Ветеринар

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕТЕРИНАР
Ефремов А. П.
ФГБОУВПО Омский ГАУ им. П.А. Столыпина
Каждый новый человек, появившийся в деревне, привлекал к себе особое внимание. Так случилось и с практикантом, приехавшим из города и, назначенному на должность ветеринарного фельдшера, хотя в деревне все называли его ветврачом, сроком всего на два месяца и поселившемуся на квартире у дяди Саши Моора. Почему у дяди Саши, да потому, что у него была квартира большая: три комнаты и кухня, а детей только одна дочь десяти лет. Поэтому одну комнату и предоставили для проживания практиканта, а так как время было летнее, так вообще Сашка, а именно так звали нашего героя, попросил, чтобы ему отвели место где-либо на свежем воздухе. Вернее сказать, когда практикант приехал, то управляющий отделением, немного подумав, сделал такое распоряжение, сопроводив его кроткой фразой:
— Так сподручней, жить рядом будем, через дом.
И практикант согласился со своей участью, и уже собрался было идти к своему месту жительства, как управляющий продолжил:
— Ты, Александр, как обустроишся, так приходи к конюшне, она здесь рядом, да ты, наверное, её видел, когда к конторе шёл, часа в четыре. Поедем на летние выпаса, там телят несколько голов слабых, посмотреть да подлечить нужно. Ты не бойся, телята хотя и большие, но они у нас смирные.
— Так я же на практику приехал, Филипп Иванович, то есть учиться, как и что делать, учиться уже у знающих практиков, у опытных ветеринарных работников , — начал, как бы защищаясь, практикант.
— А чем тебе будет плохая практика. Самая настоящая. Ковыряйся, не спеша, смотри да лечи.
Так был решён и следующий вопрос. И началась практика начинающего ветеринара Александра Хамова.
Саша взял свои пожитки: небольшой чемоданчик и плащ, перекинув его через руку и пошёл вдоль улицы. По объяснению управляющего, определённое ему место проживания было почти рядом — в двух-трёх шагах от конторы. Открыв калитку и войдя в ограду, указанного ему дома, Саша увидел, выходящую из-за угла дома женщину лет сорока. Она остановилась, внимательно посмотрела на гостя, и с заметным немецким акцентом спросила его:
— Вам кого нужно? Кого Вы ищите?
— Так меня к вам на постой управляющий отправил, он сказал, что с вами договорился. Но, если Вы против моего проживания у Вас, я сразу же к нему, пусть другую квартиру определит.
— Нет, нет, что Вы. Да, мы разговаривали по этому поводу и дали своё согласие на Ваше проживание у нас. Пройдёмте в дом, и я покажу вам, где Ваша комната.
Саша, входя в комнату, бросил взгляд вокруг себя и отметил по стоявшему на столе будильнику и отметил для себя, что времени ещё предостаточно. Часы показывали только одиннадцать.
— Вы, быть может, кушать хотите? Извините, обед у меня ещё не готов, а вот кружечку молока и ломоть домашнего хлеба я Вам сейчас принесу.
— Спасибо большое. Извините, а как мне вас называть?
— Мария Яковлевна, а Вы называйте просто, тётя Мария. А как же мне вас величать? — взаимно спросила Тётя Мария.
— А я просто Саша. Я практикант, учусь в Омском Ветеринарном институте, когда же его окончу, буду ветеринарным врачом, животных лечить буду.
— Откуда же ты родом Саша, где живут твои родители?
— Да здесь недалеко, в соседнем районе, — и как бы, опережая следующий вопрос своей собеседницы, он добавил, — мама работает простой дояркой в колхозе, а отец — летом трактористом, а осенью комбайнёром.
— Ну и слава господу, — толи вслух, то ли про себя, проговорила тётя Мария и, Саша понял её фразу по губам.
В назначенное время новоиспечённый, по распоряжению управляющего, ветеринарный врач был на конюшне. Придя к конюховке, он присел в тенёк и стал ожидать управляющего. Тот же не заставил себя долго ждать и появился за две-три минуты до назначенного времени.
— Это наш новый ветеринар, — представил он практиканта, — с завтрашнего дня предоставь в его распоряжение лошадь и какую-либо кошёвку. — И обращаясь уже к Хамову, добавил, — лошадей-то не боишься?
— Нет, Филипп Иванович, не боюсь. Доводилось даже объезжать молодых.
— Надеюсь не только кобылок, — С язвительной иронией заметил управляющий, и его громкий смех раскатился по округе, — но и жеребцов доводилось?
— Доводилось. И жеребцов, и кобылок доводилось, — спокойно, будто бы не замечая язвительности управляющего, ответил практикант.
Просёлочная дорога была неразбита, и кошевка шла мягко, иногда только, на бугорках и кочках, возникших на дороге по воле кротов и полёвок, покачивалась из стороны в сторону. До отгонного пастбища домчались быстро, скота на площадке не было и, посмотрев внимательно вокруг, Филипп Иванович тронул лошадь, которая уже не спеша, шагом пошла вдоль кромки леса. Когда вывернули за очередной поворот, вдали, у озера, показался гурт скота, к которому и направил свой транспорт управляющий.
— Да, Филипп Иванович, а стадо-то у вас и прямо-таки больное, — заметил Саша. — И не только на ноги они жалуются, но и на органы дыхания. Возможно, даже туберкулёзные есть.
Управляющий внимательно посмотрел на практиканта и спросил, с какой же стати он про туберкулёз заикнулся.
— Всё очень просто. На дворе почти июль, скот уже более месяца на пастбище, а как кашляет и очень много худых. На пастбище скот должен выровняться, поправиться. Волос должен быть блестящим. А здесь что мы видим? Больных животных, возможно, я только предполагаю, и больных туберкулёзом.
— Ай да практикант, ай да молодец. Зачем же тебе дальше-то учиться? Сразу подметил, что к чему.
И потекли дни практики: один сменял другой. Ничего особенного в жизни Саши не происходило. Как и все молодые люди по вечерам, если там были танцы или интересный фильм, он ходил в небольшой сельский клуб, где иногда были и танцы. Однако, практикант был там не очень частым гостем. Его в большей степени интересовало, на тот момент, здоровье доверенного ему поголовья и, читая свои студенческие конспекты по вечерам, будущий ветеринар сокрушался:
— Как запущено. Как всё запущено. — вертел головой по сторонам, не услышал ли кто его, и добавлял для себя, произнося фразу вслух и по слогам, фразу своего любимого преподавателя, профессора Беликова. — Какие пробелы в знаниях. Стыд и позор, стыд и позор.
Так продолжалось до окончания практики, а когда пришло время прощания, будущий ветеринарный врач задал вопрос управляющему:
— Филипп Иванович, можно ли мне будет на следующий год приехать к вам на практику. — и помолчав какое-то мгновение, добавил многозначительно. — Я за этот год узнаю много и обещаю, что на следующий год справлюсь с возложенными на меня обязанностями.
— Конечно, Александр Иванович, — ответил управляющий, впервые, очень уж уважительно, назвав практиканта по имени отчеству. — Будем ждать твоего возвращения. До свидания.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой