История развития фрески.
Часть 4. Расцвет технологии фрески

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Международный электронный научный журнал ISSN 2307−2334 (Онлайн)
Адрес статьи: pnojournal. wordpress. com/archive15/15−01/ Дата публикации: 1. 03. 2015 № 1 (13). С. 121−130. УДК 069. 44
Т. А. Лукьянова, Ю. М. кукс
История развития фрески. Часть 4. Расцвет технологии фрески
Цель статьи — изучение письменных источников и анализ результатов петрографических и химических исследований материалов фресковой живописи различных временных периодов. Результаты исследований позволяют проследить пути развития фресковой живописи. В статье рассматриваются технологические особенности фресковой живописи с точки зрения взаимодействия компонентов штукатурных растворов и органических связующих веществ.
Ключевые слова: фреска, технико-технологические исследования живописи, техника фрески, технология фрески
Perspectives of Science & amp- Education. 2015. 1 (13)
International Scientific Electronic Journal ISSN 2307−2334 (Online)
Available: psejournal. wordpress. com/archive15/15−01/ Accepted: 13 Januaru 2015 No. 1 (13). pp. 121−130.
T. A. Luk'-ianova, lu. M. Kuks
The history of development of frescoes. Part 4. The flourishing technology frescoes
Article purpose — studying of written sources and the analysis of results of petrographic and chemical researches of materials of fresco of various temporary periods. Results of researches allow to track ways of development of fresco. The article considers the technological features of fresco painting from the point of view of interaction of components of plasters and organic binding substances.
Keywords: fresco, technical and technological researches of painting, technician of a fresco, technology of a fresco, organic binding substances
" … эти весьма качественные растворы, нигде ранее не описанные,
представляют особенный интерес… «
Юнг В. Н. „Основы технологии вяжущих веществ“. М.: Гос. изд-во лит-ры по строительным материалам, 1951.
авинский В.А. один из первых проявляет практический интерес к чисто белым известковым штукатурным основаниям фресковой живописи, которые изготавливалась без добавления грубых песчаных, керамических или карбонатных наполнителей. В своих очерках по истории древнерусской живописи он достаточно подробно пишет об этом типе штукатурных растворов [1], пытаясь объяснить причины очень длительной и сложной щодготовки извести. А такой крупный исследователь цементов как В. Н. Юнг также считает, что известковые растворы без наполнителей представляют особенный интерес [2]. Но первое НЛисанИ такою-. -, способа подготовки штукатур-.
ного основания живописи, включающего десятилетнюю выдержку извести с последующей полугодовой промывкой и, главное, с добавкой клеящих отваров зерен злаков, приводит в своем „Типике“ епископ Нектарий в 1599 году, ссылаясь на древность этого рецепта, который позволяет создавать „состав…, чтоб вечно будет письмо…“ [3].
Происхождение этого типа растворов уходит глубоко в крито-минойскую культуру и связано, вероятно, с искусственной карбонизацией извести. Кристаллическая фракция такой идо! кусственно карбонизованной извести позволяла получать полированные поверхности, цвет которых был чисто белым. Использование. -мра-
морНоГо мелкого песка в ЩреВнеримШих растворах по существу повторяет эту технологию, но дает растворы с более грубой фактурой поверхности. Византийские растворы также имеют в своем составе молотый белый камень или известковые туфы, но они придают окраску растворам, не позволяя работать художникам на белом основании. Роль карбонатов кальция, полученных искусственно, или на основе фракций мрамора и известняков, скорее всего, сводится к своеобразным центрам кристаллизации при превращении гидроокиси кальция в карбонат, связанного с твердением раствора по следующей химической реакции:
Са (ОН)2 + СО2 + Н20 = СаСО3 + 2Н20 (1)
Твердение таких составов обусловлено одновременным протеканием двух процессов: кристаллизации гидроксида кальция из насыщенного водного раствора и образования карбоната кальция по реакции (1), когда происходит испарение воды из раствора, а гелевидная масса известкового теста уплотняется и упрочняется.
С точки зрения совершенствования и развития технологии штукатурных оснований фрески интересен памятник, где работал известный русский иконописец Дионисий — Собор Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровского монастыря.
Этот монастырь обустраивал Преподобный Пафнутий Боровский. Пафнутий преставился 1 мая 1477 г., оставив 95 человек братии и расписанный Дионисием, которого Преподоб-
I
'-& quot-'-Ж
г*
_!_¦_
Фото 1. Левкас живописи ~1477 г. Видна зона выравнивающего слоя интонако
ный исцелил от препятствовавшей заниматься иконописанием болезни, каменный соборный храм [4].
Из коллекции Музея древнерусской культ»! ры им. Андрея Рублева нами был получен образец живописи с белокаменного блока первоначального разобранного храма, который был найден во время раскопок. При исследовании образца было обнаружено, что штукатурное основание толщиной «12 мм высокой прочности имело белый цвет. В составе штукатурки были отдельные зерна кварцевого песка фракции — 0. 25−0.5 мм. При микроскопическом исследовании наблюдались растительные травянистые стебли, незначительное количество древесного угля и 5−10% цемянки фракции 0. 05 мм. Левкас был сухой, хрупкий, зернистый, имеющий фактуру размолотой старой выдержанной извести, в которой видны были отдельные чешуйки ямчуги (кристаллы карбоната кальция в виде чешуек, которые образуются на поверхности известковой воды). В составе левкаса был обнаружен белковый клей, вероятно, на основе желатина. Стебли растений в составе штукатурки не истлели, что также косвенно свидетельствовало об использовании выдержанной карбонизованной извести. При микроскопировании было видно, что известковый раствор наносился на белый камень в два приема. Сначала — тонкая обмазка, затем основной намет. Перед росписью была выполнена тонкая затирка поверхности (инто-нако), которая хорошо видна на фото 1. Красочный слой на образце был выполнен красной охрой.
В 1584—1586 гг. первоначальный белокаменный собор Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровского монастыря „из-за малости“ разбирается и на средства царя Федора Ивановича под руководством Бориса Годунова вместо старого белокаменного строится новый кирпичный храм. Отдельными сходными чертами он напоминает Успенский, Архангельский и Благовещенский соборы Московского кремля, а особенно, церковь Преображения в Больших Вяземах.
122 |5ЭМ 2з°7−2447
Р^СтареЦ-же реЯР емутДионисие, Бог да бла-® греловит тя, начни доброе дело& quot-, — эту надпись и изображение самого Дионисия в верхней части композиции цикла жития преподобного Паф-нутия Боровского на северной и южной стенах церкви поместили художники, когда расписывали собор Рождества Богородицы Свято-Пафну-тьев Боровского монастыря в 1644 году. Новые росписи датируются по надписи, сделанной под стенным письмом поверх цоколя на трех стенах: & quot-Лета 7152 (1644) Соборная церковь Рождества Пресвятой Богородицы подписана на стенах иконным письмом при державе Благоверного и крестолюбивого Государя Царя и Великого князя Михаила Федоровича всея Руси и при его благоверной и крестолюбивой Царице и Великой княгине Евдокее Лукиановне и при его благоверных чадах при благоверном царевиче Князе Алексие Михайловиче и при благоверной царевне Княжне Анне Михайловне и при святейшем Кир-Иосифе Патриархе Московском и всея Руси и при игумене Иосифе и при келаре старце Пафнутие (Еропкине) с братиею& quot-[5]. В 2007 г. в соборе проводились очередные реставрационные работы, задача которых, по словам реставраторов & quot-восстановление целостности иконографической структуры росписей храма для богослужебной практики, .и при этом стремление к максимальному сохранению подлинной авторской живописи& quot- во время которых было проведено исследование техники живописи.
В процессе проведения реставрационных работ в 2006—2007 гг. реставратором В. Бачури-
Фото 2. Белоснежный левкас живописи собора Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровского монастыря 1644 г. Видна зона уплотнения
ным были предоставлены образцы фрескового левкаса.
Тогда же было установлено, что роспись собора выполнена в комбинированной технике по чисто известковому левкасу средней прочности, а в состав левкаса введено органическое природное связующее на основе белкового клея.
Исследования образцов живописи собора Рождества Богородицы Свято-Пафнутьев Боровского монастыря 1644 года, полученных из коллекции Музея древнерусской культуры им. Андрея Рублева, дали дополнительные сведения о том, как изменялась технология фрески к 17 веку. Выяснилось, что белая штукатурка, выполненная из перетертой старой извести, толщиной 6 мм. наносилось в два приема: по 4 и 2 мм с предварительной тонкой обмазкой-обрыз-гом известково-песчаным раствором. При микроскопическом исследовании в составе левкаса также наблюдались отдельные растительные травянистые стебли и зола растений. Левкас имел высокую прочность, был сухим, хрупким, зернистым, а на поперечном срезе образца видна зона уплотнения левкаса (фото 2).
В составе известкового левкаса определялся клей на основе творога (УФ-спектрофотометрический метод). Красочный слой был жестким, прочным и представлял, вероятно, также живопись на основе казеинового связующего.
Наивысшим же качеством из исследованных растворов XV—XVI вв., имеющих белую фактуру, обладают штукатурные основы фресок Дионисия в церкви Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря (росписи 1502 года).
С 1981 года в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря начинают проводиться научно-исследовательские и консер-вационные работы. Многочисленные и серьезные исследования проводились тогда сотрудниками ВНИИРа. Наряду с этим исследованиями занимался и институт „Спецпроектрестав-рация“. По данным исследований института „Спецпроек-треставрация“ (И.А. Кулешова, Андреева В. А., Р. А. Зверева, Ю. М. Кукс, Ю.Н.
М'-ая!1о11Р В. АРтеолчаяш!/, А. В. Тихомиров, и др.) живопись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря выполнена в комбинированной технике — на первом этапе по сырой штукатурке, второй этап — красками на основе яичного желтка.
В 2012 году на образцах из коллекции В. В. Филатова были выполнены дополнительные ис-
яедряаиря, Ц^пр^Й '-
Микроскопические и микрохимические исследования штукатурного основания показало, что белоснежный фресковый левкас высокой прочности выполнен из чисто известкового вяжущего, без наполнителей. В нем отмечалось наличие незначительного количества мелкодисперсных гидравлических веществ.
Фото 3. Образец живописной штукатурки из собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, 1502 г. (из коллекции В.В. Филатова)
Фото 4. Микрофотография аншлифа (а) и прозрачного шлифа (б) живописной штукатурки из собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, 1502 г. (из коллекции В.В. Филатова). На фото (б) — зоны перекристаллизации извести в местах соприкосновения извести и гидравлических веществ.

4
*
а
б
124 |5ЭМ 2з°7& quot-2447
Также, в процессе последних исследований была выполнена работа по идентификации связующего в известковой штукатурке из церкви Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. При этом были использованы методы аналитической микрохимии и УФ-спектрофотометрии. Проведенные специфические реакции на присутствие триптофана (специфической для казеина аминокислоты) с концентрированной ортофосфорной кислотой и 5% раствором п-диметиламинобензальдегида в н-пропаноле дала положительный результат, что позволила предположить наличие белка казеина в исследуемом образце. Этот же вывод был подтвержден УФ-спектрофотометрическим исследованием при сравнении с эталонным спектром казеина.
По качественным характеристикам ближе всего к ферапонтовской штукатурке лежит основание живописи Собора Успения Пресвятой Богородицы Успенского монастыря на острове-граде Свияжск. Он был заложен, вероятно, в 1555 году. Строителями Успенского собора были псковские мастера под руководством Постника Яковлева и Ивана Ширяя, строившими и Казанский Кремль. После возведения собор был расписан в технике фрески.
Роспись в соборе датируется ориентировочно 1561 годом. Автор фресок неизвестен, однако, существует гипотеза о возможной работе в соборе художников-монументалистов, присланных митрополитом Макарием, либо рекомендованных царицей Анастасией.
В 1899—1900 годах стенопись Успенского собора была реставрирована артелью Н. М. Сафонова. Тогда же росписи были поновлены практически по всей поверхности клеевыми красками, а в некоторых местах фрески были записаны маслом.
Очередные реставрационные работы на стенописи проводились в 1964 года под руководством художника-реставратора Д. Е. Брягина и в 1972−74 гг. — под руководством художника-реставратора И. П. Ярославцева.
Первые исследования живописи были проведены в 1980 году. По заданию МосНРПМ художник-реставратор высшей категории И. Ярославцев и начальник отдела физико-химических исследований института „Спецпроек-треставрация“ И. А. Кулешова произвели отбор образцов первоначального штукатурного основания и красочного слоя живописи Успенского собора г. Свияжска для определения состава штукатурного раствора основания живописи и состава некоторых пигментов.
Из результатов химического анализа следовало, что первоначальный штукатурный раствор был приготовлен на основе высокомагнезиальной извести, полученной из доломитизирован-ного известняка. Известь штукатурного раствора была полностью карбонизирована и содержала гидравлические добавки в виде гидросиликатов
и-гидроалююйнЯтб!-кальция и магния. НдаоИ! нителей в виде кварцевого песка обнаружено не было. Прочность раствора оценивалась как высокая. В 2010 году на образцах, которые были предоставлены художниками-реставраторами Межобластного научно-реставрационного художественного управления (МНРХУ) В.Ф. Ко-сушкиным и З. А. Захаровой, были проведены дополнительные исследования штукатурного основания фресок собора Успения Пресвятой Богородицы г. Свияжска. Тогда было также показано, что штукатурное основание (образец был отобран с западной стены собора) было армировано льняными волокнами. Растительные волокна представляли собой мелкие тонкие волоски толщиной 0,05 мм и длиной 1,5−3 мм. Штукатурка наносилась в два слоя по 2 мм каждый, с тщательным уплотнением до такой степени, что имела вид мраморизованной поверхности. В состав нижнего слоя входило незначительное количество (до 1%) пылевидного наполнителя и гидравлической добавки.
На поверхности штукатурки имелся известковый пористый, рыхлый слой интонако толщиной 0,1 мм. По интонако были нанесены красочные слои (фото 5). На исследованных образцах в качестве первоначальных были обнаружены слои желтой охры и ярко-синего стекловидного пигмента -смальты, нанесенного по серой угольной рефти и проклейке.
Фото 5. Увеличение х 100. Штукатурное основание стенной живописи Успенского собора в Свияжске, XVI в. Левкас белого цвета с низкой пористостью,
плотный. Известковый левкас приготовлен, вероятно, из окремнелой извести с образованием алюминатов кальция. На поверхности тонкий известковый слой интонако толщиной 0,1 мм.
Как и в других образцах фресок XV—XVII вв.аЯ ков здесь также обнаруживается наличие органического клея на основе казеина [6].
К XVII столетию чисто известковые штукЙЯ вНрцые основания претерпевают незначитейй-1
ные изменения, которые связаны с заменой мелко резаных стеблей льна или пеньки на достаточно длинные тончайшие льняные волокна, которые лишь добавляли устойчивости живопи-щи к деформациям. Фресковые левкасы становятся уже очень похожими по составу и технологии приготовления на самые древние образцы крито-минойской и крито-микенской культур.
Примером этого могут служить штукатурные основания под фресковую живопись 1602 г. в храме Преображения в с. Большие Вяземы [8] и в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры (Фото 6,7).
Фото 6. Большие Вяземы, храм Преображения, штукатурное основание фрески 1602 г. Макрофотография образца штукатурки. Тонкие волокна льна в составе штукатурного основания фрески (фото автора).
В заключение нашего обзора истории развития фресковой живописи будет интересно также рассмотреть вопрос об использовании органи-веских клеев в составе известковых штукатурок: творожного, или казеинового клея, кровяного альбумина и куриного яйца.
С древнейших времен наряду с применением? таких гидравлических добавок как вулканический пепел или обожженная глина, придающих известковым составам прочность и устойчивость
к действию воды, мастера пытались с помощью различных добавок добиться большего. Вероятно, их дополнительно интересовал вопрос быстрого набора первоначальной прочности известковых растворов при оштукатуривании или возведении кирпичной кладки. Выясняется, что с этой целью применяли такие органические материалы как творог, реже — яичный желток и бычью кровь, позволяющие сократить количество воды для приготовления известковых растворов и придать штукатурке водоотталкивающие свойства.
К одному из немногих упоминаний об использовании молока или белка казеина, входящего в его состав, при изготовлении штукатурных оснований относится свидетельство Плиния о том, что „В Элиде есть храм Минервы, в котором брат Фидия Панен… нанес штукатурку, приготовленную на молоке и шафране.“ Исследования, проведенные Рельманом в 1910 г, позволили Г. Шмидту вслед за Э. Бергером, утверждать, что в римско-помпейской живописи применяли исконный древний способ примеси молока или казеина, к „штукатурке лучшего сорта, когда стремились к особой твердости“.
Ченнино Ченнини в Трактате о живописи пишет о том, как приготовляется клей из размягченного в воде творога: „Размешай творог обеими руками дощечкой с небольшим количеством негашеной извести. Положи его между двумя дощечками, приложи их друг к другу и соедини“ [9].
Старинный византийский способ варки творожного клея, можно найти и в одном из указов Типика епископа Нектария: „Клей сырной и сметанной доброй иссечь на куски и варить в воде как бы разкипело и положить на камень, и три его. К тому положи масла и извести и терти вместе. У тому прибавляй воды и как будет раз-лиятись как вода, и тогда собери в сосуд и на том разводи лазорь“ [3].
Клей из хорошо промытого творога с негашеной известью и водою, приводится в манускрипте Теофила „Записка о разных искусствах“ [6] для склеивания алтарных досок и дверей и наклеивания на них кожи, и такой же клей из старого сыра моченого и кипяченого в воде и смешанного затем с известью, пригодного для склеивании керамики и стекла из старинного алхимического грековизантийского манускрипта, опубликованного ВегШе1о1.
Рецептуру приготовления этого клея можно найти в любом из современных руководств для приготовления всякого рода клеящих веществ, среди живописно-технической и домашней рецептуры.
Как известно, казеин (лат. caseus — сырЯ который является сложным белком молока, можно получить при створаживании молока. Он составляет основную массу творога, в котором присутствует в несвободном виде, а в виде ка-
Фото 7. Успенский собор Троице-Сергиевой Лавры. Макрофотография образца штукатурки 17 века. Тонкие волокна льна в составе штукатурного основания фрески (фото автора).
реинетЭТкШьция. Так как казеин является фос-фопротеином, содержащим большое количество остатков фосфорной кислоты в виде серинфос-форной и треонинфосфорной кислот, присоединение кальция происходит через одну или две свободные гидроксильные группы фосфорной кислоты, поэтому весь органический кальций связан с фосфорными группами. Но, кальций может связываться и с карбоксильными группами белка, которые начинают присоединять кальций только при большом избытке его в растворе. Поэтому и применение казеина в производстве красок с древнейших времен связано с тем, что избыток извести в виде гидроокиси кальция смешивают с творогом. При этом образуется нерастворимое соединение казеината кальция, выпадающее не сразу в осадок, что позволяет пользоваться составом в течение некоторого времени, а в конечном итоге, придает покрытиям повышенную атмосферостойкость.
Сегодня при реставрации фресковой живописи казеиновый клей в состоянии текучей массы широко используется в известково-ка-зеиновом составе при укреплении известковых штукатурных оснований посредством заливания в пазухи между штукатурным слоем и поверхностью кладки стены.
В 1931 г. казеиновый клей (приготовленный из творога и аммиака) впервые в отечественной реставрации был применен на памятнике XII в. церкви Спаса Нередицы под Новгородом. Ранее опыты по укреплению настенной живописи казеиновым раствором, окончившиеся, по отзывам специалистов, неудачно, проводились в Киеве. „В 1950 году Е. А. Домбровская отметила усилившееся шелушение красочного слоя на медальоне с изображением св. Марфы в Не-редице после укрепления (1931−34 гг.) составом с казеином. Катастрофическое шелушение и осыпи красочного слоя в том же памятнике, отмеченные комиссией Министерства культуры РСФСР в протоколах 1966 и 1967 гг., вероятно, также были результатом казеинового укрепления (протоколы архива Госинспекции по охране и реставрации памятников Министерства культуры РСФСР)“.
В 1932 году было осуществлено укрепление росписей Андрея Рублева и Даниила Черного в Успенском соборе XII в. г. Владимира.
В 1931 году были заложены опыты по применению казеина и казеин-силиката. Лучший результат дал раствор казеина без силикатного клея, но тогда же заметили, что & quot-во многих местах укрепления… образовалось шелушение, приподнятые краски в виде пузырьков твердых, раскрытых… & quot- [10]. Аналогичная проблема была зафиксирована и в Успенском соборе на Городке в Звенигороде.
Понятно, что серьезным недостатком концентрированных казеиновых составов является их высокая прочность и хрупкость, которые
неприемлемы при реставрационных работах на красочном слое.
Этот ряд негативных факторов применения казеинового клея связан с тем, что, наверное, оказалась забытой старая технология пластифицирования: „к тому положи масла и извести и терти вместе“ (еп. Нектарий).
Аналогичными свойствами по химическому взаимодействию с известью обладает более экзотический состав на основе кровяного альбумина. Кровяной альбумин при смачивании водой легко растворяется. При растворении в воде в соотношении 1: 9 и добавлении 10% гашеной извести от массы альбумина получают клей желеобразной консистенции. „Для технических целей его готовят, выпуская кровь прямо из животного в неглубокие цинковые чашки емкостью в несколько литров. В них ее охлаждают, пока она не свернется- нужно тщательно стараться не взбалтывать свежевыпущенную кровь, поэтому место, где производится операция, следует выбирать поблизости от животного. Когда кровь окончательно свертывается, ее переносят в такие же чаши с перфорированными днищами и режут кровяной сгусток на мелкие кусочки, чтобы дать возможность стечь сыворотке. Сыворотку собирают и выпаривают при умеренной температуре, остаток (после выпаривания -прим. автора) называется альбумином. Следует избегать всякого сотрясения, так как при этом разрываются красные кровяные тельца и цвет продукта портится. Пять быков дают около 20 литров сыворотки и около 2 кг альбумина“ [11,12].
Упоминания о его использовании в монументальной живописи очень скудны. Тем не менее, работы по аналитическому исследованию настенной живописи Успенского собора на Городке г. Звенигорода и Спасского собора Ан-дрониковского монастыря в Москве, которая приписывается кисти А. Рублева, показали наличие в составе штукатурного основания белков крови [10].
В древней живописи добавка крови в штукатурку могла выполнять не только технологическую функцию взаимодействия с известью, но и иметь трансцендентное значение.
Также в составе известковых штукатурных оснований имеет место применение яичного желтка.
Например, в образцах живописи из Церкви Симеона Богоприимца Зверина-Покровского монастыря в Новгороде.
В 1467 году в монастыре во время мора за один день была срублена деревянная церковь Симеона Богоприимца. Через год на этом же месте строители возвели каменную. Внутренние стены, своды и потолки церкви покрыты сочной по колориту фресковой живописью XV века, представляющей собой погрудные изображения святых (церковный календарь).
Во время реставрации стенописи в 1960-е годы когда восстанавливались первоначальные формы окон и портала под руководством архи-?ректора Г. М. Штендера, В. В. Филатовым были получены три образца для исследований с окна апсиды [15].
В 2005 году В. В. Филатов предоставил их для при микроскопических и петрографических исследований. Тогда было обнаружено, что штукатурное основание живописи представляло собой двухслойную штукатурку. Нижний слой
Это гидрофобное состояние штукатурки, когда совершенно не происходит впитывания влаги (фото 8), косвенно свидетельствовало о добавке яичного желтка в левкас, что подтверждалось и экспериментальными работами. Эксперименты показали, что яичный желток, имеющий в своем составе такие соединения как фосфолипиды со свободными остатками фосфорной кислоты, вступает в химическое взаимодействие с гидроокисью кальция, образуя сложные металлоорга-нические соединения жирного ряда, что и объясняет высокую гидрофобность левкасов.
С точки зрения химических взаимодействий между природными органическими связующими и известью интересна и природа добавления в левкасы отваров зерен злаков. Как уже упоминалось в прошлых статьях цикла, посвященного ВЙтории развития фресковой живописи, упоминание о добавлении в известковые строительные растворы ячменного отвара, которое приводит-Щя в „Сказании о св. Софии Цареградской“, Ьтносится к XII веку. В & quot-Сказании о Святой
нанесен в два приема толщиной по 3−7 мм и был приготовлен из известково-мраморного раствора с добавлением древесного угля, затворенного клеевым составом. Прочность раствора невысокая. Поверх была выполнена затирка из выдержанной и свежей извести практически без наполнителя, с добавлением цемянки. Выдержанная известь была также затворена особым клеевым раствором, что обращало на себя внимание высокой гидрофобностью известковых составов в обоих слоях.
Софии Цареградской& quot- говорится о том как & quot-хи-трецъ мастеръ& quot- готовил известковый раствор для фундаментной кладки часовни: & quot-посих вно-во котлах варимъ каше ячмень, и с водою тою мешахоу известь и скудель вводы место- (въ) такововый сукропъ клеевать, и древа глемагово верб! а сускающе в котлы коупно съ ячмены- и творахоу корыта… "- [16]. Это же подтверждается исследованиями ряда сербских памятников XV—XVI вв.
Далее, в 1599 году технологию приготовления ячменного отвара с еловой корой для добавления в известковые фресковые левкасы приводит епископ Нектарий: „Да толчи еловые коры мелко с мукою и сеять чисто частым решетом, да смешать ее с ячменем варить пополам, да сварить ее водою в котле гораздо, и уварив процедить частым решетом, — ина будет клей, сильной. И тем клеем поливать по левкасу, да посыпать мукою овсяною чистою и посыпать тою мукою немного“. Наши исследования подтверждают наличие этой технологии на Руси в Х-ХП веках
Фото 8. Шлифы образца штукатурного основания живописи XV в. из Церкви Симеона Богоприимца
Зверина монастыря в Новгороде. Отсутствие впитывания капли воды в известковую штукатурку.
на примере исследования материалов стенной живописи церкви Спаса на Нередице и трапез-рой Киево-Печорской Лавры.
Косвенным свидетельством применения такого связующего при росписи Успенского собора Московского Кремля в 1642−43 гг. может быть закупка почти 2 тонн пшеницы и котла на 9 ведер для варки клея при том, что для приготовления связующего красок могло потребоваться только около 50 кг зерна [17].
О добавлении рисового отвара в строительные растворы, которые использовались для возведения Великой китайской стены и ряда других объектов в Китае пишут китайские исследователи [18].
Одна из вероятных причин использования таких составов — взаимодействие компонентов зерен с известью: крахмала — с образованием труднорастворимых глюконатов кальция, растительных жиров — с образованием гидрофобных металлических мыл. Клейковина зерен, в свою очередь, вовлекает углекислый газ, способствующий более быстрому твердению растворов.
Конечно, зодчие хранили свои рецепты в строжайшем секрете, но памятники прошлого
-свидетели их мастерства. И они постепенно открывают свои тайны.
В итоге, надо сказать, что к XV—XVII вв.екам Русь наследует и развивает уникальную технологию монументальной живописи, уходящую своими корнями в древнейшую крито-миной-скую культуру, где эта техника живописи и зародилась. Это позволяет выдающимся русским живописцам, таким как преподобный А. Рублев, Д. Черный, Дионисий, и многим другим неизвестным художникам создавать непревзойденные произведения, как в монументальной, так и в станковой иконописной живописи. Формирование специфически русского стиля религиозной христианской живописи связано с объединением лучших черт техники фрески на стене и яичной темперы на досках. Между этими направлениями в этот период устанавливается технологическое сходство: настенная живопись выполняется на полированном чисто белом известковом левкасе, станковая иконопись на досках пишется на той же фактуре, того же химического состава, только мелового левкаса. В обеих техниках живописи используется одно и то же связующее красок — яичный желток.
ЛИТЕРАТУРА
1. Щавинский В. А. Очерки по истории техники живописи и технологии красок в древней Руси. М. -Л.: ОГИЗ, 1935 (Известия Гос. Академии истории материальной культуры им. Н. Я. Марра. Вып. 115). С. 160.
2. Юнг В. Н. Основы технологии вяжущих веществ. М.: Гос. изд-во лит-ры по строительным материалам, 1951. С. 15,25. (546 с.)
3. Типик о церковном и настенном письме епископа Нектария из гор. Велеса 1599 года / Записки Русск. арх. общества, 1899. Т. XI, пар. 11, в. 1 и 2. С. 1−52.
4. Путешествия по Святым местам [сайт]. URL: http: //www. vidania. ru/ (дата обращения: 23. 12. 2014).
5. http: //pafnuty-abbey. borovsk. ru/abbey/arch/churches/ (дата обращения: 23. 12. 2014).
6. Лукьянова Т. А. Технологические особенности фресковой живописи XVI века на примере росписей собора Успения пресвятой Богородицы Успенского монастыря г. Свияжска // Наука и современность, 2011. № 13−1. С. 83−94.
7. Яснова Л. Ю., Лукьянова Т. А., Кукс Ю. М. Предварительные итоги реставрации настенной росписи XVI—XVIII вв.еков в храме Преображения с. Большие Вяземы» / Троицкие чтения 2003−2004 гг. Государственный историко-литературный музей-заповедник А. С. Пушкина, 2004. С. 8−10.
8. Теофил «Записка о разных искусствах» / Пер. А.А. Морозова- ред. и прим. А. В. Винера. Сообщения Всесоюзно.^ центральной научно-исследовательской лаборатории по консервации и реставрации музейных и художественных ценностей (ВЦНИЛКР). М., 1963, вып. 7.
9. Ченнини Ченнино. Книга об искусстве или Трактат о живописи / Пер. с итал. А. Н. Лужецкой. М.: ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1933. С. 140.
10. О материалах для реставрации монументальной живописи / Форум реставраторов России. URL: http: //restoreforum. ru/books/arhiv/knigi-po-restavratsii-kartin/498-o-materialah-dlja-restavratsii-monumentalnoj-zhivopisi (дата обращения: 23. 12. 2014).
11. Седов Д. А. Открытие памятников древнерусской живописи эпохи Андрея Рублева в Звенигородском Успенском соборе в 1918 году / Социальный специализированный интернет-ресурс «ARTconservation». URL: http: //art-con. ru/node/1194 (дата обращения: 23. 12. 2014).
12. Лукьянова Т. А., Кукс Ю. М. «Памятники культуры — уникальные свидетельства древней технологии». Наука и современность-2011: сборник материалов XIII Международной научно-практической конференции: в 3-х частях. Часть 1 / под общ. ред.С. С. Чернова. Новосибирск: Издательство НГТУ, 2011. 250 с.
13. Введенский Б. А. Большая советская энциклопедия Том 09. URL: http: //bse2. ru/book_view. jsp? idn=30 317&-page=570&-for mat=html (дата обращения: 23. 12. 2014).
14. Крюниц И. Г., Krunitz Johann Georg «О китах или циментах». Экономический магазин… М, 1788, ч. XXXIV, № 29, 30, 3234, 37, 43. С. 33. ч. XXXVI, № 83, 99, 100,104- 1789, ч. XXXVIII, № 48 (выдержки из экономической энциклопедии, Т. 39. С. 218−286, 1787).
15. Все о ремонте и строительстве [сайт]. URL: http: //allremstroi. com/content/view/72/5/ (дата обращения: 23. 12. 2014).
|16. Зверин (Покровский) монастырь / Господин Великий Новгород. URL: http: //mapcy. narod. ru/novgorod_ru/zverin_ monastyr. htm (дата обращения: 23. 12. 2014).
17. Сказании о св. Софии Цареградской, XII в. Памятники древней письменности и искусства. Т. LXXVIII. СПб. 1889. С. 8−9.
18. «Расходные книги Оружейного приказа на стенное соборное письмо в церкви Успения за 1642−1644 гг.» А. В. Винер. Вып. 2. М. -Л.: Искусство, 1948. С. 32.
19. Science in China Series E: Technological Sciences., Traditional mortar represented by sticky rice lime mortar — One of the great inventions in ancient China, FuWei Yang, BingJian Zhang, ChangChu Pan and YuYao Zeng. Volume 52, Number 6, pp. 1641−1647.
REFERENCES
1. Shchavinskii V.A. Ocherki po istorii tekhniki zhivopisi i tekhnologii krasok v drevnei Rusi [Essays on the history of painting techniques and technology of paints in ancient Russia]. Moscow, OGIZ Publ., 1935. p. 160.
2. Iung V.N. Osnovy tekhnologii viazhushchikh veshchestv [The basic technology of binders]. Moscow, Gos. izd-vo lit-ry po stroitel'-nym materialam Publ., 1951. p. 15, 25. (546 p.)
3. Tipik o tserkovnom i nastennom pis'-me episkopa Nektariia izgor. Velesa 1599 goda / Zapiski Russk. arkh. Obshchestva [The typika of the Church wall and the letter of Bishop Nectarios of the mountains], 1899. V. XI, P. 11, V. 1 i 2. pp. 1−52.
4. Puteshestviiapo Sviatym mestam [Travel to the Holy places]. Available at: http: //www. vidania. ru/ (accessed 23 December 2014).
5. Available at: http: //pafnuty-abbey. borovsk. ru/abbey/arch/churches/ (accessed 23 December 2014).
6. Luk'-ianova T.A. Technological features fresco painting of the XVI century on the example of paintings of the Cathedral of the Dormition Dormition monastery Sviyazhsk. Nauka i sovremennost'- - Science and modernity, 2011, no. 13−1, pp. 83−94 (in Russian).
7. Iasnova L. Iu., Luk'-ianova T.A., Kuks Iu.M. Predvaritel nye itogi restavratsii nastennoi rospisiXVI-XVIIIvekov v khramePreobrazheniia s. Bol'-shie Viazemy" / Troitskie chteniia 2003−2004 gg. Gosudarstvennyi istoriko-literaturnyi muzei-zapovednik A.S. Pushkina [Preliminary results of the restoration of the wall paintings of the XVI-XVIII centuries in the Church of the Transfiguration with. Big Vyazemy / Trinity reading 2003−2004 State historical and cultural reserve Museum of A. S. Pushkin], 2004. pp. 8−10.
8. Teofil «Zapiska o raznykh iskusstvakh» / Per. A.A. Morozova- red. i prim. A.V. Vinera. Soobshcheniia Vsesoiuznoi tsentralnoi nauchno-issledovatel'-skoi laboratoriipo konservatsii i restavratsii muzeinykh i khudozhestvennykh tsennostei (VTsNILKR) [Theophilus & quot-note on different arts& quot- / A.A. Morozov- Ed. and Annot. A.C. Wiener. The message of the all-Union Central research laboratory for conservation and restoration of Museum and art values]. Moscow, 1963, V. 7.
9. Chennini Chennino. Kniga ob iskusstve ili Traktat o zhivopisi/Per. s ital. A.N. Luzhetskoi [The book is about the art or the Treatise on painting / Tr. From Ital. by A. N. Luzheckaya]. Moscow, OGIZ-IZOGIZ Publ., 1933. p. 140.
10. Materials for restoration of monumental painting / Forum restorers Russia. Available at: http: //restoreforum. ru/books/arhiv/ knigi-po-restavratsii-kartin/498-o-materialah-dlja-restavratsii-monumentalnoj-zhivopisi (accessed 23 December 2014).
11. Sedov D. A. Opening of the monuments of ancient Russian painting of the era of Andrei Rublev in Zvenigorod the assumption Cathedral in 1918 / Social specialized Internet resource & quot-ARTconservation"-. Available at: http: //art-con. ru/node/1194 (data obrashcheniia: 23. 12. 2014).
12. Luk'-ianova T.A., Kuks Iu.M. «Pamiatniki kul'-tury — unikalnye svidetel'-stva drevnei tekhnologii». Nauka i sovremennost'--2011: sbornik materialov XIII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii: v 3-kh chastiakh. Chast'- 1 / pod obshch. red.S.S. Chernova [Monuments of culture is a unique evidence of ancient technology / Science and modernity-2011: proceedings of the XIII International scientific-practical conference: in 3 parts. Part 1 / Ed. By S.S. Chernov]. Novosibirsk, NGTU Publ., 2011. 250 p.
13. Vvedenskii B.A. Great Soviet encyclopedia, Volume 09. Available at: http: //bse2. ru/book_view. jsp? idn=30 317&-page=570&-form at=html (accessed 23 December 2014).
14. Kriunits I.G., Krunitz Johann Georg & quot-About whales or Cimento& quot-. Economic store. Moscow, 1788, No. 29−43. p. 33.
15. All about repair and construction. Available at: http: //allremstroi. com/content/view/72/5/ (accessed 23 December 2014).
16. Zwerin (Pokrovsky) monastery / Novgorod the Great. Available at: http: //mapcy. narod. ru/novgorod_ru/zverin_monastyr. htm (accessed 23 December 2014).
17. & quot-Skazanii o sv. Sofii Tsaregradskoi& quot-, XII v. Pamiatniki drevneipis'-mennosti i iskusstva. T. LXXVIII. SPb. 1889. S. 8−9.
18. Raskhodnye knigi Oruzheinogo prikaza na stennoe sobornoe pis'-mo v tserkvi Uspeniia za 1642−1644 gg. A. V. Viner. Vyp. 2 [& quot-The legend of St. Sophia, Constantinople& quot-, XII century Monuments of ancient literature and art. So LXXVIII.]. Moscow, Iskusstvo Publ., 1948. p. 32.
19. Science in China Series E: Technological Sciences., Traditional mortar represented by sticky rice lime mortar — One of the great inventions in ancient China, FuWei Yang, BingJian Zhang, ChangChu Pan and YuYao Zeng. Volume 52, Number 6, pp. 1641−1647.
Информация об авторах
Лукьянова Татьяна Анатольевна
(Россия, Москва) Декан факультета реставрации. Технолог-реставратор первой категории. Российская академия живописи, ваяния и зодчества E-mail: kuks2010@yandex. ru
Information about the authors
Luk'-ianova Tat'-iana Anatol'-evna
(Moscow, Russia) Dean of the Faculty of Restoration. Technologist-restorer of the first category. Russian Academy of Painting, Sculpture and Architecture by Ilya Glazunov. E-mail: kuks2010@yandex. ru
Кукс Юрий Михайлович
(Россия, Москва) Профессор кафедры технико-технологических исследований живописи. Технолог-реставратор высшей категории. Российская академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова E-mail: kuks2010@yandex. ru
Kuks Iurii Mikhailovich
(Russia, Moscow) Professor of the Department of Technological Studies of Painting. Technologist-restorer of the highest category Russian Academy of Painting, Sculpture and Architecture of Ilya Glazunov E-mail: kuks2010@yandex. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой