СМИ в египетской революции 2011 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 82−92+32. 019. 51
СМИ в ЕГИПЕТСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 2011 ГОДА
© А. А. ГРАБЕЛЬНИКОВ, ТАМУХ МОХАММЕД АНАСС Российский университет дружбы народов, кафедра массовых коммуникаций e-mail: grab@mail. ru- anasstamouh@yahoo. fr
Грабельников А. А., Тамух Мохаммед Анасс. — Роль СМИ Египта в революции 2011 года // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 27. С. 252−255. — В статье рассматриваются событие «арабской весны» 2011 года с точки зрения египетских официальных и оппозиционных средств массовой информации и их влияние на развитие событие до и после народной революций в Египте.
Ключевые слова: «арабская весна», революция, государственные и оппозиционные СМИ.
Grabelnikov A. A., Tamouh Mohammed Anass. — The Role of Media Egypt in The Revolution of 2011 // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 252−255. — This article reviews recent developments & quot-Arab Spring& quot- in 2011 in terms of Egyptian officials and opposition media and their influence on the development of the popular revolution in Egypt.
Keywords: «Arab spring», revolution, state and opposition media.
Революции всегда нуждаются в средствах распространения своих идей, в привлечении через них своих сторонников. Об этом говорит революционный опыт последних двух веков, когда типографский станок становился одним из обязательных инструментов протестных движений. В историю революций вошли газеты чартистов, «Друг народа» Жана-Поля Марата, «Новая Рейнская газета» К. Маркса и Ф. Энгельса, «Полярная звезда» и «Колокол» А. И. Герцена, ленинская «Искра» и многие другие издания. Последняя из названных газет воплотила в себе несколько важных принципов, которые затем были положены в основание деятельности всей советской журналистики.
Роль газеты не ограничивалась одним распространением идей, политическим воспитанием и привлечением политических союзников. Газета рассматривалась не только как коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и как коллективный организатор. В этом последнем отношении редакция сравнивала ее с лесами, которые строятся вокруг возводимого здания, намечают контуры постройки, облегчают сношения между отдельными строителями, помогают им распределять работу и обозревать общие результаты, достигнутые организованным трудом. Русские социал-демократы начала ХХ века считали, что при помощи газеты и в связи с ней сама собой будет складываться постоянная организация, занятая не только местной, но и регулярной общей работой, приучающей своих членов внимательно следить за политическими событиями, оценивать их значение и их
влияние на разные слои населения, вырабатывать целесообразные способы воздействия на эти события со стороны революционной партии. Все это В. И. Ленин изложил в своей известной статье «С чего начать?», которая была напечатана в 4-м номере «Искры» в 1901 году [11].
Спустя 110 лет эти принципы активно используются в новых революциях и в условиях новой техники и технологий. Роль медиа при этом многократно усилилась. Некоторые горячие головы даже считают, что революции сегодня делают Интернет и социальные сети, имея ввиду «арабскую весну». Ваэль Гоним, топ-менеджер ближневосточного отделения Google, который в июне 2010 года создал «протестную» страницу в Facebook, так и заявил Си-Эн-Эн: «Это была Интернет-революция. Я назову это революцией 2.0.» [9].
Социальные сети действительно оказались отличным инструментом для координации действий масс. Можно сказать, что сегодня из всех СМИ это самый эффективный коллективный организатор. За несколько часов социальные сети могут оповестить и вывести на улицы сотни и тысячи протестующих. Так происходило в Тунисе, так происходило и в Египте. Информация в Twitter и Facebook об акте самосожжении уличного торговца спровоцировало в Тунисе массовое движение протеста. Результат — быстрая и бескровная смена власти. В Египте правительство попыталось предотвратить такое развитие событий, отключив сети вместе со всем Интернетом, а заодно и сотовую связь. Но это не помогло.
Специалисты считают, что распространяемая социальными сетями революционная волна 2011 года двигалась исключительно в культурно ограниченном пространстве арабоязычного виртуального мира, в котором государственные границы не играют почти никакой роли. Ее мощность на уровне проникновения интернета 24% и выше, как в Тунисе, так и в Египте, оказалась достаточной для мирного свержения действующей власти, а ливийских 5,5% оказалось мало для мирного решения конфликта [10].
В октябре 2010 года в журнале New Yorker вышла пространная статья «Мелочь. Почему о революции не напишут в Твиттере», автор которой — Малколм Глэд-велл, много лет пишущий о социальных микротрендах и социальном эффекте технического прогресса. Он высказал, ссылаясь на видных исследователей и на обыкновенный здравый смысл, несколько простых идей о «новом типе активизма», якобы сформированном Веб 2.0. Суть была проста: когда уже есть готовая революционная масса, Веб 2.0 действительно предоставляет ей максимум возможностей для обмена информацией и планирования действий- но если революционной массы нет — создать ее посредством Веб 2.0 невозможно. Чтобы поднять хоть одного конкретного человека делать революцию — недостаточно быть его френдом в Фейсбуке и фолловером в Твиттере, тут требуются более прочные и тесные социальные связи [12].
Социальные сети, конечно, сыграли определенную роль в египетской революции. Инициаторами революционной активности в Интернете выступали учащаяся молодежь и выпускники вузов, которые не смогли найти работу, образованный слой населения, который использует информационно-коммуникативные технологии. В Facebook выкладывались фотографии тунисской революции с призывами к египтянам отстоять свои права, снимки раненных демонстрантов с требованием отомстить, видеозаписи, показывающие мужество и стойкость протестующих. Но основной массе населения Египта более доступны традиционные средства массовой информации. Каждая семья смотрит телевидение, слушает радио. Поэтому главную роль в отражении «арабской весны» сыграли именно они.
В декабре 2010 года в арабском мире происходили события, которые арабские комментаторы назвали «майданными» революциями. В Тунисе, Египте, Йемене, Ливии, Бахрейне, Сирии, Марокко, Алжире, Иордании, Ираке, Ливане десятки тысяч людей выходили на городские площади (арабский «майдан»), требуя ухода засидевшихся во власти кланов и осуществления давно назревших социально-экономических и политических реформ. Эти революции ввели арабский мир в состояние нарастающей турбулентности, после которой он наверняка не останется таким, каким был до этого [13].
25 января 2011 года началась серия уличных демонстраций в каире, Александрии и некоторых других городах (в том числе в столицах иностранных государств около посольств Египта), приведшая в феврале к отставке сначала правительства, а затем и президента Хосни Мубарака, находившегося у власти с 1981 года.
кроме отставки президента протестующие требовали отмены чрезвычайного положения, устранения безработицы, увеличения минимальной заработной платы, решения проблем нехватки жилья, роста цен на продовольствие, получения свободы слова и повышения уровня жизни [1].
некоторые из интеллектуалов и журналистов в Египте резко критиковали правительство страны за то, что СМИ пристрастно освещают народную революцию. Особенно это касалось телевизионной трактовки событий на площади Тахрир (Освобождение) в Каире.
Само правительство и государственные средства массовой информации сменили свою позицию враждебности к народной революции на лояльность к ней после того, как убедились, что дело принимает серьезный оборот.
Частная пресса и независимые газеты открыли огонь по государственным СМИ, показывая их отношение к народной революции в течение последнего времени. Автор газеты «Аль-Масри» аль-Юм Билал Фадль подчеркивал, что «многие представители СМИ носили так называемые маски независимости, но когда пришлось время определить свои позиции, они выбрали своих патронов, „начальство“, односторонне освещали события, пытаясь вредить репутации революции и утверждая при этом, что выражают весь спектр мнений» [4].
При этом они хранили молчание, когда британская газета Guardian опубликовала доклад о масштабах богатства президента Хосни Мубарака и его семьи.
Оппозиционная газета «Аль-Бадиль» писала, что государственное телевидение в эти дни совершило «чудовищное преступление против египетского народа, вопиющее подстрекательство к бунту, который может привести к гражданской войне в Египте». Автор Ал-Гадбан выразил это коротко и образно: «Египетское государственное телевидение скончалось от отсутствия доверия» [2].
Показательно, что резкие атаки на правительственные средства массовой информации вели не только независимые журналисты, но и должностные лица египетского телевидения, такие как джамал ал Шаер, глава египетского спутникового канала, который считал, что государственные СМИ «совершили предательство по отношению к народу». В ответ на критику его лишили эфира. жесткое давление на него усилилось еще больше после того, как ал Шаер написал книгу под названием «Иаамал аабит» («Валяй дурака»), посвященную ситуации в Египте во время кризиса [3].
Шафки аль-Мунири, глава второго египетского телеканала, строго критиковала сектор новостей, подчеркивая, что он слаб и не вызывает доверия у зрителей.
Известный композитор Аммар Шарии тоже был среди первых, кто подверг резкой критике государственные СМИ и их методы освещения событий: диктор говорит о тысячах каирцев, пришедших поддержать президента Мубарака, а картинка на экране показывает не более двухсот демонстрантов.
ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ¦ Гуманитарные науки ¦ № 27 2012 г.
Эта критика государственного телевидения возникла на фоне раздоров внутри государственного аппарата. Показательно и то, что правительственная пресса отрицала отставку главы Союза радио и телевидения. другие же источники СМИ подтвердили, что Усама эль-Шейх ушел в отставку, и что министр информации пытался убедить эль-Шейха задержать его объявления об этом на нескольких дней [8].
Также частные источники говорили об отставки других должностных лиц различных телевизионных каналов под предлогом протеста против вмешательства в подачу новостей.
Влияние Хосни Мубарака на официальные СМИ значительно ослабло после того, как стало ясно, что правительственная пресса начала поддерживать революцию. Главный удар нанесла газета «Аль-Ахрам», которая отказалась от постоянной и безграничной поддержки правящего режима. «Аль-Ахрам» — вторая старейшая египетская газета и одна из самых известных. Редактор газеты усама Сарая в передовой статье дал высокую оценку революции и призвал правительство инициировать конституционные и законодательные изменения. Сарая писал о том, что старые поколения политиков должны смириться и обуздать себя, понять чаяния молодых людей и мечты народа.
Стоит отметить, что изменение умонастроения усамы Сарая произошло на фоне растущего гнева сотрудников правительственной прессы после смерти своего коллеги Ахмеда Мохамеда Махмуда, который погиб от пули тайной полиции в то время, когда снимал демонстрацию оппозиции на мобильный телефон из окна своего офиса. Около 200 журналистов прошли маршем по улицам Каира с бутафорским гробом на руках, скандируя антимубараковские лозунги.
Помимо «Аль-Ахрам» изменения в освещении событий в Каире произошли и на государственном телевидении. Это случилось после отставки очень известной журналистка и главного диктора Суха Анакаш. Правительственные каналы наконец-то признали наличие большого количества демонстрантов на площади Тахрир, которое до этого сильно преуменьшалось.
17 дней десятки тысяч демонстрантов собирались на этой, центральной пощади столицы, призывая президента Хосни Мубарака подать в отставку после 30 лет правления. Они требовали перемен, устраивали акции протеста и ждали ответа. Ответ пришел в виде обращения Мубарака к стране и народу. Президент заявил, что не отступит. А потом произошло чудо, и на 18-й день забастовок вице-президент Омар Сулейман заявил по центральному телевидению, что Мубарак уходит в отставку. Толпа взорвалась дружным криком «Египет свободен!».
Профессор Каирского университета, доктор Хишам Аттиа в своем докладе, опубликованном в катарской газете «Ал-Рая», описал судьбу государственных СМИ Египта после революции, заявив, что освещение ими последних событий явилось начало смерти системы официальных средств массовой информации, которые содержатся за счет своего народа. Профессор радиовещания факультета массо-
вых коммуникаций Каирского университета, доктор Инас Абу Юсеф предлагает реализовать то, что было написано в диссертаций доктора Мехрез-Гали: передать акции национальных газет их сотрудникам, потому сейчас они находятся в руках предпринимателей, преследующих свои узкокорыстные интересы в ущерб объективности.
Все больше журналистов и интеллигентов в Египте считают, что революция не дошла до СМИ, и полагают, что они все еще остаются частью прошлого. И стремятся не только лишить революцию ее энергии, но и отторгнуть ее.
Египетские СМИ — огромная, устоявшаяся структура, включающая десятки газет, журналов, государственных и частных радио- и телеканалов. Она функционирует на огромном информационном рынке, объем которого достигал 708 миллионов долларов в 2010 году, что превышает тот же объем СМИ дубаи, известных своим контролем над арабским информационным рынком [7].
Эти СМИ, особенно официальные, обвиняются в поддержке и рекламировании режима Мубарака в течение десятилетий его правления и поощрении его к чудовищным масштабам коррупции, репрессий, о которых вспоминают египтяне и вместе с ними миллионы арабских телезрителей, видевших, как египетские правительственные каналы особенно злословили по поводу революции и революционеров, озвучивая официальные версии.
Они также помнят и о том, как дикторы и ведущие интерактивных программ (из звезд) выступили в защиту Мубарака и его режима, нападая на революцию до самого ухода президента. Более того, кое-кто из них пытался представить его одним из сторонников революции, поддерживающим ее. Как будто у людей нет памяти.
Однако, смена интонаций у некоторых телеведущих — еще не самое плохое из того, что можно наблюдать после революции, по отзывам египетских работников СМИ. Они обвиняют национальные СМИ, имеющие огромные возможности и вес, в попытке скрыть данные о коррумпированности прошлого режима и приуменьшить его преступления, в большом желании оставить его в покое.
Эти работники СМИ рассказывают об издании директив, запрещающих употребление выражения «свергнутый президент» относительно Му-барака и требующих воздерживаться от негативных высказываний в его адрес. Официальный культурнопросветительский канал «нил» даже прервал трансляцию своей программы 19 июня, потому что поэт-гость программы читал свою касыду, высмеивающую Мубарака.
некоторые из работников СМИ стали известны своим активным участием в революции. В качестве примера можно назвать диктора Халю Фахми, которая рисковала не только своей карьерой, но и жизнью, когда вместе с протестующими массами пришла на площадь Освобождения (Ат-Тахрир), повесив себе на грудь табличку, на которой было написано, что быв-
ший министр СМИ Анас аль-Факы поддерживает преступников, атаковавших революционеров.
Однако диктор Халя не успокоилась после победы революции и пожаловалась на то, что содержание информации в СМИ не изменилось, что были отданы распоряжения не говорить о революции и не показывать какие-либо кадры о том, что происходило на площади Освобождения или в других районах Египта во время революционных событий, особенно, о «верблюжьем сражении». В распоряжениях подтверждалось, что любой диктор, рассказавший о революции, будет отстранен от работы [5].
Она подтверждает информацию о том, что революционеры и их сторонники удаляются из сферы руководства в учреждениях СМИ. Кое-кто из них, работающих на телевидении, оказались в изоляции и за штатом. на некоторых из них были поданы материалы в прокуратуру с обвинениями в подстрекательстве к мятежу и саботажу.
Халя Фахми добавляет к сказанному, что она и ее коллеги организовали пикет на входе в телецентр, протестуя против назначений в руководстве СМИ, которое она характеризует как коррумпированное, вместо прежнего руководства времен Мубарака. Говоря с места проведения пикета, она указала на то, что революционеры заняты партиями и политическими проблемами и не уделяют достаточного внимания подобной проблеме в руководстве СМИ. Она подчеркнула, что революционеры допустили ошибку, когда не вошли в здание телецентра и не поставили в нем руководство из своих рядов, хотя в дни революции это было в их силах[6].
Однако египетское медийное сообщество признает также, что те, кому было поручено выдвинуть кандидатов в новые руководители СМИ, просили ее и ее коллег предоставить подходящие кандидатуры. А это как раз и не было сделано. Революционеры после падения режима не взяли инициативу в свои руки и не выдвинули своих руководителей. Очевидно, такая позиция связана с их нежеланием занимать какие-либо должности, а также с отсутствием у них определенного плана. Они изначально не ожидали успеха революции и в своей основе не были единой организацией, стремящейся к власти.
В результате выбор нового руководства средствами массовой информации был осуществлен Военным советом, который заполнил вакуум по своему усмотрению. Произошло назначение лиц, которые, возможно, и не были из числа коррупционеров эпохи Хосни Мубарака, но они не были и из числа сил революционеров или тех, кто хотел глубоких перемен в СМИ.
Подводя итог, можно сказать, что в целом, большинство интеллигенции и журналистского сообщества признает как успех смену многих руководителей
на египетском телевидении и в национальной прессе. Однако ожидания были намного больше, чем просто коррекция должностей или некоторые изменения в содержании. Не проходит и ощущение опасности по причине вывода из сферы ответственности тех, кто принимал участие в революционных событиях на стороне прежней власти.
Благодарности. Статья подготовлена в рамках федеральной целевой программы «Научные и научнопедагогические кадры инновационной России» на 20 092 013 годы по теме & quot-Организационно-техническое обеспечение проведения всероссийской молодежной конференции «Средства массовой коммуникации в многополярном мире: проблемы и перспективы». Государственный контракт No. 12. 741. 11. 0168
список ЛИТЕРАТУРЫ
1. L'-opposition egyptienne dans la rue contre le pouvoir
[Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //
www. lemonde. fr/proche-orient/article/2011/01/25/ manifestations-hostiles-au-pouvoir-en-egypte_1 470 431_3218. html
2. [Электронный ресурс]. Режим доступа: /http: // elbadil. net/
3. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //ncmf. info/?p=247
4. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. almasryalyoum. com/node/379 283
5. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. egpresidentmubarak. com/2011/07/mubarak-last-secrets-palace-gamal. html
6. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. telegraph. co. uk/news/worldnews / africaandindianocean/egypt 07/02/2011
7. Peterson, Scott. Egypt'-s revolution redefines what'-s
possible in the Arab world [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. csmonitor. com/World/
Middle-East/2011/0211/Egypt-s-revolution-redefines-what-s-possible-in-the-Arab-world
8. [Электронный ресурс]. Режим доступа: www. fatakat. com/thread1246299
9. Египет и Фэйсбук: пора обновить статус [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. nato. int/ docu/review/2011/Social_Medias/Egypt_Facebook/ files/1505. jpg
10. Исаев Л. М., Шишкина А. Р. Египетская смута XXI века. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. С. 36.
11. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 5. С. 1−13.
12. Малколм Глэдвелл. Мелочь. Почему о революции не напишут в Твиттере [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. newyorker. com/ reporting/2010/10/04/10 1004fa_fact_gladwell
13. Этот турбулентный, турбулентный, турбулентный арабский мир [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // www. ng. ru/scenario/2011−04−27/12_revolution. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой