Формы и способы воплощения норм международно-правовых актов по правам человека в национальную правовую систему

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СПОСОБЫ ВОПЛОЩЕНИЯ НОРМ
Сафаров Б. А.
9. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12. 00. 10)
9.1. ФОРМЫ И СПОСОБЫ ВОПЛОЩЕНИЯ НОРМ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В НАЦИОНАЛЬНУЮ ПРАВОВУЮ СИСТЕМУ
Сафаров Бахтовар Амиралиевич, канд. юрид. наук, доцент. Должность: заведующий кафедрой прав человека и сравнительного правоведения.
Место работы: Таджикский национальный университет.
Факультет: юридический. E-mail: bakht-83@mail. ru
Аннотация: В статье автором проведен анализ формы и способы воплощения норм международных актов по правам человека в национальную систему в разрезе доктрины в области международного права и права человека. Автором изучены и выявлено соотношение понятий: имплементация, трансформация, инкорпорация, адаптация, и другие формы и способы воплощения международных норм. Изучение указанных форм и способов является актуальным на сегодняшний день.
Ключевые слова: формы, способы, воплощение, имплементация, трансформация, адаптация, реализация, исполнение, конституция, международное право, национальное право, права человека, международно-правовые акты.
FORMS AND METHODS OF TRANSLATING NORMS OF INTERNATIONAL INSTRUMENTS ON HUMAN RIGHTS IN THE NATIONAL LEGAL SYSTEM
Safarov Bakhtovar Amiralievich, PhD at law, Associate Professor. Position: head of Human and Comparative Law chair. Place of employment: Tajik National University.
Department: Law. E-mail: bakht-83@mail. ru
Annotation: In this article the author analyzes the forms and methods of implementation of provisions of international human rights instruments in the context of the national system of doctrine in international law and human rights. Author studied and revealed relations between the concepts implementation, transformation, incorporation, adaptation and other forms and methods of implementation of international standards. Study of these forms and methods is relevant for today.
Keywords: forms, methods, personalization, implementation, transformation, adaptation, realization, execution, constitution, international law, national law, human rights, international legal acts.
Способы разрешения вопросов, связанных с правами человека в разных странах различаются. При регулировании этих вопросов каждое государство имеет свои представления о соотношении общества, его представителей с органами государственной власти. Позиции разных государств не могли быть одинаковыми. Они заметно отличались друг от друга, а порой были противоположны. В одних странах личность оценивалась более высокой меркой и наделялась большим объемом прав и свобод, а в некоторых государст-
вах она напротив подвергалась постоянным ущемле-
1
ниям и притеснениям.
Различия в подходах многих государств по поводу прав человека не могли оставаться вечными. Особенно после создания ООН и принятия с ее стороны ряда международно-правовых актов в области прав человека мировое сообщество стало пересматривать свою позицию относительно фактов безосновательного ущемления прав человека в том или ином государстве. Мировое сообщество стало протестовать против чрезмерного нарушения прав человека и затем разрабатывать и принимать меры по повышению правового статуса граждан стран где права человека не находятся на должном уровне. Отдавать регулирование таких щепетильных вопросов, в полной мере, на откуп самим государствам было признано нецелесообразным. Поэтому внутригосударственные рычаги правового регулирования необходимо было дополнить международно-правовыми средствами.
За этим последовали реальные действия международного сообщества и представляемого им международного права. Ранее международное право совершенствовалось параллельно с национальным законодательством того или иного государства, редко соприкасаясь с ним, не вмешиваясь во внутригосударственные правовые проблемы. Однако в настоящее время сфера совместного регулирования стала расширяться.
Практика показала, что международно-правовые средства, в отличие от средств внутригосударственных, являются более прогрессивными и либеральными. Они аккумулируют в себе опыт передовых государств в этих вопросах и потому направлены на то, чтобы поднять до своего уровня законодательства отсталых стран, не дать возможности негативного воздействия на судьбы людей, на которых оно распространяется.
В результате, постепенно положение в рассматриваемой сфере стало меняться в благоприятную сторону с утверждением демократических процессов и либеральных начал. Усилилось воздействие международного права на внутригосударственное законодательство по вопросам прав человека. В настоящее время по замечанию Ю. А. Тихомирова «международные нормы выступают как нормативный ориентир, эталон, стандарт для обновления национальных актов и в процессе их применения"1 2 *.
Современная международная ситуация ставит вопрос о приоритетной роли международного права к внутригосударственному законодательству.
Но и национальное законодательство также проявляет инициативу по отношению к международному праву, стремясь проводить меры по воплощению своих постулатов в правовое поле мирового сообщества с целью направить его развитие в желательное для нее русло.
Целью взаимодействия международного и национального права является стремление улучшить меха-
1Баймаханов М.Т., Баймаханова Д. М. Возрастающая роль международно-правового регулирования — особенность современного состояния прав человека // Журнал Российского права. 2009. № 11. С. 78.
2 Тихомиров Ю. А. Публичное право: учебник для юридических
факультетов и вузов. М. 1995. С. 305.
231
1 '-2014
Пробелы в российском законодательстве
низм регулирования прав человека с устранением имеющихся недостатков и ошибок.
Содержанием взаимодействия должен быть синтез всего наилучшего, что имеется в национальном законодательстве и международном праве в сфере регулирования прав и свобод человека.
Изложенная выше система принципов и норм международного права в отношении прав и свобод человека должна быть приведена в действие посредством внутригосударственных мер по фактической реализации в национальную правовую систему.
Сформировавшийся в международном праве комплекс международно-правовых документов регулирующих различные аспекты обеспечения и защиты прав и свобод человека, к которому присоединилось большинство государств, в том числе Республика Таджикистан, должен быть надлежащим образом претворен в жизнь. Любая норма должна быть практически реализована, иначе она немногого стоит, если не оказывает реальное воздействие на общественные отношения. Только через процесс реализации может проявиться реальное содержание абстрактных положений относительно прав человека. Как для международного, так и для национального права центральной проблемой является реализация договорных положений во внутреннее законодательство.
Известно, что среди правоведов, исследующих проблемы взаимоотношения международного и национального права, нет единого мнения, по поводу определения и правового содержания процесса взаимодействия международного и национального права, в результате которого нормы первого включаются в систему второго.
Наиболее распространенным понятием, отражающем фактическую реализацию международных обязательств на внутригосударственном уровне и конкретный способ включения международно-правовых норм в национальную правовую систему является понятие „имплементация“.
В научном обороте наряду с имплементацией под реализацией международно-правовых обязательств используются также такие термины как трансформация, инкорпорация, рецепция, адаптация, применение, исполнения, легитимация и отсылка.
Приведенные понятия нашли свое отражение в теориях различных российских правоведов: теория
трансформации — В. Г. Буткевич, С. В. Черниченко, Б. Т. Усенко. Теория имплементации — Г. В. Игнатенко, Н. В. Миронов и др.3.
В научной литературе также отсутствует единый подход по поводу сущностного содержания указанных терминов. Порой, одно понятие подменяется другим.
В. В. Милинчук под имплементацией понимает выполнение условий международного инструмента, осуществляемое путем „имплементации или применения“. Имплементацию он понимает как трансформацию элементов международного инструмента в национальное законодательство или политику. Применение он относит к использованию положений инструмента уже перенесенных в национальное законода-
4
тельство или в политику в конкретном случае.
Под инструментом указанным автором понимаются различные виды международных договоров, междуна-
3Милинчук В. В. Проблемы и перспективы совершенствования механизмов имплементации международных инструментов в области предупреждения преступности и борьбы с ней // Государство и право. 2005. № 1. С. 41.
4 Там же.
родные документы, в том числе носящие рекомендательный характер.
Согласно большому юридическому словарю, „Имплементация“ (международного права)
implementation- это фактическая реализация международных обязательств на внутригосударственном уровне- осуществляется путём трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты» 5.
Обратим внимание на определение понятия интерпретации, которое дает С. А. Раджабов: «Имплементация — это организационно-правовая деятельность субъектов международного права, предпринимаемая самостоятельно на внутригосударственном уровне либо совместно в сотрудничестве с другими субъектами, направленная на осуществление как целей международно-правовых норм на международном уровне, так и реализацию государством принятых на себя в соответствии с международным правом обязательств на национальном уровне». 6
В то же время под трансформацией понимается один из способов превращения, преобразования норм международного права в нормы внутригосударственного права. Трансформация осуществляется посредством издания специального закона или путем законодательного провозглашения действия того или иного международного договора на территории данного государства и обязанности всех лиц соблюдать его предписания.
Согласно одной из распространенных точек зрения, акт ратификации или одобрения государством международного договора равнозначен для него превращению в составную часть национального законодательства7.
Тем самым, трансформация, как предварительная мера, представляет собой определенную переработку норм соответствующего международного договора при перенесении их в национальное законодательство. Как правило, это происходит в силу необходимости учёта национальных правовых традиций и стандартов юридической техники.
В настоящее время используются многообразные формы взаимодействия национального законодательства и международного права в сфере прав и свобод человека. Среди них имплементация, как общий термин внедрения международных норм в национальное законодательство является основной формой.
В современную эпоху государства активизируют свою деятельность по имплементации международных норм в национальное законодательство.
Поэтому такой вид имплементации как трансформация является средством принятия внутригосударственных актов, в которых используются отдельные положения международных актов посредством определенной переработки соответственно национальным особенностям, с учетом национальных правовых традиций и стандартов юридической техники.
Для лучшего понимания осуществления имплементации норм международного права в сфере прав че-
5Энциклопедический юридический словарь. М. :ИНФРА-М, 1998. С. 118
6Раджабов С. А. Имплементация норм международного гуманитарного права в Республике Таджикистан: проблемы теории и практики. Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам http: //dissers. ru/avtoreferati-dissertatsii-yuridicheskie/a351. php (дата обращения 26. 10. 2012).
7 Додонов В. Н., Панов В. П., Румянцев О. Г. Международное право. Словарь-справочник // под общей редакцией В. Н. Трофимова. М. — ИНФРА. 1997. С. 703.
232
СПОСОБЫ ВОПЛОЩЕНИЯ НОРМ
Сафаров Б. А.
ловека применительно к национальной правовой системы следует проанализировать различные теории имплементации норм международного права.
Еще в XVIII веке возникла теория адаптации, согласно которой международное право должно автоматически признаваться составной частью права внутригосударственного. Первоначально эта теория появилась в прецедентном праве, после чего была обоснована английским правоведом Блэкстоном в период наибольшего влияния Англии8. Эта теория действовала только в отношении обычного права. Согласно современному английскому законодательству обычное право является внутригосударственным правом, если не противоречит английским законам9.
Затем теория адаптации была реципирована американской судебной практикой. В ходе конституционного развития суды США приняли принцип согласования подлежащих применению норм международного права с нормами права внутреннего.
Одним из существенных признаков теории адаптации являлось то, что рецепция международного права происходила без изменения содержания норм. Тем самым государство открывало международному праву путь во внутригосударственный порядок, не превращая его во внутреннее право.
Между тем теория трансформации предусматривает превращение международной нормы во внутреннее право посредством специального государственного акта трансформации. И здесь суть трансформации заключается в изменении уже самой международноправовой нормы применительно к соответствующему адресату, связанному в некотором изменении ее содержания в зависимости от особенностей национального законодательства. В результате трансформации появляется новое внутригосударственное право однородное с правом международным, но не идентичное ей.
В 1964 году немецким обществом международного права была выдвинута «теория исполнения», завоевавшая международное признание. Суть этой теории заключается в том, что государственный акт, делающий возможным применение нормы международного права, не должен изменять содержания и адресата нормы, превращая ее в полноценную норму национального права. Государство ограничивается актом введения нормы в исполнение. Этот акт провозглашает норму, как действующую на территории государства. Тем самым предпринимается попытка сохранить чистоту имплементации норм международного права. Сам акт не имеет нормативного содержания, а выполняет роль экстраполяции ее нормативности на национальную сферу, при которой сама норма продолжает оставаться международной. Так, в Австрии международный договор действует во внутреннем праве после соответствующего решения национального совета.
Следует обратить внимание на то, что в теоретических изысканиях в сфере имплементации международных норм в национальное право вопрос о юридическом содержании процесса подключения последнего в обеспечение процесса достижения целей заложенных в международно-правовых нормах практически вообще не исследован. Правда в рамках обсуждения такого вопроса международного права как реализация его правовых предписаний и соотношение междуна-
wrRudolf W. Op. cit. S. 152, Kimminich O. Op. Cit. S. 263.
9См: Лукашук И. И. Международное право в судах государств. Спб., 1993. С. 141- Kimminich O. Op. Cit. S. 263.
родного и национального права, этому вопросу отводится значительное место в научных работах.
Здесь можно обозначить ряд основных подходов по вопросу имплементации международных обязательств в национальные правовые системы. Эти подходы характеризуются двумя различными основными теориями приведения норм международного права в рамках внутригосударственного правопорядка: теория
«трансформации» и теория «имплементации». Обе отличаются друг от друга с точки зрения определения сущности этого процесса и характеристики способов осуществления. При этом не будем забывать, что трансформация является одним из способов имплементации международно-правовых актов в национальное законодательство. Имплементация является общим термином, определяющим содержательную сторону внедрения международно-правовых норм в национальное законодательство. Однако в данном случае рассматриваются два подхода, один из которых также получает название «имплементация», и в нашем случае используется как рабочее наименование одного из теоретических направлений рассматриваемых положений.
Теория трансформации предполагает реализацию норм международного права посредством издания внутригосударственного нормативно-правового акта. Этой позиции придерживается Е. Т. Усенко, который, утверждая, что суверенитет государства исключает возможность действия в пределах его территории воли других государств, в том числе посредством международного права заявляет о трансформации как объективном явлении. Он полагает, что трансформацию можно поделить на два вида: генеральную и специальную.
Генеральная трансформация, по мнению указанного исследователя, предполагает установление государством в своем законодательстве общей нормы, которая должна придать международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия, в то время как специальная трансформация состоит в придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия посредством текстуального воспроизведения в законе либо в закреплении положений, адаптированных к национальному праву, или же посредством законодательно выраженного согласия на применение международных норм иным способом10 11.
С ним солидарен С. В. Черниченко, который указывает на трансформацию, которая имеет место всегда, когда необходимо привести внутригосударственное право в соответствие с правом международным. При этом по форме следует различать юридически оформленную трансформацию и неофициальную. С точки зрения способа осуществления он делит трансформацию на автоматическую и неавтоматическую. Также проводит деление по критериям масштабности процесса — на общую, частную и индивидуальную трансформацию. 11 Он же выделяет по критерию юридической техники такие виды трансформации как инкорпорацию, легитимацию и отсылку. Легитимация предполагает издание особого внутригосударственного правового акта, не повторяющего внешние признаки легитимируемого международно-правового акта- от-
10 Усенко Е. Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и Российская Конституция // Московский журнал международного права. 1995. № 2. С. 16.
11 Черниченко С. В. Теория международного права. В 2-х томах. Том 1: Современные теоретические проблемы. М. 1999. С. 151.
233
1 '-2014
Пробелы в российском законодательстве
сылка — прямое использование правил, установленных международными договорами или обычаями. 12
Приведенная концепция находит поддержку других представителей российской доктрины международного права, поскольку реализация норм международных соглашений должна состоять в придании им силы внутреннего права. Юридический механизм имплементации должен быть предусмотрен национальным правом страны и потому он называется трансформацией международно-правовых норм в национальноправовые нормы13 14.
Соображения сторонников теории трансформации сводятся к тому, что международное и национальное право являются двумя различными видами правопорядка и потому одно не может регулировать другое. Для придания международным нормам юридической силы в национальной правовой системе они должны быть трансформированы в ее нормы, приобретя тем самым статус норм национального права. Все это должно быть опосредовано изданием соответствующего внутреннего нормативного акта.
Однако, согласно мнению многих правоведов термин «трансформация» не является подходящим для определения его как способа имплементации. Действительно в буквальном переводе это слово означает превращение и такое же смысловое содержание оно имеет и в рассматриваемом аспекте. Если нормы подвергать анализу как трансформированные, то они должны превратиться в нормы национального законодательства и тем самым международный договор перестает быть таковым, превращаясь в нормы внутреннего права. Но международное право по своей сути является правом межгосударственным. Международный договор в качестве результата согласования воль независимых государств не может исчезнуть в результате его превращения, посредством воли одного из
~ & gt--'-14
государств во внутренний нормативный акт.
Кроме этого указанный термин не отражает существа процесса осуществления международно-правовых норм внутри государства, и, кроме того, не дает того полного и ясного представления его содержания. Ряд правоведов полагают, что термином «трансформация» должны охватываться все способы реализации в действие норм международного права внутри государства. Другие утверждают, что трансформация это только один из способов осуществления международно-правовых норм в рамках внутригосударственного законодательства.
Сущность этих противоречий можно показать на примере трактовки такого способа имплементации международного права, как отсылка.
Одни полагают, что отсылка внутреннего закона к международным нормам не вводит в национальное право новой нормы, а лишь допускает применение международное нормы во внутреннем праве.
Другие заявляют, что юридическая природа отсылки, как и любого иного способа реализации нормы международного права внутри государства, состоит в придании международно-правовому акту силы нормативного акта национального права.
А. Зыбайло заявляет, что при отсылке нельзя вести речь о трансформации норм, поскольку сама отсылка является элементом юридической техники. Различные
12 Там же. С. 155−158.
13 Международное частное право. Учебник. / Под ред. Г. К. Дмитриевой. М., 2000. С. 70.
14 Аверков В. М. Теоретические проблемы унификации // Мос-
ковский журнал международного права. 2000. № 3. С. 74.
национальные правовые системы производят отсылку к другим правовым системам, при которых она сама не может стать нормой отсылающей системы15.
Еще одним недостатком концепции трансформации состоит в том, что сторонники этого подхода при анализе содержания механизма реализации норм международного права в национальную правовую систему, заявляют лишь в форме оговорки о необходимости издания трансформационного правового акта. В то время как такое мероприятие требует проведения комплекса организационно-исполнительных мер, которые осуществляют как международные, так и национальные органы.
И. И. Лукашук резонно утверждает, что в международном праве имеет место не только правовой, но также организационно-правовой метод функционирования, состоящий в принятии субъектами международного права организационных мер по реализации его норм16.
Поэтому процесс осуществления внедрения международного права в национальное законодательство следует рассматривать как единство правотворческой и организационно-правовой деятельности, что принято называть одним термином: «имплементация».
И здесь наиболее полным и правильным является определение, данное А. С. Гавердовским, который рассматривает имплементацию как «целенаправленную организационно-правовую деятельность государств, предпринимаемую индивидуально, коллективно или в рамках международных организаций в целях своевременной, всесторонней и полной реализации принятых ими в соответствии с международным правом обязательств».
Сторонники теории имплементации в отличие от сторонников трансформации подчеркивают, что взаимодействие международного и внутреннего права может существенно отличаться в зависимости содержательной стороны предмета и цели международноправового регулирования.
Особенно важное значение имеет сфера деятельности, при которой международное право вторгается в международно-правовое регулирование вопросов прав человека, когда необходимо достижение определенной степени урегулирования отношений, возникающих между субъектами национального права одного или нескольких государств.
Согласно теории имплементации речь должна идти не о трансформации международно-правовых норм в национальное законодательство, а о применении таковых с санкции национальных норм.
При применении международных договоров внутри государства возникает проблема так называемых самоисполнимых и несамоисполнимых договоров. Нормы первых, как правило, детально проработаны и потому могут применяться без конкретизирующих или дополняющих нормативных актов. В российской доктрине широкое распространение получила точка зрения о том, что для реализации общепризнанных принципов и норм международного права не требуется издания каких-либо специальных
внутригосударственных нормативных актов, конкретизирующих их положения. В соответствии с этой точкой
15Зыбайло А. К вопросу о соотношении международного и национального права (теоретические аспекты) // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998. № 3.
16 См.: Лукашук И. И. Функционирование международного права. М. 1992. С. 35.
234
СПОСОБЫ ВОПЛОЩЕНИЯ НОРМ Сафаров Б. А.
зрения проблема самоисполнимых и несамоисполни-мых норм имеет отношение только к договорным нор-
17
мам международного права.
Несамоисполнимый договор требует наличия конкретизирующего правового документа, поскольку такие договоры, как правило, имеют общий характер, определяющий рамки, масштабы поведения, в пределах которых сами государства устанавливают права и обязанности субъектов национального права. Соглашения в области прав человека относятся именно к таким областям, поскольку требуют определенного урегулирования отношений внутри страны.
Таким образом, несмотря на то, что оба подхода основываются на принципе самостоятельности и независимости систем международного и внутригосударственного права друг от друга, процесс их взаимодействия определяется различно. Теория имплементации описывает его не в качестве совокупности средств юридической техники с целью наделения международно-правовых норм силой норм национального права, а в качестве комплекса правотворческих и организационно-исполнительных мероприятий в целях осуществления положений международно-правовых норм в практической плоскости в зависимости от предмета и цели международно-правового регулирования.
Теория имплементации сводится к положениям, согласно которым международное и внутренне право представляют собой два различных правопорядка, где первый, несмотря на то, что регулирует второй, имеет такие полномочия только с санкции норм внутреннего права.
Нормы международного права, в случае если направлены на урегулирование между субъектами различной государственной принадлежности, как правило, являются самоисполнимыми, имеющими на территории государства прямое действие посредством отсылочного метода.
При урегулировании отношений между национальными субъектами одной страны, они, как правило, не-самоисполнимы, и для реализации их положений государством принимается соответствующий правовой акт, конкретизирующий содержание норм, в рамках и в объеме, определяемыми международным актом, положения которого подлежат конкретизации (используется метод инкорпорации).
Когда нормы международного права предназначены для регулирования отношений, за рамками государственных границ, национальное право в целях имплементации соответствующих международно-правовых предписаний только обеспечивает нормативную основу функционирования и взаимодействия государственных органов и должностных лиц в процессе выполнения ими положений конкретного международного акта.
Мы видим, что процедура имплементации международно-правовых норм представляет собой сочетание правотворческой и, при необходимости, организационно-исполнительной деятельности.
При сопоставлении рассмотренных подходов можно обратить внимание на то, что спор идет о том, возможно ли применение международно-правовых норм в сфере внутригосударственных отношений непосредственно, т. е. без провозглашения международных договоров источниками внутригосударственного права и
17 См.: Зимненко Б. Л. Международное право и российское право: их соотношение // Московский журнал международного права. 2000. № 3. С. 162−168.
без трансформирования международных положений в национальное законодательство.
На этот счет существуют различные мнения.
Так, В. В. Гаврилов считает, что применение актов международного происхождения было бы невозможным без санкции соответствующих внутренних нормативно-правовых актов, поскольку акцент делается на правиле, согласно которому международные договоры и обычаи, вместе с нормами национального законодательства, воспринимаются и используются как непосредственные источники правовых норм, регламентирующие поведение физических, юридических лиц, государственных и общественных органов и организаций ~ 18 нашей страны.
В то же время И. И. Лукашук указывает, что использование термина «трансформация» ставит под сомнение возможность непосредственного действия норм международного права в рамках национального законодательства. Несмотря на то, что в государствах существуют разные порядки взаимодействия правовых систем, все они определяются внутренним правом страны. Уже в силу таких особенностей нет оснований вести речь о прямом или непосредственном действии международного права. Нормы международного права являются частью правовой системы только в силу конституционных положений и потому действуют внутри национальной правовой системы, а не вовне. Поэтому понятие «непосредственное действие или примене-
~ 19
ние» должно носить условный характер".
Таким образом, в настоящее время существуют и действуют различные формы и способы воплощения норм международно-правовых актов в области прав человека в национальную правовую систему. Но несмотря от различности форм и способов, их общей целью является способствование в признания и защиты прав и свобод человека как высшую ценность со стороны государств.
Список литературы:
Аверков В. М. Теоретические проблемы унификации // Московский журнал международного права. 2000. № 3.
Баймаханов М. Т., Баймаханова Д. М. Возрастающая роль международно-правового регулирования — особенность современного состояния прав человека // Журнал Российского права. 2009. № 11.
Додонов В. Н., Панов В. П., Румянцев О. Г. Международное право. Словарь-справочник // под общей редакцией В. Н. Трофимова. М. — ИНФРА. 1997.
Зимненко Б. Л. Международное право и российское право: их соотношение // Московский журнал международного права. 2000. № 3.
Зыбайло А. К вопросу о соотношении международного и национального права (теоретические аспекты) // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 1998. № 3.
Гаврилов, В. В. Теории трансформации и имплементации норм международного права в отечественной правовой доктрине. // Московский журнал международного права. 2001. № 2.
Лукашук И. И. Международное право в судах государств. Спб., 1993. Лукашук И. И. Нормы международ-
18 Гаврилов, В. В. Теории трансформации и имплементации норм международного права в отечественной правовой доктрине. // Московский журнал международного права. 2001. № 2. С. 39 61 19Лукашук И. И. Нормы международного права в правовой системе России (учебно-практическое пособие). М. 1997. С. 45−46.
235
1 '-2014
Пробелы в российском законодательстве
ного права в правовой системе России (учебнопрактическое пособие). М. 1997.
Лукашук И. И. Функционирование международного права. М. 1992.
Международное частное право. Учебник. / Под ред. Г. К. Дмитриевой. М., 2000.
Милинчук В. В. Проблемы и перспективы совершенствования механизмов имплементации международных инструментов в области предупреждения преступности и борьбы с ней // Государство и право. 2005. № 1.
Тихомиров Ю. А. Публичное право: учебник для юридических факультетов и вузов. М. 1995.
Раджабов С. А. Имплементация норм международного гуманитарного права в Республике Таджикистан: проблемы теории и практики. Автореферат докторской диссертации по юридическим наукам http: //dissers. ru/ avtoreferati-dissertatsii-yuridicheskie/ a351. php (дата обращения 26. 10. 2012).
Усенко Е. Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и Российская Конституция // Московский журнал международного права. 1995. № 2.
Черниченко С. В. Теория международного права. В 2х томах. Том 1: Современные теоретические проблемы. М. 1999.
Энциклопедический юридический словарь. М. :ИНФРА-М, 1998.
Kimminich O. Op. Cit. S. 263.
Rudolf W. Op. cit. S. 152
Отзыв
на статью «Формы и способы воплощения норм международно-правовых актов по правам человека в национальную правовую систему» заведующего кафедрой прав человека и сравнительного правоведения юридического факультета ТНУ, кандидата юридических наук Сафарова Б. А.
Статья Б. А. Сафарова посвящена формам и способам воплощения норм международно-правовых актов по правам человека в национальную правовую систему, т. е. в правовую систему Республики Таджикистан. Приобретая независимость, Республика Таджикистан подписала и ратифицировала более 200 международно-правовых актов универсального и территориального характера. Несмотря на то, что Конституция Республики Таджикистан в ч. 3 ст. 10 провозглашает, что международно-правовые акты, признанные Таджикистаном, являются составной частью правовой системы республики, ратификация международных актов требует воплощения их норм в национальную правовую систему.
Актуальность данной статьи не вызывает сомнения, поскольку в настоящее время существуют и действуют различные формы и способы воплощения норм международно-правовых актов в области прав человека в национальную правовую систему, и все эти формы и способы нуждаются в глубоком научном анализе. Автором проведена серьезная работа по определению понятия форм и способов воплощения норм международно-правовых актов, такие как имплементация, трансформация, инкорпорация, адаптация и т. д. Статья представляет собой первое в отечественной науке исследование современных проблем соотношения международного и национального права в области прав человека.
На основе анализа юридических литератур, законодательных актов автор считает, что процесс осущест-
вления внедрения международного права в национальное законодательство следует рассматривать как единство правотворческой и организационно-правовой деятельности, что принято называть одним термином: «имплементация».
Мнение автора о том, что трансформация не отражает существа процесса осуществления международно-правовых норм внутри государства, и не дает того полного и ясного представления его содержания является спорным. Кроме этого, в статье автор должен был указать о необходимости этих форм и способов на практике, так как согласно ч. 4 ст. 10 Конституции Республики Таджикистан в случае несоответствия законов республики признанным международно-правовым актам применяются нормы международно-правовых актов.
Таким образом, статья Б. А. Сафарова «Формы и способы воплощения норм международно-правовых актов по правам человека в национальную правовую систему» соответствует всем требованиям, предъявляемым к работам такого рода. Данная статья может быть рекомендована к публикации.
Заместитель декана факультета международных экономических отношений и права Таджикского государственного университета, кандидат юридических наук Н.А. Кудратов
236

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой