О роли сельскохозяйственных земель в составе охотничьих угодий Европейского Севера России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

О РОЛИ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЗЕМЕЛЬ В СОСТАВЕ ОХОТНИЧЬИХ УГОДИЙ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА РОССИИ
В. И. Корепанов, А. П Столповский, П. С. Кислицын
Северный филиал ВНИИОЗ им. проф. Б. М. Житкова, Архангельск, vlarch@atnet. ru
Сельскохозяйственные земли Севера имеют одну важнейшую черту — они являются искусственно созданной средой на месте естественных лесных экосистем и существуют только то время, пока их поддерживает человек. При отсутствии регулярного ухода сельхозугодья неизбежно зарастают лесом. Длительность земледельческого освоения Северного края приближается к тысячелетию: его ещё в Х1-Х11 в. на необозримых просторах «Заволочья» начало смешанное славяно-финно-угорское население. По сведениям Х! У-ХУ вв., земли вдоль Двины, Устьи, Ваги и Онеги уже были одной из основных житниц Новгородского государства. И после, в ХУ!-Х!Х вв., количество сельских поселений, число сельского населения и площадь обрабатываемой им земли неуклонно росли, за исключением трагических периодов «Смутного времени» и преобразований Петра !. В ХХ веке значительные «импульсы» освоению окружающих лесов дали реформы Столыпина, а затем оформление земельных наделов в начале 1920-х годов. Максимальную площадь распаханные земли, таким образом, имели в 1930-х годах. С тех пор происходит неуклонное снижение площади, с несколькими особо заметными «обвалами»: 1940-е — Великая Отечественная война, 1960-е — укрупнение колхозов, 1990-е — развал советского сельского хозяйства. За многовековую историю освоения процессы сведения леса под пашню и зарастания полей соотносились по-разному- в последние десятилетия явно преобладает второй из них. С 1985 по 2001 год площадь пахотных земель в России сократилась на 30%, местами в Нечерноземье — на 60% [1]. В Архангельской области площадь с/х угодий в 1970е годы составляла около 1 млн. га, а в 2010 г. — только 0,5 млн. га, причем нормально из них эксплуатируется не более 10−15%. К настоящему времени на севере России образовался огромный массив разновременно заросших и зарастающих полей. Общую его площадь определить почти невозможно, но она заведомо измеряется сотнями тысяч гектаров и продолжает возрастать. Пока что переломить эту тенденцию
не представляется возможным — заросшие и зарастающие поля продолжают оставаться одной из самых грустных иллюстраций к негативным процессам в северной деревне.
Преимущественный «адрес» сельскохозяйственных полей — пологие склоны южной экспозиции, в нескольких километрах (обычно — не более 10) от заселённых долин крупных рек, озер. Сам процесс зарастания бывших сельхозугодий может протекать совершенно по-разному и приводить к формированию очень несхожих по облику древостоев. В большинстве случаев в итоге «послепашенной» сукцессии возникают настолько высокопроизводительные леса, что они не вписываются в бонитетную шкалу окружающей тайги [2]. Иногда пашня или сенокос переходят в состояние брошенной залежи, постепенно закустаривает-ся, и лишь после 40 лет на ней происходит формирование смешанного древесного полога из различных пород деревьев.
Таким образом, сельхозугодья в таежной зоне являются, с одной стороны, показателем истории взаимоотношений природной и антропогенной систем, их совместным продуктом. С другой стороны, они — часть этих систем и заслуживают самого пристального внимания из-за своей значительной роли и для природной среды, и для общества.
После зарастания сельхозугодий основной ценностью на них снова становится качество формирующегося древостоя. Обладая исключительно высокой продуктивностью, особенно на месте удобряемых полей, и будучи максимально приближены к транспортной сети, леса на старопахотных землях имеют высокую экономическую значимость. Близость к населённым пунктам определяет и высочайшее значение формирующихся лесов для жизнеобеспечения местного населения. Именно в них располагаются источники дровяной, строительной и мелкой поделочной древесины, растительного технического сырья, а также продуктивные угодья дикорастущих пищевых, медоносных и лекарственных растений и грибов (например — места произрастания рыжиков на Каргополье). Это своеобразные рекреационные участки, где северяне традиционно совмещают отдых с охотой и со сбором дикорастущих лесных продуктов.
Сельскохозяйственные угодья сыграли исключительную роль, как средообразующий фактор, проявившийся в резком увеличении биоразнообразия северных экосистем. Так, если коренная таежная орнитофауна насчитывает до 8 десятков видов птиц, то в местообитаниях с включением открытых или зарастающих сельхозугодий — более 200, при этом число особей на единицу площади может быть выше в десятки и сотни раз. Также не избегают сельхозугодий ни один из видов лесных зверей, и вблизи границ полевых и лесных угодий закономерно отмечается повышенная их численность.
Исключительно большое значение как зарастающие, так и возделываемые сельхозугодья имеют для охотничьего хозяйства. В России охота традиционно относится к сельскохозяйственной отрасли, что обусловлено национально-историческими традициями, природно-
ресурсным потенциалом, а также социально-экономическими особенностями уклада жизни сельского населения. Сезонность сельского летнего труда всегда дополнялась зимней сезонностью охотничьего промысла, при этом в неблагоприятные для сельского хозяйства периоды население выживало за счет продукции охоты. Очевидно, затянувшийся период негативных изменений в сельскохозяйственном секторе последнего 20-летия можно приравнять к постигшему Россию «неурожайному году» и поэтому для значительной части сельского населения Севера добывание природных продуктов вновь приобретает значимость жизнеобеспечения. Об этом свидетельствует значительный (на 60%) рост числа охотников за 2 десятилетия при сокращении общей численности населения. В сельских и лесных районах охотники составляют 1/5 часть всего населения или более половины от числа мужчин старше 15 лет. В д. Сояна Мезенского района, Архангельской области все взрослые мужчины (75 человек) — охотники. Для сравнения укажем, что в
наиболее развитых в охотничьем отношении Норвегии и Финляндии этот показатель равен 19% и 17% соответственно [3].
География размещения охотхо-зяйств и интенсивный рост их количества приурочены к основным сельскохозяйственным районам, при этом абсолютное большинство из них функционирует и имеет доход лишь благодаря наличию в составе охотугодий заросших или возделываемых сельхозземель. К сожалению, ни одно из 35 зарегистрированных на сегодня в Архангельской области охотхозяйств не принадлежит с/х предприятию, а осуществляемая ими в последние годы практика ведения хозяйства и охоты приводит к искусственному отчуждению местного населения от охотничьей деятельности.
Как кратко было показано, значимость с/х угодий очень высока относительно занимаемой ими площади и сильно недооценивается. Приходится констатировать, что такая недооценка привела в 2007 г. к отчуждению крестьян от лесных ре-
сурсов, как древесных, так и побочных в связи с переводом зарастающих полей и сельских лесов в состав госфонда (несмотря на имеющуюся у сельхозпредприятий госрегистрацию лесных участков). На сегодня в кооперативно-долевой собственности селян Архангельской области осталось не более 1% из 2 млн. гектаров бывших сельских лесов.
Вряд ли имеет смысл рассматривать в качестве «резерва» расширения все старопахотные земли целиком, вплоть до бывших дальних подсек. Однако и те из заросших и зарастающих полей, которые уже не будут распаханы никогда, не должны расцениваться как «бросовые». Необходимо глубокое изучение сукцессий на старопахотных землях, расчетное их моделирование, корректировка древостоев, конструирование угодий желаемого облика. Также должны быть обозначены правовые основы пользования новыми ценностями, возникающими на зарастающих сельхозугодьях. Только тогда можно будет говорить о том, что земли, созданные трудом десятков поколений наших предков, продолжают приносить пользу живущему здесь человеку и выполнять функции природной среды.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Храмов А. Ф. Экологические проблемы сельского хозяйства России и устойчивое развитие // Вопросы экологии природопользования в аграрном секторе. М., 2003. С. 331−338
Неволин О. А., Еремина О. О. Условия возникновения и произрастания высокопродуктивных лесов на Европейском Севере России // Лесной журнал. 1999. № 2−3. С. 18−24.
Андреев М. Н. Численность охотников в странах Европы и России // Проблемы охотничьего хозяйства России. Киров, 2003. С. 7−9.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой