Мониторинговое исследование заражённости представителей семейства куньих (Mustelidae) трихинеллами в Западной Сибири

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МОНИТОРИНГОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАРАЖЁННОСТИ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СЕМЕЙСТВА КУНЬИХ {MUSTELЮAE) ТРИХИНЕЛЛАМИ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
А.В. Малкина1, С.В. Коняев2
Новосибирский государственный аграрный университет, Новосибирск 2Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, s. konyaev@yahoo. com
Алтайский край, Кемеровская и Новосибирская области традиционно являются регионами Сибири, где развит охотничий промысел. На этой территории обитает около 90 видов зверей, из которых, половина представителей является промысловыми животными. Представители семейства куньих (М^еПСае) в Сибири часто выступают как основной объект охотничьего хозяйства. Ценные своей пушниной виды куньих специально разводят в зверосовхозах или акклиматизируют в природе, другие виды полезны как истребители вредных грызунов и насекомых, а также являются популярными ныне домашними питомцами. Отдельные виды могут наносить некоторый ущерб птицеводству, охотничьему хозяйству, а также являются переносчиками инфекционных и инвазионных заболеваний. При этом особый интерес представляет изучение роли куньих, как резервуара и источника трихинеллёза человека и животных. Семейство куньих входит в отряд хищных, и большинство его представителей являются плотоядными животными, основу рациона которых составляют мелкие позвоночные и трупы более крупных животных. Другие виды, такие как азиатский и обыкновенный барсуки, всеядны. Некро-фагия является основным, если не единственным путём заражения животных трихинеллами и существенная роль представителей куньих, как хозяев трихинелл неоспорима. Заражённость трихинеллами у различных видов куньих зарегистрирован повсеместно (Мерку-шев, 1965- Бессонов, 1970- Ромашов и др., 2006). Тушки добываемых соболей, норок и других животных, часто бывают брошены охотниками в населённых пунктах, и становятся источником трихинелл в синантроп-ных очагах (Носик и др., 1959). В связи с этими фактами, мониторинг зараженности М^еНСае трихинеллезом, представляет как теоретический (с точки зрения экологии), так и сугубо практический (как источник заражения человека) интерес.
За период с 2006 по 2011 год было исследовано на трихинеллез 85 тушек животных принадлежащих к шести видам куньих: 4 американ-
ские норки (Neovison vison Schreber, 1777) из Алтайского края и Кемеровской области- ласка (Mustela nivalis Linnaeus, 1766) из Новосибирской области, 11 соболей (Martes zibellina L., 1758) из Кемеровской области и Алтайского края, 3 хоря (Mustela putorius L., 1758) из Алтайского края и Новосибирской области, колонок (Mustela sibirica Pallas, 1773) из Новосибирской области, 65 азиатских барсуков (Meles leucurus Hodgson, 1847) добытых на территории Алтайского края и Новосибирской области. Исследования мышц животных проводили методами компрессорной трихинеллоскопии и перевариванием в искусственном желудочном соке с использованием аппарата «Гастрос».
Из исследованных животных, заражение трихинеллезом выявили у 5 барсуков (n=65). В Новосибирской области по одному заражённому животному было добыто на территории Сузунского и Карасукского районов. В Алтайском крае три заражённых барсука были добыты в Первомайском районе Алтайского края (все три животных обитали в одной норе). Экстенсивность инвазии барсуков составила 4,76% по Алтайскому региону, по Сибирскому округу — 7,69%. Характерная форма капсулы, позволяет предположить, что на территории Сибири у диких животных отмечается Trichinella nativa (Малкина и др., 2010). Для достоверного определения видовой и штаммовой принадлежности в дальнейшем будут проведены генетические исследования полученных образцов.
Проводя сравнительный анализ с учётом данных других исследователей, можно отметить тенденцию к зависимости заражённости животных из семейства куньих от их размера и соответствующего ему трофического уровня. Для мелких хищников, таких как ласки и горностаи она обычно не велика и колеблется от 1,1% до 4,7% (Лукашенко Н.П. и др., 1955- Бессонов, 1970). Нехарактерно высокая экстенсивность инвазии (Вагин, Малышева, 2010) наблюдаются чаще всего в случае, когда были исследованы малые выборки, либо в изменённых биоценозах, где среднего размера хищники могут занимать вершину экологической пирамиды. Хозяева среднего размера, такие как соболь, заражены от 0,64% до 25% (Бессонов, 1970- Коколова, 2007) Наиболее высокая заражённость на всех территориях типична, для крупнейших представителей семейства — харзы и росомахи, от 20% до 66,6% (Козлов и др., 1961- Коколова, 2007). Средняя заражённость барсуков на территории СССР составляла 6% из 1118 исследованных (Бессонов, 1970). Сибирский федеральный округ занимает первое место по частоте случаев заражения трихинеллёзом населения, значительная часть из них происходит при употреблении в пищу мяса барсуков (Гузеева, 2005). Необходим анализ современной ситуации заражённости барсуков на территории Российской Федерации, с учётом видовой самостоятельности обыкновенного (Meles meles) и азиатского (M. leucurus) видов, а также подробное изучение этого вида животных, как важного объекта традиционной охоты в Сибири. Также представляется необходимым ретроспективный анализ заражённости трихинеллёзом представителей семейства куньих в целом, с учётом современных данных.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
Бессонов А. С. Трихинеллез диких и синантропных животных в СССР // Труды Всесоюзного института гельминтологии имени К. И. Скрябина. -М., 1970. Т. ХУ1. С. 35−41.
Вагин Н. А., Малышева Н. С. Три-хинеллез в естественных и синантроп-ных биоценозах Курской области // Российский паразитологический журнал. 2010. № 2. С. 33−36.
Заболеваемость трихинеллёзом населения Российской Федерации / Т. М. Гузеева [и др.] // Паразитологические исследования в Сибири и на Дальнем Востоке. Новосибирск, 2005. С. 42−44.
Козлов Д. П., Контримавичюс В. Л. Распространение трихинеллеза у диких и домашних плотоядных в некоторых районах Дальнего Востока // Труды ГЕЛАН СССР. М., 1961. Т. XI. С. 126−129.
Коколова Л. М. Эпизоотология, эпидемиология и меры борьбы с гельминтозоонозами в Якутии: автореф. дис. канд. М., 2007. С. 14−15.
Лукашенко Н. П., Брежский В. В. К познанию природных очагов трихинеллеза в Барабинской лесостепи Новосибирской области // Медицинская паразитология и
паразитарные болезни. 1959. № 4. С. 415−417.
Морфология капсул ТпсЫпеИа sp. от плотоядных животных запад-ной Сибири / А. В. Малкина [и др.] // Проблемы изучения и сохране-ния культурного и природного наследия Евразии: материалы Междунар. науч. -практ. конф. Павлодар, 2010. Т. 2. С. 109−112.
Меркушев А. В. Исследование три-хинеллеза диких животных в СССР // Материалы к научной конференции Всесоюзного общества гельминтологов. М., 1965. Ч. II. С. 160−162.
Носик А. Ф. Литвиенко Н. Т., Голубов В. Н. К эпизоотологии трихинеллеза // Медицинская паразитология и паразитарные болезни. М., 1959. № 4. С. 411−413.
Ромашов Б. В., Василенко В. В., Рогов М. В. Трихинеллез в Центральном Черноземье (Воронежская область): экология и биология трихинелл, эпизоотология, профилактика и мониторинг трихинеллеза. Воронеж: Воронежский гос. ун-т, 2006. С. 43−47.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой