лобными долями [3, с. 215]. Данный вывод указывает на возможность человека решать полифонические задачи, задачи сложных динамических систем, в том числе, без использования необходимых компьютерных программ.
Однако человек в настоящее время не в состоянии выполнять подобные задачи. Зачастую, мы не способны выявить причину своего, например, болезнен-
ного состояния, так как не способны не только сделать анализ протекающих одновременно процессов, оказывающих в той или иной мере воздействие на нас, но и выявить основные компоненты-участники, приведшие организм к болезни. Возможно, рассматривая болезнь в качестве бифуркации, человек сможет на основе анализа и последующего решения данной полифонической задачи предсказать и сформировать нужное для него новое состояние, форму, осознанно направить эволюционный процесс в нужное для него русло.
Есть ли необходимость развития данных способностей у ребёнка дошкольного возраста? Безусловно, есть. От уровня развития полифонических способностей зависит успешность обучения ребёнка не только в музыкальной, но и в общеобразовательной школе. Так, ребёнок первого класса уже пишет под диктовку. Выполняя данный вид деятельности, ребёнок, в психологическом плане, совершает несколько различных, но взаимосвязанных между собой видов деятельности. Записывая под диктовку текст, ребёнок должен одновременно:
• обдумывать буквенный состав слов-
• обдумывать написание букв-
• записывать буквы в определённом времени -темпе (что можно сделать на основе развития сенсомо-торных способностей и координации движений) —
• вспоминать правила написания слова и предложения (синтаксис).
Более того, он, также, должен: (или не должен) отвечать при необходимости соседу по парте на его вопрос- внимательно слушать комментарии педагога, которые могут помочь ему в выполнении задания и мн. др.
Таким образом, ребёнку, находящемуся на начальном этапе обучения в общеобразовательной школе, уже необходим определённый уровень развития полифонических способностей. Обращает на себя внимание тот факт, что до настоящего времени отсутствовали методики, направленные на развитие полифонических способностей у детей дошкольного возраста. Мы полагаем, что ознакомление педагогов с программой развития полифонических способностей у детей 4−5 лет [7, с. 167−312] и её применение будет иметь большое значение для всестороннего развития ребёнка и подготовке его к обучению в школе.
Безусловно, определённый уровень развития полифонических способностей и полифонического мышления необходим не только детям дошкольного и школьного возраста для успешного обучения их в музыкальной и общеобразовательной школе. Врач и шофёр, учёный и учитель, политик и диспетчер авиалиний нуждается в определённом уровне развития полифонических способностей и полифонического мышления для выполнения своих профессиональных обязанностей на высоком уровне.
Можно ли рассматривать понятие «полифоническое мышление» в качестве вида мышления, которое необходимо развивать не только музыканту, но и любому человеку XXI века? Безусловно, да, так как мы подошли к пониманию значимости наших действий
не только для комфортности собственного существования, но и для существования всей Вселенной. Интересно отметить, что сама действительность (вне педагогической направленности на человека) определяет данное развитие и стимулирует его. Стоит лишь сесть в маршрутку или спуститься в метро, как вы увидите людей, которые осуществляют решение нескольких (а не только двух) сложных задач одновременно: они изумительным образом лавируют в людском потоке (один вид деятельности) — слушают музыку (почти все в наушниках) и, как это ни странно, запоминают её (второй вид деятельности) — читают рекламные объявления (третий вид деятельности), а при необходимости, говорят по сотовому телефону и мн. др. Заметим, что делают они это не по приказу, а добровольно и, зачастую, с удовольствием… По нашему мнению, подобная «множественная» деятельность полностью подтверждает тот факт, что полифонические способности и полифоническое мышление уже интенсивно развивается у человека стихийно. Назначение же науки состоит, также, и в том, чтобы предоставить людям возможность комфортного существования в окружающей действительности, дать ему возможность осознать механизм этого существования. Высокий уровень развития полифонического мышления позволит человеку фиксировать, анализировать и принимать решения о необходимости «размещения» той или иной информации в своём мозге. Реализация данной возможности имеет большое значение также в противодействии направленным влияниям, основанным на диспарант-ном видеовоздействии в телевизионном изображении (данные воздействия могут осуществляться и через другие модальности). К сожалению, подобные воздействия могут иметь не только психотерапевтические цели.
Человек — особое звено сложной системы, имеющий инструмент, как для её познания, так и для целенаправленного изменения её развития. При этом необходимо учитывать, что в настоящее время — время нанотехнологий и появления нанотехнологической реальности — деятельность человека должна всё более подчиняться его осознанию. Инструментом данного осознания, по нашему мнению, является полифоническое мышление, развитие которого является условием существования человека в этой реальности.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Аристотель С. Метафизика / Пер. с греческого А. В. Кубицкого. М.: Изд-во Эксмо, 2006.
2. Бахтин М. М. Проблемы творчества Достоевского. Киев, 1994.
3. Голдберг Элхотон. Парадокс мудрости // Пер. с англ. Л. Афанасьевой. М.: Поколение, 2007.
4. Кирдяшкина Т. А. Методы исследования внимания. Челябинск, 1999.
5. Назаретян А. П. От будущего — к прошлому (Размышление о методе) // Общественные науки и современность. 2000. № 3.
6. Оргуправленческое мышление: идеология, методология, технология. Курс лекций на курсах повышения
квалификации руководящих работников и специалистов Минэнерго. 1981.
7. Рогова С. А. Развитие полифонических музыкальных способностей у детей 4 — 5 лет. Дисс. … канд. психол. наук. Тамбов, 2006.
8. Розин В. М. Контекстное, полифоническое мышление
— перспектива XXI века // Общественные науки и современность. 1996. № 5.
9. Фридман Л. М. Задачи на развитие мышления. М., 1963.
10. Шадриков В. Д., Черёмошкина Л. В. Мнемиче-ские способности: развитие и диагностика. М., 1990.
11. Mathews K. M., White M. C., Long R. G. Why study the complexity sciences in the social sciences // Human relations. 1999. 52 (4).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой