О некоторых актуальных проблемах уголовного и уголовно-процессуального законодательства, связанных с действием уголовного закона в пространстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

1 '-2014
Пробелы в российском законодательстве
10.2. О НЕКОТОРЫХ АКТУАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ УГОЛОВНОГО И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, СВЯЗАННЫХ С ДЕЙСТВИЕМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ
Решняк Мария Генриховна, канд. юрид. наук, доцент. Должность: профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин. Место работы: Международный юридический институт. E-mail: sovouchka@yandex. ru
Аннотация: В статье выделяются и анализируются отдельные проблемы уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, связанные с действием уголовного закона в пространстве, предлагаются пути их разрешения в целях повышения эффективности применения данных норм.
Ключевые слова: уголовный закон, действие уголовного закона в пространстве, уголовное законодательство, уголовно-процессуальное законодательство, совершенствование законодательства.
SOME ACTUAL PROBLEMS OF CRIMINAL AND CRIMINAL PROCEDURAL LAW CONNECTED WITH ACTION OF CRIMINAL LAW IN SPACE
Reshnyak Maria Genrikhovna, PhD at law, Associate professor. Position: professor at criminal law disciplines chair. Place of employment: International Law Institute. E-mail: sovouchka@yandex. ru
Annotation: The article points out and analyses some of the problems of criminal and criminal procedural law connected with the action of the criminal law in space, suggests the ways of their resolution in order to enhance the application of these standards.
Keywords: criminal law, the criminal law in space, criminal law, criminal procedural legislation, the improvement of legislation.
Принятый в 1996 г. УК РФ впервые на законодательном уровне определил понятие пространства, в пределах которого действует уголовное законодательство, причем соответствующие нормы не отличаются стабильностью, поскольку зависят от международного права, а именно от имплементации в российскую правовую систему положений об экстерриториальном действии соответствующего законодательства. Наиболее существенные изменения и дополнения, коснувшиеся действия уголовного закона в пространстве, были осуществлены Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3 [2], причем, на наш взгляд, и в настоящее время нельзя говорить об отсутствии проблем законодательной регламентации пространственных пределов уголовно-правовых норм. Отметим, что система принципов действия уголовного закона в пространстве сложилась не одномоментно, а является результатом исторического генезиса соответствующих норм международного, конституционного и уголовного права, практики их применения и теории уголовного права.
К вопросу действия уголовного закона в пространстве автор обращался уже не раз, анализируя различные аспекты существующих проблем и предлагая пути
их разрешения. Однако не все из них были нами подробно рассмотрены, что позволяет подвергнуть анализу еще некоторые, взаимодействующие с институтом выдачи лиц, совершивших преступление.
Международный принцип выдачи преступников (экстрадицию) ряд ученых называет в качестве одного из основных принципов действия уголовного закона в пространстве. Так, А. Г. Князев относит экстрадицию к числу принципов действия уголовного закона в пространстве и одновременно рассматривает ее в качестве отдельного правового института [6.С. 123]. Большинство же исследователей склоняется к тому, что экстрадиция является именно самостоятельным, обособленным правовым институтом [3.С. 3−6- 4.С. 70-
7.С. 17- 10.С. 10], имеющим «полисистемный» харак-тер[9.С. 20], поскольку находит свою регламентацию не только и даже не столько в уголовном, сколько в международном, конституционном и уголовнопроцессуальном праве[5.С. 38].
Соглашаясь в целом с доводами ученых в пользу отнесения экстрадиции к числу комплексных (полисти-стемных) институтов права, тем не менее, считаем, что ими не в полной мере определено ее (экстрадиции) соотношение с принципами действия уголовного закона в пространстве, поскольку использование понятия «институт права» вовсе не препятствует определению содержащихся в соответствующих нормах положений как образующих тот или иной принцип. Более того, не следует забывать, что в названии и в содержании главы 2 УК РФ не упоминаются слова «принцип» и «правила», поэтому мы не можем согласиться с А. И. Ильиной в том, что включение статьи 13 в главу 2 УК РФ обусловлено целесообразностью, а не содержанием указанной статьи, которое не имеет отношения к правилам определения юрисдикции Рос-сии[5.С. 37].
По нашему мнению, положения ст. 13 УК РФ, регламентирующие выдачу лиц, совершивших преступление, следует рассматривать как обеспечивающие реализацию принципов экстерриториального действия уголовного закона, а не как один из таких принципов. При этом наше мнение нисколько не опровергает признание экстрадиции институтом, так как выдача преступника с неизбежностью затрагивает несколько отраслей права и регламентируется целым комплексом норм, обеспечивающих применение внутригосударственного уголовного закона.
Как уже отмечалось, институт выдачи лиц, совершивших преступление, тесно связан с основными принципами действия уголовного закона в пространстве, закрепленными в ст. 13 УК РФ, которая устанавливает два основополагающих правила: во-первых, граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не могут быть выданы этому государству, если оно потребует их выдачи- и во-вторых, в соответствии с международным договором РФ иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление за пределами Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения их к уголовной ответственности или отбывания наказания.
Из этого следует, что институт выдачи преступника базируется на многосторонних и двусторонних международных договорах Российской Федерации, в соответствии с которыми устанавливается обязанность сторон по их требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уго-
242
ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ
Решняк М. Г.
ловной ответственности или для приведения приговора суда в исполнение[8.С. 8].
Конституция Российской Федерации провозглашает, что в России не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), которые не признаются преступлениями в нашей стране. В ч.2 ст. 63 Конституции Р Ф закреплено положение, запрашивающему государству не могут выдаваться иностранные граждане, которые преследуются в своей стране за прогрессивную общественно-политическую, научную и иную творческую деятельность, а также за защиту прав и свобод человека (так называемое право политического убежища).
Таким образом, в Российской Федерации выдача преступника осуществляется с соблюдением следующих базовых положений: 1) совершенные преступления должны быть экстрадиционными, то есть входить в число уголовно наказуемых деяний, за совершение которых можно обращаться с просьбой о выдаче- 2) преступление должно быть деянием с «двойной преступностью», то есть быть уголовно наказуемым как в запрашивающей, так и в запрашиваемой странах- 3) должно соблюдаться требование «специализации» или «конкретности» (уголовное преследование выданного лица должно осуществляться только за то преступление, в отношении которого состоялась выдача лица)[6. С. 17].
Порядок и условия осуществления экстрадиции регламентированы в главах 54 и 55 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации. При толковании и последующем применении данных уголовно-процессуальных норм следует учитывать рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 г. № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания"[1]. Научный и практический интерес вызывает разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащееся в пункте 37 данного постановления: «Исходя из положений статей 10 и 11 Конвенции о передаче осужденных лиц, статьи 12 Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания также не является основанием для отказа в передаче то обстоятельство, что по законодательству государства исполнения приговора за деяния, совершенные осужденным, предельный срок лишения свободы меньше, чем назначенный по приговору суда Российской Федерации. Предельный срок лишения свободы, предусмотренный законодательством государства исполнения приговора, не должен быть явно несопоставим со сроком наказания, назначенным по приговору суда Российской Федерации"^].
При этом Пленум не объясняет, каким образом определять сопоставимость (несопоставимость) сроков наказания в виде лишения свободы, назначенного по приговору российского суда и предусмотренного законодательством страны, исполняющей этот приговор. Представляется, что в данном постановлении следовало разъяснить, что российские суды при постановлении приговора, который может исполняться в другом государстве, должны учитывать положения уголовного законодательства последнего, касающиеся квалификации соответствующего преступления и наказания, предусмотренного за его совершение. При этом на не-
сопоставимость наказания изначально может указывать различие в категории соответствующего преступления по российскому и зарубежному уголовному законодательству с учетом категоризации, приводимой в ст. 15 УК РФ.
Кроме этого, в ст. 471 УПК РФ в качестве одного из оснований для отказа в передаче лица указывается на несопоставимость условий и порядка отбывания осужденным наказания в виде лишения свободы во взаимодействующих государствах. Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 36 своего постановления, под такой несопоставимостью следует понимать различия в условиях и порядке отбывания наказания в государстве исполнения приговора и в России, которые не позволяют достигнуть целей наказания, определенных в уголовном кодексе РФ — восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения новых преступлений (ст. 43 УК РФ). Поэтому суд в каждом конкретном случае должен устанавливать обстоятельства, связанные с порядком и условиями отбывания наказания в государстве исполнения приговора, и учитывать то, что отсутствие в таком государстве определенного вида исправительного учреждения, назначенного осужденному по приговору российского суда, не может обусловливать отказ в его передаче, если условия и порядок отбывания наказания в государстве исполнения приговора в целом сопоставимы с условиями и порядком отбывания соответствующего наказания в Рос-сии[1].
Как уже было сказано выше, международноправовые нормы устанавливают правило, в соответствии с которым граждане государства не выдаются по требованию другого государства, на территории которого они совершили преступление. В соответствии с этим принципом, в ч. 1 ст. 13 УК РФ закреплено суверенное право Российской Федерации наказывать своих граждан за преступления, совершенные вне ее пределов, по своему уголовному законодательству (исходя из принципа гражданства). Однако, следует отметить, что, по нашему мнению, редакция ст. 13 УК РФ не свободна от некоторых недостатков.
Так, в ч. 1 ст. 13 УК РФ указывается, что другому государству не выдаются только те граждане России, которые совершили преступление на территории запрашивающего иностранного государства, то есть возникает вопрос относительно возможности выдачи российских граждан, совершивших преступление на территории Российской Федерации либо другого государства, не выступающего с запросом об экстрадиции данного лица. Ответ на данный вопрос в УК РФ не содержится. Вместе с тем в ч. 1 ст. 61 Конституции Российской Федерации прямо сказано, что российские граждане выдаче другому государству не подлежат. Следовательно, ч. 1 ст. 13 УК РФ необходимо привести в соответствие с Конституцией Российской Федерации.
В ч. 2 ст. 13 УК РФ нет ответа на два вопроса: 1) могут ли быть выданы другому государству иностранные граждане и постоянно не проживающие в России лица без гражданства, совершившие преступление на территории Российской Федерации- 2) могут ли данные лица выдаваться любому государству либо только тому из них, на территории которого ими было совершено преступление? Ответить на данные вопросы можно при помощи анализа международных нормативных правовых актов, логического и систематического толкования уголовного и уголовно-процессуального зако-
243
1 '-2014
Пробелы в российском законодательстве
нодательства, но все же считаем целесообразным и даже необходимым более детально и точно регламентировать уголовно-правовые аспекты экстрадиции непосредственно в ст. 13 УК РФ.
Кроме того, на наш взгляд, в ст. 13 УК РФ целесообразно отразить и содержание ч. 2 ст. 63 Конституции Российской Федерации: «В Российской Федерации не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением. Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации».
В этой связи полагаем целесообразным учесть положения, содержащиеся в ч. 1 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 Конституции Российской Федерации, и закрепить их непосредственно в тексте ст. 13 УК РФ, дополнив ее частью 3, изложенной в следующей редакции:
«Статья 13. Выдача лица, совершившего преступление
3. Выдача другим государствам лиц, преследуемых за действия (или бездействие), не признаваемые в Российской Федерации преступлением, а равно за их политические убеждения, не допускается. Выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются только на основе федерального закона и (или) международного договора Российской Федерации».
Список литературы:
1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 г. № 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания» // Российская газета. 2012. 22 июня.
2. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 31 (часть I). Ст. 3452.
3. Беляев С. Основания выдачи лиц, совершивших преступление // Уголовное право. 2000. № 2.
4. Васильев Ю. Г. Институт выдачи преступников (экстрадиция) как отдельный институт права // Государство и право. 2003. № 3.
5. Ильина А. И. Правила действия уголовного закона в пространстве (сравнительно-правовое исследование): Монография. — М.: Юрлитинформ, 2012.
6. Князев А. Г. Действие уголовного закона в пространстве: Дис. … канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2006.
7. Коняхин В. Институт экстрадиции: уголовноправовая регламентация // Законность. 2005. № 1.
8. Лосицкая Л. Применение конвенций «О взаимной правовой помощи по уголовным делам» и «О выдаче» // Российская юстиция. 2000. № 12.
9. Сафаров Н. А. Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики. — М.: Во-лтерс Клувер, 2005.
10. Строганова А. К. Условия и основания отказа в выдаче // Российский следователь. 2002. № 3.
11. Решняк М. Г. Бланкетные уголовно-правовые нормы: проблемы действия во времени и в пространстве // Пробелы в российском законодательстве. -2013. — № 1.
12. Решняк М. Г. Принцип системности права в законодательном регулировании действия уголовноправовых норм во времени и в пространстве // Черные дыры в Российском законодательстве. — 2013. — № 2.
13. Решняк М. Г. Системность и определенность уголовного законодательства как основные предпосылки эффективного применения норм, регламентирующих его действие во времени и в пространстве // Пробелы в российском законодательстве. — 2013. — № 6.
Рецензия
на статью М. Г. Решняк «О некоторых актуальных проблемах уголовного и уголовно-процессуального законодательства, связанных с действием уголовного закона в пространстве»
Обращение Решняк М. Г. к вопросам действия закона в пространстве вызвано имеющимися проблемами в правоприменительной практике. Проблема действия уголовного закона в пространстве, равно как и во времени, является одной из фундаментальных проблем общей теории уголовного права. Она находит свое воплощение в самых разных аспектах применения уголовно-правовых норм, начиная от времени совершения преступления, заканчивая обратной силой уголовного закона. Не смотря на то, что вопросы, связанные с принципом действия уголовного закона в пространстве, неоднократно становились предметом обращения ученых, эта тема по-прежнему является актуальной.
Статья Решняк М. Г., посвященная исследованию отдельных проблемных вопросов действия закона в пространстве, во взаимосвязи уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, представляет интерес не только для представителей теории уголовного права, но и для практических работников правоохранительных органов.
На основании вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что статья Решняк М. Г. «О некоторых актуальных проблемах уголовного и уголовнопроцессуального законодательства, связанных с действием уголовного закона в пространстве» соответствует предъявляемым требованиям и может быть рекомендована к опубликованию в рецензируемом печатном издании, входящем в перечень ВАК.
Заслуженный юрист Российской Федерации, д.ю.н., профессор Гладких В. И.
244

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой