Крупное частное землевладение в Пензенской губернии в последней трети XIX – начале XX вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 9© 17
КРУПНОЕ ЧАСТНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XIX — НАЧАЛЕ XX ВВ.
© А. Е. УЛЬЯНОВ
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского,
кафедра истории и права e-mail: uae79@list. ru
Ульянов А. Е. — Крупное частное землевладение в Пензенской губернии в последней трети XIX — начале XX вв. // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 27. С. 1061−1068. — В настоящей статье рассматривается крупное частное, преимущественно помещичье, землевладение в Пензенской губернии в последней трети XIX — начале XX вв. Приводятся соответствующие количественные данные, их специфика и динамика на протяжении избранного хронологического промежутка в различных уездах губернии, отмечаются причины тех или иных изменений в крупном частном землевладении, рассматривается деятельность Крестьянского поземельного банка, изменение земельных цен в регионе. Землевладение помещиков сопоставляется с землевладением иных субъектов, в первую очередь крестьян. В заключении констатируется сокращение помещичьего землевладения в губернии и уменьшение среднего размера имений, но вместе с тем сохранение у крупных частных землевладельцев значительной экономической мощи.
Ключевые слова: крупное частное землевладение, помещичье землевладение, помещичье хозяйство, крестьянское хозяйство, земельные цены, концентрация земель.
Ulyanov A. E. — Large private landownership of the Penza province in the last third of the XIXth — beginning of the XXth centuries // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 1061−1068. — This article is dedicated to the large private land ownership in the province of Penza in the end of the XIXth — beginning of the XXth centuries. The article contains the necessary data, their peculiarities and dynamics in different districts of the province during the chosen time period. The reasons for the changes in the large private land ownership are given in the article. It also describes the operations of the Peasants' Land Bank and the changes in the land prices in the region. Land ownership of landlords is compared with the land ownership of other proprietors, primarily the peasant farms. In conclusion it is stated that landlord ownership decreased in the region and the estates grew smaller, but at the same time prominent private landowners preserved their economic power. Keywords: large private landownership, land possession, landowner economy, peasant farm, land prices, land aggregation.
Российская историческая наука на протяжении всего периода ее существования традиционно проявляет неизменный интерес к различным вопросам аграрного развития Российского государства, причем как в масштабах всей страны, так и отдельно взятых ее территорий и регионов [20]. Интерес этот особенно возрос в последние десятилетия в связи с проведением в Российской Федерации аграрной реформы. С конца XX века постоянно появляются все новые и новые монографии и статьи на эту тему, защищаются кандидатские и докторские диссертации.
С особым пристрастием авторы обращаются к изучению земельных отношений второй половины
XIX — начала XX века. Подобный интерес следует признать совершенно закономерным и оправданным, ибо в России пореформенного времени не было вопроса стоящего более остро, чем аграрный. Преобразования 60-х годов XIX века самым коренным образом измени-
ли социально-экономическую и политическую ситуацию в стране. Кардинальной системной перестройке было подвергнуто как помещичье, так и крестьянское хозяйство государства.
В новых условия одним из самых животрепещущих вопросов социально-экономического развития по-прежнему оставался вопрос о землевладении основных производителей сельскохозяйственной продукции. Вполне очевидно, что указанная проблема логично вытекала из предыдущего исторического развития России и не была какой-то случайностью. Особая важность земельных отношений обусловливалась тем, что сельскохозяйственное производство, в котором была занята основная часть жителей, давало около половины национального дохода государства [23, с. 227]. основой любого вида хозяйства дореволюционной России, будь то хозяйство помещичье или крестьянское, также являлось земледелие и животноводство
как составные части производства сельскохозяйственной продукции. В силу этого обстоятельства вопрос о владельце земли в конечном итоге становился вопросом о главном производителе продуктов сельского хозяйства, о субъекте, в руках которого формировались аграрные капиталы, о классе, от которого зависело будущее России. Именно поэтому, как справедливо отмечал один из виднейших исследователей российской пореформенной деревни А. М. Анфимов, аграрнокрестьянской вопрос на рубеже XIX и XX столетий «приобрел общенациональное значение, стал стержнем, „гвоздем“ назревавшей революции» [2, с. 22].
Все вышесказанное было актуально и для Пензенской губернии как составной части Российской империи, которая наряду с соседними Саратовским и Тамбовским регионами [21- 22] дореволюционными статистиками относилась к самым плодородным, «исключительно черноземным» губерниям Европейской России [7, с. 15].
крупное частное землевладение в Пензенской губернии было представлено в первую очередь землевладением помещиков. Именно им принадлежала львиная доля всех значительных земельных угодий. Так, в 1905 году все частновладельческие хозяйства, превышающие 1. 000 дес., занимали в губернии 688. 979 дес. Из них 569. 480 дес. (82,7%) принадлежало дворянам. В группе хозяйств, площадь которых была более 100 дес., 201. 919 дес. из 337. 310 дес. (59,6%) также занимали имения помещиков [15, с. 24]. Следовательно, на примере Пензенской губернии мы с уверенностью можем согласиться с известным мнением И. Д. Коволь-ченко о том, что «в целом частное личное землевладение можно рассматривать как помещичье, разумеется, имея в виду то, что господствующей его формой было землевладение дворянское» [4, с. 110]. Это утверждение является еще более верным применительно к крупному частному землевладению, так как доля дворянского землевладения в этом секторе увеличивалась по мере увеличения размера владений, находящихся в частной собственности. однако не стоит забывать, что «главную материальную основу» производства сельскохозяйственной продукции в губернии «составляло
надельное землевладение. В этом плане Пензенский край не представлял собой никакого исключения из … общего правила» [18].
Важно заметить, что проблема обеспеченности помещиков Пензенской губернии земельными угодьями, о которой пойдет речь в настоящей статье, должна интересовать исследователя не только сама по себе, но и в тесной связи и сравнении с землевладением иных хозяйствующих субъектов. И это, прежде всего, касается землевладения крестьян, поскольку сельскохозяйственное производство, пусть даже и представленное в значительной степени помещичьими хозяйствами, отнюдь не исчерпывалось производством продукции крупными хозяйствами региона.
Если обратиться к данным, отражающим изменение землевладения по всей России (в дес.), то мы увидим следующее: в 1877 году из 391 млн. дес. учтенных земель 131,4 млн. дес. (33,6%) составляли крестьянские надельные земли, 93,4 млн. дес. (23,8%) принадлежали частным владельцам, а остальные — казне (из 93,4 млн. дес. частных земель в 1860-е годы 79,1 млн. дес. принадлежало помещикам). К 1905 году дворяне продали 26 млн. дес. своих земель, которые перешли к мещанам, купцам и, основной своей массой, к крестьянам [6, с. 80]. Таким образом, прежнее сословное землевладение вытеснялось бессословным, доминирующее положение крестьянского землевладения при этом постоянно укреплялось. Вместе с тем, несмотря на явные тенденции в изменении структуры крестьянско-помещичьего землевладения, в России по-прежнему огромные земельные ресурсы были сосредоточены в руках относительно немногочисленного сословия дворян (ниже мы увидим это на примере Пензенской губернии). По подсчетам А. М. Анфимова, например, более трети всех земель в России в 1905 году находилось в руках собственников, доля которых в числе всех владельцев земли немногим превышала 1%.
Обратимся теперь к общим сведениям, отражающим динамику землевладения различных категорий земельных собственников в Пензенской губернии в последней трети XIX — начале XX века, воспользовавшись данными Статистики землевладения 1905 года (см. таблицу 1). «Надо сказать, что эти
Таблица 1
Земельная собственность Пензенской губернии с распределением её по главным категориям в 1877 и 1905 годах (дес.) [составлено по: 3- 15, с. 11 — 12]
Годы Общее количество земли Земли в частной собственности
Число владений Количество земли Средний размер владений % всей площади
1877 3. 323. 905 4. 726 1. 287. 473 272,4 38,7
1905 3. 418. 346 7. 099 1. 264. 091 178,1 37,0
Разность +94. 441 +2. 373 -23. 382 -94,3 -1. 7
Годы Надельные земли Земли гос-ва, церкви и учреждений
Число об-щин Число дворов Кол-во земли В среднем на двор % всей площа-ди Кол-во земли % всей площа-ди
1877 2. 512 173. 400 1. 795. 106 10,4 54,0 241. 326 7,3
1905 2. 609 240. 960 1. 814. 031 7,5 53,1 340. 224 9,9
Разность +97 +67. 560 + 18. 925 -2,9 -0,9 +98. 898 + 2,6
данные, как, впрочем, и любые другие статистические сведения, нельзя назвать совершенно точными по причине того, что специального межевого обследования губернии перед их публикацией не проводилось. Собирались они преимущественно по уже существовавшим окладным книгам и некоторым иным источникам» [18]. Кроме того, как отмечал знаменитый исследователь российской деревни А. М. Анфимов, при их сборе «оказались не распределенными по дворам 2. 539,5 тысяч десятин» [1, с. 88]. Впрочем, последнее обстоятельство не представляется нам существенным, поскольку даже в масштабах всей страны приведенная цифра не составляет даже 2% площади всех учтенных земель.
Проводя анализ приведенных выше цифр необходимо отметить, что в Пензенской губернии происходили процессы, аналогичные общероссийским. Как и везде, «в начале XX века надельная земля занимала здесь более половины всей площади губернии» [18], а именно 53,1%. В то же время во владении частных земельных собственников находилось 37%- земель, принадлежавших государству, церкви и учреждениям было 9,9%. Если сравнить эти цифры с цифрами, отражающими состояние землевладения в Пензенской губернии в 1877 году, то видно, что здесь произошли некоторые изменения. Общий фон частного землевладения изменился в сторону его уменьшения: 1. 264. 091 дес. в 1905 году против 1. 287. 473 дес. в 1877 году, то есть количество земли частных владельцев уменьшилось (на 23. 382 дес.). Землевла-дение же крестьян, напротив, выросло на 18. 925 дес, и увеличение это произошло главным образом за счет помещичьей земельной собственности, так как земли государственные, церковные и учрежденческие увеличились (причем расширение последней категории земель произошло гораздо быстрее расширения надельной земли: за промежуток времени с 1877 по 1905 год земли государства, церкви и учреждений увеличились на 98. 898 дес.). Число личных собственников под-нялось с 4. 726 до 7. 099. Прибавку площади, причем довольно значительную — на 98. 898 дес. — дали также земли государства, церкви и учреждений (241. 326 дес. в 1877 году и 340. 224 дес. в 1905 году соответственно).
Подобное положение было характерно для всего Поволжья, где в более значительных масштабах земли крестьянами покупались там, где было много помещичьих имений, оказавшихся неспособными к рыночной перестройке [14, с. 254]. Так, например, в соседней Саратовской губернии с 1877 по 1905 год помещики потеряли 253. 966 дес. [подсчитано нами по: 16, с. 11−12], в Симбирской губернии — 215. 629 дес. [подсчитано нами по: 17, с. 11−12]
При сравнении пензенских данных со средними общероссийскими и средними по Европейской России обнаруживается, что в Пензенской губернии процент частновладельческих земель был заметно большим. Так, в 1905 году в 50-ти губерниях Европейской России земли частных владельцев занимали 25,8% всей площади, а в Пензенской губернии, как мы видели выше — 37%.
Сравнивая частное и надельное землевладение 1877 и 1905 годов по приведенной выше таблице 1 нельзя не заметить того факта, что и в абсолютных цифрах, и в процентном отношении земли частных владельцев уменьшились, причем довольно значительно- и в абсолютных цифрах, и в процентном отношении земли государства, церкви и учреждений увеличились. А вот в отношении надельных земель ситуация сложилась совсем иная: в абсолютных цифрах надельное землевладение увеличилось (с 1. 795. 106 дес. в 1877 году до 1. 814. 031 дес. в 1905 году), а в процентном отношении к общей площади губернии оно уменьшилось (с 54% в 1877 году до 53,1% в 1905 году). Подобное различие процентных соотношений и соотношений в абсолютных цифрах объясняется, видимо, несоответствием общей площади губернии при замерах 1877 и 1905 годов (3. 323. 905 и 3. 418. 346 дес. соответственно). Указанная разница большей своей частью пришлась, вероятно, именно на надельные крестьянские земли.
Площади частного землевладения имели свою специфику в различных уездах губернии. Наибольшее количество частновладельческих земель и в 1877, и в 1905 году было сосредоточено в Городищенском, Чем-барском и Пензенском уездах (в 1877 году — 266. 123, 186. 959 и 167. 471 дес. соответственно- в 1905 году
— 262. 544, 186. 457 и 156. 841 дес. соответственно [15, с. 11−12]). Самые большие площади надельных земель сосредоточивались, главным образом, в уездах Краснослободском, Инсарском и Городищенском (в 1877 году — 266. 949, 248. 368 и 237. 580 дес. соответственно- в 1905 году — 278. 811, 243. 814 и 235. 970 дес. соответственно [15, с. 10−11]). Наименьшее количество земель частных собственников располагалось в Наровчатском уезде (к 1905 году здесь насчитывалось всего лишь 42. 088 дес. всех частных владений губернии [15, с. 10]).
Далее необходимо перейти к структурному анализу развития частного землевладения в Пензенской губернии в последней трети XIX — начале XX века, поскольку приведенные выше выводы, будучи сами по себе вполне верными, нуждаются в детализации. Дело в том, что общее уменьшение частного землевладения, которое было отмечено нами выше, совершенно ничего не говорит об увеличении или уменьшении землевладения отдельных групп частных собственников. А категория «собственники» в Статистике землевладения была представлена двумя большими группами: частными личными собственниками и собственниками в лице обществ и товариществ. Первая группа, в свою очередь, распадалась на частных личных собственников-дворян, духовных лиц, купцов и почетных граждан, мещан, крестьян, иностранных подданных, а также категорию «прочие». Вторая группа («просто» собственников) делилась на собственников в лице обществ и собственников в лице товариществ. Для боле подробного раскрытия динамики движения крупного частного землевладения необходимо обратиться к каждой из приведенных выше групп. В этом нам поможет таблица 2.
Таблица 2
Количество земли в частной собственности и собственности крестьянских обществ и товариществ в Пензенской губернии в 1877 и 1905 годах [15, с. 10−15]
Годы Земли в частной личной собственности В собственности крестьянских обществ и товариществ
Дворян Крестьян Всего по губернии Общества Товарищества
1877 1. 077. 081 53. 854 1. 287. 473 3. 693 —
1905 787. 084 118. 156 1. 115. 109 42. 602 98. 948
Разница — 289. 997 + 64. 302 — 172. 364 + 38. 909 98. 948
Приведенная таблица наглядно демонстрирует, что наибольшим количеством частной земли как в 1877, так и в 1905 году неизменно обладали помещики. Вместе с тем помещичье землевладение претерпело поистине масштабные изменения — за 28 лет оно уменьшилось почти на треть, на 289. 997 дес., или на 27%. Иными словами, пензенские дворяне очень быстро теряли свои владения. Одновременно происходило увеличение крестьянской частной собственности во всех ее формах — личной, находящейся в собственности обществ и находящейся в собственности товариществ, а также других категорий землевладельцев.
Несмотря на то, что пензенские помещики активно распродавали свои имения, они по-прежнему обладали значительной экономической мощью не только в силу впечатляющей суммарной площади их владений, но и по причине больших размеров отдельно взятых экономий (последнее обстоятельство позволяло более рационально организовать производство, применять технику, многопольные севообороты и т. п., а в случае с особенно большими имениями -сдавать часть земли в аренду). В таблице 3 представлены данные о помещичьем землевладении в губернии в 1877 году.
Таблица 3
Землевладение помещиков Пензенской губернии в 1877 году (дес.) [15, с. 12]
Уезд Число владений Количество земли Средний размер владения
Пензенский 193 154. 688 805,7
Городищенский 164 209. 484 1. 277,3
Инсарский 127 98. 808 778,0
Керенский 149 70. 120 470,6
Краснослободский 217 34. 690 159,9
Мокшанский 160 134. 374 839,8
Наровчатский 105 33. 513 319,2
Нижнеломовский 137 76. 594 559,1
Саранский 157 105. 140 669,7
Чембарский 231 159. 670 691,2
Итого 1. 639 1. 077. 081 657,8
Как видно, землевладение помещиков было крупным. Средний размер пензенской экономии равнялся 657,8 дес. Только в трех уездах — Керенском, краснослободском и наровчатском — этот показатель не доходил до 500 десятин. Самые большие имения находились в Городищенском уезде. Среднестатистическое «дворянское гнездо» располагало здесь почти 1. 300 дес. За Городищенским по ниспадающей шли Мокшанский и Пензенский уезды. В этих же уездах (а также в Чембарском) сосредоточились и самые значительные площади дворянских земель. Для сравнения в губернии «в 1877 году на 2. 512 крестьянских общин в составе 173. 400 дворов приходилось 1. 795. 106 дес. надельной земли. несложный расчет показывает, что в среднем один двор располагал 10,4 десятины» [18].
К 1905 году, как мы уже отмечали, землеобе-спечение пензенских дворян значительно изменилось (см. таблицу 4).
Как видно, средний итоговый показатель площади имения понизился с 657,8 до 629,7 дес. (составляя, впрочем, по-прежнему довольно значительную, особенно в сравнении с крестьянскими наделами, величину). Уменьшилось и общее количество дворян землевладельцев: если в 1877 году их насчитывалось 1. 639, то в 1905 году — только 1. 250. дворяне потеряли 289. 997 дес.
Количество уездов, в которых средний размер владения не превышал 500 дес., осталось прежним. однако примечателен тот факт, что в эту группу вошло только два из трех прежних уездов — Краснослобод-ский и наровчатский (имения дворян здесь еще более измельчали). Третий же уезд — Керенский — перешел
Таблица 4
Землевладение помещиков Пензенской губернии в 1905 году (дес.) [15, с. 10]
Уезд Число владений Количество земли Средний размер владения
Пензенский 159 109. 368 687,8
Городищенский 111 172. 730 1. 556,1
Инсарский 74 67. 359 910,3
Керенский 101 53. 410 528. 8
Краснослободский 207 7. 477 36,1
Мокшанский 136 94. 814 697,2
Наровчатский 82 22. 019 268,0
Нижнеломовский 86 71. 810 835,0
Саранский 135 57. 040 422,5
Чембарский 159 131. 057 824,3
Итого 1. 250 787. 084 629,7
в группу уездов со средней площадью имения более 500 дес. Место Керенского занял Саранский уезд, в котором средний размер владения сократился с 669,7 дес. в 1877 году до 422,5 дес. в 1905 году. Во всех других уездах также произошли значительные изменения как в плане увеличения-уменьшения средних поуездных размеров имений, так и в плане увеличения-уменьшения количества имений и в целом дворянского землевладения в уезде (в Краснослободском уезде, например, осталось всего 7. 477 дес. помещичьей земли).
Такая динамика подтверждает известные выводы многих российских исследователей пореформенной деревни о том, что помещики неизбежно вовлекались в модернизационные процессы, имевшие место в сельском хозяйстве, вынуждены были приспосабливаться к быстро менявшимся экономическим условиям, внедрять новые капиталистические методы хозяйствования. Следствием этих психологических подвижек в умах и хозяйственных изменений в экономиях
стала активная купля-продажа земли, ее концентрация либо, напротив, активная продажа в тех или иных уездах губернии, увеличение или уменьшение площади и количества имений в различных местностях и т. п.
Приведенные средние показатели дают нам представление об общих тенденциях развития помещичьего землевладения в Пензенской губернии изучаемого времени. однако они не раскрывают полностью картину обеспеченности пензенских дворян землей, не содержат сведений о том, какое именно количество помещиков располагало теми или иными земельными ресурсами. Ведь некоторые дворяне владели такими имениями, которые в десятки раз превышали среднегубернские показатели либо были значительно меньше них.
Статистика землевладения восполняет этот пробел, однако не в полной мере: соответствующие сведения приводятся в ней только по состоянию на 1905 год. Тем не менее, они с достаточной ясностью освещают интересующую нас проблему (см. таблицу 5).
Таблица 5
Помещичье землевладение в Пензенской губернии в 1905 году по размеру имений (дес.) [15, с. 24]
Размер владения Количество владений Количество земли
До 10 дес. и менее 183 1. 072
От 10 до 20 дес. 94 1. 443
От 20 до 30 дес. 73 1. 836
От 30 до 40 дес. 40 1. 407
От 40 до 50 дес. 35 1582
От 50 до 100 дес. 12 8. 345
Итого до 100 дес. 537 15. 685
От 100 до 200 дес. 168 25. 557
От 200 до 300 дес. 119 29. 242
От 300 до 400 дес. 59 20. 136
От 400 до 500 дес. 56 25. 293
От 500 до 1. 000 дес. 142 101. 691
Итого от 100 до 1. 000 дес. 544 201. 919
От 1. 000 до 2. 000 дес. 84 116. 441
От 2. 000 до 3. 000 дес. 30 72. 932
От 3. 000 до 4. 000 дес. 21 71. 821
От 4. 000 до 5. 000 дес. 11 49. 755
От 5. 000 до 10. 000 дес. 16 107. 674
Свыше 10. 000 тыс. дес. 7 150. 857
Итого более 1. 000 дес. 109 569. 480
Всего 1. 250 787. 084
Приведенные цифры со всей очевидностью говорят нам о том, что помещичье землевладение в регионе совсем не было единообразным. Подавляющее большинство дворянских земель было сосредоточено в огромных по площади, превышающих 1. 000 дес., имениях, которые суммарно занимали 569. 480 дес., или 72,4% (в среднем по России — 74,9% [4, с. 112]). и эта земля была распределена всего лишь между 109 владельцами. Другими словами, 109 дворян (или 8,9% общего количества помещиков-землевладельцев губернии) имели в собственности 72,4% всей помещичьей земли. Более того, всего семь владельцев в губернии распределяли между собой 150. 857 дес., то есть на каждую экономию приходилось в среднем по 21. 551 дес. Эти семь владельцев сосредоточили в своих руках 19,2% всего дворянского земельного фонда региона.
В группе имений размером от 100 до 1. 000 дес. более половины всех угодий (101. 691 дес.) приходилось на поместья, занимающие от 500 до 1. 000 дес., которые также можно отнести к очень крупным владениям. В целом эти владения занимали 671. 171 дес., или 85,3% (в среднем по России — 86,4% [4, с. 112]). Имения площадью более 50 дес. занимали 749. 744 дес., или 95,3% всего фонда дворянского землевладения.
Как видно, степень концентрации помещичьих угодий в Пензенской губернии была очень велика и практически равнялась аналогичным показателям по Европейской России. Такая высокая концентрация, естественно, влияла на буржуазную эволюцию помещичьего хозяйства региона, характер аграрных отношений в губернии и взаимодействие помещичьего и крестьянского хозяйств. Помимо прочего это выражалось в бурном развитии аренды земельных угодий. Крестьяне как обладатели недостаточных земельных наделов вынуждены были обращаться к помещикам, которые сдавали пашню по завышенным относительно ее рыночной стоимости ценам. В итоге арендная плата включала в себя не только «нормальную земельную ренту, отражавшую производительность земли в определенных условиях производства, то есть компонент экономический», но и «налог на арендатора со стороны землевладельца, основанный на привилегиях землевладельцев и нужде арендаторов, то есть компонент, выражающий социальное насилие» [4, с. 114]. И это было «основным бременем, которое несли крестьяне за пользование невозделывавшимися помещиками землями» [4, с. 126]. Причина такого положения вещей крылась не только в латифундиальном характере дворянского владения землей и его господстве в секторе частной собственности на землю, но и в сохранении старых полуфеодальных, сословных форм землевладения у крестьян и помещиков.
Помещики, естественно, не только сдавали в аренду угодья, но и, как уже отмечалось, продавали их. Земля (преимущественно это была пашня) продавалась двумя способами: до 1883 года торговые операции осуществлялись только самостоятельно, а с 1883 года, когда был открыт Крестьянский поземельный банк, и при посредничестве этого банка [Подробнее о деятель-
ности банка см.: 19]. Владельцам такая операция была очень выгодна, поскольку банк сразу выплачивал всю сумму за продаваемый земельный участок. Крестьяне первоначально вносили, по общему правилу, 25% стоимости приобретаемых земель, а оставшуюся сумму выплачивали банку из расчета 6,5% годовых в течение 55,5 лет (это был самый распространенный срок ссуды). Кроме того, посредничество поемельного банка давало дворянам еще два плюса. Во-первых, значительно ускоряло процедуру купли-продажи поместья. Во-вторых, позволяло несколько увеличивать продажные цены, поскольку при посредничестве банка количество потенциальных покупателей (иными словами
— рынок сбыта), заметно увеличивалось, а спрос на пашню в Центральной России был традиционно очень высоким.
Пензенская губерния относилась к району, где деятельность банка имела довольно большой успех: к 1 января 1901 года количество купленной через банк земли составило здесь 50,8 тыс. дес. Для сравнения в соседней Симбирской губернии эта цифра равнялась 45,6 тыс. дес., в Тамбовской — 73,6 тыс. дес., в Самарской — 111,8 тыс. дес., Саратовской — 416,8 тыс. дес. [12] Вероятно, площади купленных крестьянами угодий находились в известной зависимости от степени развития капитализма в том или ином регионе (хотя ограничительное значение здесь также имел удельный вес помещичьих земель в конкретной губернии).
Самыми крупными покупателями земли в расчете на двор были отдельные состоятельные домохозяева, которых в Пензенской губернии имелось немало. Конечно, оформлять документы купли-продажи с единоличными покупателями было невыгодно для банка и неудобно для помещиков (о чем мы упоминали выше), которые предпочитали продавать свои имения целиком или, по крайней мере, крупными участками, не дробя их, а это были сотни и тысячи десятин, купить которые можно было только коллективно. Поэтому единовременно наибольшие площади покупали учреждаемые крестьянами товарищества, а реже
— общества (поскольку общества в силу наличия в них значительного числа малоимущих крестьян довольно быстро накапливали недоимки по платежам и по этой причине не вполне устраивали банк).
Процесс мобилизации, о котором мы довольно подробно говорили выше и который означал утрату дворянами своих владений, к концу XIX века начал вызывать в правящих кругах серьезные опасения о будущем помещиков. Этот вопрос часто затрагивался на съездах губернских предводителей дворянства в Москве [13], активно его обсуждала общественность.
Мы видели, что пензенское дворянство с 1877 по 1905 год потеряло 289. 997 (27%) своих земель. Это довольно внушительная цифра, составляющая более четверти помещичьих угодий. Такая динамика утраты земель на первый взгляд действительно заставляет серьезно задуматься о перспективах развития дворянства и даже возможности его будущего существования как класса или социальной группы. Вместе с тем реальная ситуация не была настолько удручающей, а
сокращение дворянского землевладения даже не озна- землю, особенно в черноземных областях России, почало оскудения дворянства. Дело в том, что цены на стоянно росли (см. таблицу 6).
Таблица 6
Средние земельные цены в Пензенской губернии в 1863—1902 годах (руб. /дес.) [7]
Регион 1863−1872 1873−1882 1883−1892 1893−1902
Пензенская губерния 23,55 40,78 58,74 78,35
Всего по 24-м черноземным губерниям 25,81 30,87 52,00 92,11
Всего по 45-ти губерниям Европейской России 20,44 20,99 35,50 66,22
С 1870-х по 1900 годы земельные цены в регионе выросли почти в два раза и значительно превышали средние показатели по всей России. При этом они примерно равнялись средним ценам на землю в черноземном районе.
С течением времени рост цен только усилился (см. таблицу 7). Только в годы первой русской революции и некоторое время после неё в связи с крестьянскими выступлениями наблюдалась стагнация цен на землю.
Таблица 7
Средние земельные цены в Пензенской губернии в 1863—1902 годах (руб. /дес.) (Для 1903 — 1905 гг. данные приводятся по 44 губерниям Европейской России) [составлено нами по: 8, 9, 10, 11]
Регион 1903−1905 1906 1907−1909 1910
Пензенская губерния 104,58 120,20 120,00 128,00
Всего по 45-ти губерниям Европейской России 95,23 108,44 102,00 111,00
Таблицы 6 и 7 наглядно подтверждают тот факт, что экономическая мощь помещиков совсем не сокращалась, и даже, напротив, в денежном выражении увеличивалась. Также по-прежнему сохранялась возможность сдавать землю в аренду, причем опять же по постоянно увеличивавшимся арендным ценам. учитывая эти обстоятельства пензенское дворянство (как и все российское) нельзя было назвать оскудевающим или беднеющим.
насколько реальной была выгода от увеличения стоимости земли сказать довольно трудно, поскольку в рыночных условиях дорожала не только земля, но все иные товары и услуги, имел место процесс инфляции и т. п. Кроме того, мы сравниваем в первую очередь землевладение помещиков и крестьян, а в подавляющем большинстве случаев именно первые покупали владения вторых. Таким образом и сама подорожавшая земля, и возможность получать с нее доход переходили к крестьянам, укрепляя их экономическое положение. В этом смысле положение помещиков (с дорожавшим, но уменьшавшимся количеством земли) на фоне положения крестьян (с точно также дорожавшим, да еще
и с постоянно увеличивавшимся количеством земли) действительно было незавидным.
Еще со времени отмены крепостного права в пользу дворянства складывалось и еще одно обстоятельство — помещикам принадлежали наиболее плодородные и удобные в пользовании земли, с хорошими сенокосами, выгонами, удобными водопоями и т. п. Эти преимущества позволяли организовать хозяйство самым эффективным образом, наиболее целесообразно сочетая различные по составу угодья. Со временем эти преимущества никуда не делись (см. таблицу 8).
Таким образом, крупное частное землевладение в Пензенской губернии в последней трети XIX — начале XX века было представлено преимущественно землевладением помещиков. К 1905 году дворяне являлись собственниками 787. 084 дес., что составляло 23% всего земельного фонда губернии и 62,3% всех частновладельческих угодий. они же были и обладателями самых крупных (более 1. 000 дес.) частновладельческих хозяйств, раскинувшихся на площади в 569. 480 дес., что составляло 82,7% владений этой группы. Наибольшее количество частновладельческих
Таблица 8
Состав угодий в помещичьих хозяйствах Пензенской губернии в конце XIX века (%% к удобной земле в имении) [5, с. 45]
Пашня Луга, Усадьбы, Лес
выгоны огороды
63,1 9,3 1,1 28,3
земель в рассматриваемых хронологических рамках было сосредоточено в тех уездах губернии: Городи-щенском, Чембарском и Пензенском, а наименьшее — в Наровчатском уезде.
С течением времени землевладение помещиков прогрессирующе сокращалось. Данное утверждение справедливо не только в смысле сокращения доли земельных владений дворян в общем количестве угодий в губернии, но и в плане уменьшения среднего размера имения: если в 1877 году среднестатистическая экономия располагала 657,8 дес., то в 1905 году этот показатель понизился до 629,7 дес.
Однако, не смотря на это, дворянство по-прежнему обладало значительной экономической мощью, которая основывалась не только на его внушительной земельной собственности и постоянно возрастающей стоимости земли, но и на возможности пользуясь малоземельем местного крестьянства сдавать часть угодий в аренду по постоянно растущим и завышенным арендным ценам.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Анфимов А. М. Крестьянское хозяйство Европейской России 1881−1904. М.: Наука, 1980. 298 с.
2. Анфимов А. М. Крупное помещичье хозяйство Европейской России (конец XIX — начало XX вв.). М.: Наука, 1969. 395 с.
3. Государственный архив Пензенской области. Ф. 158. Оп. 1. Д. 17. Л. 4
4. Ковальченко И. Д., Моисеенко Т. Л., Селунская Н. Б. Социально-экономический строй крестьянского хозяйства Европейской России в эпоху капитализма. М.: Наука, 1988. 223 с.
5. Короленко С. А. Вольнонаемный труд в хозяйствах владельческих и передвижение рабочих в связи со статистико-экономическим обзором Европейской России в сельскохозяйственном и промышленном отношениях. СПб.: Тип. В. Киршбаума, 1892. 866 с.
6. Лященко П. И. История народного хозяйства СССР: В 3 т. М.: Госполитиздат, 1956. Т. 2. Капитализм. 355 с.
7. Материалы по статистики движения землевладения в России. Вып. 13. Погубернские итоги мобилизации земель и средние земельные цены за 40-летие 1863−1902 гг. СПб.: Тип. Министерства Путей Сообщения, 1907. XVII с. Таблица 3.
8. Материалы по статистики движения землевладения в России. Вып. XX. Купля-продажа земель в Европейской России в 1905 году. СПб.: Тип. Министерства Путей Сообщения, 1911. 68 с.
9. Материалы по статистики движения землевладения в России. Вып. XXI. Купля-продажа земель в Евро-
пейской России в 1906 году. СПб.: Тип. Министерства Путей Сообщения, 1912. 73 с.
10. Материалы по статистики движения землевладения в России. Вып. XXIV. Купля-продажа земель в Европейской России в 1909 году. Пг.: Тип. П. П. Сойкина, 1915. 90 с.
11. Материалы по статистики движения землевладения в России. Вып. XXV. Купля-продажа земель в Европейской России в 1910 году. Пг.: Тип. П. П. Сойкина, 1917. 79 с.
12. Отчеты Крестьянского поземельного банка за 18 831 900 гг. СПб., 1884−1901.
13. Российский государственный исторический архив. Ф. 1283. Оп. 1. Д. 87. Л. 123.
14. Савельев П. И. Пути аграрного капитализма в России.
XIX век. (По материалам Поволжья). Самара: Изд-во Самарского ун-та, 1994. 365 с.
15. Статистика землевладения 1905 года. Пензенская губерния. СПб.: Тип. АО «Слово», 1906. Вып. 22. 50 с.
16. Статистика землевладения 1905 года. Вып. 2. Саратовская губерния. СПб.: Центральная Типо-Литография М. Я. Минкова, 1906. 50 с.
17. Статистика землевладения 1905 года. Симбирская
губерния. СПб.: Центральная Типо-Литография
М. Я. Минкова, 1906. Вып. 12. 49 с.
18. Ульянов А. Е. Обеспеченность сельскохозяйственными землями бывших помещичьих и государственных крестьян Пензенской губернии в конце XIX — начале
XX веков // Известия ПГПУ имени В. Г. Белинского: Гуманитарные науки. 2011. № 23. С. 591−594.
19. Ульянов А. Е. Покупка помещичьей земли Крестьянским Поземельным банком в губерниях Среднего Поволжья в конце XIX — начале XX в. // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия социально-экономические науки и искусствоведение. 2011. № 3(53). С. 75−78.
20. Ульянов А. Е. Советская историография 1960 — 1980-х гг. помещичьего хозяйства Пензенской, Саратовской, Самарской и Симбирской губерний в конце XIX — начале XX века // Известия ПГПУ имени В. Г. Белинского: Гуманитарные науки. 2011. № 23. С. 595−600.
21. Ульянов А. Е. Структура крестьянских посевов в Саратовской губернии в конце XIX — начале XX века // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. 2010. № 3 (13). С. 123−126.
22. Ульянов А. Е. Структура посевов в крестьянских хозяйствах Тамбовской губернии в конце XIX — начале
XX вв. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурологи и искусствоведение. Вопросы теории и практики: Научно-теоретический и прикладной журнал. 2011. № 3(4). С. 194−198.
23. Хромов П. А. Экономическая история СССР. Период промышленного и монополистического капитализма в России. М.: Высшая школа, 1982. 472 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой