Типология форм исторического сознания у С. Л. Франка

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 980(075)
типология ФОРМ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ у с. л. ФРАНКА
© В. и. ШУВАЛОВ
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского, кафедра всеобщей истории, историографии и археологии e-mail: vi-shuvalov@rambler. ru
Шувалов В. И. — Типология форм исторического сознания у С. Л. Франка // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2012. № 27. С. 1144−1147. — В статье анализируются теоретические принципы, связанные с проблемой типологии форм исторического сознания в рамках исторического наследия С. Л. Франка. Их дальнейший анализ позволит предметно говорить о формировании поля исследования такой новой научной дисциплины как историческая психология.
Ключевые слова: С. Л. Франк, историческая психология, проблема типологии форм исторического сознания.
Shuvalov V. I. — The typology of forms of the historical consciousness by S. L. Frank // Izv. Penz. gos. pedag. univ. im. i V.G. Belinskogo. 2012. № 27. P. 1144−1147. — The article analyses science concept of the typology of historical consciousness by prominent Russian scholar S. L. Frank, connected with historical psychology. The author discovers components of the concept, which is helped to form the field of research this new science discipline.
Keywords: S. L. Frank, historical psychology, science concept of the typology of historical consciousness.
Крупный философ и религиозный мыслитель С. Л. Франк (1877−1950) в основном концентрировал свое внимание на анализе религиозно-антропологических и нравственно-этических аспектов человеческого бытия [1. С. 242- 2- 3- 4. С. 228−229- 5. С. 339−372- 6- 7- 8- 9]. Вместе с тем, как любой разносторонний учёный, он не мог не затронуть проблему «духовных основ» человечества вообще и тех или иных социумов в частности [15]. В рамках данной статьи мы обратим внимание только на этот аспект его научного творчества.
Ученый исходил из того, что «общественная жизнь по самому существу своему духовна, а не материальна» [10. С. 66]. Её анализ в такой плоскости представляет несомненный интерес.
Несмотря на всю свою бесформенность и рассеянность, отдельными своими моментами или сторонами (в лице чувственных ощущений) «духовность» может быть «пространственно локализована». «Материальное бытие есть, таким образом, лишь минимум духовности» [12. С. 203]. Таким локализованным единством является у С. л. Франка социум как духовная общность. «Общество есть… подлинная целостная реальность, а не производное объединение отдельных индивидов» [10. С. 53].
Значение философии истории как некоего знания, могущего дать общую схему исторического процесса, Франк оценивал скептически. Единственное, что он признавал возможным как-то зафиксировать в ходе исследования истории, — это «процесс нако-
пления, обогащения» [14. С. 226]. Конкретное многообразие истории есть выражение сверхвременного единства духовной жизни человечества. Вместе с тем, каждый человек и каждая эпоха, как отражение этого единства, потенциально несут в себе в той или иной степени его специфику. С этой точки зрения можно говорить о тех или иных аспектах изучения социальнопсихологической стороны человеческого бытия.
ученый признавал, что историческое знание как всякое знание вообще возможно только через понятия, категории. Поэтому особенности духовной эволюции социумов можно проанализировать, только используя оправданные с научной точки зрения термины. общая теория призвана наполнить их рациональным научным содержанием. По мнению С. Л. Франка, базовым здесь является понятие исторического, то есть изменяющегося во времени, сознания. На осмыслении этого феномена учёным мы и остановимся.
Итак, ученый использует сквозную для всего его научного творчества многозначную методологическую категорию. Это — «религиозное сознание», «духовное состояние», «образ мира» как устои бытия", «общественное сознание». При этом сознание есть не что иное, как «сверхвременное единство сверхиндиви-дуальной памяти и сверхиндивидуальных целей» [10. С. 62]. Не случайно ученый замечает, что общественное бытие имеет иную структуру, чем просто психическая жизнь, и не «протекает» во времени так, как обычные душевные явления.
Проанализировав работы ученого, отметим, что он выделял две основные формы (или типа) сознания: религиозное и рациональное. Если первый тип сознания Франк связывает с периодом античности и средневековья, то рационализм — достижение Нового времени. Именно последние 250 лет (с середины XVII по конец XIX века) человеческая мысль блуждала «по пути механического понимания мира» [13. С. 397].
Первая выделенная С. Л. Франком форма исторического сознания — сознание религиозное. Его особенность, по Франку, заключается в относительной неизменности его основных положений, возможных на основе так называемого «сверхчувственного опыта». Имеются в виду аналогии понятий любви, красоты и т. д. Неслучайно литература мистиков (людей, обладающих острым самостоятельным религиозным восприятием) самых разных времен, народов, исповеданий свидетельствует о необычайной сходности основных «суждений» по проблемам религиозности.
Любой социум существует как общность, поскольку является единством в духовной сфере. однако зафиксировать это достаточно сложно, в том числе и потому, что не ясен критерий этого единства. По мнению С. Л. Франка, религиозность, или вера, т. е. позитивное отношение к метафизическому, — первый, достаточно убедительно фиксируемый на материале истории, структурирующий момент. «Религиозное чувство есть чувство сопринадлежности или отношения к тому абсолютному началу, которое лежит в основе вселенской соборности бытия» [10. С. 59]. Именно поэтому религиозная жизнь является «первичной» социально объединяющей силой, а религиозное сознание — определяющим духовным состоянием социумов на основных этапах человеческой истории.
Есть несколько замечаний, где Франк, так же, как, например, другой известнейший ученый Л. П. Карсавин, говорит о многоаспектности, антиномичности такой формы исторического сознания, подчёркивая, что оно не может и никогда не было неизменным. Так, например, борьба против монофизитства, имевшая важное религиозное значение в качестве противостояния «восточному отвлеченному спиритуализму», в дальнейшем, при господстве воззрений, вообще отвергающих «начало духа», потеряла актуальность и смысл. Вместе с тем, идеи свободы и достоинства человека и, в частности, идея свободы веры как один из основополагающих догматов христианской веры, «проникла в общее человеческое религиозное сознание примерно только 200 лет тому назад» [11. С. 290]. Можно утверждать, что религиозное сознание, сохраняя свое существо, в разные исторические эпохи действует на человеческие души разными своими сторонами, отражая своеобразие конкретной эпохи.
Выявляя варианты религиозного сознания, ученый подчеркивал, что в любом случае в основе лежит отношение к метафизическому (Богу).
один из первых вариантов — «ветхозаветное религиозное сознание». Отношение к метафизическому с социально-психологической точки зрения «трансцендентно» [14. С. 79]. Это чувство раба в отношении
всемогущего владыки. Соответственно и идея «царства Божия» — мечта о некоем событии именно во внешнем мире, к чему человек не может и не должен иметь никакого отношения. При этом метафизическое рассматривается как своего рода высшая инстанция, условие земного благополучия.
В античном мире, никогда не знавшем догматически определенной и поддерживаемой духовной иерархией религии, и семья, и государство-город сами стали своеобразной «церковью», так как общественное единство опиралось в них на культ определённого бога-покровителя. Отсюда и специфика «античного сознания», «античной религиозности». По сути, на первый план религиозного восприятия мира выходило равнодушие к метафизическому. Да, человек рассматривался как младший брат богов, но боги существовали как бы параллельно. «Богосродство человека не сопровождается солидарностью, внутренней связью между божеством и людьми» [11. С. 311]. Отсюда постоянное психологическое сомнение в правильности и вообще необходимости обращения к духовной стороне своего мирского бытия.
Следующий вариант — «христианское сознание». В этом случае «религиозное жизнечувствие» характеризуется уже «отношением имманентным» [14. С. 80]. Такая социально-психологическая установка предполагала большую открытость, понятность, т. е. большие возможности для психологического приятия. Неслучайно христианство стало мировой религией, тогда как, например, религиозный дух платонизма носил характер замкнутой аристократичности. ученый говорит здесь даже о величайшей духовной революции, поскольку осуществился полный переворот в самом первичном метафизическом жизнеощущении человека.
Новый психологический настрой, нетрадиционное отношение к восприятию внешнего мира позволили, по Франку, индивиду осознать себя как личность и, вместе с тем, не сводить все многообразие нового мировосприятия к утилитарным моментам. Так, христианская идея «царства Божия» предполагает, что оно «уже в зачатке осуществлено в наших сердцах и должно осуществляться, органически прорастая в мир и изнутри им овладевая» [14. С. 76]. При этом для христианства характерен перенос центра тяжести «интереса человеческой души» в иной мир. Имманентность веры в метафизическое не предполагает грубой вертикальной связи с этим «небесным» миром, его однозначного вмешательства.
Отметим, что христианское религиозное сознание предстает у Франка сложным психологическим феноменом. При этом именно его антиномичность, противоречивость таила и таит в себе немалые опасности. Проблема в том, что, по мнению С. Л. Франка, сохранять на протяжении веков специфический религиозный настрой весьма сложно, так как это связано с проблемами и в духовной, и в материальной сферах человеческого бытия.
С одной стороны, в духовной сфере опасна тенденция вырождения христологии в отвлеченное уче-
ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ¦ Гуманитарные науки ¦ № 27 2012 г.
ние. При этом сложные процессы баланса психологической энергии, сохранения имманентного отношения к метафизическому отходят на второй план. «Христианское человечество стало уже давно пытаться устроиться прочно и навсегда „по-христиански“ в мире- в особенной мере по этому пути пошел западный христианский мир», — замечает ученый [14. С. 125].
В крайнем своем выражении такая установка может привести к опасной, по Франку, христианской ереси — утопизму, где эсхатологическая установка является мотивом, непосредственно определяющим действия. Такие ментальные установки могут выражаться как в качестве сознательного христианского учения (табориты, анабаптисты, христианские социалисты), так и в форме арелигиозного, светского учения (якобинство, коммунизм).
С другой стороны, большую роль в человеческой истории ученый отводил христианской церковной организации как некоему «коллективному организму». По его мнению, церковь первоначально играла и должна играть роль своеобразного резонатора, создавая и аккумулируя определенный социальнопсихологический настрой. Однако исторические метаморфозы не раз приводили к тому, что именно церковь как социальная структура разрушала религиозность конкретного общества.
Вторая выделенная С. Л. Франком форма исторического сознания — рационализм. Чувство веры в самого себя и свое предназначение на земле, охватившее человека с начала Нового времени, «испытывалось им как некое совершенно новое сознание, как некая духовная революция против освещенного церковью общего стиля средневекового жизнепонимания» [14. С. 41]. Центральная доминанта новой формы духовного бытия — отношение к метафизическому, основанное на неверии. Западный мир в социально-психологической области своего бытия делает ставку на рациональное, научное познание внешней реальности.
Главная опасность этой тенденции с точки зрения изменений на уровне исторического сознания -распад единого социально-психологического поля, невозможность правильно «настроиться» на ту или иную ментальную «волну», поскольку единой «волны» уже нет. Психическая энергия может быть направлена теперь куда и на что угодно, вплоть до установки на саморазрушение.
Франк связывал начало кардинальных ментальных изменений с тенденцией в немецкой лютеранской церкви, когда «существо религиозного сознания искажается привнесением в него представлений юридического порядка» [11. С. 342]. Лютер сформулировал «юридическое» представление о Боге как грозном судье. Его учение предполагало, что грешник, по праву обреченный на осуждение, получает перед судом Божиим прощение, заслуживая распространение на него искупляющей силы подвига Христова в силу акта веры. Тем самым глубокую и верную интуицию Лютер облек в неуклюжую, искажающую истинное существо дела богословскую формулу, юридический характер которой прямо противоречит подлинному христиан-
скому сознанию. В итоге христианская вера выносилась из сферы общественно-государственной жизни, распространяясь только на личную. Тот или иной социум уже не представляет в таком случае собой некоего социально-психологического единства.
Таким образом, с XVIII века наблюдается упадок христианского религиозного сознания. Ему на смену приходит рационализм, предполагающий, исходя из примата личной свободы, полную вседозволенность в выборе ментальной доминанты. Человеческое самосознание перестраивается под индивидуальное существование. «Человек здесь чувствует себя неким земным богом» [11. С. 309]. Отсюда неизбежный аморализм, различные попытки экспериментов над человеческой природой и общее разочарование от провала по реализации исходно заданных установок.
Заметим, что, в отличие от сознания религиозного, меняющегося очень медленно, основания рационалистического взгляда на мир весьма уязвимы и быстро трансформируемы. Это и сделало человеческую историю очень насыщенной, но и быстро меняющейся. Ход человеческой истории ускоряется, но его направление всё более непредсказуемо.
В целом нельзя не признать, что обоснованная С. Л. Франком типология форм исторического сознания человечества содержит определённое рациональное зерно и заслуживает дальнейшего изучения.
список ЛИТЕРАТУРЫ
1. Гайденко П. П. Владимир Соловьев и философия Серебряного века. М.: Прогресс-Традиция, 2001. 469 с.
2. Голубкова Т. В. Историософия С. Л. Франка. Дисс. … канд. филос. наук. М., 1994. 146 с.
3. Завольская Т. Н. Проблема личности в философии С. Л. Франка. Дисс. … канд. филос. наук. М., 1993. 139 с.
4. Замалеев А. Ф. Лекции по истории русской философии. 2-е изд. СПб.: Изд-во С. -Петербургского ун-та, 1999. 307 с.
5. Лосский Н. О. Характер русского народа // Условия абсолютного добра. М., 1991. С. 237−360.
6. Некрасова Е. Н. С. Л. Франк: (Метафизика человеческого бытия). Дисс. … канд. филос. наук. М., 1993. 145 с.
7. Некрасова Е. Н. Живая истина. Метафизика человеческого бытия в русской религиозной философии XX века. М.: Мартис, 1997. 160 с.
8. Сухоруков В. В. Социально-философские взгляды С. Франка (Критический анализ). Дисс. … канд. филос. наук. М., 1987. 138 с.
9. Тимошенко С. А. Религиозно-философская антропология С. Л. Франка. Дисс. канд филос. наук. М., 1997. 133 с.
10. Франк С. Л. Духовные основы общества. Введение в социальную философию // С. Л. Франк. Духовные основы общества. М., 1992. С. 13−146.
11. Франк С. Л. С нами Бог. Три размышления // С. Л. Франк. Духовные основы общества. М., 1992. С. 217−404.
12. Франк С. Л. Душа человека. Опыт введения в философскую психологию // С. Л. Франк. Реальность и человек. М., 1997. С. 3−206.
13. Франк С. Л. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия // С. Л. Франк. Реальность и человек. М., 1997. С. 207−431.
14. Франк С. Л. Свет во тьме. Опыт христианской этики и социальной философии. М.: Факториал, 1998. 256 с.
15. Шувалов В. И. Социально-психологический аспект изучения истории. Российская историография последней трети XIX — первой половины XX вв. Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. 360 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой