Антирелигиозная пропаганда советской власти: формы и методы на примере Рязанской губернии (1928-1933 годы)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Проблемы современной науки. Выпуск 16

¦

¦

СОЦИОЛОГИЯ. ПОЛИТОЛОГИЯ. ФИЛОСОФИЯ. ИСТОРИЯ

АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ ПРОПАГАНДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ: ФОРМЫ И МЕТОДЫ НА ПРИМЕРЕ РЯЗАНСКОЙ ГУБЕРНИИ (1928−1933 ГОДЫ).

Г ераськин Юрий Вениаминович, Дудорова Ольга Алексеевна Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина

ANTI- RELIGIOUS PROPAGANDA OF SOVIET POWER: FORMS AND METHODS ON THE EXAMPLE OF THE RYAZAN PROVINCE (1928−1933

years).

В данной статье анализируются проблемы отношений государства и церкви в Рязанской губернии в период с 1928 по 1933 годы. На примере архивных материалов показано изменение форм и методов антирелигиозной пропаганды.

This article analyzes the problems of the relations of Church and state in the Ryazan province in the period from 1928 to 1935. For example, archival material shows the change of the forms and methods of anti-religious propaganda.

Ключевые слова: антирелигиозная кампания, агитация, безбожник,

пропаганда, религия, церковь.

Keywords: anti-religious campaign, campaigning, atheist, propaganda, religion, ohurch.

В советской историографии антирелигиозная пропаганда рассматривалась как закрепленное Конституцией РСФСР 1918 г. право граждан быть атеистами и вести антирелигиозную пропаганду [1].

Основоположниками в пропагандистской работе в области атеизма стали с большевики-ленинцы: В. Д. Бонч-Бруевич, В. В. Боровский, П. А. Красиков, Н. К. Крупская, А. В. Луначарский, Н. А. Семашко, И. И. Скворцов-Степанов, Е. М. Ярославский, написавшие первые научные исследования по истории религии о реакционной сущности религиозной идеологии и контрреволюционной деятельности церкви. 2- 3−4]. Их последователи — советские историки проводили научные исследования по актуальным проблемам теории и истории атеизма [5−6]. При этом методы, используемые властью детально не изучались и во многом зависели от текущей политики режима.

В постсоветский период у исследователей возникает интерес к антирелигиозной пропаганде, появляются новые подходы к изучению данной проблемы. В основном они носят региональный характер. [7- 8−9-10]. Относительно Рязанского региона — есть исследование доктора исторических наук Гераськина Ю. В. Государство и Церковь, в котором дана обобщенная картина государственноцерковных отношений с использованием материала по истории Рязанского края[11]. Поэтому анализ методов антирелигиозной пропаганды советской власти может стать дополнением к проведенному исследованию.

Хронологические рамки обусловлены тем, что в этот период происходит

116

¦

Сборник научных трудов

¦

пересмотр методов борьбы с религией — от стихийного безбожия к массовому организованному безбожному движению.

Антирелигиозная пропаганда в начале 20-х годов носила характер шумнокрикливых кампаний, подвергающих окарикатуриванию все, что было связано с верой. Имели место хулиганство и оскорбление чувств верующих, что вызывало у населения недовольство и раздражение и способствовало развитию религиозного фанатизма. В связи с этим ЦК РКПб потребовал прекратить такие явления. Прежние формы и методы работы, сводимые к дискредитации церкви и служителей культа, пренебрежительно были названы антипоповщиной. Необходим был переход антирелигиозной пропаганды в новое качество: естественнонаучная и культурная работа должна формировать у населения материалистическое мировоззрение, научную картину мира.

В апреле 1923 года XII съезд РКП (б) принял резолюцию «О постановке антирелигиозной агитации и пропаганды». В ней давались установки на «углубленную систематическую пропаганду». Съезд призывал: «Нарочито грубые приёмы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательства над предметами веры и культа взамен серьёзного анализа и объяснения не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков» [12].

В июле 1924 года председатель антирелигиозной комиссии при ЦК РКП (б) Е. Ярославский, выступая перед сельскими учителями московской губернии с докладом «Задачи и методы антирелигиозной пропаганды» отметил, что «антирелигиозная пропаганда заключается не в том, чтобы мы говорили против бога, — не в этом, а в том, чтобы добиться ясного понимания отношений человека к природе и человека к человеку, т. е. добиться уничтожения прежде всего отношений эксплуатации… Заменить религиозное миропонимание миропониманием научного характера» [13]

В 1925 году появляется официальная организация «Союз безбожников», которая формирует разветвленную сеть региональных отделений. Лозунг союза: «Борьба против религии — борьба за социализм».

В исследуемые (1928−1933) годы антирелигиозная пропаганда усиливается и приобретает систематический характер. Используются такие формы борьбы с религиозными предрассудками как просветительская (доклады, лекции, диспуты) и воспитательно-эмоциональная (организация антирелигиозных праздников, театрализованные постановки). Популярными методами антирелигиозной работы становятся антирелигиозные диспуты, беседы, доклады, лекции. Они сопровождают практически любые мероприятия, но в основном антирождественские и антипасхальные кампании.

В декабре 1927 года в Рязани прошло антирелигиозное совещание при АПО (агитационно-пропагандистском отделе) Губкома, которое отметило, что антирелигиозная работа является одним из слабых участков работы в губернии и уделило особое внимание подготовке кадров антирелигиозников. Совещание приняло решение об организации антирелигиозного семинария в г. Рязани и рекомендовало организацию их на местах. Эти семинарии должны были подготовить руководителей антирелигиозных кружков, поскольку «Антирелигиозная пропаганда требует от товарищей, ее ведущих, значительных знаний не только по истории религии, ее классовой сущности, ее роли на службе эксплуататорских классов, не только знания, так называемых „священных книг“ (библии, евангелий), но и

117

¦

Проблемы современной науки. Выпуск 16

¦

некоторой естественно-научной подготовки. Такие вопросы, как происхождение мира, земли, появление жизни на земле, происхождение животных, человека, сущность душевной деятельности человека, современное учение о строении вещества должны быть известны пропагандисту антирелигиознику» [14]. Также был поставлен вопрос о приобретении «Учебника для рабочих антирелигиозных кружков» и использовании его для метода коллективной читки. Месткомам и фабзавкомам рекомендовалось выделить средства из культфондов на приобретение учебника и подписку на газету и журнал «Безбожник». Пресса, по распоряжению властей, развернула идеологическую кампанию.

Антипасхальная кампания 1928 года должна была положить начало активной антирелигиозной пропаганде. Она была развернута в апрельских номерах газеты Рабочий клич и представляла серию статей и комплекс мероприятий. Планировалось проведение докладов по следующим темам: для города — «Религия — тормоз культурной революции», для деревни — «Наука и религия в крестьянском быту». Предлагалось особое внимание уделить трем предпасхальным дням и пасхальной неделе. Кинотеатрам надлежало заблаговременно подготовить антирелигиозные картины и демонстрировать их всю пасхальную ночь по удешевленным ценам или бесплатно. Клубам организовать работу уголков безбожника, выпустить антирелигиозный номер стенгазеты, организовать индивидуальную пропаганду. Для массовых антипасхальных вечеров были рекомендованы следующие формы работы: «вечер физики и химии, вечер вопросов и ответов, игры, танцы, декламации, вечер самодеятельности, конкурс гармонистов, радиослушание, вечер юмора и сатиры, стрелковые соревнования, конкурс на лучшего рассказчика, плясуна, шахматиста, вечер достижений» [15].

За неделю до празднования пасхи в газете «Рабочий клич» был опубликована директива президиума Губпросвета об антирелигиозной пропаганде в связи с приближающейся пасхой и цикл статей под общим названием «Противопоставим поповской пасхе культурный отдых». Одна из них «Как попы дурманят народ или как «воскресают боги» подробно излагала содержание служб предпасхальной и пасхальной седмиц. Накануне пасхи 14 апреля следующий цикл статей под заголовком «Пасха-знамя старого умирающего быта» был посвящен истории праздника. Статья «Христос не воскресал, не умирал и не рождался» анализировала библейские события и мифы древнего мира и делала выводы, что: «сходны не только обрядовая сторона празднования воскресающих богов, но и рассказы об их чудесной жизни. Иисус так же, как и более древние боги — Озирис, Адонис, Таммуз, Аттис, рождается от девы путем непорочного зачатия в пещере около 25 декабря. Пастухи или мудрецы поклоняются не только Иисусу, но и Митре и Озирису. В пустыню бегут не только Мария с Иисусом, но и Рея с Зевсом (греческие боги), Изида с Гором (египетские боги).

После анализа Нового завета автор приходит к выводу, что евангелия противоречат не только сами себе, но и данным исторической науки, поскольку «виднейшие писатели и историки того времени: иудейский историк Иосиф Флавий, римский Тацит, Филон Александрийский описывают мельчайшие события того времени: пророков, проповедников, все секты, учения, взгляды, настроения, даже слухи и сплетни и ни одним словом не упоминают о существовании Христа». [16]. 15 апреля 1928 года на первый день Пасхи по инициативе комсомольских организаций

118

¦

Сборник научных трудов

¦

планировалось провести массовый культурно-трудовой воскресник. Он должен был «знаменовать собой наступление на религиозные твердыни быта, борьбу с религией конкретно-трудовыми начинаниями и реальным делом». Воскресник должен был показать, что пасха для трудящихся — не праздник — «На пасху работать — на 1 мая отдыхать».

Особое внимание в агитационно-пропагандистской работе уделялось деревне. Она строилась главным образом на распространении естествознания и рассеивании суеверий. Для чего в сельских клубах и избах-читальнях должны были организовывать тематические лекции с опытами по физике и химии с привлечением инженеров, агрономов и учителей. Список рекомендуемых антирелигиозных книг для уголка безбожника был опубликован в газете Рабочий клич и включал следующие издания: Ленин В. И. — «О религии». Статьи и письма- Ярославский Е -«Как родятся, живут и умирают боги" — Древс, А — «Миф о Христе" — Ленин В. И. -«Религия, церковь и партия" — Луначарский — «Христианство и коммунизм" — Сталь Л — «Антирелигиозная работа среди женщин" — Луначарский — «Вера, суеверие и крестьянское хозяйство" — «Клубам к пасхе» — сборник материалов под редакцией Рафалсовича С- Ярославский Е — «Мысли Ленина о религии» [15].

Летом 1928 года губернским союзом безбожников был поставлен вопрос об изменении методов антирелигиозной пропаганды, поскольку предстояла длительная, повседневная, систематическая и плановая работа в этом направлении. «Перенесение антирелигиозной пропаганды только на критику писания означало свести всю пропаганду безбожия в скучные богословские споры и отвлечь внимание масс от политических вопросов"[16]. Также было решено отказаться от диспутов, поскольку диспут как метод антирелигиозной работы дает мало положительных результатов, а порой, даже приносит вред.

Одной из главных причин этого считалась слабая подготовка пропагандистов безбожников, особенно в вопросах истории. Конкретным содержанием антирелигиозной пропаганды должно быть: вскрытие классовой сущности всех религиозных учений и контрреволюционной, эксплуататорской роли церковников и сектантов- продвижение естественно-научных, технических и агрономических знаний в массы и практическое применение их в жизнь- вовлечение трудовых масс в общественную и хозяйственную жизнь, борьбу с пьянством и хулиганством. В этих целях планировалось создать при губсовпартшколе и техникумах на добровольческих началах постоянно действующие семинарии, участники которых должны быть освобождены от всех других общественных нагрузок.

Необходимо отметить, что активность прессы в вопросах антирелигиозной пропаганды была вызвана активными действиями со стороны обновленческой церкви и сектантов. В газете Рабочий клич появилась постоянная рубрика «Задачи партии на антирелигиозном фронте». В одной из статей «Октябрьская революция -предначертания пророка Илии» было отмечено: «Активность обновленцев дошла до того, что епископ Рязанский и Зарайский Сергий, гастролирует по своей епархии и устраивает диспуты и лекции. На лекции епископ выступает с доказательствами, что церковь и религия совместимы с пролетарской революцией. В Касимове, на платной лекции было сказано: «Октябрьская революция является прологом к осуществлению тех предначертаний, которые сделал пророк Исайя несколько тысячелетий тому назад: мечи и копья будут перекованы, в оралы и плуги, хищный

119

¦

Проблемы современной науки. Выпуск 16

¦

зверь будет сидеть в клетке с овцой и ее не тронет. К этому ведет Октябрьская революция» [17].

В октябре 1928 года в Рязани прошел первый губсъезд Союза безбожников, где был утвержден устав организации, заслушаны отчеты, намечены задачи, которые сводились к укреплению ячеек безбожников и расширению их сети главным образом в производственных центрах и в пораженных сектантством районах. Особое внимание уделялось подготовке кадров безбожного актива через созыв при сельсоветах семинариев и совещаний. Уездным советам поручено было провести уездные курсы безбожников-пропагандистов и создать консультационное бюро по вопросам антирелигиозной работы.

Введение антирелигиозного воспитания в школе в 1928−29 учебном году стало составной частью нового политического курса, известного как «великий перелом» в строительстве социализма в СССР. Именно советская школа должна была способствовать воспитанию атеизма и материалистического мировоззрения. В 1929 году праздник 1 мая предшествовал пасхе. Особенность этой антипасхальной кампании состояла в том, что она полностью была посвящена противопасхальной работе в школе с привлечением комсомольской и пионерской организаций, с тем, чтобы «Первомайское настроение учащихся пронести через пасхальные дни, поддерживая его общественно-полезными работами» [18]. Кампания прошла успешно. Подводя ее итоги, газета писала: «Начатая антирелигиозная работа в школе пробудила огромнейшую активность детских безбожных масс. Результаты годичной работы далеко превзошли даже самые смелые ожидания. Наша школа на первом же году работы рассталась со «светлыми христовыми праздничками» -рождеством и пасхой. Больше того целый ряд школ перенес воскресный отдых на другой день. За первый год своей работы на антирелигиозном фронте школа с далеких отсталых задворок смело выдвинулась в первые ряды безбожного движения» [19].

С 1930 года борьба с религией, как тормозом социалистического строительства, приравнивается к классово-политической, к борьбе за социализм. Антипасхальная кампания 1931 года, была полностью подчинена выполнению плана третьего решающего года первой пятилетки. В качестве важнейших лозунгов были выдвинуты следующие: «Все силы безбожников на проведение весенне-посевной кампании. За ударные темпы выполнения плана большевистского сева — против пасхального безделия, разгула и пьянства, мешающим успеху большевистской весны"[20] Кампания проводилась как боевой смотр всей антирелигиозной работы каждой ячейки безбожников как в городе, так и в деревне. В газете & quot-Ленинский путь» был опубликован план проведения антипасхальной кампании в Рязанском районе, где четко были определены задачи кампании, практические мероприятия по району и основные мероприятия по ячейкам СВБ.

В мае 1932 года декретом правительства была объявлена «безбожная пятилетка», поставившая цель к 1 мая 1937 года «забыть имя Бога». Она явилась формой централизованного планирования антирелигиозных мероприятий СВБ в рамках общего планирования народного хозяйства. К примеру, план проведения антирождественской кампании 1933 года утверждался массовым отделом РК ВКП (б). Для руководства проведением кампании была создана комиссия, в которую вошли представители райпрофсовета, РОНО, РК ВЛКСМ, Совшколы, пединститута,

120

¦

Сборник научных трудов

¦

райкома МОПРА (международной организации помощи борцам революции), ячеек СВБ. Антирождественская кампания была провозглашена составной частью производственно-культурного похода имени ХУЛ партсъезда. Она должна была

«мобилизовать рабочих и работниц, колхозников и колхозниц на то, чтобы религиозные зимние праздники были использованы, для усиления подготовки к XVII партийному съезду, для борьбы за выполнение промфинплана на предприятиях и успешной организации подготовительных работ к весеннему севу в колхозах, для внедрения культуры в деревне» [21].

Таким образом, анализируя методы антирелигиозной пропаганды в исследуемый период, можно сделать следующие выводы: если на начальном этапе развития массового атеизма развернутая антирелигиозная пропаганда ставила задачу ударными темпами переделать религиозного человека в атеиста, то уже с 1929 года она приобретает систематический и плановый характер. Приоритетной задачей советской власти становятся мероприятия по подготовке высококвалифицированных пропагандистов атеизма. Наука и культура выступают главными идеологическими рычагами в борьбе с религией. Союз естествознания и атеизма, проявляет себя в разработанных методах преподавания физики, химии, естествознания в советской школе с целью разоблачения религиозных догм. Дополняя их, используются разнообразные средства социокультурного воздействия, внедряя в быт советских людей новые праздники и обряды.

Список литературы:

1. Конституция РСФСР 1918 год, раздел 2, гл. 5, п. 13

2. Красиков П. А. На церковном фронте (1918−1923). М. Юриздат, 1923. 311с.

3. Ярославский Е. Против религии и церкви. T. III. Пролетарская революция в борьбе с религией. Изд. ОГИС, 1935. 567с.

4. Н. К. Крупская. Антирелигиозное воспитание в школе при советской власти. Собрание сочинений, М., 1959

5. Куроедов В. А. Религия и церковь в советском государстве. М. Политиздат, 1981. 263с.

6. И.И. Скворцов-Степанов. Избранные атеистические произведения. Сборник. Изд. Академии Наук СССР, 1959. 566с.

7. Баланцев А. В., Слезин А. А. Антирелигиозная деятельность раннего комсомола как фактор формирования общественных настроений российской провинции. Альманах современной науки и образования. 2012.. № 10. С. 30−33

8. Пряженникова М. В. Пропаганда безбожия в Восточном Забайкалье в 19 201 930-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 12 (2). С. 158−162.

9. Савин Д. В. Пропаганда безбожия в Забайкалье и ее последствия для Забайкальской епархии: 1921−1930гг. // Вестник церковной истории. 2007. № 4. С. 89−98.

10. Сосковец Л. И. Феномен советского антирелигиозного агитпропа. // Вестник Томского государственного университета. 2005. № 288. С. 189−200.

11. Ю. В. Гераськин. Государство и Церковь (из истории государственноцерковных отношений в Рязанском крае в ХХ веке). Рязань. 2003. 80с.

12. 12съезд РКП (б). Стенографический отчет. Москва, Госполитиздат, 1968

121

¦

Проблемы современной науки. Выпуск 16

¦

13. Е. Ярославский Задачи и методы антирелигиозной пропаганды. Изд. Безбожник, Москва, 1925

14. Рабочий клич №"298 от 29. 12 1927года

15. Рабочий клич № 89 от 14 апреля 1928 года

16. Рабочий клич №"170 от 24 июля 1928 года

17. Рабочий клич .№ 186 от 12 августа 1928 года

18. Рабочий клич. № 88 от 17 апреля 1929г

19. Рабочий клич № 143 от 27 июня 1929г

20. Ленинский путь № 74 от 3 апреля 1931 г.

21. Ленинский путь № 288 от 21 декабря 1933 года].

НАЦИОНАЛЬНЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК И НАЦИОНАЛЬНОЕ

САМОСОЗНАНИЕ Пошнагиди Фотини Федоровна Северо-Кавказский федеральный университет, г. Ставрополь

NATIONAL RUSSIAN LANGUAGE AND NATIONAL CONSCIOUSNESS

Poshnagidi F.F.

Аннотация: в статье рассматривается соотношение таких феноменов, как русский национальный язык и национальное сознание. Автор выступает против включения без надобности в русскую речь и русский язык иностранной лексики. В работе проводится параллель между «чистотой"русского языка и патриотизмом.

Ключевые слова: русский язык, заимствованная лексика, национальное сознание, патриотизм.

Abstract: the article discusses the relation of such phenomena as the Russian national language and consciousness. The author opposes the inclusion unnecessarily in Russian language and Russian language foreign language. In the work draws a parallel between the purity of the Russian language and patriotism.

Keywords: Russian language, borrowed language, national consciousness, patriotism.

Русский философ Н. А. Бердяев писал: «В нацию входят не только человеческие поколения, но также и камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги. И чтобы понять волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы» [1,с. 105]. Хотелось бы дополнить тезис великого мыслителя: в нацию входит, и более того, является одним из ее важнейших компонентов, родной язык. Такое дополнение назрело сегодня в связи с актуальной проблемой сохранения русского национального языка.

Ницшеански-демонстративное непризнание русского языка в России особо четко наблюдалось в XVnI-XIX вв. Лекции в российских университетах читались на латинском либо немецком языках, для преподавания основных дисциплин приглашались профессора из-за границы. И только Н. Н. Поповский и А. А. Барсов, русские профессора Московского университета, вели занятия на русском языке, что вызывало большое недовольство со стороны лекторов-иностранцев. Но, несмотря на всё давление со стороны, на все преграды на пути, передовые круги общества стремились поднять престиж родного языка. И Екатерина II в 1767 г. издает приказ,

122

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой