К вопросу об интерпретации взглядов Э. Гиббона в отечественной историографии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 980(075)
к ВОПРОСУ ОБ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ВЗГЛЯДОВ Э. ГИББОНА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
© А. П. КОРОЛЁВ
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра всеобщей истории, историографии и археологии e-mail: KorRoi@yandex. ru
Королёв А. П. — К вопросу об интерпретации взглядов Э. Гиббона в отечественной историографии // Известия
ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 27. С. 732−735. — В статье рассматриваются основные этапы изучения российскими и советскими учёными исторического наследия Эдуарда Гиббона, даётся краткая характеристика научных достижений этого направления отечественной историографии всеобщей истории.
Ключевые слова: российская историография всеобщей истории, английское Просвещение, Э. Гиббон.
Korolev A. P. — On the interpretation of the sights of E. Gibbon in the national historiography // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 732−735. — The article examines the main stages of the Russian and Soviet scientists' studying of the heritage of Edward Gibbon, it gives a brief description of scientific advances in the direction of the national historiography of world history.
Keywords: Russian historiography of the general history, English Enlightenment, E. Gibbon.
В центре данной статьи — историографический обзор отечественных исследований, связанных с осмыслением творчества известнейшего английского историка эпохи Просвещения Эдуарда Гиббона (1737−1794). Его основная работа «История упадка и разрушения Римской империи» (в 7 т.) уже несколько столетий привлекает внимание историков, занимающихся проблемами античности и средневековья. Поскольку к настоящему моменту уже накоплена определённая интерпретационная база, появился смысл в её обобщении.
В рамках отечественной историографии интерес к изучению исторического наследия Гиббона неравномерен, что на конкретных этапах развития отечественной исторической науки обусловливалось разными причинами. Остановимся на этом аспекте проблемы.
Первый этап изучения «Истории» Гиббона в отечественной историографии относится нами к концу XVIII — середине XIX вв.
Появление «Истории» Гиббона было замечено в России уже в конце XVIII века. В силу того, что перед отечественной исторической наукой в это время стояла задача написания собственно российской истории, а также в силу значительного влияния идей французского, а не английского, Просвещения, «Истории» Гиббона не уделяли много внимания. Так, Н. М. Карамзин в письме, датируемом маем 1790 г., сокрушаясь, что пока нет «хорошей» истории Российского государства, указывал в качестве удачных примеров
произведения Тацита, Юма, Робертсона и Гиббона [18. С. 344]. То, что Н. М. Карамзин указал Гиббона только в общем ряду с другими историками, показывает, что в то время отечественная историография не выделяла его в качестве крупной фигуры в исторической науке, но, что важно, уже обратила на него внимание. Вполне возможно, что Н. М. Карамзин даже не читал Гиббона, а лишь передал то, что узнал понаслышке [17. С. 8].
отечественная историография первой половины XIX в. (испытывавшая большое влияние немецкой философии) также не уделяла особого внимания изучению исторического наследия Гиббона. Первый русский перевод «Истории» Э. Гиббона относится к 1824 году, причём это была сокращенная версия работы историка. Т. Н. Грановский в своем лекционном курсе по истории средневековья упоминает о Гиббоне только как о представителе своей эпохи. он отмечает, что тот не понимал важности христианства и был мало знаком с древностями. Считая «Историю» Гиббона по большей части устаревшей, Т. Н. Грановский тем не менее отмечал спокойный, глубокий и ясный взгляд историка на события и его огромный исторический талант [13. С. 95−96].
Второй этап осмысления научного наследия Э. Гиббона относится нами к концу XIX — началу XX вв. В это время намечается некоторый рост внимания к «Истории» Гиббона в отечественной историографии, вызванный влиянием историографии зарубежной.
Впервые работа английского историка была полностью переведена В. Н. Неведомским в 1883—1886 гг. с английского издания 1877 года. В русском варианте она вышла в семи томах [10]. Кроме того, впервые в отечественной историографии появляются специальные работы, посвященные этой теме. Так, в 1899 году М. М. Лютов опубликовал монографию, посвященную жизни и историческому наследию Гиббона [21]. Здесь автор отмечает многосторонность исследования, свежесть стиля, блестящее изложение и тонкую иронию историка. Для него «История» — величайший триумф исторического искусства [22. С. 107−108].
Большая часть материала по интересующей нас проблеме этого периода представляет собой статьи в энциклопедических словарях. В статье С. Степанова подчеркивается прямая связь Гиббона с античной традицией, поскольку, по мнению автора, Гиббон в своей «Истории» выступает не как человек, восстающий против христианства из философских принципов, а как человек, являющийся последним представителем римского мира [29. С. 613−614]. А. К. Дживелегов, напротив, отмечает огромное влияние на Гиббона французской традиции и прежде всего Монтескье, Вольтера, Бейля и Паскаля [14. С. 471−474]. Наконец, особенностью отечественной историографии XIX в. являлась публикация отдельных частей «Истории» в качестве самостоятельных произведений [7- 8].
В качестве третьего этапа в изучении взглядов английского историка нами выделяется советский период развития исторической мысли в России (20-е-90-е гг. XX века).
Довоенная советская историография практически не уделяла внимания «Истории» Гиббона. Это можно объяснить тем, что в это время перед отечественными исследователями стояла задача разработки основных проблем исторической науки с марксистско-ленинских позиций. Гиббона в это время считали малооригинальным, соответственно, специальных работ, посвященных ему и его «Истории», не было. Исключение составляет статья в Советской Энциклопедии 1929 г., где, помимо констатации неоригинальности идей Гиббона, воспроизводится мнение о французском влиянии на него. Отмечается, что рационалистическое объяснение Гиббоном возникновения и роли христианства в контексте процесса упадка Римской империи всё же мягче отрицательного и критического взгляда на христианство Вольтера [6. С. 593].
Начавшийся со второй половины XX века рост внимания к трудам Гиббона в зарубежной историографии не повысил интереса к историку в СССР. Это, по-видимому, следует объяснить тем, что советская историография всё ещё мало интересовалась историческим наследием нефранцузских представителей Просвещения. Так, М. А. Барг отмечал, что Гиббон как типичный представитель историографии Просвещения пишет историю с позиции философского взгляда на нее [1. С. 21]. Е. А. Косминский подчеркивал, что важнейшую причину упадка и крушения Римской империи Гиббон видел в христианстве, а идеи его «Истории» имели своими корнями работы Робертсона, Вольтера и Мон-
тескье [20. С. 247−248]. Наконец, по мнению А. Г. Бок-щанина, Гиббон объяснял ослабление и упадок Римской империи политическими, экономическими и религиозными причинами [2. С. 449- 3. С. 431−432].
В советских обобщающих работах второй половины XX века Гиббону уделяется определённое внимание, однако оценки являются, в сущности, лишь обобщением выводов зарубежных исследователей [4- 5- 16- 26]. Так, в «Историографии Нового времени стран Европы и Америки» под редакцией профессора И. П. Дементьева «История упадка и разрушения Римской империи» Гиббона по содержанию и форме уже отнесена к лучшим образцам просветительской литературы [15. С. 75]. Отмечается, что важнейшими особенностями его труда является внимание к политическим событиям, а экономике и социальным проблемам уделено меньшее внимание. Значение труда Гиббона усматривается в том, что он доходчиво и последовательно выразил и развил важнейшие идеи своего времени. В ряде работ на уровне «исторического штампа» высказывалась точка зрения о том, что главную причину гибели Римской империи Гиббон «усматривал в христианстве» [19. С. 218−219].
Четвёртым периодом изучения наследия Гиббона в России, полагаем мы, можно назвать время рубежа XX—XXI вв.еков, когда наблюдается всё возрастающий рост интереса отечественных исследователей к трудам Э. Гиббона.
В рассматриваемый период появляются новые статьи, диссертации по теме, переиздаётся «Истории» Гиббона, причем как в полной, так и в сокращенной версии [9- 11- 12]. Импульсом этому послужило празднование в зарубежной историографии 200-летия со дня смерти историка.
Итак, в рассматриваемых работах подчеркивается глубина и разносторонность исторического наследия Гиббона [27. С. 179- 28. С. 6- 30. С. 5, 7]. Исследователи фиксируют большое влияние французского Просвещения на становление Гиббона как историка, что выразилось, в частности, в его деизме, скептицизме и рационализме [27. С. 181, 188, 194-
28. С. 7- 30. С. 5], отмечают его стремление к научнорационалистическому анализу исторического материала, историческую объективность и точность, ориентацию на научное постижение, изложение и интерпретацию исторического процесса [27. С. 181- 28. С. 8-
30. С. 6]. Гиббону ставится в заслугу то, что тот считал гибель Рима следствием естественного развития общества [27. С. 191- 28. С. 8]. В определении причин, которыми Гиббон объяснял гибель Римской империи, исследователи сходятся во мнении, что таковыми автор называл деспотическое вырождение верховной власти, нравственный упадок и ослабление военного могущества, введение христианства и нашествие варваров [27. С. 191−192- 28. С. 8−14- 30. С. 6].
Как правило, исследователи констатируют мно-гоаспектность в восприятии римской катастрофы учёным. Так, Б. С. Попов в своей статье «Эдуард Гиббон
— историк, писатель и мыслитель эпохи Просвещения (1737−1794)» подчеркивает, что у Гиббона причины
ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ¦ Гуманитарные науки ¦ № 27 2012 г.
гибели смешаны в кучу, поскольку он не проводит различий между существенным и второстепенным [27. С. 191]. Заметим, однако, что в предисловии к изданию его работы 1994 года, написанном в соавторстве с В. И. Уколовой, в качестве основной причины уже выделяется деспотическое вырождение верховной власти [28. С. 10]. В анализируемой статье Б. С. Попова 1993 года отмечается, что главной задачей Гиббон считал изучение разнообразных явлений культуры. Под этим понятием, по мнению учёного, Гиббон подразумевал экономическую и социальную жизнь, науку, нравственность, мораль [27. С. 184]. Для Б. С. Попова Гиббон по религиозным взглядам является поклонником античных богов, а в его политических взглядах обнаруживается эволюция от консерватизма тори в сторону вигов [27. С. 188−189]. Более того, учёный считает, что «История» Гиббона своим содержанием способствовала назреванию Великой французской революции и выражает сожаление, что сам Гиббон этого не осознавал. Б. С. Попов вообще называет Гиббона сразу и англичанином, и европейцем, и космополитом [27. С. 194]. Следует заметить, что выводы Б. С. Попова в известной степени обнаруживают влияние зарубежной историографии второй половины XX века [17. С. 9].
Э. Д. Фролов, автор предисловия к переизданию труда Гиббона, также ограничивается простым перечислением причин упадка, не акцентируя внимания на какой-либо из них в качестве основной. По его мнению, здесь действовал целый комплекс причин: «придавивший древнее общество деспотизм императорской власти, ставший вдвойне тягостным с тех пор, как со времени Септимия Севера (193−211) его исключительной опорой стала армия- порожденный богатством и роскошью нравственный упадок римского общества- разлагающее и парализующее воздействие на римских граждан новой религии смирения и утешения — христианства- победоносное нашествие варваров, что, таким образом, было важным, но не единственным фактором разрушения» [30. С. 6].
Ещё один исследователь его творчества, И. А. Мельникова, уже в своих ранних работах указывает, что при исследовании общественно-политических и методологических взглядов Гиббона следует учитывать зависимость становления исторической науки XVIII века от становления капиталистических отношений в Европе, общий уровень политических теорий того времени, степень их влияния на практику конкретных исследований, глубину понимания сущности социального конфликта, наконец имущественное и социальное положение автора [24. С. 76- 23. С. 77−78]. Она отмечает, что на формирование идейнополитических взглядов Гиббона оказали влияние «достижения прогрессивной мысли предшествующих поколений историков, философов, писателей» [23. С. 81]. На становление общественно-политических взглядов историка оказали влияние победа буржуазии и утверждение господства протестантизма, так же способствуя усилению его внимания к политической борьбе. В итоге, по мнению исследовательницы, у Гиб-
бона сложился противоречивый политический идеал: он и не сторонник республики, но и не сторонник деспотизма [23. С. 78, 80−81]. Для И. А. Мельниковой Гиббон — историк-рационалист, который соединил ученость эрудитов с рационалистическим подходом просветителей, прежде всего Вольтера [24. С. 80, 76, 78]. В последней работе И. А. Мельниковой, написанной совместно с Т. А. Сабуровой отмечается взаимосвязь интереса английских и русских мыслителей XVIII века к античной истории, где находится место и для Гиббона с его «Историей» [25. С. 48−58].
Проблема падения Римской империи в трактовке Гиббона стала предметом анализа в диссертационном исследовании «Проблема падения Римской империи. Эдуард Гиббон» (2002) Н. А. Яснитского [31]. Автор ограничивается рассмотрением только трех первых томов «Истории». Он фиксирует большое внимание Гиббона к материальным факторам [31. С. 9]. Н. А. яснитский находит у Гиббона классы, общественные силы, партии, борьба между которыми, по его мнению, обусловлена их материальными интересами. Эта «борьба общественных сил предопределяет у Гиббона изменение форм правления… Гиббон убедился в определяющей роли материальных интересов, в неизбежности расширения социальной борьбы, в ее определяющем влиянии на политическую систему» [31. С. 12,19]. Кроме того, полагает он, Гиббон отмечает большое влияние идейных течений, которые сами были связаны с социально-экономическими условиями жизни людей [31. С. 20, 24]. Для Н. А. Яснитского Гиббон по своим общественно-политическим взглядам является сторонником полисного федерализма, а по идейно-теоретическим — закономерности изменения государственных форм, причинности, достоверности, многофакторности [31. С. 13]. По его мнению, причины упадка римской империи Гиббон видел в социально-экономических процессах, которые повлияли на политическую ситуацию: существование императорской власти было невыгодно главным общественным силам [31. С. 9].
Наконец, в диссертационной работе С. Н. Кам-нева «Историческая концепция Эдуарда Гиббона» (2010) автор рассматривает жизненный путь Гиббона и его систему взглядов, обращая внимание на особенности его мировосприятия- пытается реконструировать историческую концепцию Гиббона, при этом последовательно, как это делал сам историк, отметить причины, которыми он объяснял падение сначала Западной, а потом и Восточной Римской империи [17]. Он уделяет пристальное внимание биографии и особенностям личности историка, лишь косвенно связанными с его историческими взглядами, выделив под это целую главу своей работы. Также отмечаются особенности мировоззрения историка, повлиявшие на формирование его исторической концепции, и определяется его место в системе английского Просвещения (этому посвящена вторая глава). В целом, С. Н. Камнев пытается в своей работе объединить и охарактеризовать все точки зрения, сделанные до него и касающиеся исторической концепции Э. Гиббона.
Подводя итоги, можно сказать, что труды Э. Гиббона широко интерпретируются зарубежной историографией. Интерес же у отечественных историков к этим работам начинает проявляться лишь в последние десятилетия. Несмотря на общепризнанную значимость труда Гиббона и большое количество посвященных ему работ, целый ряд наиболее важных теоретических проблем остаются, как мы видим, нерешенными или, по крайней мере, вызывают споры между исследователями. Тема нуждается в дальнейшем исследовании.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Барг М. А. Эпохи и идеи: Становление историзма. М.: Мысль, 1987. 349 с.
2. Бокшанин А. Г. Гиббон Эдуард // Большая Советская Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1971. Т. VI. С. 449.
3. Бокшанин А. Г. Гиббон Эдуард // Советская Историческая Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1963. Т. IV. С. 431−432.
4. Вайнштейн О. Л. Историография средних веков. М. -Л.: Соцэкгиз, 1940. 372 с.
5. Виноградов К. Б. Очерки английской историографии Нового и новейшего времени. Л.: Изд-во Ленингр. унта, 1959. 98 с.
6. Гиббон Эдвард // Большая Советская Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1929. Т. XVI. С. 593.
7. Гиббон Эд. Завоевание Константинополя (Царьгра-да) Магометом Вторым. СПб.: Тип-фия Дома призр. малолетн. бедных, 1899. 56 с.
8. Гиббон Эд. Историческое обозрение римского права. Соч. Эдуарда Гиббона / Пер. с англ. А. Н. Греча. СПб.: Тип-фия Н. Греча, 1835. 131 с.
9. Гиббон Эд. История упадка и крушения Римской империи / пер. с англ. В. Н. Неведомского. М. -СПб.: Ювента, 1994. 526 с.
10. Гиббон Эд. История упадка и разрушения Римской империи Эдуарда Гиббона. В 7 ч. / Пер. с англ.
В. Н. Неведоского. М.: К. Т. Солдатенков, 1883−1886.
11. Гиббон Эд. История упадка и разрушения Римской империи. В 7 т. СПб.: Наука, 1997−2000.
12. Гиббон Эд. Упадок и разрушение Римской империи / Пер. с англ. Л. А. Игоревского. М.: Центрополиграф, 2005. 958 с.
13. Грановский Т. Н. Лекции Т. Н. Грановского по истории средневековья (Авт. конспект и записи слушателей). М.: Изд-во АН СССР, 1961. 204 с.
14. Дживелегов А. К. Гиббонъ // Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. М., 1912. Т. 14. С. 471−474.
15. Историография Нового времени стран Европы и Америки / Под ред. И. П. Дементьева. M.: Высшая школа, 1990. 511 с.
16. Историография новой и новейшей истории стран Европы и Америки. Под ред. И. С. Галкина. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1967. 669 с.
17. Камнев С. Н. Историческая концепция Эдуарда Гиббона. Автореф. дисс. … канд. истор. наук. Омск, 2010. 25 с.
18. Карамзин Н. М. Сочинения. В 2-х т. Л.: Художественная литература, 1984. Т. 1−2.
19. Кац А. П. Проблема падения Римской империи в советской историографии // Вестник древней истории. 1967. № 2. С. 218−219.
20. Косминский Е. А. Историография средних веков. V в.
— середина XIX в. Лекции. М.: Изд-во Московского ун-та, 1963. 486 с.
21. Лютов M. М. Жизнь и труды Гиббона съ его портре-томъ и fac-simile. СПб.: В. С. Балашев и К°, 1899. 120 с.
22. Лютов М. М. Жизнь и труды Гиббона съ его портре-томъ и fac-simile. СПб.: Тип-фия М. М. Стасюлевича, 1900. 112 с.
23. Мельникова И. А. Жизнь и общественно-политические взгляды Э. Гиббона // Античный вестник. Сборник научных трудов. Выпуск II. Омск, 1994. С. 77−83.
24. Мельникова И. А. Эдуард Гиббон и его приемы исторического исследования // Античный вестник. Сборник научных трудов. Выпуск I. Омск, 1993. С. 76−82.
25. Мельникова И. А., Сабурова Т. А. Античность в историческом сознании эпохи Просвещения: Британия и Россия // Античный вестник. Сборник научных трудов. Выпуск VII. Омск, 2005. С. 48−58.
26. Немировский А. И. Историография античности. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1972. 248 с.
27. Попов Б. С. Эдуард Гиббон — историк, писатель и мыслитель эпохи Просвещения (1737−1794) // Новая и новейшая история. 1993. № 3. С. 177−195.
28. Попов Б. С., Уколова В. И. Гибель империи и её исследователь // Гиббон Э. История упадка и крушения Римской империи / пер. с англ. В. Н. Неведомского. М, СПб., 1994. С. 3−14.
29. Степанов С. Гиббонъ // Энциклопедический словарь. T. XV. Репринтное воспроизведение издания Ф. А. Брокгауза, И. А. Ефрона 1890. М.: Терра, 1991.
С. 613−614.
30. Фролов Э. д. Предисловие к новому русскому изданию «Истории упадка и разрушения Римской империи» Эдуарда Гиббона // Гиббон Эд. История упадка и разрушения Римской империи в 7-ми томах. СПб., 1997. T. 1. С. 5−7.
31. Яснитский Н. А. Проблема падения Римской империи. Эдуард Гиббон. Автореферат дисс. … канд. истор. наук. М., 2002. 30 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой