Социально-философское исследование смыслового поля общества потребления: методологический анализ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 101. 1:02. 41. 51
СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СМЫСЛОВОГО ПОЛЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
© А. В. ШАРОВСКАЯ Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра социологии и теории социальной работы E-mail: assonia@mail. ru
Шаровская А. В. — Социально-философское исследование смыслового поля общества потребления: методологический анализ // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 27. С. 155−159. — В статье предпринята попытка методологического анализа существующих подходов социально-философского осмысления феномена общества потребления и личности, существующей в его контексте. Обозначена методологическая перспективность социально-феноменологического, экзистенциального и неофрейдистского подходов в исследовании смыслов современного общества потребления.
Ключевые слова: общество потребления, личность, смысл, самоактуализация, социальная феноменология.
Sharovskaya A. V. — Socio-philosophical study of the semantic field of the consumer society: a methodological analysis // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 155−159. — The article presents an attempt to analyze methodological approaches of socio-philosophical understanding of the consumer society and the personality, existing in its context. The author proved the methodological perspectives of socio-phenomenological, existential and neo-psychoanalytic approaches in the study of modern consumer society meanings.
Keywords: consumer society, personality, meaning, self-actualization, social phenomenology.
Сложно понять жизнь общества, оперируя исключительно статистическими показателями, количественными данными и исследованием социальных условий: сущностные основания внешне происходящих процессов создают незримое смысловое поле, которое во многом и ориентирует, задает направление дальнейшего развития. Как и любое социально-гуманитарное знание, осмысление современного общества неразрывно связано с ценностями (в понимании Риккерта [2, с. 54−59]), которые и образуют его смысловую основу, глубоко отличную от оценочности и повседневномистической примитивизации.
Общество потребления, достигшее своего уникального расцвета в конце ХХ начале ХХ1 века, не может быть оторвано в своем исследовании от культурно-исторического контекста. Войдя в научный оборот в 1920-е годы благодаря Э. Фромму, это понятие выразило потребление как качественную характеристику формирующейся эпохи. Тем не менее, в современных социально-философских исследованиях преобладает экономико-социологический подход без экзистенциально-смысловой нагрузки, которая могла бы раскрыть возникающие противоречия развития общества потребления и самоосуществления человека в его контексте.
Сужение методологических оснований социально-философского осмысления феномена общества потребления приводит к формированию противоречивых исследовательских позиций. Это проявляется либо в абсолютизации данного феномена — его гипостазировании в сознании и формировании соответствующего подхода к исследованию консюмеризма как выражения чистой практики потребительства- либо абстрагируется до уровня исключительно теоретической проблемы, связанной с определенным способом осмысления современной социальной реальности.
кроме того, представляя собой особый этап развития, общество потребления также не является застывшим, неизменным явлением, которое может быть осмыслено в однозначном представлении и единичном проявлении. как теоретическая модель этот феномен может быть зафиксирован, но при этом он, не останавливаясь, продолжает свое движение, меняется и приобретает новую специфику своего выражения. Во многом этот факт упускается из виду, что приводит к тому, что общество потребления рассматривается как реально существующая единица, которая может быть исследована как материальный объект, проанализирована с позиций определенности и конечности элементов своей структуры.
Данный момент отмечается в работах некоторых современных исследователей общества потребления, тем не менее, для анализа также выбравших определённый аспект: практику потребления (Кузнецова Л. В.), властные отношения (Калинин А. С.), аксиологию консюмеризма (Лукьянов В. М.), что и определило исследовательский акцент, не позволяя осмыслить общество потребления в единстве его проявления, неразрывной многофакторной взаимосвязи с сущностным самостановлением человека. Те способы ответа на «вечные вопросы», которые стали возможными именно в условиях общества потребления, требуют осмысления не столько социальных условий, конкретного контекста реализации, а заложенных в них смыслов, образов, которые оказывают непосредственное воздействие на восприятие мира личностью и личности в мире.
общество потребления, выступая определенным социокультурным и историческим контекстом становления и развития личности, накладывает отпечаток на трансформации индивидуально-личностного сознания, которые являются выражением идеологии потребления, формируют человека своей эпохи. Место человека в картине современной реальности не может быть обосновано исходя исключительно из материалистических и прагматических суждений — в этом отношении феноменологический подход расширяет методологическую перспективность в осмыслении современной социальной реальности. В этом отношении справедливо высказывание А. Шюца о том, что прагматизм уместен лишь в анализе повседневного мышления [4, с. 74] - в дальнейшей исследовательской перспективе он приводит к возникновению противоречий и отражает лишь наличные проявления социальности.
Богатое оттенками общественное бытие ещё более разнообразно в своем отражении общественным сознанием — его понимание также должно ориентироваться на целостность, специфичность смыслового контента и глубину существующих в нем связей. Социально-философское исследование места человека в современном обществе потребления неизменно сталкивается с необходимостью определить те сущностные характеристики личности как проявления «социального Я», которые сформировались в ответ на становление консюмеризма. При этом такой подход позволяет отойти от преобладающих сегодня узкоспециальных подходов, преодолев предметную ограниченность и не редуцируя объективное научное знание: экономический, политологический, социологический, педагогический и психологический подходы в своей предметной ограниченности не рассматривают человека в целостности его индивидуально-общественных проявлений.
Индивидуальный смысл, имея значение лишь для отдельного человека, в определенной мере наполняет содержанием и саму жизнь общества, вкладывает в неё основу, обеспечивает дальнейшее развитие и жизнеспособность. В условиях современного массового общества представления об индивидуальной ценности и возможностях развития претерпели неко-
торые трансформации, что во многом определяет те социально-экзистенциальные сложности, с которыми сталкивается современный человек. Именно поэтому особое значение в социально-философском осмыслении общества потребления и личности, существующей в его контексте, приобретает категория самоактуализации — активизации сущностных смыслов человека. Глубокие социально-философские основания связывают самоактуализацию с тем культурно-историческим контекстом, который неизменно сопутствует становлению и раскрытию личностного потенциала — характер постижения процессов развития человека в меняющихся условиях современности, становится выражением проблем сущностной трансформации человека. Кроме того, самоактуализация личности весьма перспективна и в философском осмыслении социального бытия человека: развитие и перспективы современной личности тесно взаимосвязаны с тем местом, которое индивид занимает в жизни общества.
В своей структуре общество потребления не может отчуждаться от тесной взаимосвязи его компонентов: развития производительных сил, вектора просвещения, политики, духовной и культурной жизни, способов усвоения и трансляции ценностей, реализации индивидуальных смыслов — в целостном образовании отдельные аспекты приобретают специфические черты, непрерывно воссоздавая и продолжая тенденцию консюмеризма. Но как объект социальнофилософского анализа общество потребления представляет глубокий исследовательский интерес в его тесной связи с процессом духовного становления и развития человека.
При этом следует различать следующие исследовательские позиции: самореализацию личности в условиях информационного общества (общество как системный фактор в единичных проявлениях процесса формирования) и специфический потенциал личности данного общества (общество выступает как контекст, а личность проявляет уже сформированные в нем характерные черты). Тем не менее, исследователи практически не уделяют внимания тому факту, что современный человек приобретает новые смысловые ориентиры, что требует и соответствующего подхода в их исследовании. Более того, в социальнофилософском исследовании целесообразно обратить внимание на то, что современный человек обладает рядом специфических характеристик, что не позволяет рассматривать его как абстрактный образ, как «человека вообще».
Глобальные изменения, которые повлекли формирование новой социальной реальности, повлекли и соответствующие индивидуальные трансформации. Сегодня достаточно оснований для того, чтобы обозначить феномен и сформировать соответствующее ему понятие «личности общества потребления» — как проявление специфических характеристик консюмеризма в портрете человека эпохи. Подобное обстоятельство также ориентирует социально-философское исследование на вскрытие специфических смысложизненных ориентаций современной личности, анализ её само-
актуализационного потенциала и возможностей для возникновения новых способов самоосуществления. Исходя из этого, обращение исследователей к феномену человека общества потребления должно не столько описывать социально-экономические условия его развития, сколько предполагать более глубокое осмысление его оснований, подбирать и анализировать адекватные методологические основы его постижения.
В частности, смысловое поле общества потребления не может быть исследовано вне привлечения философских теорий, имеющих объектом своего внимания экзистенциальные ценности и духовное развитие индивида. Исходя из практики социально-философского исследования, можно отметить, что экзистенциальные проблемы современного общества находят новые возможности для исследования в экзистенциальной философии: обострение проблем смысла жизни, одиночества и заброшенности требуют нового осмысления в сложившейся социальной действительности. При этом для анализа важно не индивидуальное проявление экзистенциального кризиса, а выявление всеобщности изменений экзистенциалий человека, которые произошли в современном обществе.
Экзистенциальная философия возлагает на субъекта ответственность за то общество, в котором он живет, за выбранный (мнимо случайный) способ его существования и мышления. Он одновременно и определяет, и зависит от социальной реальности: подхватывая и продолжая усвоенные смыслы, личность транслирует и воссоздаёт их ещё в большем масштабе, не утрачивая при этом возможности влиять на них. Таким образом, экзистенциализм открывает возможности для обнаружения необходимой степени социальной ответственности и осмысленности бытия современного человека.
Методологически экзистенциализм не претендует на объективное отражение реальности, но он дает ценную возможность осмыслить стихийно сформировавшийся опыт сознания в современном обществе. Своей задачей экзистенциальная философия видит выявление взаимосвязи индивидуального становления и развития общественного, выраженного в массовости. М. К. Мамардашвили отмечает, что экзистенциализм в художественной форме воссоздает и отражает ощущения, которые стали квинтэссенцией социального самочувствия личности. При этом Мамардашвили не находит в экзистенциализме объективной возможности для восстановления целостности бытия, «такой общезначимой мысли, на которые индивид мог бы положиться, формируя себя и развертывая свои потенции» [1].
наполненность экзистенциальных идей субъективно значимым опытом, индивидуальным переживанием и наитием выражает те внутренние изменения, которые происходят в условиях социального отчуждения. Безусловно, основанность сознания исключительно на субъективных представлениях и иллюзорных конструкциях порождает запутанность и неопределенность положения человека, но не учитывать эти феномены, — значит пренебрегать тем, что является
неотъемлемой частью сущностных характеристик индивидуальности. Именно они в конечном итоге и порождают острые социальные реакции в современном обществе, массовые неврозы, социальные болезни, провоцируют нигилизм и скептицизм, но при этом «несчастное сознание» уже не может найти утешение и в трансцендентном. И даже если истинность экзистенциализм видит лишь в дообщественном, личностном, интимном, это не мешает исследовать воздействие социально-исторической реальности, продуктов человеческой деятельности, социальных отношений на становление и самоосуществление человека.
И хотя Сартр делает определенные попытки в примирении экзистенциальной теории личности и объективного материализма, в итоге личность всё же сохраняет свою основную подвластность внутренним мотивам и смыслам [3]. Пренебрежение социальной материей как объективным общественным бытием и объективной детерминантой человеческой деятельности скрывает возможность для постижения сущности социальных отношений, исследования социальной структуры современного общества. При этом следует учесть, что одновременное совмещение данных исследовательских задач нецелесообразно, поскольку в каждом отдельном случае требуется теоретическое разделение предмета и его глубинное рассмотрение, хотя в онтологическом аспекте жизнь человека представляет собой неделимую целостность материального и духовного бытия. Тем не менее, методологическая состоятельность экзистенциализма может и должна быть дополнена другими основаниями социальнофилософского исследования.
Культурологический подход неофрейдизма позволяет глубже раскрыть социокультурный детерминизм развития современного человека: теоретические поиски К. Хорни, Э. Фромма, Э. Эриксона, Г. Салливана особо ценны в исследовании внутренней природы массового человека. Экзистенциальный психоанализ, сочетая эти исследовательские перспективы с гуманистическим экзистенциализмом, предлагает продуктивные методологические основания для познания современной личности и специфики реализации её самоактуализационного потенциала. В частности, исследуя особенности общества, ориентированного на потребление, Э. Фромм отметил его влияние на формирование нового типа человека, который создает особый род социальных отношений, по-новому ощущает себя, утверждает собственную сущность.
Ещё одним из перспективных современных подходов к анализу места человека в меняющемся мире, его смысловых изменений становится социальная феноменология. В социальной феноменологической перспективе социальный мир предстает как мир значений, интерпретируемых людьми в их повседневной жизни. данная концепция основывается на принятии того, что социальная реальность предстает не как структурно и функционально упорядоченное единство всех сфер общественной жизни (предмет классической социальной методологии), а как «мир, светящийся смыслом» [7, с. 183−185], т. е. пронизанный эмпирически непо-
знаваемым полем значений. Социальная феноменология ориентирована не на исследование структурноинституционального каркаса социального организма, но на его всеобщие смысловые характеристики — интерсубъективную смысловую структуру, которая выступает основой для непрерывного воспроизводства социального организма, становится его «смысловыми скрепами». Процесс становления неклассической картины мира, подчеркивает н. М. Смирнова, сопровождается так называемым антропологическим поворотом в философии и культуре, отказом от субстанциональности «сознания вообще» в пользу индивидуальности, неповторимости человека-субъекта, сознание которого обретает культурно-историческую обусловленность и непрозрачность [5].
Возникнув в результате синтеза феноменологических идей Э. Гуссерля и понимающей социологии М. Вебера, социальная феноменология дополняет классические методы социального анализа, позволяет обнаружить место человека в современном социальном пространстве, выявить механизм его утверждения себя в сложившейся культурно-исторической реальности. Мир значений, раскрываемый в повседневной жизни, оседает в виде убеждений, становящихся одним из факторов, определяющих социальный образ человека. Без реконструкции субъективных смыслов повседневной действительности исследователь не может составить полного адекватного представления о социальном самочувствии человека [5, с. 22]. Субъективные представления не заменяют необходимости объективного анализа, но могут проникнуть в сферу тех представлений, которые выражают тенденции индивидуализации и атомизации современного общества. Подобное дополнение классических подходов по-новому раскрывает отношения между современным человеком и обществом, устраняет противоречие бытия и мышления личности эпохи консюмеризма.
Социальная феноменология ярко выражает специфику социальных наук, уделяя особое внимание субъекту познания, его характеристикам и изменениям. Человек, утверждая себя деятельным и активным преобразователем действительности, ориентирован на отношение к миру и природе как объекту, а значит, по мнению В. С. Стёпина и В. А. Лекторского, «выражает мировоззренческие универсалии техногенной цивилизации» [6, с. 150].
В то же время, Э. Фромм указывал на то, что высшее саморазвитие становится доступно человеку только при условии его ориентации на бытие, а не овладение миром, которое стремится покорить, познать природную реальность через разрушение [8, с. 27−49]. Он отмечает, что это выражается даже в повседневных установках, речи, постоянном отношении к действительности. Сознательное и целенаправленное преодоление человеком стремления к потребительскому восприятию окружающего мира становится с позиции неофрейдиста залогом духовного исцеления человека. При этом такое перенесение теоретических умозаключений на социальную реальность современности не предполагает того, что жизнь многих людей
лишена той степени осмысленности, которая позволяет выйти на новый уровень взаимоотношений природы и общества. Хотя бы потому, что в реконструкции индивидуальных смыслов это стремление может отсутствовать или оставаться нераскрытым. Человек не настроен на ежедневный поиск смыслов и истины, не выражает даже нужды в обретении ясности, но остро заинтересован в определенности тех данных, которые необходимы в практической и повседневной деятельности. непонимание причин и детерминаций не освобождает человека от переживаний повседневной радости, не приводит его в отчаяние и тоску по недостижимой подлинности.
В массовом обществе воссоздание его образа в сознании индивида (как способ постижения мира человеком) является способом примирения с ним. Образ социального мира становится более значимым особенно в том понимании, что всё больше проявляется разорванность бытия и сознания, связанная с нарастанием экзистенциального вакуума в современной культуре, перенасыщением информационного рынка с сопутствующим когнитивным обеднением, формированием рыночной системы ценностей, которая проникает в сферы духовного и культурного производства.
Смыслы, которые создаются и постигаются современным человеком, также не являются застывшими мыслеформами — они приобретают и насыщаются содержанием исходя из того понимания реальности, которое наследуется и создается в повседневной жизни, неосознанное конструирование происходит на уровне ежедневных практик, воплощается в социальном действии, совершенствуется в опыте и транслируется в самопредставлении.
Актуализация новых ценностей приводит к тому, что обновляется понимание оснований моральнонравственных норм, представлений об идеалах, эталонах и целях. Многие экзистенциальные вопросы в современном обществе потребления приобретают особую остроту, новое осмысление и имеют своеобразные способы разрешения: чувство страха, вины, отчужденности и одиночества, переживание заброшенности -вновь актуальные состояния человеческого духа, которые требуют ответа, формирования определенной позиции, к которой современный человек не готов или не способен.
Утилитарный и прагматический подходы позволяют столкнуться лишь с внешними проявлениями общества потребления, не выявляя смыслового содержания его бытия: во многом оно зарождается в самом способе мышления, восприятия природы и социума, ведущих ценностях и идеалах. Конструирование общества консюмеризма происходит постоянно, непрерывно, ежедневно продолжаясь и обновляясь в мыслях и установках, стереотипах и привычках. Это инерционное движение, неосознанность приводят к тому, что неизменно воспроизводятся те потребительские практики, которые и являют собой в совокупности современное общество потребления, которое одновременно и результат и причина современной личности.
В этом отношении именно социальнофеноменологический метод может конструировать ту субъективную реальность, которая отражает общие смысловые основания социального бытия современного человека. С позиций социальнофеноменологического исследования общество потребления приобретает особую смысловую нагрузку, которая воплощается в индивидуальном конструировании социальной реальности — вписываясь в конкретно-исторический контекст, личность воссоздает себя и окружающий мир, формируется её социальное самочувствие, выстраивается модель социального взаимодействия. В системном применении социально-феноменологический, экзистенциальный и неофрейдистский подход открывают новые грани социально-философского исследования места личности в современном обществе: поиск сущностных оснований развития современного человека претерпевает специфические трансформации, находится под постоянным влиянием социальных отношений, ритма жизни, сконструированных смыслов. Гносеологический потенциал неклассических методов раскрывает содержание конструируемых в сознании индивидов социальных смыслов, изменений, которые стали сущностными характеристиками современного человека.
Обозначенные методологические подходы обоснованно подчеркивают ориентацию современной социально-философской мысли на антропологизм. Характерный для современной науки синтез идей глобализации и индивидуализации подчеркивает единство и многообразие всех проявлений человека, выражает усложнение и либерализацию социальных отношений. Этот антропологический поворот в социально-гуманитарном знании требует развития таких методов познания, которые могли бы выявить значимые смыслы в целостном представлении о социальной реальности.
Смысловой уровень представляет собой образ общества в сознании и восприятии индивида — ту ауру общественных процессов, которая неосознанно руководит его мотивами и целями. Не складываясь стихийно, смысловой уровень не является исключительно результатом группового влияния: сочетая индивидуальные представления и образы, мировоззренческие установки, научные знания, создается смысловая модель.
данный уровень представляет особый интерес для познания — в нем сконцентрирован образ общества, в веберовском понимании — «интерес эпохи», который и раскрывает смысловое поле современного общества, заключенное во множестве влияющих на его формирование факторов.
Несомненно, человек в обществе потребления постепенно меняется, находит новые способы самоо-существления, решения экзистенциальных вопросов, и тем самым он непрерывно воссоздает социум и себя в нем. Самоактуализация личности как социальнофилософское понятие отражает взаимовлияние индивидуального способа постижения действительности и сложившегося социального опыта. В рамках социально одобряемой модели саморазвитие проходит путь, ведущий личность к определенной степени самопознания, самореализации и, в конечном счете, самоосуществления.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Мамардашвили М. К. Категория социального бытия и метод его анализа в экзистенциализме Сартра. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. philosophy. ru/library/mmk/sartre. html.
2. Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М.: Республика, 1998. С. 54−59.
3. Сартр Ж. -П. Проблемы метода. М.: Академический проспект, 2008. 224 с.
4. Смирнова Н. М. От социальной метафизики к феноменологии «естественной установки» (феноменологические мотивы в современном социальном познании). М., 1997.
5. Смирнова Н. М. Социальная феноменология в изучении современного общества. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация», 2009. 400 с.
6. Стёпин В. С. От классической к постнеклассической науке (изменение оснований и ценностных ориентаций) // Ценностные аспекты развития науки / Под ред. В. П. Визгина. М.: Наука, 1990. С. 150.
7. Счастливцев Р. А. Рецензия на книгу: Н. М. Смирнова. Социальная феноменология в изучении современного общества // Вопросы философии. 2010. № 6. С. 183−185.
8. Фромм Э. «Иметь» или «быть»? М.: АСТ МОСКВА, 2010.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой